Меттер И. Прадед Пушкина — арап Петра Великого Ибрагим Ганнибал.

Воспоминания — сильнейшая способность души нашей. Я чрезвычайно дорожу именем моих предков, единственным наследством, доставшимся мне от них.

А. С. Пушкин

 

Своего прадеда Александр Сергеевич видеть не мог — прадед умер за 18 лет до его рождения. А вот с его двумя сыновьями он встречался. Они были его двоюродными дедами. К старшему сыну Ибрагима — Ивану Ганнибалу — Пушкина привезли для знакомства в годовалом возрасте в 1800 году, за несколько месяцев до смерти Ивана.

Со вторым сыном Ганнибалов — Петром, умершим в 1826 году, он неоднократно встречался. Беседы с ним были весьма интересны, и он много узнал из них о своей африканской родне.

Но каким образом в жилах исконных российских дворян могла появиться африканская арапская кровь? Вероятно, этому должна была предшествовать какая-то загадочная драматическая история? Дадим слово самому Пушкину, живо интересовавшемуся своими предками.

Он мог расспрашивать стариков, свою бабушку — жену одного из сыновей Ганнибала, умершую в 1818 году. Мог пользоваться “семейственными преданиями”. Кое-что могла рассказать ему его няня — Арина Родионовна, ей было 23 года, когда умер прадед. Родители Пушкина от разговоров на эту тему почему-то уходили. Быть может, стеснялись? Тем не менее Пушкин в 1826 году пишет пространное примечание к первой главе “Евгения Онегина”. Сообщает в нем, что со стороны матери он происхождения африканского. Будущий прадед его, Ибрагим, родился в Эфиопии на берегу Красного моря. На восьмом году жизни мальчика похищают, сажают на корабль, везут по морю, по суше, опять по морю и привозят в Стамбул — ко двору турецкого султана. Пушкин никак не мог понять, для чего мальчика увезли? Но ему объяснили, что в ту пору верховному повелителю всех мусульман привозили детей из самых знатных фамилий. Ибрагим был самым младшим из 19 братьев — сыновей одного из могущественных, богатых и влиятельных абиссинских князьков. Похищенные дети становились заложниками, которых убивали или продавали, если их родители “плохо себя вели”.

В 1703 году Ибрагим оказался в столице Турции. А год спустя его снова похищают и вывозят оттуда по приказу русского посла в Стамбуле Петра Андреевича Толстого. (Любопытно, что этот Толстой— прадед великого Льва Толстого.) Разумеется, все это делалось тайно по приказу царя Петра и для самого Петра. Со всеми предосторожностями мальчика везут по суше через Балканы, Молдавию и Украину. Этот путь казался безопаснее морского пути через Черное и Азовское моря: там турки могли настигнуть беглецов.

Но почему царю Петру понадобился темнокожий мальчик? Надо сказать, что в те времена “модно” было иметь придворного арапчонка. Петр не только ради этой забавы послал секретную инструкцию — “добыть негритенка получше и искуснее”. Он хотел доказать, что темнокожие арапчата к наукам и делам не менее способны, чем многие упрямые русские недоросли. Иначе говоря, тут была цель воспитательная. В то время негры считались дикими людьми. Царь Петр ломал предрассудки и обычаи, он “ценил головы по способностям, а руки по умению создавать вещи, а не по цвету кожи!”

И вот Ибрагима везут в Россию. По дороге он впервые в жизни видит снег! Прибыл он в Москву 13 ноября 1704 года. Дальше Пушкин пишет: “Государь крестил мальчика Ибрагима в 1707 году и дал ему фамилию Ганнибал. При крещении был он наименован Петром. Но так как Ибрагим плакал и не хотел носить нового имени, то до самой смерти его называли Абрамом”. (Это созвучно с Ибрагимом.) А по отчеству он именовался Петровичем — в честь Петра. Так появился в России Абрам Петрович Ганнибал. Знаменитый Арап Петра Великого!

