Горбылев Алексей Михайлович. Когти невидимок. Подлинное оружие и снаряжение ниндзя. (Продолжение I).

Глава 2. ОРУЖИЕ НИНДЗЯ

Описание оружия ниндзя традиционно составляет один из самых больших разделов в книгах о ниндзюцу. Различные виды боевых цепей, серпов, кастетов, духовых трубок и прочих «дьявольских» штучек, равно как и способы применения таковых действительно впечатляют и мало кого оставляют равнодушным. Однако если подойти к этому вопросу с конкретно-исторических позиций, то выясняется, что из всего этого богатого арсенала специфическим оружием ниндзя можно назвать всего с десяток предметов, относящихся к разряду «потайного оружия»: различных скрытых лезвий и пистолетов, замаскированных под мечи, курительные трубки, чернильницы и т. д. Все остальное в не меньшей степени было достоянием обычных самураев, не занимавшихся разведкой и шпионажем, а также полицейских и разбойников.

Другая проблема возникает при описании конкретных приемов боя с использованием различных видов оружия. Дело в том, что в текстах по нин-дзюцу практически нет сведений о технике рукопашного боя. Например, в «Бансэнсюкай» описаны особые «шпионские» способы использования меча (так называемые «семь способов использования сагэо» — «сагэо сити-дзюцу»), но ничего не говорится о фехтовании. Ведь подлинное, а не «киношное» ниндзюцу— это искусство шпионажа, разведки, диверсий, оно не включает в себя никаких приемов рукопашного боя.

То, что нин-дзюцу не содержит приемов боя с оружием и без оружия, конечно же не означает, что «воины ночи» таковых не изучали. Просто, нужно различать нин-дзюцу и другие «дзюцу», изучавшиеся ниндзя. Например, знаменитый «невидимка» XX века Фудзита Сэйко помимо нин-дзюцу школы Кога-рю изучал еще кэмпо (бой без оружия) школы Намбан Сатто-рю, сюрикэн-дзюцу (метание лезвий) школы Сингэцу-рю, дзё-дзюцу (бой короткой палкой) школы Дайэн-рю, торидэ-дзюцу (разновидность дзю-дзюцу) школы Итидэн-рю и др.

Так как в исторических текстах и наставлениях по шпионажу и разведке содержится очень мало сведений о боевых искусствах ниндзя — синоби бу-дзюцу, историкам приходится реконструировать приемы рукопашного боя «невидимок», что ведет к массе ошибок, мистификаций и фальсификаций. Например, в массовом сознании прочно утвердилась идея о том, что ниндзя использовали какую-то супероригинальную, необычную технику боя с оружием и без него. Между тем, синоби бу-дзюцу конечно же имели определенную специфику, однако эта специфика была связана в основном с тактикой, а не техникой.

Во-первых, ниндзя избегали прямого столкновения и предпочитали действовать исподтишка, из-за угла. Отсюда акцент на приемы внезапного нападения.

Во-вторых, средневековые разведчики старались не ввязываться в бой и предпочитали удирать при первой же возможности. Поэтому в рукопашной технике ниндзя большое внимание уделялось умению отвлечь противника, напугать, затормозить преследование, а затем быстро разорвать дистанцию и «сделать ноги» без окончательного выяснения, кто «круче» в фехтовании или борьбе.

В-третьих, нужно принять во внимание те специфические условия, в которых «ночным демонам» приходилось принимать бой: кустарники, бамбуковые чащи, узкие коридоры, комнаты с низкими потолками и т. д. и т. п. Здесь нет места для длинного оружия, для размашистых ударов. Отсюда предпочтение укороченного оружия, любовь к малым видам — различным кастетам, когтям, шипам, спицам и т. д., акцент на уколах и «сжатых» коротких рубящих ударах.

В то же время любое оружие само по себе диктует технику работы с ним. Поэтому, например, в технике «самурайских» и «ниндзевских» школ боя кусаригама — серпом с цепью с грузиком — большой разницы даже теоретически быть не может.

Отсутствие у широкой публики представлений о реальной технике традиционных японских бу-дзюцу позволяет многочисленным проходимцам выдавать за «подлинную ниндзевскую технику боя» приемы, которые на самом деле встречаются в школах бу-дзюцу, не имеющих никакой связи с «невидимками». Например, «отец отечественного Будзинкана» Валерий Момот в одной из своих книг пишет: «Как сам меч, так и техника работы с ним в манере нин-дзюцу достаточно сильно отличается от того кэн-дзюцу, которое, возможно, знакомо читателю из традиций самурайских школ владения оружием — таких, как Катори Синто-рю, Касима Синто-рю, Ягю-рю и др.» После этого категоричного заявления на последующих страницах он демонстрирует изученную по видеокассете «Самурайское дзю-дзюцу» (с Танэмурой Сёто в главной роли) стандартную базовую технику школы Кукисин-рю, не имея понятия о том, что данная школа никак не связана с кланами ниндзя, а свою технику фехтования позаимствовала из обруганной им Катори Синто-рю.

Другой автор дает совершенно фантастическую картину «самурайского» кэн-дзюцу, не имеющую под собой никакого основания: «Вопреки мнению, широко распространившемуся сейчас благодаря кинофильмам, ниндзя редко когда был мастером фехтования. В открытом бою с самураями он, по сути дела, не имел никаких шансов на победу. Но это лишь в том случае, когда такой бой проходил в соответствии с правилами Бусидо. Известно, что классическая техника владения катаной сводится преимущественно к ударам сверху вниз по голове, плечам и рукам. Увертки и всякого рода хитрости во время поединка самураи считали делом, позорящим настоящего воина. Практически они никогда не рубили мечом ноги, не атаковали в спину и ниже пояса. Перед тем, как вступить в бой, противники обязаны были представиться друг другу. Короче говоря, самураи были опутаны, словно веревками, своими представлениями о чести, о благородстве, другими сословными предрассудками».

Практически каждое предложение в этом отрывке несет в себе ложную информацию и выдает полное незнание автором традиционного японского фехтования и японской истории. Так, в базовой технике той же Катори Синто-рю наряду с двумя нисходящими ударами изучаются три восходящих подрезки, существует техника работы в низком приседе и на колене, предназначенная для атаки внутренней поверхности бедра, паха, голеностопного сустава. В ближнем бою гарда к гарде в «самурайском» фехтовании применяются болевые приемы на пальцы и кисти, наносятся удары ногами в пах, уколы выставленными вперед указательными пальцами в глаза. Многие приемы сюрикэн-дзюцу — искусства метания лезвий — тоже можно отнести к кэн-дзюцу, так как за броском следует серия мгновенных ударов мечом.

Еще более смешными выглядят слова о том, что самураи якобы всегда представлялись перед тем, как вступить в бой. Действительно, такой обычай, называвшийся «нанори», существовал в Японии в XII веке, когда сражения велись небольшими отрядами элитной кавалерии и походили на гигантские турниры. Однако уже в следующем, XIII веке, охоту представляться врагу у японских самураев отбили монгольские завоеватели, не понимавшие по-японски ни слова, демонстрировавшие принципиально иную тактику коллективных действий и без всякого зазрения совести нападавшие кучей на одного.

Для того чтобы понять всю абсурдность этих характеристик самураев, не нужно быть специалистом в японской истории. Достаточно посмотреть японский художественный фильм «Небо и земля», недавно выпущенный в России на лицензионных видеокассетах. В нем прекрасно показаны столкновения огромных масс копейщиков и кавалерии, в которых обычаю нанори просто нет места.

Вообще, противопоставление «самурайское» — «ниндзевское» абсолютно неправомочно, так как самурайство — это сословие, а ниндзя — профессия.

В этой связи хочется посоветовать читателям критично относиться к утверждениям «учителей ниндзюцу» относительно «уникальности» преподаваемых ими «приемов боя ниндзя» и приложить больше усилий к изучению подлинных традиций японских бу-дзюцу, которые, к сожалению, до сих пор остаются почти неизвестными и на Западе, и в странах бывшего СССР.

Огнестрельное оружие и артиллерия ниндзя

Как это ни странно, но такой крупнейший специалист по истории нин-дзюцу как Нава Юмио начинает разговор о вооружении ниндзя именно с огневых средств. Дело в том, что японские «невидимки» в числе самых первых в стране Восходящего солнца смогли по достоинству оценить боевую эффективность огнестрельного оружия и вообще огневых средств и приняли их на вооружение. Недаром один из самых известных «учебников» по нин-дзюцу школы Ига-рю «Нинпидэн» начинается с раздела «Каки» — «Огневые средства».

Каки — это общее название всех видов оружия и снаряжения, использующих горючие материалы, или порох. В эту категорию попадают пушки, ружья, различные факелы, фонари. Так как в данной книге вооружение и иное снаряжение ниндзя описываются в разных главах, автору пришлось разбить все каки на две категории: вооружение и небоевое снаряжение, хотя в таком важнейшем источнике по нин-дзюцу как «Бансэнсюкай» то и другое описывается вместе в отдельном томе, называющемся «Каки».

ФИТИЛЬНЫЕ (СИНАВА-ТЭППО), КРЕМНЕВЫЕ (ХИУТИ ИСИДЗЮ) И ДУХОВЫЕ (КУКИДЗЮ) РУЖЬЯ

Истории гласит, что уже через полгода после того, как в Японию впервые были завезены фитильные ружья (считается, что это произошло в августе 1539 года), семьи кузнецов Сибацудзи и Айя из Нэгоро сумели освоить их массовое производство и стали снабжать ими ниндзя из Нэгоро и Сайга (рис. 21).

аз4623Их примеру последовали «невидимки» из Ига и Кога, которые стали первыми изготавливать длинноствольные дальнобойные фитильные ружья. Именно такими ружьями они неоднократно пытались отправить на тот свет Оду Нобунагу. Они же разработали первые в Японии «двустволки» (рис. 22).

аз4624Добавим, что ниндзя из Кога первыми в стране Восходящего солнца стали производить порох в больших объемах и торговать им «вразнос» по всей стране.

Когда же в Японии появились первые образцы более совершенных кремневых ружей, первыми, кто сумел ими завладеть, стали ниндзя из Ига. Но произошло это уже спустя много лет после окончания бурной эпохи «сражающихся княжеств», при восьмом сёгуне династии Токугава Ёсимунэ в период Кёхо (1716.6—1736.4).

Особенно прославилась на поприще изготовления огнестрельного оружия семья кузнецов Кунитомо из деревни Кунитомо уезда Сакада провинции Оми. Кунитомо освоили его производство практически одновременно с ведущими кузнецами города Сакаи и монастыря Нэгоро (ранее они, как предполагают историки, занимались изготовлением мечей). Согласно «Кунитомо тэппо ки» («Записи семьи Кунитомо о ружьях»; этот источник датируется 1633 г.), вскоре после того, как ружья были привезены европейцами на остров Танэгасима, сёгун Асикага повелел доставить одно из них в деревню Кунитомо и потребовал от знаменитых кузнецов изготовить новое ружье по образцу. После нескольких месяцев мытарств Кунитомо все-таки сумели изготовить ружье, пригодное для использования. Чуть позже в деревню доставили какого-то иностранца, поделившегося с кузнецами секретами изготовления пороха, ствола и техники стрельбы (рис. 23). А чуть позже Кунитомо начали получать заказы от самого Оды Нобунаги.

аз4625После того, как Тоётоми Хидэёси разгромил князя Асаи, владевшего этим районом провинции Оми, в 1576 г. он пожаловал тогдашнему главе кузнечного цеха Кунитомо Тодзиро звание старосты (тосиёрияку) и поместье с доходом в 1000 коку[1] риса. Токугава Иэясу также всемерно поддерживал семью Кунитомо. В 1601 году он пожаловал звания старост сразу четырем ее представителям, неоднократно делал большие заказы. Благодаря этому деревня Кунитомо процветала. К началу 1615 года в ней было 73 кузницы, занимавшихся изготовлением огнестрельного оружия, и свыше 500 рабочих. Во время Осакской войны 1615 г. Кунитомо оказали большую поддержку Токугаве Иэясу оружием. За это после своей победы он повысил их годовой доход до 9000 коку и освободил от всех повинностей.

С тех пор сёгунское правительство ежегодно заказывало Кунитомо оружие. Так продолжалось до периода Тэммэй (1781.4—1789.1), когда заказы резко сократились, что повлекло за собой упадок оружейного производства. Но именно в этот период упадка, в 1779 году, в деревне Кунитомо родился настоящий гений. Он вошел в историю как Кунитомо Иккансай, хотя на протяжении жизни у него были и другие имена.

Иккансай с младых ногтей трудился для сёгунского правительства. В возрасте 40 лет он стал старостой деревни Кунитомо и представлял интересы своей семьи перед государством. Он обладал неукротимой жаждой познания и непрестанно стремился расширить свой кругозор. Иккансая совершенно не устраивал тот факт, что с XVI века технология изготовления и сама конструкция огнестрельного оружия, производимого в Японии, не претерпели никаких изменений. Он сознавал техническую отсталость

Японии и по крупицам собирал сведения о состоянии оружейного дела и вообще производства на Западе.

Однажды какой-то голландец подарил сёгуну духовое ружье, но вскоре оно вышло из строя, и никто не смог его починить. Тогда за дело взялся Иккансай. Через некоторое время он досконально разобрался в механизме и сумел устранить поломку.

Это духовое ружье было способно с расстояния 15 метров пробивать доску толщиной в 1 см. Конечно, такие боевые данные удовлетворительными признать нельзя. Но Иккансаю понравилась сама идея оружия, обладавшего одним неоспоримым преимуществом — почти полной бесшумностью. Ну, как тут не вспомнить о ниндзя! Или о современных киллерах, использующих оружие с глушителями. А Кунитомо издревле снабжали «невидимок» из Кога лучшими образцами своих изделий.

Итогом напряженной работы Иккансая стало 20-зарядное духовое ружье с дальнобойностью в 40 метров. По своим качествам это оружие, получившее название «хаяути кидзю» — «скорострельное духовое ружье», многократно превосходило заморскую диковинку (рис. 24).

аз4626Это вызвало неподдельное изумление чиновников, до тех пор убежденных, что японским мастерам очень далеко до европейских. Позднее Кунитомо Иккансай еще более усовершенствовал свою разработку, сделав ружье хаяути кидзю 60-зарядным.

Помимо своей замечательной «винтовки», Иккансай создал еще и арбалет из особого медного сплава, который по дальности и точности боя не уступал лучшим тогдашним ружьям (еще одна спецназовская «штучка»), подзорную трубу, авторучку, водонасосную помпу, добился успехов в изготовлении стекол для телескопов. Кроме того, он занимался изучением астрономии, проводил наблюдения во время солнечного затмения, написал весьма ценное наставление по изготовлению огнестрельного оружия, в котором раскрыл практически все секреты семьи Кунитомо, ранее передававшиеся от отца лишь одному-единственному сыну.

Умер Кунитомо Иккансай в 1840 году в возрасте 62-х лет.

MOKУXO — «ДЕРЕВЯННАЯ ПУШКА». ХАРИНУКИ-ДЗУЦУ — «ТРУБА ИЗ ПАПЬЕ-МАШЕ»

Деревянная пушка мокухо изготавливалась из ствола сосны или другого дерева. Ствол распиливали пополам, в половинках выдалбливали ствольный канал, после чего соединяли и скрепляли их железными или бамбуковыми кольцами (рис. 25–26).

аз4627аз4628

В варианте харинуки-дзуцу — «трубы из папье-маше» — деревянную основу будущей пушки обмазывали лаком и оклеивали несколькими десятками слоев бумаги.

Такие «орудия» делали разных размеров. Деревянная переносная пушка какаэ оо-дзуцу была столь легкой, что ее мог легко переносить с места на место даже один ниндзя (рис. 27).

аз4629

Существовали и еще более миниатюрные ручные аналоги таких «пушек». Так как эти «орудия» легко укрывались в широком рукаве кимоно, их называли содэцуцу — «рукавные трубы» (рис. 28).

аз4630

Споры о возможности боевого применения подобной «артиллерии» продолжаются по сей день. Ведь чтобы придать ядру убойную силу, заряд должен быть достаточно большим, а это чревато разрывом пушки при выстреле. Нава Юмио высказал мнение, что такие «орудия» скорее всего использовали лишь для запуска сигнальных ракет и для устрашения противника.

В качестве заряда во всех вариантах использовался дымный порох, в рецептуру которого входили 7 частей привезенной с континента селитры, 1,5 части серы и 1,5 части древесного угля (как правило, использовался размолотый в порошок уголь ивы). Те же компоненты брали и для изготовления зажигательной смеси, но в ином соотношении.

 

 

Зажигательные средства

Различные зажигательные средства занимают важнейшее место в числе каки. Это, впрочем, вполне понятно, если учесть, что в Японии и обычные жилые дома, и замки, и крепости (до второй половины XVI в.) строили из дерева.

 

ХИЯ — «ОГНЕННЫЕ СТРЕЛЫ»

Древнейшие варианты хия представляли собой сигнальные стрелы с приделанными свистульками из дерева или рога (кабурая), внутрь которых вкладывали разожженные древесные угольки. Постепенно «воины ночи» разработали множество различных вариантов «огненных стрел», по сути представляющих собой ракеты. В секретных наставлениях по нин-дзюцу мы встречаем упоминания таких видов как дайкоку-хия — «огненная стрела великой страны», утихия — «метательная зажигательная стрела», тэхия — «ручная зажигательная стрела», хорокубия — «огненная стрела драгоценного счасья», амэ-хия — «дождевая огненная стрела» и др. (рис. 29)

аз4631

БОХИЯ — «СТРЕЛА — ОГНЕННАЯ ПАЛКА»

По внешнему виду «огненная палка» бохия очень напоминает ракету. Она представляет собой палку из твердого дерева с металлическим оперением на одном конце и пороховым зарядом с выведенным наружу фитилем на другом. Ее заряжали в крупнокалиберное ружье и выпускали в направлении врага, норовя запалить его укрепления (рис. 30–32).

аз4632аз4633аз4634

Хотя упоминания о бохия встречаются в ряде наставлений по нин-дзюцу, исследователи отмечают, что такое оружие было изобретено после периода Кэйтё (1596.10—1615.7), т. е. уже после окончания феодальных войн, поэтому у историков нет никаких данных об его применении в боевых условиях.

Поскольку для ракет не подходил порох с высокой скоростью горения, использовавшийся для стрельбы из ружей, ниндзя стали добавлять в него чуть-чуть золы. Рецепт «ракетного» пороха выглядел следующим образом: 11 моммэ[2] селитры, 12 моммэ серы и немного золы.

ДАЙКОКУ-ХИЯ — «ОГНЕННАЯ СТРЕЛА ВЕЛИКОЙ СТРАНЫ»

Дайкоку-хия (рис. 33) представляла собой вариант ракеты, движимой энергией сгорающего пороха. Считается, что эта «огненная стрела» была завезена в старину из Китая.

аз4635

Дальность полета дайкоку-хия оценивается от 240 до 1200 метров. Естественно, что дальность полета варьировалась в зависимости от длины «стрелы», количества «перьев» на ее конце, мощи порохового заряда. Острие дайкоку-хия изготавливали из железа, дерева или бамбука. Приблизительно в 10 см от острия крепили бумажную трубку, начиненную пороховым зажигательным зарядом объемом в 20 моммэ. На другом конце «стрелы» крепилась такая же бумажная трубка с пороховым «топливом» внутри и фитилем, поджигаемым для выстрела. Зарядные трубки соединялись с помощью фитиля, так что зажигательный заряд воспламенялся только при подлете к цели. Согласно источникам, если дайкоку-хия планировалось запустить на расстояние в 2–5 тё,[3] то хвостовик «стрелы» делался тройным, на 6–7 тё — четверным, на 8 тё — шестерным, на 9—10 тё — девятерным.

При стрельбе дайкоку-хия помещали в деревянную трубу, установленную на рогатине, задающую необходимый угол возвышения, так, чтобы оба заряда остались снаружи. Хвостовик ракеты опирался на землю. После поджигания фитиля и воспламенения топливного заряда, «огненная стрела» устремлялась к цели. Иногда дайкоку-хия запускали прямо с руки, бросая как копье в направлении противника одновременно с выбросом струи газа из «сопла».

Во время полета пламя постепенно добиралось по фитилю от «топливного бака» к зажигательному заряду. «Топлива» хватало приблизительно на половину полета, и после прохождения ракетой высшей точки траектории ракета летела уже по инерции. Именно к этому моменту фитиль воспламенял зажигательный заряд, предававший огню укрепления врага.

Состав топливного заряда был таков: 30 моммэ селитры, 50 моммэ серы, 40 моммэ золы, 1 моммэ камфары, 1 моммэ сосновой смолы и 1 моммэ крысиного помета. Состав зажигательной смеси: 50 моммэ селитры, 3 моммэ серы и 3 моммэ золы.

Кроме того, при запуске дайкоку-хия на расстояние свыше 6 тё использовали две особые разновидности пороха: муити — «без одного» — и коинадзума — «маленькая молния». Состав муити: 30 моммэ селитры, 3 моммэ серы, 6 моммэ золы, 3 фун[4] крысиного помета, 3 фун сосновой смолы и 2 фун камфары. Состав коинадзума: 40 моммэ селитры, 5 моммэ и 5 фун серы, 12 моммэ золы, 3 фун крысиного помета, 3 фун сосновой смолы и 3 фун камфары.

Помимо описанного выше приспособления для запуска одной ракеты дайкоку-хия, существовали также устройства для «залпового огня» (рис. 34).

аз4636

УТИХИЯ — «МЕТАТЕЛЬНАЯ ЗАЖИГАТЕЛЬНАЯ СТРЕЛА»

Утихия представляла собой бамбуковую трубку длиной в 45 см, к средней части которой веревкой крепился пороховой заряд в форме шара (рис. 35).

аз4637

Ниндзя поджигал фитиль заряда и метал бамбуковую зажигательную «гранату» в окно здания или в толпу врагов.

ХИДАКЭ — «ОГНЕННЫЙ БАМБУК»

Это была разновидность утихия в виде обрезка бамбука, начиненного порохом (рис. 36).

аз4638

Хидакэ поджигали и забрасывали во вражеский стан, запаливая строения, пугая лошадей, сея беспорядок и панику.

ХОРОКУ-БИЯ — «ОГНЕННАЯ СТРЕЛА ДРАГОЦЕННОГО СЧАСТЬЯ»

Хороку-бия делали из глины, не покрытой глазурью, о чем свидетельствует другой вариант записи ее названия — «глиняные миски». Ниндзя соединяли вместе две миски. Получался глиняный шар, внутрь которого закладывали пороховой заряд, кусочки свинца, разные железки и т. д. Сквозь маленькое отверстие к заряду подводился фитиль, начиненный порохом, которым глиняный шар обматывался крестообразно (рис. 37).

аз4639

Для метания хороку-бия широко применяли различные катапульты (рис. 38).

В отличие от других «зажигательных стрел», хороку-бия использовали не столько для поджога, сколько для картечного поражения живой силы и лошадей противника.

ЗАЖИГАТЕЛЬНЫЕ СТРЕЛЫ, МЕТАЕМЫЕ ПРИ ПОМОЩИ ЛУКА

Для повышения дальнобойности «огненных стрел» ниндзя использовали луки. В этом случае применялись стрелы следующей конструкции.

На некотором расстоянии от наконечника стрелы приклеивали две квадратные бумажки со стороной в 9 см. Их обмазывали по периметру клеем и склеивали вместе. Полость, образовавшуюся в результате склеивания, заполняли порохом. Сверху и снизу стрелу обматывали конопляной нитью. Фитиль — бумажный шпагат, начиненный порохом, — прокладывали от кончика стрелы до склеенных вместе бумажек с порохом внутри. Фитиль поджигали и выпускали стрелу из лука в цель.

Существовали также образцы зажигательных стрел с бумажными трубками, начиненными порохом, или с порохом, насыпанным прямо поверх клея. Кроме того, ниндзя иногда начиняли порохом само древко стрелы, для чего бамбуковое древко расщепляли пополам, заполнялось порохом, склеивали и для прочности обматывали нитью.

АМЭ-ХИЯ — «ДОЖДЕВАЯ ОГНЕННАЯ СТРЕЛА»

В этом образце зажигательной стрелы пороховой заряд обертывался промасленной бумагой, не пропускающей воду, и обматывался нитью, а фитиль заполнялся смесью пороха с краской для чернения зубов. Благодаря этому фитиль не затухал даже в дождь, а заряд доставлялся к мишени совершенно неподмоченным.

Метательные бомбы и гранаты

ХИГАМЭ — «ОГНЕННЫЙ КУВШИН»

Эта «бомба» представляла собой кувшин высотой около 24 см, наполненный порохом, свинцовыми и железными пулями. При взрыве она секла людей и лошадей картечью. Использовалась для метания.

ТЭХИЯ — «РУЧНАЯ ЗАЖИГАТЕЛЬНАЯ СТРЕЛА»

Фактически, тэхия (рис. 39) — это аналог современной гранаты. Ее делали из бамбукового флейту, который отпиливали таким образом, чтобы по обоим концам остались поперечные перегородки. Обрезок набивали порохом. Ниндзя поджигал фитиль и швырял гранату во врага.

аз4640

Противопехотные мины

ХИБИЦУ — «ОГНЕННЫЙ СУНДУК»

«Сундук» хибицу представлял собой деревянный ящик длиной в 45 см, шириной 15 см и высотой 30 см с крышкой в форме крыши дома. Ящик наполняли порохом, свинцом, пулями, гвоздями и т. д. Фитиль выводился наружу через бамбу

ковую трубку, пропущенную через центр крышки. Хибицу использовали во время боя на кораблях, либо устанавливали в дверных проемах для предотвращения прорыва противника.