Старший брат Ибрагима приезжал из Абиссинии в Петербург и предлагал царю Петру выкуп за него. Но Петр оставил при себе своего крестника. Он его полюбил. До 1716 года Ганнибал неотлучно находился при особе государя, спал в его токарне, сопровождал его во всех походах. Но и в глубокой старости Ибрагим помнил еще Африку, роскошную жизнь отца, 18 братьев, которых водили к отцу со связанными за спиной руками, чтобы они “не приучались посягать на власть отца”. Помнил он также любимую сестру свою Лагань, плывущую в слезах издали за кораблем, на котором увозили его из Абиссинии.

В 1717 году царь со свитой, где был и арап, посетил Францию. Знакомились они там с ее науками, искусством, полководцами и самим королем Людовиком XV, который вступил на престол пятилетним и уже второй год правил страной. Об этой встрече Петр забавно пишет императрице Екатерине I: “…Объявляю Вам, что в прошлый понедельник визитировал меня здешний королище, который пальца на два более Луки, карлика нашего, дитя зело изрядное образом и станом и по возрасту своему довольно разумен, которому семь лет”.

Абрам Ганнибал был оставлен для учения в Париже. Оставляя смышленого темнокожего ученика во Франции — в центре европейской культуры, царь многого от него ожидал. Царь сам лично рекомендовал его герцогу Де Мену, родственнику короля и начальнику всей французской артиллерии. В Париже Ибрагим обучался в военном училище и был выпущен из него капитаном артиллерии. Затем вступил во французскую армию. Во время испанской войны отличился на фронте, но был тяжело ранен в голову и возвратился в Париж. И, как пишет Пушкин, “долгое время жил в рассеянии большого света”. Петр I неоднократно призывал его к себе, но Ганнибал не торопился, отговариваясь под разными предлогами.

Парижская жизнь увлекла Ибрагима. Появление Ибрагима в Париже, его наружность, природный ум и образование (он знал четыре языка) возбудили всеобщее внимание. Все дамы желали видеть у себя “царского арапа”. Его приглашали на веселые вечера, он присутствовал на многих ужинах. И, наконец, молодой офицер влюбился. Ему было 27 лет. Влюбился он не в кого-нибудь, а в графиню, которая славилась своей красотой. Ее дом был самым модным в Париже. У нее собирался цвет парижского общества. И, как пишет Александр Сергеевич, “графиня мало-помалу привыкла к наружности молодого негра. Ей нравилась его курчавая голова, черневшая среди напудренных париков. Ибрагим не носил парика из-за раны на голове”. Графиня полюбила Ибрагима!

Но царь написал наконец письмо своему любимцу, после которого тот сразу вернулся в Петербург. Петр писал ему, что он “неволить его не намерен и предоставляет его доброй воле — возвратиться в Россию или остаться во Франции. Но что, во всяком случае, он никогда не оставит своего питомца”. Расстроганный Ганнибал немедленно вернулся в Петербург. Государь пожаловал Ганнибала в бомбардирскую роту Преображенского полка капитаном-лейтенантом. Петр был ее капитаном. Было это в 1722 году.

Через три года умирает царь Петр. После его смерти судьба Ганнибала переменилась. С 1730 года страной правит племянница Петра I Анна Иоанновна. Вместе с фаворитом своим Бироном она нагоняет страху казнями, пытками, ссылками. Историки пишут: “Лихие ветры качали великую страну, забирали тысячи жизней, возводили и низвергали веселых фаворитов”. Свирепо обрушивались они и на пушкинского прадеда. В записках Пушкина мы читаем: “Меншиков нашел способ удалить его со двора. Ганнибал был переименован в майоры Тобольского гарнизона и послан в Сибирь с препоручением измерить Китайскую стену”. Серьезных поручений ему не давали — о “Китайской стене” Пушкин пишет иронически. Но известно, что и в Сибири опытный и добросовестный инженер Ганнибал возводил отличные укрепления.

Узнав о падении Меншикова, он самовольно в конце 1730 года возвращается в Петербург. Там его чудом спасает фельдмаршал Миних и тайно его отправляет в ревельскую деревню — в тридцати километрах от нынешнего Таллина, где, как пишет Пушкин, “он жил в поминутном ожидании ареста”. Тем не менее Абрам Ганнибал поступает там на службу и два года — с 1781-го по 1783 год — преподает в гарнизонной школе в крепости Пернов, то есть в Пярну. А затем он семь лет просидел в деревне.

За это время Ганнибал успел два раза жениться. В первый раз в 1731 году — неудачно. Он прожил всего несколько месяцев с красавицей гречанкой Евдокией Диопер. В записках Пушкина рассказано: “Прадед мой в семейственной жизни был несчастлив. Первая жена его, родом гречанка, родила ему белую дочь. Он заподозрил ее в измене, развелся с ней и принудил постричься в монастырь. А дочь ее Поликсену оставил при себе, дал ей тщательное воспитание, богатое приданое, но никогда не пускал ее себе на глаза”. По материалам бракоразводного процесса обнаружилось много лет спустя, что “муж бил гречанку смертельными побоями необычно, обвиняя жену, и, кажется, не без оснований, в измене и в попытке его отравить. Держал ее несколько лет на грани голодной смерти под караулом”. Об этой трагической эпопее можно прочитать в прекрасной поэме Давида Самойлова “Сон о Ганнибале” Вот одна строфа из нее:

О Ганнибал, где ум и благородство?

Так поступить с гречанкой!

Или просто

Сошелся с диким нравом дикий нрав?

Мне все равно гречанку жаль!

(И я ни женщине, ни веку не судья).

Вторая жена его, немка Христина Регина фон Шаберх, вышла за него замуж в бытность его в Ревеле обер-комендантом и родила ему множество черных детей обоего пола — всего их было одиннадцать. Пушкин иронически вспоминает ее, любуясь колоритными предками своими. Он пишет: “Родной дед мой, Осип Абрамович Ганнибал, отец моей матери, родился в 1744 году, и настоящее имя его было Януарий. Прабабка моя, его мать Христина, плохо говорившая по-русски, не согласилась звать его трудным для ее немецкого произношения именем Януарий. Она говорила: └Шорн шорт делат мне шорны репят и дает им шертофски имя”. И вместо Януария закрепила за дедом имя Осипа”.

О дальнейшей судьбе Абрама Ганнибала мы снова узнаем из записей Александра Сергеевича: “Когда императрица Елизавета взошла в 1741 году на престол, Ганнибал написал ей евангельские слова: └Помяни мя егда приидешь в царствие свое!””. Елизавета тотчас же призвала его ко двору, произвела в бригадиры и вскоре потом в генерал-майоры и, наконец, в генерал-аншефы. Пожаловала ему десяток деревень в Псковской и Петербургской губерниях. В первой — Зуево (это нынешнее село Михайловское), Бор и Петровское. И во второй — Суйду, Кобрино и Тайцы. И также деревню Раголу, близ Ревеля. Лет через 80 некоторые из них станут “Пушкинскими местами”.

При Елизавете Ганнибал — главнейшая персона империи. В 1732 году он один из руководителей инженерного корпуса. Все фортификационные работы в Кронштадтской, Рижской, Перновской, Петропавловской и других крепостях производятся “по его рассуждению”. С 4 июля 1756 года он генерал-инженер, то есть главный инженер страны! Присвоенный ему чин генерал-аншефа в 1759 году связан именно с этой деятельностью. Он строит кронштадтские доки, сибирские крепости, тверские каналы и эстонские порты.

И все-таки в июне 1762 года, уже при Петре III, Ганнибал, полный сил, внезапно уходит в преждевременную отставку. Появившиеся фавориты и выскочки пытались говорить с ним свысока и даже кричать на него! Но не такового нрава он был человек, чтобы это стерпеть! Кроме построения каналов, домов, крепостей, Ганнибал особенно хорошо умел делать еще одно дело — ссориться с начальством. Абрам Ганнибал не желал “заседать”, ему охота была “дело делать”! Его абсолютная честность, добросовестность и бескомпромиссность особенно проявились при Елизавете Петровне. Пушкин писал о нем: “Он усерден, неподкупен и не раб!”

Утомленный сложными интригами, он в 1762 году подает прошение об отставке. Выйдя в отставку, поселяется в своей мызе в Суйде. Прожил он там два десятка лет в тишине и покое со своей женой Христиной, которая была не только любима, но и пользовалась уважением своего своенравного мужа. Она была умна, образованна и хорошо воспитана. На закате XVIII столетия генерал-аншеф в отставке Абрам Петрович Ганнибал доживал свои дни.