УМЭБИ — «ЗАКОПАННЫЙ ОГОНЬ» (ДЗИРАЙБИ — «ОГНЕННАЯ МИНА»)

Это оригинальный вариант противопехотной мины нажимного действия. Деревянную кадку, ящик или глиняный горшок наполняли пороховым зарядом, свинцовыми или железными пулями и прикрывали тоненькой крышкой. В крышке проделывали множество отверстий, которые сверху прикрывали бумагой. На бумагу насыпали благовония, над которыми делали еще одну крышку, так чтобы между нею и благовониями осталось некоторое пространство. При использовании ниндзя поджигал благовония и помещал мину в неглубокую ямку на пути предполагаемого следования противника. Если враг наступал на крышку мины и продавливал ее до горящих благовоний, то они сквозь дырочки просыпались на порох, тот вспыхивал, и… Собирай потом руки-ноги по кустам.

СИНОБИБИ — «ШПИОНСКИЙ ОГОНЬ»

Для изготовления синобиби брали обрезок бамбука длиной около 75 см и окружностью в 9—12 см. Его нижний край срезали наискось и заостряли таким образом, чтобы его можно было воткнуть в татами, соломенную крышу дома или землю. Верхнюю половину обрезка нарезали тончайшими щепами. Пространство между этой щепой заполняли горючей смесью, к которой через полость внутри бамбука подводился фитиль. Зная скорость горения фитиля и его длину, ниндзя мог рассчитать время зажигания смеси таким образом, чтобы она вспыхнула как раз в тот момент, когда враг доберется до «мины». При возгорании смеси синобиби выбрасывала мощный сноп огня. Таким образом, это устройство представляло собой «мину» зажигательно-устрашающего действия, снабженную простейшим «часовым механизмом». Как правило, ниндзя использовали синобиби для прикрытия своего отхода.

Отравляющие средства

КУСАГАМЭ — «ВОНЮЧИЙ КУВШИН»

Такое название связано с тем, что при горении начинка этой «бомбы» источала вонючий ядовитый газ, вызывавший нарушение работы дыхательных органов и смерть от удушья. В состав дьявольской начинки входило 14 моммэ пороха, 16 моммэ серы, 8 моммэ камфары, 16 моммэ селитры, 8 моммэ сурьмы, 4 моммэ асии (?), 8 моммэ аги,[5] 4 моммэ порошка из конских копыт. Этой смесью наполняли горшок. Приделывали шпал (хокути). После его поджигания горшок бросали в противника с наветренной стороны. В результате взрыва врага окутывало облако ядовитого газа.

МОППАН

Моппан — аналог слезоточивой бомбы. Ее начинку делали из целого ряда ингредиентов, которые брали в следующих пропорциях: 10 долей стручков красного перца, 10 табака, 5 черного перца, 5 зантоксилума перечного,[6] 5 мышьяка, по 3 копоти и извести. Начинку заворачивали в бумагу, вместе с 20 моммэ пороха засовывали в бамбуковую трубку, поджигали фитиль и бросали во врага.

ФУЁ-НО ООГИ — «ВЕЕР ФУЁ»

Это вариант бомбы моппан, в котором к стандартному содержимому примешивали какое-нибудь вещество, выделяющее при горении ядовитый газ, вызывающий смерть от удушья.

НЭМУРИБИ — «УСЫПЛЯЮЩИЙ огонь»

Нэмуриби описан в «Нинпо хикан». Так назывался бумажный шпагат, который начиняли смесью крови краснобрюхого тритона имори, крови японского крота-могера и крови змеи с каким-то секретным снадобьем, состав которого в тексте не указан. Шпагат поджигали, подбрасывали в помещение, и через некоторое время враги погружались в глубокий сон.

Хисякэн — «огненный сякэн»

Горящие звездочки-сякэн использовали для уничтожения врага, подсветки в темноте, а также в качестве «часового механизма» при поджогах.

Осветительный хисякэн делали из обычной крестообразной, шестиконечной или восьмиконечной «звездочки», сэмбан сюрикэн (см. далее), железного кольца или железного шипастого «каштана»-тэккю, к которым тонкой нитью приматывали мощный селитровый заряд, дающий яркую вспышку при возгорании. К заряду для отсрочки его возгорания добавляли немного золы или сахара и подводили фитиль, изготовленный из коры дерева хиноки,[7] волокон бамбука и хлопчатобумажной нити. Фитиль поджигали и метали сякэн в стену дома, дерево, соломенную крышу. До тех пор, пока его горючая начинка не прогорала до конца, хисякэн освещал всю округу. Этим трюком ниндзя активно пользовались при обстреле противника в ночной тьме. Всадив горящий хисякэн за спиной противника, они превращали его в прекрасную мишень для лучников или аркебузиров.

Иногда при поджоге хисякэн снабжался «часовым механизмом». В этом случае заряд селитры с подведенным запалом сверху накрывали плотной японской буагой васи, защищавшей его от преждевременного возгорания, и только затем обматывали фитилем, крепившимся тонкой нитью. Меняя длину фитиля, можно было установить оптимальное время взрыва заряда. Ниндзя метал такой сякэн с зажженным фитилем в соломенную крышу или другое легко воспламеняющееся место и имел достаточно времени, чтобы преспокойно удалиться прежде, чем враг всполошится от пожара.

Запалы и фитили

Как видно из приведенных выше описаний, практически все взрывчатые и зажигательные средства ниндзя были снабжены запалами (хокути) или фитилями (хинава) (рис. 40).

аз4641

ХОКУТИ — «ЗАПАЛ»

Хокути представляли собой стебли камыша, наполненные тушеной черной ватой. Ниндзя высекал искру ударом кресала по кремню, она попадала на вату, и та вспыхивала.

ХИНАВА — «ФИТИЛЬ»

Ниндзя использовали самые разные фитили: «хиноки-хинава» — «фитиль из дерева хиноки», «такэ-хинава» — «бамбуковый фитиль», «момэн-хинава» — «фитиль из хлопчатобумажной ткани», «амэ-хинава» — «дождевой фитиль» и т. д.

ХИНОКИ-ХИНАВА — «ФИТИЛЬ ИЗ ДЕРЕВА ХИНОКИ»

Этот фитиль представлял собой веревку желто-белого цвета, сплетенную из оболони дерева хиноки.

ТАКЭ-ХИНАВА — «БАМБУКОВЫЙ ФИТИЛЬ»

Этот фитиль сплетали из волокон бамбука. Он был ярко-желтого цвета. Свежий фитиль такого рода прекрасно зажигался, но по прохождении нескольких месяцев поджечь его удавалось далеко не всегда. Кроме того, стоило такэ-хинава хоть раз попасть под дождь или просто намокнуть от тумана, как скорость его горения резко повышалась, что совсем не устраивало ниндзя, заинтересованных в том, чтобы фитиль горел долго. Эти фитили во время военных действий ниндзя старались не употреблять.

ГУНДЗИН-ХИНАВА — «ВОЕННЫЙ ФИТИЛЬ»

Само название — «военный фитиль» — свидетельствует о том, что именно такими фитилями чаще всего пользовались на войне. Их изготавливали следующим образом: из хлопчатобумажной нити сплетали сердечник, который сверху оплетали той же нитью так, чтобы получился ромбовидный узор. Фитили «гундзин-хинава» окрашивали в светло-коричневый цвет.

АМЭ-СИНОГИ-ХИНABA — «ДОЖДЕСТОЙКИЙ ФИТИЛЬ»

Это особый фитиль, изготавливавшийся из волокон бамбука в местности Исэ-но сэки. Его вываривали в специальной краске для чернения зубов, благодаря чему «дождестойкий фитиль» не гас даже в ливень.

АМЭ-ХИНАВА — «ДОЖДЕВОЙ ФИТИЛЬ»

Фитиль, изготовленный из хлопчатобумажной нити, варили в селитре, затем сверху покрывали лаком, после чего его можно было использовать по назначению в дождь. Обрезки этих фитилей длиной около 9 метров сворачивали в кольца (такое кольцо называлось «ва-хинава»), вешали на левое предплечье и использовали при стрельбе из ружей для воспламенения ружейных пороховых зарядов.

МИДЗУ-ХИНАВА — «ВОДНЫЙ ФИТИЛЬ»

Как явствует из самого названия, этот фитиль не боялся воды. Начинка его приготавливалась следующим образом: 70 моммэ селитры вместе с мотком фитиля опускали в воду объемом в две чашечки для чайной церемонии и варили до полного выпаривания воды. Затем брали 70 моммэ камфары и 50 моммэ сосновой смолы и растворяли их в масле плодов камелии. Получившейся липкой жидкостью обмазывали высушенный фитиль, а для надежности сверху накладывали еще и слой воска. Скорость горения фитилей составляла 5 с половиной метров в день.

Возможно, читатель с недоверием отнесется к приведенным выше описаниям различных видов артиллерийских орудий, ракет, бомб, мин, зажигательных стрел. Уж очень они не вяжутся с популярным образом ниндзя в черном костюме с сюрикэнами. Отчасти он будет прав. Действительно, большинство указанных здесь видов вооружения известны нам лишь из книг XVII–XVIII веков, о реальном использовании многих из них нет никаких упоминаний в хрониках и иных документах времен феодальных войн в Японии. Кроме того, использование крупногабаритных видов огневого вооружения «воинами ночи», учитывая специфику их работы, можно допустить лишь гипотетически.

Но, с другой стороны, использование огневых средств и примитивной артиллерии имеет на Дальнем Востоке очень долгую историю. Так, в знаменитом китайском трактате по военному искусству «Сунь-цзы», написанном в пятом веке до нашей эры (!), главе «Использование шпионов» предшествует глава «Огневое нападение».

Две эти главы соседствуют не случайно. Говоря об условиях, позволяющих применять «огневое нападение», Сунь-цзы упоминает элементы, с помощью которых производится такое нападение. Сам он не говорит, что это за элементы, но комментаторы разъясняют, что очень большую услугу может оказать растительность вокруг неприятельского лагеря, особенно во время засушливой погоды. Можно воспользоваться и ветром, когда он достаточно силен и дует в нужном направлении. Если нет ни того, ни другого, можно заслать в неприятельский стан лазутчиков-поджигателей или использовать тайных сообщников, находящихся в лагере противника. Этот последний способ считался самым надежным и был самым распространенным. Комментатор Цао-гун говорит коротко: «Нужно пользоваться лазутчиками». Ду Ю также ставит этот способ на первое место: «Нужно пользоваться лазутчиками, а также можно устраивать поджоги, пользуясь ветром и сухой растительностью». Таким образом, уже в Древнем Китае огневое нападение было неразрывно связано с использованием лазутчиков и диверсантов.

В распоряжении древнекитайского полководца был большой и разнообразный ассортимент всевозможных средств огневого нападения. Комментатор Сунь-цзы японец Сорай, ссылаясь на различные описания древнего китайского вооружения, перечисляет 144 вида орудий такого рода. Сюда входят всевозможные орудия для метания зажигательных снарядов, орудия, выбрасывающие горящую жидкость, а также облака дыма или газов. Для действий на дальнем расстоянии применяли «огневые пушки», «огневые стрелы», «огневые ружья», «огневые бомбы»; для ближнего боя — «огневые копья», «огневые ножи», «огневые дощечки», «огневые палки» (рис. 41).

аз4642

К числу древнейших видов этого оружия, как уже упоминалось выше, следует, по-видимому, отнести «огненные стрелы», которые должны были вызывать пожары в расположении врага — в осажденном городе, во вражеском лагере и т. п. Впоследствии подобные стрелы нашли применение и в полевом бою. «Огненные стрелы» хранились не в колчанах, а в особых футлярах, рассчитанных на 30–35 стрел каждый. Внутри футляра имелись две горизонтальные перегородки с отверстиями, через которые пропускали древки «огненных стрел». Делалось это для того, чтобы не сбить прикрепленный к древку зажигательный состав (рис. 42).

аз4643

Воспламеняющееся вещество прикреплялось к древку в трубках различной длины или помещалось в небольшой шарообразный футляр. При запуске стрелы воин поджигал фитиль, длина которого была рассчитана на горение в продолжение ее полета.

«Огневое нападение», о котором говорит Сунь Цзы, в первую очередь означало поджог, сжигание живой силы и средств врага. Поджоги производились различными способами. В одних случаях формировали особые «огневые отряды», которые «с палочками в зубах» (для предотвращения возможности разговаривать), с завязанными языками у лошадей незаметно подкрадывались к стану противника. У каждого солдата за спиной была связка хвороста, за пазухой — огниво. Подобравшись к противнику, эти солдаты пускали огонь. Были и так называемые «огненные разбойники», т. е. специально обученные поджигатели, в одиночку пробиравшиеся в лагерь противника и делавшие там свое дело. Использовались также «огневые животные» — олени или кабаны, к головам которых привязывали сосуды из тыквы с зажженной моксой внутри. Чтобы огонь не гас, в таком сосуде делали четыре отверстия. Стадо животных загоняли на поле, где располагался противник; растительность загоралась, и стан противника оказывался окруженным огнем, который перекидывался, в конце концов, на него самого. Применялись и «огненные птицы», главным образом фазаны, к которым подвязывали скорлупки от орехов с зажженной моксой. Специальные пехотные части, снабженные «огненными арбалетами», обстреливали позиции врага зажигательными стрелами.

В ряде случаев в военных целях использовался не только огонь как таковой, но и дым, особенно если в огонь подбрасывали вещества, усиливавшие его действие на глаза и дыхательные органы воинов противника.

Китайская история дает множество примеров применения огневых средств. Огромной популярностью огневое нападение пользовалось и в Японии, где к нему охотно прибегали японские феодалы. Об этом свидетельствуют многие эпизоды из японской военной истории. К нему часто прибегали практически все крупные военачальники — Ода Нобунага, Такэда Сингэн, Уэсуги Кэнсин, Тоётоми Хидэёси, Токугава Йэясу и многие другие.

Прекрасный образец использования огневых средств дал Кусуноки Масасигэ во время героической обороны крепости Акасака в 1333 г. Историк Рай Санъё в своей «Внешней истории Японии» рассказывает: «В третьей луне Такатоки, послав гонца, стал понуждать всех военачальников, чтобы они шли на штурм замка, вследствие чего после общего совещания военачальников было приказано мастерам соорудить облачную лестницу (унтэй). Длиной она была в 20 дзё (60,6 м), и ее через обрыв перекинули на валы замка. Шесть тысяч самых отчаянных воинов начали карабкаться по этой лестнице, стремясь попасть в замок, но Масасигэ приказал бросать на лестницу зажженные факелы и вместе с тем поливать ее маслом из ручных насосов, благодаря чему зажег ее. Поднялся дым, заклокотало пламя, и разбойники в суете начали метаться взад и вперед. Наконец лестница перегорела посередине, и несколько тысяч человек, полетев в обрыв, были сожжены и погибли» (разумеется, реально на лестнице было не более пяти-шести десятков воинов, но дело ведь не в численности — прим. ред.).

В завершение темы огневых средств ниндзя несколько слов о школах ка-дзюцу (искусство использования огневых средств) и хо-дзюцу (искусство использования огнестрельного оружия и артиллерии).

Одной из древнейших школ хо-дзюцу, кодифицировавших методы применения огнестрельного оружия, использовавшиеся ниндзя из Кога, была школа Отани-рю. Ее создателем считается некий Отани Сукэдзаэмон Ёсинао из деревни Нода уезда Кога провинции Оми. Сначала он подвизался на службе у Хидзикаты Камбэя из провинции Овари, а в 1591 г. перешел к Икэде Тэрумасе, благодаря чему методы ниндзя из Кога получили распространение и в других районах Японии. Потомки Отани на протяжении десяти поколений служили наставниками хо-дзюцу в княжестве Кураёси.

Другой школой хо-дзюцу, вобравшей в себя традиции «невидимок» из Кога, стала Кога-рю (или Дзити-рю), основанная во второй половине XVII века одним из ведущих специалистов того периода по нин-дзюцу Кога-рю Кимурой Окуносукэ Хисаясу (умер в 18-й день 4-го месяца 1723 г.). Начиная с 1672 г., Кимура состоял на службе в княжестве Бисю в качестве личного наставника по нин-дзюцу и хо-дзюцу правителя княжества Тикамацу Хиконосина Сигэнори. С его помощью была разработана школа комплексного боевого искусства Итидзэн-рю, включившая в себя также раздел нин-дзюцу (методы шпионажа Итидзэн-рю опирались не только на традицию Кога-рю, но и на школу Ига-рю, которую Тикамацу Сигэнори изучал у Такэноситы Хэйгаку Ёримицу из провинции Микава). Письменным источником по нин-дзюцу Итидзэн-рю является книга «Канъё дэнкай» — «Толкование наставлений по использованию шпионов»). Школа хо-дзюцу Кога-рю, основанная Кимурой, специализировалась в применении пушек.

С традицией нин-дзюцу монастыря Нэгоро были связаны две основные школы хо-дзюцу: Нэгоро-рю и Цуда-рю, но о них уже шла речь в книге «Путь невидимых» (с. 304). Несколько школ ка-дзюцу и хо-дзюцу связаны с именем легендарного Санады Юкимуры. Это Акаи-рю, Санада-рю и ряд других.

Меч ниндзя

Меч ниндзя (синоби-гатана, ниндзя-то) — один из самых любопытных предметов в арсенале японских «воинов ночи» (рис. 43).

аз4644

Дело не в особой хитроумности его устройства — с этой стороны как раз все просто, а в том огромном количестве нелепиц и лжи, которое в настоящее время сообщается о нем в многочисленных популярных изданиях.

Что же реально представлял собой этот «загадочный» меч ниндзя-то?

На основе дошедших до наших дней образцов этого оружия, Нава Юмио описывает синоби-гатану следующим образом (названия частей японского меча и ножа см. на рис. 44).

аз4645

Рукоять меча (цука) ниндзя была цельнометаллической. Ее оплетали шнуром черного цвета. В отличие от стандартных мечей, в оплетку рукояти синоби-гатаны не вплеталось украшение мэнуки. Гарда у ниндзя-то была квадратной и довольно массивной. Деревянные ножны либо просто покрывали черным лаком, либо сначала обтягивали кожей и лишь затем крыли лаком. Никаких украшений на них обычно не было. На конец ножен надевали отточенную железную головку кодзири. Для прочности ножны охватывали одним металлическим кольцом. К специальному выступу с отверстием на ножнах куригата крепился более длинный, чем обычно, шнур сагэо — около 3,6 метров. Сам клинок обычно был относительно коротким.

И все. Ничего не заметили? Здесь нет ни слова о том, что «шпионский» меч был прямым! Действительно, ни в музее нин-дзюцу в Ига Уэно, ни в ниндзя-ясики в г. Конан я таких мечей не видел. Кроме того, прямые мечи ниндзя-то не описаны ни в работах японских историков нин-дзюцу, ни в японских энциклопедиях по традиционному оружию, ни в справочниках по мечам. Иными словами, прямые мечи ниндзя-то — выдумка режиссеров боевиков. Так что если кто-то попытается демонстрировать вам «технику фехтования ниндзя» с прямым мечом в руках, можете быть уверены — перед вами жулик. Никакие утверждения вроде: «у нас в школе было именно так…», — здесь не проходят. Как не проходят и объяснения, что ниндзя не имели возможности изготовить или купить качественный меч, а потому делали свои мечи прямыми и довольно грубыми. Ниндзя ценили качественное оружие не меньше самураев, да и средств у них на его приобретение вполне хватало. Кроме того, у прямого меча по сравнению с обычной катаной очень много недостатков в бою.

Главной особенностью шпионского меча являлась его функциональность. Для того чтобы ножны ниндзя-то (сая) не привлекали к себе глазы любопытных, их делали очень простыми, лишенными всякой красивости, но прочными, чтобы их можно было использовать в качестве дубинки или как подвесной насест при длительном наблюдении за врагом. Нередко ножны были сантиметров на десять длиннее клинка. В образовавшуюся пустоту помещали различные мелкие предметы: бо-сюрикэны, секретные документы, ослепляющий порошок и т. д. У некоторых образцов наконечник ножен (кодзири) снимался, благодаря чему появлалась возможность использовать ножны как духовое ружье для стрельбы отравленными иголками, или как трубку для дыхания под водой.

Более длинный, чем обычно, шнур сагэо также давал лазутчику массу преимуществ. Его использовали для связывания, устройства ловушек и т. д. Синоби даже кодифицировали пресловутые «семь способов использования сагэо» — сагэо сити-дзюцу, о которых подробнее будет говориться далее.

Гарда (цуба) синоби-гатаны, как уже говорилось, была квадратной, со стороной около 8—10 см и толщиной около 5 мм. Такая простая форма лучше соответствовала специфике работы ниндзя, использовавших гарду как ступеньку при влезании. Кроме того, большой квадратной гардой с заточенными краями и углами можно располосовать лицо противника в ближнем бою, а стальным набалдашником ножен кодзири пробить ему грудную клетку или выбить глаз.

Нава Юмио указывает, что акулья кожа, которой отделывали рукояти японских мечей, при попадании на нее воды сильно разбухает, и мечом становится пользоваться неудобнее. Поэтому для защиты от воды ниндзя покрывали акулью кожу лаком (такие образцы мечей действительно встречаются в коллекциях), а сверху закрывали еще и оленьей кожей, которая от воды, наоборот, сжимается, и обматывали нитью.

Мечи ниндзя, как правило, были относительно короткими, так как длинный меч — обуза во время разведывательных операций, когда надо продираться сквозь буераки и буреломы, лазить по деревьям и стенам. Длина клинка синоби-гатаны, судя по сохранившимся образцам, колебалась в пределах от 42,5 см до 54,5 см. При этом клинок был относительно толстым и широким, но обладал прекрасными рубяще-режущими качествами.

В отличие от стандартных мечей, которыми пользовались обычные самураи, на клинке синоби-гатаны, как правило, не было ни желоба для стока крови, ни гравировки, так как гравированный меч легче поддается ржавчине при попадании на него воды (ниндзя, как известно, то и дело приходилось форсировать реки, рвы, действовать под проливным дождем), а меч со стоком при рубке издает характерный свист, который может выдать синоби врагу.

Хочется отметить один любопытный факт. В западной и отечественной литературе почему-то принято описывать мечи ниндзя-то не по сохранившимся подлинникам, а по испанским подделкам-имитациям. Вот как описывает синоби-гатану уже упоминавшийся в этой главе В. Момот: «Кроме того, синоби-сайа (правильнее сая — прим. автора) часто оканчивается дополнительной заглушкой-пеналом с конусообразным кончиком, в котором имеется прорезь для универсального метательного ножа (хранящегося в нем же), который можно не только метать, но и, вставляя в прорезь и фиксируя его там, превратить ножны в короткое копье…

…В современных модификациях ниндзя-то под гардой очень часто имеется фиксатор для закрепления двух тонких сякэнов (метательных звезд)… За гасира (правильнее касира — прим. автора) в рукояти меча ниндзя чаще всего скрывался еще один тайник, в котором воин-тень мог носить ослепляющую смесь или порох, яды, лекарства и т. п. Гасира в ниндзя-то не служит для укрепления шнура, а является крышкой для полости в цука, удерживающейся в рукояти за счет двух распирающих изнутри упругих пластинок».

Выглядит это описание, конечно, колоритно, но отражает оно не реальную историческую традицию японских средневековых лазутчиков-диверсантов (по крайней мере, ничего подобного не описывает ни один из японских специалистов), а технические находки испанских дизайнеров, воплощенные в тех фантастических «ниндзя-то», которыми сейчас завалены магазины Москвы и других крупных городов Европы.

НОШЕНИЕ МЕЧА НИНДЗЯ-ТО

В кино мы то и дело видим ниндзя с заброшенным за спину мечом, с торчащей над правым плечом рукоятью и выступающим у левого бока набалдашником-кодзири. Однако Нава Юмио считает, что таким способом ношения меча ниндзя в действительности не пользовались. Аргументы японского специалиста таковы:

Во-первых, торчащие рукоять и кодзири беспрестанно задевают за ветки и кусты, производя совершенно ненужный шум. Во-вторых, такое положение меча не позволяет делать перекаты и кувырки, так как ножны при этом причиняют боль, а большая гарда грозит распороть лицо или пробить висок. В-третьих, выхватив меч, его практически невозможно вложить обратно в ножны. И, в-четвертых, относительно длинный меч в таком положении просто невозможно выхватить из ножен.

Вообще способ ношения меча за спиной был известен японцам с глубокой древности. Правда, носили его иначе, нежели показывают в фильмах про ниндзя: рукоять над левым плечом, а кодзири у правого бока. Этот вариант хорош тем, что правша может легко выхватить даже довольно длинный меч и столь же легко вложить его обратно. По мнению Навы, именно этим традиционным для японских воинов способом пользовались в случае необходимости «воины-тени», отнюдь не являвшиеся новаторами в данном вопросе.

Другие авторы считают, что ниндзя носили меч на киношный манер лишь тогда, когда надо было куда-то лезть либо ползти (рис. 45).

аз4646

Как бы то ни было, чаще всего меч ниндзя носили так, как и обычные воины — за поясом на левом боку. Именно это положение наиболее рационально, ибо меч находится в буквальном смысле под рукой. Его можно мгновенно выхватить, вытащить вместе с ножнами или засунуть обратно. Такая свобода маневра очень кстати во время тайного проникновения во вражеский дом. Двигаясь в кромешной тьме, ниндзя почти до конца выдвигал меч вместе с ножнами из-за пояса и орудовал его рукоятью как щупом. Если было нужно сделать кувырок, лазутчик одним движением левой руки сдвигал меч на середину живота, если же было нужно присесть, он перемещал меч на спину. Пролезая в щель под забором, «невидимка» вынимал его из-за пояса совсем, клал наземь, зажимал сагэо в зубах, лез в дыру, а затем втягивал меч за собой шнуром.

ОКРАСКА НИНДЗЯ-ТО

Один из японских исследователей мечей выдвинул любопытную гипотезу, согласно которой ниндзя-то специально делали черными, чтобы отблеск лунного света ночью не выдавал местонахождение лазутчика. По его словам, с глубочайшей древности были известны так называемые «черные мечи» (курогатана), считавшиеся одними из лучших. Это название, по его мнению, объясняется тем, что клинки курогатана целиком покрывались черным лаком.

Действительно, в настоящее время известны некоторые образцы японского оружия, выкрашенные в черный цвет. Известно, например, что в XX веке японцы специально чернили штыки, чтобы они не отсвечивали во время ночных атак. Да и сюрикэны, которые использовали ниндзя, тоже были черными. Тем не менее, гипотеза о «черных мечах» на поверку оказывается совершенно беспочвенной.