Александр Сергеевич пишет о нем:

В деревне, где, Петра питомец,

Скрывался прадед мой арап,

Где, позабыв Елисаветы

Пиры и пышные обеты,

Под тенью липовых аллей

Он думал в охлажденны леты

О дальней Африке своей!

Ему 85 лет, пережил он семь императоров и императриц. Уже сделано завещательное распоряжение: 1400 крепостных душ, множество деревень, подаренных государыней и приобретенных им самим, и 60 000 рублей разделяются между наследниками. Умер Ибрагим Ганнибал 20 апреля 1781 года, похоронен в Суйде, возле Воскресенской церкви, рядом с женой Христиной, умершей за два месяца до него.

Историки пишут с сожалением о том, что так он “никогда и не узнает, что 18 лет спустя в его роду появится ребенок, который поведет за собой в бессмертие и потомков, и друзей, и предков!”

Какова же была судьба “птенцов Ганнибалова гнезда”? Судьба его четырех сыновей? О старшем сыне, Иване Абрамовиче, которому досталась мыза Суйда, скажем только, что он был знаменитым генералом, одним из главных героев морского сражения с турками в 1770 году под Наварином. Пушкин гордился тем, что в Царском селе на специальной колонне в честь российских побед выбито имя Ивана Ганнибала.

Второй сын прадеда, Петр Абрамович, артиллерии генерал-майор, по характеру своему был человек грубый, вспыльчивый, несдержанный. Быт села Петровского, доставшегося ему по наследству, был крепостнический, полный жестокости и самодурства. Камердинер Петра Абрамовича вспоминает: “Когда бывали сердиты Ганнибалы или если Петр Абрамович выходил из себя, то людей выносили на простынях”. Иначе говоря, пороли до смерти! В Петровском долгое время существовали крепостные музыканты и танцоры. Здесь более трех десятков лет жил безвыездно помещик Петр Ганнибал, владелец полутора тысяч десятин земли и около 300 крепостных душ.

Когда двоюродного деда посетил в 1817 году Пушкин, деду было 75 лет, жил он с удовольствием. Жена не мешала ему: уже 30 лет прошло, как он ее прогнал и не помирился. Говаривали о нем, что, подобно турецкому султану, он держит крепостной гарем. Поэтому по его деревням бегает немало темнокожих, курчавых арапчат.

Любимейшее его развлечение было “возведение настоек в известный градус крепости”. Он без устали и со страстью приготовлял водки и настойки. За этим занятием и застал его Александр Сергеевич Пушкин при первом своем появлении в Петровском в 1817 году. Пушкин рассказывает: “Дед попросил водку. Подали водку. Он налил себе рюмку и велел мне поднести. Я выпил и не поморщился и тем, кажется, чрезвычайно одолжил старого арапа. Через четверть часа он опять попросил водки и повторил это раз пять или шесть до обеда. Потом подали закуски”.

И тут пошли разговоры, за которыми и ехал Пушкин, Петр Абрамович стал рассказывать “о незабываемом родителе”! Наконец перед внуком на стол ложится тетрадка, испещренная старинными немецкими готическими буквами. Это подробная биография его прадеда, написанная 40 лет назад. Прадед ее сберег, потом она попала к старшему сыну Ивану, а после его смерти ее получил Петр Абрамович. Теперь наконец ее держал Пушкин. И это имело немалые последствия для русской литературы. Александр Сергеевич написал известный, хотя и неоконченный роман “Арап Петра Великого”. Пушкин еще не раз посещал своего деда в Петровском. Последний раз он был у него в 1825 году, незадолго до его смерти.

Обратимся теперь к родному деду Пушкина, Осипу Ганнибалу. Родился он в 1744 году. В наследство от отца ему досталось село Михайловское. Начав с ранних лет службу в артиллерии, он дослужился до чина морской артиллерии капитана второго ранга. Жизнь он вел рассеянную, беспорядочную. Долгов у него было много. Строгий отец его отказал ему в материальной поддержке и не хотел его видеть.