Во-первых, название «курогатана» не встречается в древних текстах. Во-вторых, ни один из знаменитых боевых мечей не имеет лакового покрытия. Дело в том, что для шлифовки и заточки такого меча требуются колоссальные усилия, так как необходимо каждый раз удалять весь лак. В действительности, покрытые лаком мечи назывались о-каси-гатана, что буквально означает «меч, даваемый взаймы». В периоды мира князья-даймё заказывали дешевые мечи десятками про запас на случай войны, чтобы после начала военных действий вооружать ими вновь призванных на службу воинов. Так как эти мечи подлежали долгому хранению в арсеналах без употребления, их во избежание ржавления покрывали лаком (хорошие же мечи самураи хранили в бочках с маслом). Мечи о-каси-гатана обычно имели длину от 60 до 70 см, т. е. были слишком длинными для ниндзя.

В.Н. Попенко в своей книжке «Древнее оружие Востока» приводит десятки способов окраски мечей в разные цвета радужного спектра, якобы соответствующие традициям разных школ нин-дзюцу. Он пишет: «Каждая школа, чтобы подчеркнуть свое отличие и индивидуальность, использовала, помимо традиционных, также и клинки «своего» цвета… Рецепты окраски каждая школа хранила в тайне, однако секреты многих цветов были разгаданы». Согласно утверждениям Попенко, мечи Тогакурэ-рю были голубыми, Синсю-рю — сине-черными, Хатуро-рю (вероятно, имеется ввиду Хагуро-рю — прим. автора) — темно-вишневыми, Ёсицунэ-рю — бронзово-коричневыми и т. д. и т. п.

Познакомившись с этими «разгаданными» секретами, автор испытал настоящее чувство зависти: какой счастливый человек, этот Виктор Николаевич Попенко! У него, видимо, в кланах ниндзя обширные связи! Даже в японских музеях нин-дзюцу ни одного крашенного меча нет, а он уже где-то рецепты окраски клинков сразу по одиннадцати школам раздобыл!

Но увы! Крашенных «по-попенковски» мечей в Японии пока не нашли. И как ни поражают воображение отдельных слишком доверчивых «товарищей» голубые мечи школы Тогакурэ-рю, все это чистейшей воды выдумка «горе-ниндзеведа», начитавшегося работ по современной металлургии. Чего стоит только одна фраза в описании технологии хромирования (его, согласно Попенко, использовали «все школы»): «В современных условиях применяются различные способы хромирования (металлизации): электролитический, химический, газоплазменный (напыление), плакированием, осаждением химических соединений из газовой фазы, электрофорезом, вакуумным взрывом, лазерный, плазменный, погружением в расплав и другие». Да, далеко шагнула мысль средневековых лазутчиков…

Нет! Не были мечи ниндзя ни черными, ни серо-буро-малиновыми. И по внешнему виду клинки их ничем не отличались от обычных.

Другой «крутой» отечественный специалист, В. Момот, в своей работе «Традиционное оружие ниндзя» (том 1, с. 176) пишет, что ниндзя за редким исключением никогда не полировали своих мечей, чтобы те не «отсвечивали». Однако и это утверждение далеко от истины, так как в действительности мечи полируют совсем не для красоты, а ради защиты их от ржавчины.

САГЭО СИТИ-ДЗЮЦУ — «СЕМЬ СПОСОБОВ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ САГЭО»

Сагэо — шнур для крепления ножен на поясе — представляет собой длинный плоский шнур, продеваемый в отверстие на специальном выступе ножен, называемом кури-гагата и находящемся в 7–8 см от их устья. После того, как меч в ножнах засовывают за пояс, ножны привязывают к поясу посредством сагэо, чтобы предотвратить его выпадение оттуда и надежно зафиксировать на месте.

Обычно сагэо имеет длину около 180 см. Однако у синоби-гатаны он намного длиннее — от 240 до 360 см. Дело в том, что ниндзя использовали сагэо не только для крепления ножен за поясом, но и другими способами, которые известны под общим названием «семь способов использования сагэо».

1. В абсолютной темноте ниндзя, как и все обычные люди, видеть не могли. Поэтому при проникновении во вражеский дом следовало использовать кое-какие меры предосторожности, чтобы не напороться вдруг на хозяина, севшего в засаду с занесенным над головой мечом.

Если ниндзя предполагал наличие засады, он использовал уловку, именуемую «дзасагаси-но дзюцу», или «дза-сагурино хо», — «техника поиска места» (рис. 46).

аз4647

Суть этой техники состоит в том, чтобы двигаться в кромешной тьме по комнате по траектории полукруга, используя меч в качестве щупа. Для этого нужно вытащить меч вместе с ножнами из-за кушака, достать клинок из ножен так, чтобы в устье осталось лишь 5–6 см и, взявшись за рукоять, выставить меч вперед(лезвие обращено вверх, спинка меча, естественно, развернута вниз) с подвешенными на нем ножнами как щуп. Чтобы ножны не упали на пол, их нужно придерживать, натягивая сагэо, который сначала держат левой рукой, а потом зажимают между зубами. Приняв такую изготовку, можно перемещаться, двигаясь спиной вдоль стены и как можно ниже припадая к полу. Мечом с висящими на нем ножнами действуют как щупом, двигая из стороны в сторону, словно обмахиваясь веером. Если ножны вдруг натолкнутся на какую-то преграду, значит, в темноте притаился враг — ведь в середине японской комнаты никакой мебели не бывает, а шпион двигается спиной вдоль стены и может хорошо ориентироваться в пространстве. В такой ситуации ниндзя выплевывает шнур, ножны падают на пол, а «невидимка», мгновенно отдернув руку с клинком для замаха, наносит два-три укола в темноту, туда, где был обнаружен объект.

Здесь нужно отметить две дополнительных хитрости. Во-первых, ниндзя должен двигаться, опустившись максимально низко, чтобы его не настиг внезапный горизонтальный рассекающий удар. Во-вторых, уколы нужно выполнять, развернув клинок горизонтально, так как велика вероятность, что они придутся в область ребер. Если клинок стоит вертикально, он наткнется на ребра, и рана не будет опасной.

2. Сагэо можно использовать как замену пояса, если его перерезали в рукопашной схватке, или просто нет под рукой. В случае ранения шнур может заменить жгут для остановки кровотечения путем тугой перетяжки конечности на отрезке, расположенном ближе к сердцу, чем рана.

Другой вариант применения — связывание пленника. Длины «шпионского» шнура вполне для этого достаточно.

Правда, в такой ситуации ниндзя мог воспользоваться и гораздо более короткой веревочкой, длиной в каких-нибудь 6 сун (около 18 см), откуда и происходит ее название: «рокусун-нава» — «веревка длиной в 6 сун». Иное название той же веревочки раскрывает сущность этого способа связывания — «юби-гатамэ-нава» — «веревка для связывания (удержания) пальцев». Пленнику заводили обе руки за спину, скрещивали большие пальцы его рук и крестообразно перетягивали их шнурком пониже сустава (рис. 47).

аз4648

Освободиться от такой «фиксирующей повязки» практически невозможно. А небольшие размеры шнурка позволяют запросто «перевязать» одним сагэо, порезанным на части, человек семь-восемь.

3. Сагэо можно использовать в качестве ёдзин-нава — «веревки предосторожности» при использовании уловки нава-бари — «натягивание веревок». Этот способ использования шнура входит, кроме того, в число так называемых «хитростей на дороге» (цуро-сикакэ). Чтобы уберечься от «визита» нежданного гостя, ниндзя протягивал веревку поперек входа в свою спальню на высоте голени. В ночной темноте при отсутствии освещения такая веревочная преграда оказывалась весьма неприятным сюрпризом для врага: споткнувшись о нее, он кубарем летел на пол комнаты. Разбуженный шумом падения, ниндзя располагавшийся, как правило, в самом центре комнаты, моментально выхватывал меч из ножен и одним махом наносил удар в том направлении, куда падал незадачливый противник.

4. Перебираясь через высокий забор, ниндзя приставлял к нему синоби-гатану, воткнув ее окованным металлическим кончиком ножен-кодзири в землю. Зажав кончик сагэо в зубах, он отталкивался ногой от широкой гарды и прыгал вверх, стараясь схватиться руками за гребень. Вскарабкавшись на вершину стены, «невидимка» шнуром втягивал за собой меч. Такая уловка называлась «цури-гатана-но хо» — «способ ужения меча» (рис. 48–49).

аз4649аз4650

5. Сагэо использовали для постановки «походной палатки» при ночевке в «полевых условиях» («нонака дзин-бари-но хо» — «постановка лагерем в поле»). Для этого ниндзя обвивал шнуром три-четыре стоящих поблизости друг от друга дерева и сверху натягивал лист промасленной бумаги, под которым можно было укрыться от дождя и снега.

6. Еще один вариант употребления сагэо для устройства «места ночлега» назывался табимакура-но хо — «способ походной подушки». В этом случае использовалась пара мечей — длинный и короткий. Связав шнуры обоих мечей друг с другом, ниндзя туго натягивал их под телом. Мечи помещались вдоль тела, и ниндзя ложился спиной поверх связанных сагэо. Большой меч (дайто) находился слева от шпиона, а малый (сёто) — справа. Спал шпион, обхватив дайто левым предплечьем (рис. 50).

аз4651

Если подкравшийся враг пытался отобрать меч у заснувшего ниндзя, то связка с другим мечом не позволяла сделать это незаметно. А ниндзя, очнувшись ото сна, но все еще оставаясь в лежачем положении, сбрасывал ножны в сторону ног и одновременно обнажал меч движением руки в сторону головы и закалывал врага. Подобный вариант обнажения меча (батто) очень характерен для ниндзя. Из-за того, что выхватывание происходит одновременно с броском ножен в противоположном направлении, скорость этого движения почти в два раза выше, чем при других способах выхватывания меча.

Кроме того, при неожиданном нападении противника, когда нужно срочно удирать, а времени заткнуть мечи за пояс нет, благодаря связанным сагэо их можно просто повесить на шею и бежать в таком виде, на ходу приводя себя в порядок.

7. Яри-домэ-но дзюцу — «способ остановки копья», или нагацука-дори — «захват длинного древка» — так называется техника оплетания длинного древкового оружия противника вроде копья или алебарды с помощью шнура, чтобы сковать его действия и, воспользовавшись временной беспомощностью, заколоть мечом (рис. 51).

аз4652

Для этого необходимо вытащить меч из-за пояса вместе с ножнами и мгновенно привязать к рукояти конец сагэо. После этого клинок извлекают из ножен правой рукой. Ножны как дубинку берут в левую руку рядом с устьем (коигути) и вытягивают в сторону противника в положение сэйган: рука находится напротив точки тандэн, локализуемой в месте на три пальца ниже пупка, а кончик оружия устремлен в горло противника. Правую руку с обнаженным мечом поднимают над головой в позицию дзёдан, так чтобы сагэо оказался туго натянутым в вертикальном положении с левой стороны от тела шпиона. В этой позиции нужно ждать действий противника.

Если противник наносит укол копьем в живот, удар отражают скрещенными мечом и ножнами движением сверху вниз, стараясь прижать копье к земле. Если это удалось, следует мгновенно наступить ногой на древко, придавить его к земле и одновременно уколом меча поразить противника. Если противник наносит укол в лицо, удар отклоняется «крестом» снизу вверх, после чего нужно нанести укол мечом, скользя им вдоль древка копья.

Если же противник колет в грудь слева от сагэо, нужно сделать небольшой шаг вперед-вправо по диагонали, отражая укол влево, согнуть левую руку в локте и зажать древко копья в сгибе руки. Затем, скрещивая меч и ножны, оплести шнуром древко копья противника. Следуя за возвратным движением копья, сблизиться с противником и пронзить ему грудь клинком, находящимся в горизонтальном положении.

Если противник выполняет укол справа от сагэо, нужно сделать шаг по диагонали вперед-влево, отклонить копье влево, зажать его древко под правую мышку и оплести шнуром, сковав движения. При попытке противника выдернуть оружие моментально с ним сблизиться и заколоть.

Фехтование ниндзя

Сразу нужно оговориться, что о фехтовании ниндзя (синоби-кэн-дзюцу, синоби иай-дзюцу) мы знаем очень и очень мало по той простой причине, что в старинных источниках эта тема практически не отражена. С другой стороны, кино успело уже сформировать определенный стереотип восприятия «шпионского» фехтования на мечах. Из фильма в фильм мы видим как люди, облаченные в черные костюмы, демонстрируют фехтование мечом на обратном хвате, что и выдается за подлинную технику синоби-кэн-дзюцу (рис. 52).

аз4653

Спору нет: в руках актеров на телеэкране такие выкрутасы порой выглядят довольно убедительно, но… они не имеют практически никакого отношения к реальной технике фехтования ниндзя. Чтобы понять это, необходимо хорошо представлять, в каких условиях «воинам ночи» приходилось пускать в ход свои клинки.

Чаще всего «сценой» для схваток служили узкие коридоры замков, традиционные японские комнаты с низкими потолками, кустарники, лесные чащи. Одним словом, те места, где широкие размашистые движения по принципу «развернись плечо, размахнись рука» просто неприменимы. Поэтому основу «шпионского фехтования» составляли молниеносные «очереди» коротких уколов. Именно такие приемы лучше всего отвечали потребностям ниндзя.

Кололи ниндзя, как правило, не один, а два-три раза кряду, так как одним уколом далеко не всегда удавалось отправить противника на тот свет, тем более, если дело происходило в кромешной тьме, когда ни дистанция, ни позиция противника не были ясны лазутчику. Колоть следовало, развернув клинок горизонтально. Объясняется это очень просто: при вертикальном положении лезвие могло наткнуться на ребра и не достать до жизненно важных органов. Зато в горизонтальном положении отточенное острие меча проскальзывало между ребрами легко, словно рассекая масло. Кроме того, грамотно пользуясь изгибом меча, ниндзя мог отклонить в сторону оружие противника и таким образом расчистить себе путь к его персоне.

Обратный же хват требует несколько больше пространства для замахов при рубящих ударах. Кроме того, он сильно ограничивает радиус поражения (который у ниндзя, пользовавшихся короткими мечами, и без того был очень мал) и снижает точность ударов, так как лезвие из-за неудобного положения в руке дрожит.

В ряде источников упоминается некая школа «подлинного синоби-кэн-дзюцу» Тонами-рю (по некоторым данным, еще в 30-х гг. нашего века существовали мастера, владевшие техникой этой школы), созданная в начале XVII в. самураем из княжества Уэно провинции Ига по имени Тонами Матабэй Торииси. Сначала этот Тонами, бывший знатоком нин-дзюцу школы Ига-рю, служил семье Тёсокабэ, но позже поступил на службу к клану Тодо, господствовавшему в те времена в провинции Ига. Он преподавал технику фехтования коротким мечом ниндзя-то, которую называл «ин-кэмпо» — «фехтование темного начала (яп. ин, кит. инь)». Исходя из этого названия, некоторые историки предполагают, что в Тонами-рю изучали приемы боя мечом, который держали обратным хватом («хват инь»). Однако в источниках сообщается, что свои знания о бое мечом Тонами почерпнул в школе Тюдзё-рю. При этом в клятвенном письме, переданном мастеру Тонами при поступлении в его школу знаменитым мастером бу-дзюцу Араки Матаэмоном, последний выражает желание изучить школу Синкагэ-рю. Таким образом, Тонами-рю развилась на основе либо Тюдзё-рю, либо Синкагэ-рю. А обе эти школы, относимые современными «специалистами» по нин-дзюцу к так называемым «самурайским», не содержат приемов боя мечом обратным хватом.

Некоторые авторы считают, что ниндзя были особенно сильны в искусстве мгновенного выхватывания меча с последующими ударами — иай-дзюцу, ссылаясь на то, что короткий меч можно выхватить гораздо быстрее, чем длинный. Однако короткие мечи использовались и во многих «самурайских» школах кэн-дзюцу. Например, современный наставник школы Катори Синто-рю Отакэ Рисукэ рекомендует использовать мечи традиции Бидзэн с длинной клинка около 60 см. Он же указывает на то, что знаменитый фехтовальщик из школы Ягю Синкагэ (Бисю) — рю Ягю Тосиканэ (Рэнъясай) использовал длинный меч с лезвием в 1 сяку 9 сунов 8 бу (около 55 см), и короткий — в 1 сяку, 3 суна, 3 бу (около 38 см) — что вполне в традициях ниндзя-то.

В бою ниндзя стремился как можно быстрее разделаться со своим противником, чтобы к тому не успела подоспеть подмога. Поэтому удары наносились в жизненно важные точки человеческого тела, чаще всего в те места, которые не защищены доспехами. Мишенями для колющих, пилящих, режущих и рубящих ударов служили сонные артерии; запястья с внутренней стороны, где проходят вены; подмышечные впадины; низ живота, где между нагрудником и «юбкой» доспехов имеется щель, прикрытая лишь шнуровкой; бедра изнутри, где проходят бедренные артерии; подколенные сгибы при атаке сзади; ахиллесовы сухожилия при внезапном нападении с земли.

С точки зрения перечисленных критериев «шпионского фехтования» исключительный интерес представляет техника боя мечом школы Катори Синто-рю. Например, в ней популярна особая форма вертикального удара, называющаяся «маки-ути» — «крученый удар» (рис. 53).

аз4654

В маки-ути рассекающий удар сверху наносится не из положения с мечом, задранным в небо (дзёдан-но камаэ), как во многих других школах, а из положения, когда клинок спинкой лежит на вытянутых вперед руках. Благодаря этому удар распространяется как бы не сверху вниз, а вперед, и минимальная высота, требуемая для его применения, значительно ниже по сравнению с обычным ударом из положения дзёдан-но камаэ.

Не менее оригинальна в Катори Синто-рю техника бокового удара ёкомэн-ути (рис. 54).

аз4655

Если во многих других школах кэн-дзюцу меч для такого удара предварительно заносят назад вбок, то в Синто-рю замах осуществляется таким образом, что острие меча направлено строго вперед, в горло противника. Замах выполняют как короткий удар снизу вверх. В действительности, это даже не замах, а подрезающий удар по кистям противника, поднимающего меч в положение дзёдан-но камаэ. Кроме того, если при ударе с широким замахом вбок у противника есть доля секунды для сближения и контрвыпада, выставленное вперед острие меча в ёкомэн-ути не позволяет ему сделать этот рывок. После этого меч поднимают в позицию дзёдан-но камаэ и по кратчайшей траектории обрушивают на шею или бок противника. Благодаря такой специфической технике, мастер Катори Синто-рю способен наносить боковые удары мечом даже в очень узком коридоре, где другие школы кэн-дзюцу будут бессильны.

Вообще техника фехтования всеми видами оружия в Катори Синто-рю построена на полном контроле дистанции. Поэтому удары мечом в этой школе не проносят, а фиксируют на высоте живота, благодаря чему попытки противника приблизиться к бойцу оборачиваются самонасаживанием на клинок. Огромное внимание в Синто-рю уделяется самым разнообразным коротким техническим действиям, направленным на перерезание артерий, вен, сухожилий. Удары и уколы выполняются по кратчайшим траекториям. В этой школе практически отсутствует техника блокирования меч в меч, чреватого порчей клинка. За счет правильного выбора дистанции боец не подставляет лезвие своего меча навстречу удару врага, а сам наносит удары по его уязвимым точкам.

Техника иай-дзюцу — «искусства обнажения меча» — в Катори Синто-рю также чрезвычайно оригинальна. В ката этого раздела прорабатываются не только реакции на неожиданные нападения врага, но и приемы внезапной атаки из засады. Мастера этой школы сидят на земле не на обоих коленях, а на одном в позе, именуемой «иай-госи». Согласно комментарию Отакэ Рисукэ, главного технического наставника данной школы, эта позиция была позаимствована фехтовальщиками у разведчиков, передвигавшихся короткими перебежками от ямки к ямке, от кустика к кустику и прижимавшихся для маскировки к земле. Притаившись в яме или за камнем в позиции иай-госи, ниндзя-мастер Катори Синто-рю поджидал вражеский патруль, в нужный момент неожиданно взмывал в воздух в высоком прыжке и обрушивал серию молниеносных ударов по врагу. Меч до начала атаки держали вложенным в ножны, чтобы его предательский блеск не выдал разведчика. В атаках чередовали высокие прыжки с быстрыми перемещениями на коленях, когда «ночной воин» припадал к земле, становясь практически невидимым, и разил своих врагов, вспарывая им бедра, пах, голеностопные суставы…

Характерным примером такой техники Катори Синто-рю является ката Нукицукэ-но кэн, один из вариантов расшифровки которого выглядит следующим образом (рис. 55–58).

аз4656аз4657аз4658аз4659

Разведчик притаился в засаде в высокой траве в позиции иай-госи и ожидает подхода вражеского патрульного, чтобы уничтожить его (1). Когда патрульный входит в поражаемое пространство, он выпрыгивает вперед-вверх одновременно с выхватыванием меча из ножен и молниеносным ударом в горло противника. Этим рассекающим ударом разведчик как минимум лишает противника возможности закричать, позвать на помощь (2). Уходя от возможного контрудара, после прыжка он приземляется на одно колено и с коротким замахом наносит укол кончиком меча, скользя его спинкой по левой ладони. Если первый удар попал в цель, то укол выполняется в горло упавшему на колени противнику. Если же тот успел отшатнуться, то в живот (3–5). Выдернув меч, разведчик со сменой стойки уходит немного в сторону, ударом рукояти сбивая врага спиной на землю. Выдергивание меча совершенно необходимо, так как падающее тело противника может сломать клинок (6–7). Завершает атакующую комбинацию рубящий удар сверху вниз, рассекающий туловище врага пополам (8–9). После этого мастер очищает меч от крови и вкладывает его в ножны (10).

Интересно, что некоторые данные позволяют проследить влияние Катори Синто-рю на традиции фехтования ниндзя из Ига. Так в XVII веке наибольшей популярностью у ниндзя княжества Тодо, располагавшегося на территории провинции Ига и включавшего древний оплот Ига-моно городок Ига Уэно, пользовалась школа иай-дзюцу Ига-рю (рис. 59), разработанная местным госи и членом организации мусокунин (см. «Путь невидимых», с. 394–395) Ига Норисигэ на основе Катори Синто-рю.

аз4660

Позднее эта школа получила распространение также в провинции Этидзэн. Приблизительно в то же время в Ига Уэно появилось додзё школы кэн-дзюцу Фудзан-рю. Ее создал в 1670 г. самурай из княжества Хисако Ига Дзидаю Такэнобу. Интересно, что этот Ига Дзидаю был не только прекрасным фехтовальщиком, но и знатоком военной стратегии (гун-по) школы Ямага-рю, которая, между прочим, включала в себя оригинальную традицию нин-дзюцу.

Сегодня очень немногие слышали что-либо о группе ниндзя Сагара, которая была сплошь укомплектована мастерами, владевшими ура-тати — секретным разделом кэн-дзюцу школы Тайся-рю, вела тайное негласное наблюдение за деятельностью синоби из элитных подразделений Ига-гуми и Кога-гуми и наводила ужас на мятежных даймё.

Основателем школы Тайся-рю был Марумэ Ивами-но ками нюдо Тэссай Фудзивара-но Нагаёси Курандоса, которого обычно сокращенно именуют Марумэ Курандо. По рассказам, он уже в раннем детстве проявил талант к фехтованию. В 16 лет он поступил в обучение к Амакуса Итоно ками, хозяину замка Амакуса-дзё. Через два года он познакомился с одним из величайших мастеров меча в японской истории Камиидзуми Исэ-но ками Нобуцуной и стал его учеником. Благодаря своим природным задаткам, Марумэ очень быстро постигал премудрости боевого искусства Синкагэ-рю. Именно он ассистировал Камиидзуми Исэ-но ками во время демонстрации его техники фехтования перед сёгуном Асикага. После этих показательных выступлений искусство Камиидзуми было оценено как «несравненное», а мастерство Марумэ Курандо — как «величайшая драгоценность Японии».

В напряженнейших тренировках прошли пять лет, и в 1567 г. Курандо получил от своего наставника полную мастерскую лицензию (мэнкё кайдэн) по школе Синкагэ-рю. После этого он вернулся в свою родную провинцию Хиго (современная префектура Кумамото).

Марумэ Курандо соединил полученные от своих учителей знания с магией божества Мариситэн, уходящей своими корнями в Индию, и основал собственную школу бу-дзюцу Синкагэ тайся-рю, которая, как говорят, «вобрала в себя воинский путь, истоки которого уходят в глубочайшую древность, в век богов Идзанаги и Идзанами». Несколько позднее у Марумэ появилась возможность глубоко познакомиться с китайским ушу, и оценив его по достоинству, он ввел многие китайские элементы в свою школу, которая в итоге получила название Тайся-рю. Главным же секретом этой школы стала техника «скрытого меча» — ура-тати.

После возвращения на родину в Хиго Курандо поступил на службу к господину замка Дзинся-дзё князю Сагара Ёситэру. Служба его проходила поначалу не очень удачно. Когда в 1569 г. разразилась война между Сагара и могущественным кланом Симадзу, Марумэ, возглавивший армию Сагара, потерпел жестокое поражение от Симадзу Иэхисы. После этого он впал в немилость у Сагары Ёситэру. Причем этот период неудач и гонений затянулся на целых 15 лет! Однако именно в этот период «немилости» Марумэ разработал свою школу Тайся-рю (включая технику ура-тати) и подготовил особый диверсионный отряд Сагара синоби-гун.

После прихода к власти Сагары Нагауми Курандо обрел возможность вернуться из «изгнания» и сразу получил жалование в 150 коку — сумма довольно внушительная.

После его смерти на протяжении нескольких поколений властителей Сагара главным наставником по боевым искусствам в их владениях был лучший ученик и любимец Марумэ Курандо китаец Дэн Ринбо (кит. Чжуань Линьфан) Ёриясу. Дэн Ринбо сам являлся мастером ушу, но своего учителя он ставил выше себя и всех других мастеров. Именно Дэн Ринбо стал первым командиром отряда «спецназа» ниндзя Сагара и начальником всей службы шпионажа этого клана.