Чтобы поправить свои дела, Осип Абрамович решил жениться. И вскоре он обвенчался с Марией Алексеевной — дочерью тамбовского воеводы, состоятельного помещика. Через два года у них родилась дочь — Надежда Осиповна, будущая мать Александра Пушкина. Отношения между родителями были скверными. Муж, чтобы рассчитаться с кредиторами, сразу же продал все полученное в приданое движимое и недвижимое имущество. Жизнь он вел небезупречную, изменял жене и оскорблял ее. Кончилось тем, что в 1776 году он тайно уехал из дому, не простясь. Мария Алексеевна отправилась в Петербург на поиски мужа. Но Осип Абрамович, как пишет жена, “отказался с ругательствами возвратиться в семью”. Вдобавок к тому он умудрился еще тайно увезти из дома жены годовалую дочь Надю. Сделал он это с целью шантажа. Мария Алексеевна, узнав об этом, сразу послала ему письмо, в котором согласилась “расстаться навек” при единственном условии: чтобы дочь осталась при ней. Девочка была возвращена.

Но Осип Абрамович решил второй раз жениться для поправки своих дел и проделал для этого ряд бессовестных, преступных деяний. Пушкин мягко писал о нем: “Африканский характер моего деда, пылкие страсти, соединенные с ужасным легкомыслием, вовлекали его в удивительные заблуждения”. Для того, чтобы оформить второй брак, он воспользовался подложным документом о том, что Мария Алексеевна умерла. В январе 1779 года ему удалось обвенчаться, не получив развода с Марией Алексеевной. Возмущенная Мария Алексеевна добилась того, чтобы дело о неблаговидном, возмутительном поступке ее мужа дошло до императрицы. Екатерина II утвердила окончательное решение по нему: “Первое — Марию Алексеевну Ганнибал почитать законной женой. Второе — учиненный Осипом Ганнибалом второй брак с Устиной Толстой признать уничтоженным и ее за законную жену не признавать. Третье — за учиненное Осипом Ганнибалом преступление — вступление во второй брак при живой жене — послать его на кораблях в Средиземное море, дабы он там службой и раскаянием содеянное им преступление искупить мог”.

Вернувшись из плавания, Осип Абрамович дважды пытался обращаться к императрице, жалуясь и оспаривая как несправедливую передачу на содержание бывшей жены и дочери всех имений под Петербургом. Но жалобы и прошения не дали результатов, и последние полтора десятка лет своей нескладной, сумбурной жизни он вынужден был провести в одиночестве в Михайловском, кое-как управляясь со своим немалым хозяйством: у него было 2000 десятин земли и около 400 крепостных душ. Умер он в 1807 году, сравнительно с другими Ганнибалами более молодым, ему было 63 года.

Его дочь Надежда Осиповна, хорошо воспитанная матерью, вышла замуж в 1796 году за скромного поручика Измайловского полка Сергея Львовича Пушкина. Она была начитанна, остроумна, умела со вкусом одеваться и в совершенстве владела французским языком. 26 мая 1799 года у них родился первый сын Александр — будущий гениальный русский поэт!

О жизни Пушкиных в Москве в начале XIX века рассказывают их знакомые: “Года за два-три до французов, в 1809—1810 годах, они жили весело и открыто, и всем в доме заведовала старуха Ганнибал — Мария Алексеевна. Она взяла все хозяйственные заботы на себя. Умела дом вести как следует. Детьми занималась больше, чем родители. Она и няню им подыскала — свою крепостную Арину Родионовну. А позднее принимала к ним мамзелей и учителей и сама учила их хорошему русскому языку”.

Особенно привязана была бабушка к своему старшему внуку. Когда смуглому, кудрявому Александру было девять-десять лет, она говорила о нем: “Умен, охотник до книжек, а учится плохо, редко, когда урок свой сдает порядком. Бросается из одной крайности в другую — нету у него середины”. Бабушка любила его больше других детей, но говорила ему: “Ведь экий шалун ты какой! Помяни мое слово, не сносить тебе своей головы!”

Мудрая бабка как будто предвидела печальный конец жизни правнука арапа Петра Великого Ибрагима Ганнибала.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.