«Советник» Дэн на поприще шпионажа развил невероятно бурную деятельность. Он создал по всей стране огромную разведывательную сеть, позволявшую быть в курсе всех событий. В нее вошли синоби из Сайга, разгромленные Одой Нобунагой, бывшие сохэи монастыря Нэгородзи, сожженного дотла Тоётоми Хидэёси, ямабуси из Кумано и других районов. В связи с этим возникает несколько вопросов. Во-первых, как удалось китайцу Дэн Ринбо создать столь обширную сеть шпионов?

До поступления в ученики к Марумэ Курандо Дэн Ринбо был членом одной из шаек японских пиратов вако. В этом ничего странного нет, так как современные исследования показали, что эти шайки более чем наполовину состояли из китайцев. Приехав в Японию, Дэн вместе с группой своих «коллег» обосновался в пещере на острове Авадзи — старинном логове пиратов. Во время своей грабительской деятельности китаец успел перезнакомиться со многими пиратами и разбойниками Японского внутреннего моря: «морской армией» Мураками, шайками района Амакуса и т. д., а также с местными сюгэндзя, через которых он получил возможность добывать необходимые сведения.

Второй законный вопрос: зачем нужна была княжеству Сагара, запрятанному глубоко в горах Кюсю, такая шпионская сеть? Дело в том, что сёгунское правительство Токугава поручило князю Сагара контролировать тайную торговлю с зарубежными странами, к которой нет-нет да прибегали различные феодалы в обход строжайшего запрета военных правителей из дома Токугава на всякие сношения с заграницей.

В награду за свою работу князь Сагара получил земельные владения в районе Амакуса, где прежде находились вотчины императора. Вместе с его управляющим туда переехало большое число бойцов из Тайся-рю. На склоне лет Марумэ Курандо вел неторопливую, размеренную жизнь, работал в поле. Рассказывают, что заняться сельским хозяйством его вынудила нехватка продовольствия, вызванная большим притоком воинов из разных провинций, жаждавших овладеть техникой Тайся-рю.

Деятельность самураев Сагара не ограничивалась только борьбой с контрабандистами и пиратами, стремившимися наладить торговлю с заграницей в обход официальных запретов и благодаря этому заработать баснословные барыши. По совету Марумэ Курандо, Дэн Ринбо сформировал десять «командирских» групп, в которые вошли все обладатели мастерских лицензий по Тайся-рю, родственники Марумэ и его ближайших соратников, в верности которых не было ни малейшего сомнения. Интересно, что названия этих групп были заимствованы из «технического каталога» (мокуроку), врученного Камиидзуми Исэ-но ками своему ученику Курандо: Эмпи («Полет ласточки»), Сару-маваси («Поворот обезьяны»), Коран («Буйство тигра»), Дзюттэ («Десять рук»), «Яма-кагэ» («Горная тень») и т. д. Эти «тюнины» сформировали десять групп «гэнинов», по 16 человек в каждой, которые направлялись в разные районы страны для ведения шпионской работы.

Половина «тюнинов» обеспечивала охрану князя Сагара во время его обязательных посещений Эдо.[8] Так как эти «телохранители» были прекрасно знакомы с официальным этикетом и обладали блестящей проницательностью, 24 человека из взяли для службы в замок Эдо в качестве охранников сёгуна.

Факт привлечения чужаков для охраны властителя страны вызвал зависть и злобу со стороны ниндзя-телохранителей из Ига и Кога, усмотревших в нем оскорбление недоверием к их мастерству. По легенде, чтобы подорвать авторитет отряда Сагара воины Ига-моно под началом Хаттори Хандзо Масанари, сына великого ниндзя Хаттори Хандзо Масасигэ, устроили им западню. Во время очередного приезда князя Сагара в Эдо 16 ниндзя из Ига напали на него на лесной дороге неподалеку от станции Мисимаядо и заставы Хаконэ. Однако попытка убийства властителя Сагара окончилась полным провалом: ниндзя Сагара из отрядов Сару-маваси-гуми и Ямакагэ-гуми перебили их всех до единого при помощи секретной техники фехтования ура-тати.

После этого инцидента Масанари, по легенде, поссорившийся с сёгуном, пошел на новую хитрость, организовав нападение на самого Токугава Иэясу (это предание имеет хождение среди жителей Сагара, но у автора есть основания не доверять ему), однако и на этот раз у его ниндзя ничего не вышло. На сей раз надежно сработал отряд Эмпи-гуми, командир которого, в конце концов, даже вынудил Хаттори Хандзо Масанари написать объяснительную записку по поводу инцидента.

После этих инцидентов, продемонстрировавших превосходную подготовку ниндзя Сагара, они получили от сёгунского правительства (бакуфу) задание осуществлять надзор за деятельностью других групп шпионов и выполняли эти обязанности до самой буржуазной революции Мэйдзи.

Что же представляла собой секретная техника фехтования ура-тати? Источники называют ее техникой «меча соединенных воедино трех тел» (сансин иттай-но кэн). Имеется в виду, что ниндзя Сагара постоянно действовали тройками и практиковали групповые атаки, защититься от которых у противника-одиночки не было практически никакой возможности[9] (рис. 60).

аз4661

Последователи ура-тати овладевали техникой боя не только с мечом, но и с парой коротких мечей (сёто), боевых серпов, коротких копий (тэяри). Они изучали технику метания сюрикэнов, фехтование алебардой, плавание и верховую езду, а также китайское кэмпо, привнесенное лично Дэн Ринбо (например, в технике ура-тати удары мечом сочетаются с разнообразными ударами ногами). При этом, каким бы оружием не были вооружены эти ниндзя, они должны были уметь согласованно действовать в тройке, разя с разных углов, в разной последовательности, на разных уровнях. Все манипуляции холодным оружием сопровождались бросками ослепляющего порошка-мэцубуси по глазам противника.

Если о технике «шпионского» кэн-дзюцу эпохи Сражающих княжеств информация очень скудна, то о том, как орудовали мечом ниндзя из отряда Ига-гуми при сегунах Токугава нам известно довольно много. Дело в том, что ныне мы располагаем большим количеством синхронных документов (в основном это воспоминания современников, а также разнообразные трактаты, наставления и уставы), рассказывающих о жизни и боевом искусстве одного из самых знаменитых воинов элитного шпионского отряда Ига-гуми Хираяма Кодзо Хисому, создателя школы кэн-дзюцу Тюко Синкан-рю и автора нескольких трактатов по фехтованию, по крайней мере два из которых — «Кэнсэцу» («Разъяснение фехтования») и «Кэнтё» («Собрание о фехтовании») — вошли в золотой фонд литературы по бу-дзюцу.

Хираяма Кодзо Хисому родился в 1759 году в семье стражника из отряда Ига-гуми. Его предки из поколения в поколение служили в отряде Ига-гуми, начиная с самого первого набора, который провел великий дзёнин Хаттори Хандзо. Благодаря недюжинному таланту, преданности боевому искусству и упорству он изучил целый ряд школ военного искусства. У Сайто Сандаю он перенял школу военной стратегии Наганума-рю, у наставника Мацусита Киёкуро — технику боя копьем Осима-рю, у великого мастера борьбы Сибукава Бунгоро Токихидэ — дзю-дзюцу и иай-дзюцу Сибукава-рю, у Иноками Рюдзаэмона — искусство стрельбы из огнестрельного оружия школы Буэй-рю. Помимо этого, он изучил верховую езду, стрельбу из лука и плавание.

Наставником Хираямы по фехтованию мечом был мастер школы Синнуки-рю Ямада Мохэй. Ямада был, помимо того, третьим патриархом школы кэн-дзюцу Унтю-рю. Так как Хираяма получил от него полную мастерскую лицензию (мэнкё кайдэн) по Унтю-рю, он считается также четвертым патриархом этой школы. Однако Хираяма изучал технику кэн-дзюцу и других школ, в частности, Синто иссин-рю. Поэтому он основал собственную школу, получившую название Тюко Синкан-рю, которую позднее переименовал в Кобу дзицуё-рю.

Что же представляла собой техника кэн-дзюцу Тюко Синкан-рю? В самом начале трактата «Кэнсэцу» Хираяма совершенно четко определяет сущность своей системы: «Мое кэн-дзюцу предназначено для того, чтобы карать врагов смертью». В отличие от большинства школ того времени, Тюко Синкан-рю была ориентирована исключительно на применение на поле боя и полностью отрицала соревнования. Согласно дошедшему до наших дней «Уставу школы Тюко Синкан-рю» («Тюко Синкан-рю кисоку»), тренировочные бои обычно проводились на бамбуковых мечах-синаях, но без традиционного защитного снаряжения — маски (мэн) и наручей (котэ). При этом противник использовал стандартный синай длиной в 1 метр, а ученик, вполне в традициях ниндзя, короткий бамбуковый меч, имевший длину вместе с ручкой всего около 40 см. Последователи Тюко Синкан-рю старались мгновенно сблизиться с противником и обрушить на него град ударов мечом и всеми конечностями. Удары наносились в полную силу, поэтому травматизм был чрезвычайно велик. Впрочем, самого Хираяму это нисколько не смущало, ведь он старался воспитать не спортсменов, а воинов, готовых умереть на поле боя.

Хотя весь тактический рисунок выглядит довольно необычным по сравнению с распространенным представлением о «самурайском» кэн-дзюцу, анализ генеалогии Тюко Синкан-рю показывает, что эта необычная школа генетически была связана именно с «самурайским» фехтованием. Так, официальная генеалогия Тюко Синкан-рю, помещенная в Бугэй рюха дайдзитэн («Большой энциклопедический словарь школ боевых искусств») начинается с уже небезызвестного читателю Марумэ Курандо, а школа Унтю-рю возводит свою родословную к Ягю Мунэнори, великому наставнику школы Япо Синкагэ-рю.

К этому разговору о связях «самурайских» и «ниндзевских» школ боевого искусства хотелось бы добавить еще несколько фактов. Так, сын великого фехтовальщика, основателя Синкагэ-рю Камиидзуми Исэ-но ками Нобуцуны Камиидзуми Хитатиносукэ Хидэёси основал собственную школу Камиидзуми-рю, в которой смешал нин-дзюцу с техникой фехтования своего отца, который, как известно, был самураем. Сын другого великого мастера меча и основателя школы Касима Синто-рю Цукахары Бокудэна после гибели своего господина Китаба-такэ Томонори бежал в провинцию Ига и передал тамошним ниндзя технику фехтования своего отца.

Сам Хираяма был человеком незаурядным. С точки зрения японских воинских искусств, он являлся совершенным воином, ибо познал и военную стратегию, и боевые искусства, и конфуцианскую науку. Изучив многие боевые искусства, он по подобию пришедших из Китая списков 18 классических боевых искусств составил собственный список, получивший название «Бугэй дзюхаппан рякки» — «Краткие записи о 18 стандартных боевых искусствах», и во всех них достиг мастерского уровня.

Естественно, что все это могло стать возможным лишь в результате титанического, поистине подвижнического труда. И действительно, можно только поражаться тому распорядку дня и стилю жизни, которому следовал Хираяма на протяжении всей своей жизни.

Он вставал в 4 часа утра, обливался ледяной водой, молился духам предков и приступал к тренировкам. Сначала Хираяма выполнял во дворе 400–500 махов шестом длиной около 230 см из белого дуба. Затем по 200–300 раз повторял приемы выхватывания меча из ножен (иай-дзюцу). Орудовал он при этом огромным тесаком длиной в 120 см и шириной лезвия в 9 см, так как считал, что, если человек освоит выхватывание столь неуклюжего оружия, то обращение со стандартным мечом и вовсе не составит ему труда. Далее он практиковал стрельбу из лука и ружья, упражнялся с копьем. Завершала тренировку верховая езда. Так как эта процедура повторялась каждое утро в одно и то же время, соседи даже сверяли часы по «будильнику Хираямы».

Огромное внимание, вполне в духе традиции бунбу рёдо, предписывавшей воину уделйть равное внимание воинским упражнениям и литературе, Хираяма Кодзо уделял изучению классики. Он имел поистине гигантскую библиотеку, в которой, по утверждениям современников, насчитывалось до 8000 свитков на японском и китайском языках. В дошедшем до нас каталоге этой библиотеке значатся 2980 свитков, из которых 1085 посвящены военному делу, а из них 362 — строительству крепостей и изготовлению различных видов вооружения. При этом около 500 свитков были переписаны самим Хираямой!

Хираяма старался не тратить попусту ни секунды, чтобы не потерять физическую форму. Занимаясь чтением, он клал рядом с собой квадратную дубовую доску со стороной около 60 см и без конца обстукивал ее кулаками, которые у него, благодаря такой закалке, не уступали по прочности булыжникам. Когда же чтение надоедало ему вконец, Хираяма прыгал в ванну, наполненную ледяной водой и взбадривался.

Всю жизнь он придерживался особой диеты, основу которой составляли неочищенный рис (гэммай), сырое мисо (намамисо; густая масса из перебродивших соевых бобов, служащая для приготовления супов и в качестве приправы) и разные соленья. Он никогда не употреблял горячего чая и пил лишь холодную воду. При этом Хираяма любил рисовую водку сакэ. До наших дней дошел рассказ о том, как он однажды пировал вместе со своим старшим товарищем и мастером меча Отани Сэйитиро. В это время в харчевню зашел торговец сардинами (иваси). Хираяма заказал себе сардин, отрезал им головы, не очищая рыбу, залил ее мисо и, громко чавкая на всю харчевню, моментально сожрал огромную порцию так, что даже Отани, хорошо знакомый со странностями стражника из Ига-гуми, был шокирован.

Всю свою жизнь он почти не приближался к женщине и не завел жены. Он объяснял это тем, что опасается, как бы жена не стала небрежно обращаться с его матушкой. Как бы то ни было, жизнь Хираяма вел поистине пуританскую. В соответствии с традицией ниндзя из Ига, Хираяма всю жизнь носил прическу ёмогами, позволявшую легко изменять внешность. И в летний зной, и в зимнюю стужу он надевал лишь один костюм авасэ (одежда на подкладке). Даже в самые лютые холода этот воин Ига-гуми не обувал носки-таби, ходил в коротких брюках-хакама, из под которых торчали волосатые голени, на поясе носил длинный меч (как это ни странно, сам Хираяма в повседневной жизни предпочитал мечи с клинком под 90 см). По улицам он гордо шествовал с огромной железной палицей-тэцубо в руках, весом почти в 9 с половиной килограммов!

Согласно «Дзэнгёроку» («Записи о добрых деяниях») до 61 года Хираяма спал на голом земляном полу и не пользовался никакими спальными принадлежностями. Другие источники утверждают (возможно, речь идет о более позднем периоде жизни мастера), что постелью ему служил лишь один тонкий тюфяк (футон) из хлопчатобумажной ткани, который обычно стелили в комнате с деревянным полом. Хираяма пользовался благосклонностью Мацудайры Саданобу, могущественного регента и фактического правителя страны в 1786–1793 гг., и тот, когда ниндзя случайно заболел, подарил ему прекрасный шелковый тюфяк. Однако Хираяма пользовался им лишь одну ночь, а на следующий день отошел ко сну, как обычно постелив свой знаменитый тонкий хлопчатобумажный футон. Когда Мацудайра прознал про это, он преподнес Хираяме целый комплект хлопчатобумажных тюфяков со словами: «Вы уже пожилой человек, поэтому Вам следует спать на постели». Тронутый вниманием Мацудайры, Хираяма стал пользоваться его подарком. Потом он рассказывал друзьям: «Поначалу я чувствовал себя неважно, но потом привык, и теперь могу спать в тепле»…

Фудзита Касуя из княжества Мито как-то посетил хижину Хираямы Кодзо и, пораженный огромным количеством книг и военного снаряжения, сказал: «Говорят, что есть люди, которые заменяют подушку оружием и не бегут от смерти. Сегодня я видел такого человека собственными глазами»…

В «Эдо никки» («Эдосский дневник»), принадлежащем кисти Мори Сиро Масана, самурая из княжества Тоса, поступившего в обучение к Хираяме за полгода до его кончины, подробно рассказывается о последних днях жизни этого удивительного человека. Когда Мори прибыл к нему в дом-додзё, Хираяма был уже разбит параличом, но вовсю ругал нерадивых учеников. В стенном шкафу общей комнаты была установлена 72—литровая бочка с сакэ, из которой старик то и дело отхлебывал большими глотками. В прихожей (гэнкан) были навалены мешки с рисом, полученным в качестве жалованья. Хираяма обжаривал рис прямо в шелухе и ел его в таком виде. Сразу за прихожей помещался тренировочный зал, застеленный татами, площадью около 50 кв. метров. За ним находилась общая комната площадью в 10 татами, в которой было свалено различное оружие: алебарда-нагината длиной около 240 см, деревянный меч длиной в 270 см, длинный синай размером в 180 см, стояло несколько десятков копий, 3 пушчонки, 2 трубы-какаэдзуцу для стрельбы стрелами, а также ружья, тэцубо, алебарды, тренировочные деревянные кони и т. д. Там же помещалось несколько десятков ящиков с доспехами гусоку. Двор густо зарос травой.

Рассказывают, что за некоторое время до своей кончины тяжело больной Хираяма Кодзо еще выходил во двор с шестикилограммовой железной палицей и с громкими криками-киай демонстрировал ученикам боевую технику, так что железный кол свистел в воздухе.

В 24-й день 12-го месяца 1828 года в возрасте 70 лет Хираямы Кодзо не стало. Он был похоронен в монастыре Эйсё-дзи в районе Ёцуя в Эдо (Токио).

Алебарды, копья, секиры

КОНАГИНАТА — «МАЛАЯ АЛЕБАРДА»

Японская алебарда нагината с длинным древком (в Катори Синто-рю, например, используются алебарды длиной около двух с половиной метров) — оружие вроде бы не шпионское. Она слишком велика, чтобы таскать ее с собой во время ночных операций, сопряженных с лазанием по деревьям, ползанием по кустам и т. д. Однако находчивый мастер «иньского искусства» (яп. ин-дзюцу — так называлась традиция нин-дзюцу в княжестве Цугару) по имени Хоригути Гэнъисай Садамицу изобрел нагинату с укороченным древком, получившую название «конагината» — «малая алебарда», которую он с успехом использовал во время выполнения заданий. Судя по всему, Хоригути был большим любителем оружия с длинным клинком, так как в созданной им школе Хоригути Гэнси-рю помимо техники боя конагината кодифицирована также техника фехтования длинным мечом (нага-тати). Хоригути Гэнси-рю благополучно дожила до наших дней и, возможно, существует даже сейчас. Во всяком случае, еще в середине XX века ее демонстрировал Оцу Икусукэ, владевший несколькими направлениями воинского искусствами, развившимися в княжестве Цугару, в том числе школами нин-дзюцу Накагава-рю и Хориути Кохаято-рю.

Хацуми Масааки утверждает, что в программе школы нин-дзюцу Тогакурэ-рю, патриархом которой он является, также изучались приемы боя с разновидностью алебарды бисэнто, которая, в отличие от стандартных образцов, имеет более широкое массивное лезвие и походит на китайскую алебарду дадао.

Вообще, нагината в Японии считалась женским оружием. Фехтованию ею едва ли не в обязательном порядке обучались практически все женщины. Жены и дочери госи из Ига в этом плане не были исключением. О том, сколь высоко было их мастерство, рассказывает книга «Иранки» («Повесть о мятеже в Ига»), посвященная героической борьбе жителей провинции Ига против нашествия армии князя Оды Нобунаги.

Во время обороны крепости Хидзияма, где укрылись основные силы защитников Ига, из крепости верхом на коне выехала красивая женщина с развевающимися на ветру прекрасными иссиня-черными волосами, перевязанными белой повязкой-хатимаки, в таком же белом[10] одеянии с алебардой в руках. Сначала ее появление вызвало улыбку на лицах некоторых воинов Оды, но уже через несколько мгновений она с них улетучилась. Женщина мастерски владела искусством боя нагинатой и широкими размашистыми ударами рубила головы врагов, словно на покосе. Даже бывалые воины князя пришли в трепет при виде ее удали и попятились назад.

После некоторого замешательства из лагеря Гамоу, военачальника Оды, выехал один из сильнейших воинов и, переправившись через речку Нагата, с копьем наперевес поскакал навстречу богатырше, выкрикивая оскорбления. Это был знаменитый воин из клана Гамоу Тамура Сирота. Однако женщину-воина его появление совсем не смутило. Выхватив из мешочка, висевшего на поясе, сюрикэн, она метнула его во врага. Лезвие угодило Тамуре прямо в правое бедро, и он кубарем полетел из седла. В тот же миг серповидный клинок алебарды богатырши из Ига отхватил ему голову.

После такой скорой расправы с одним из сильнейших воинов уже никто не решался выйти один на один с красавицей. Тогда копейщики Гамоу окружили ее со всех сторон, и несколько десятков копий разом вонзились в ее прекрасное тело.

Так погибла Киё-но годзэн, жена Матии Саманосукэ, которой в ту пору было 38 лет от роду.

СИБАЮЫРИ — «УДАРНОЕ КОПЬЕ»

Согласно древним преданиям жителей провинции Ига, основным оружием отрядов «ночных демонов» этой местности были копья, называвшиеся «сибаки», длиной около 1 м 60 см. Глагол «сибаку», от которого образовано слово «сибаки», на местном диалекте означает «бить», «драться». Такое название копья ниндзя, согласно одному из главных авторитетов в исследованиях нин-дзюцу Кояме Рютаро связано с тем, что им в основном не кололи, а наносили рубящие удары.

КАМАЯРИ — «КОПЬЕ-СЕРП»

Хацуми Масааки в своей книге «Ninjutsu history and tradition» утверждает, что ниндзя из Тогакурэ-рю использовали «уникальную» (точнее, довольно редкую) разновидность копья камаяри, которая сочетает в себе характеристики копья и серпа (рис. 61).

аз4662

У всех видов камаяри помимо основного копейного «жала» имеется один (иногда два) боковой серповидный клинок. Однако, если в большинстве случаев концы «серпов» обращены вверх, то в варианте Тогакурэ-рю они наоборот развернуты вниз. Такая разновидность камаяри называется «ситамуко-камаяри» или, если «серпов» два, «ситамуко дзюмондзи-камаяри».

Таким копьем можно не только сражаться в бою. Ниндзя мог зацепиться крюком за гребень ограды и взобраться наверх по древку, использовать камаяри подобно маятнику для «перелета» с ветки на ветку, моментально вытащить всадника из седла с ветви дерева, нависшей над дорогой, подцепив его крюком за горло (рис. 62) и т. д. Помимо всего прочего «копья-серпы» использовались для переноски грузов в качестве коромысла, для запирания дверей и рыбной ловли.

аз4663

ОНО — «СЕКИРА»

В списке оружия ниндзя значится и это (в целом мало популярное в Японии) габаритное оружие, которое обычные воины использовали лишь для разгрома ворот и дверей укреплений врага (рис. 63).

аз4664

Дело в том, что секира-оно — стандартный элемент походного снаряжения горных отшельников ямабуси, под личиной которых очень часто пытались скрыть свою коварную сущность «воины ночи» (рис. 64).

аз4665

Секира ямабуси представляла собой массивное лезвие из высококачественной стали насаженное на длинную дубовую рукоять. Хотя отшельники пользовались им лишь для прокладывания дороги сквозь горные заросли, таким приспособлением можно было без особых проблем «вскрывать» и доспехи противника, словно консервную банку.

Техника боя секирой оно никогда не была канонизирована. Источники молчат о существовании каких-либо школ, обучавших искусству обращения с этим оружием. Поэтому о конкретных приемах боя такой секирой мы можем только догадываться. Впрочем, некоторые приемы можно найти в книгах Хацуми Масааки.

Боевые шесты и дубинки

Одним из главных видов оружия ниндзя была во все времена деревянная или бамбуковая палка, либо ее аналоги. Понятно, что в свои ночные рейды «невидимки» шест не брали, так как он мешает лазить по деревьям и стенам. Но для работы в облике монаха, селянина, нищего палка была просто незаменима.

Так, орудуя под видом ямабуси, шпион вооружался конгодзё — специальным многогранным посохом, являвшимся непременным атрибутом горного отшельника. Действуя под видом буддийского священника, он снаряжался стандартным монашеским посохом сякудзё или такой его любопытной разновидностью как рокудзё — «оленья палка» — с насаженными ветвистыми оленьими рогами. Излюбленным трюком ниндзя была маскировка под раненного в ногу воина. В этом случае в качестве боевого шеста выступал примитивный костыль с Т-образной рукояткой, называвшийся сюмокудзуэ. Наложив на глаза рыбьи чешуйки, можно было сыграть роль слепого, в руках которого «трость» смотрелась совершенно естественно. При самой же примитивной маскировке под сельского жителя ниндзя мог воспользоваться коромыслом.

Со всеми этими предметами можно было перемещаться практически беспрепятственно, так как они не привлекали никакого внимания со стороны окружающих, конечно при условии их соответствия внешнему облику и одеянию.

В разных школах японских бу-дзюцу изучали приемы с шестами, дубинками и палочками самой разной длины. Даже палки с одинаковыми названиями в разных школах могли быть разной длины. Возьмем, к примеру, «трость» ханбо. Чаще всего ханбо имела в длину 3 сяку, т. е. 90 см.

Однако уже из самого названия этой «трости» очевидно, что длина ее могла быть и иной. «Ханбо» означает «половинный шест», а шесты бо в разных школах использовались разные. Соответственно известны и более длинные образцы ханбо — до 4–5 сяку (120–150 см).

Вообще, существовали две системы измерения длины оружия: так сказать, фиксированная и под конкретного владельца. Согласно «фиксированной системе измерений» длинный боевой шест делался длиной в 6 сяку (около 180 см), а ханбо — 3 сяку. Если же палки подгоняли под конкретного человека, то, в соответствии с наставлениями разных школ, они могли иметь длину «до уха» (мимикирибо), «до пояса» (косикирибо), «в длину руки с вытянутыми пальцами» (тэсакикирибо), «в длину руки» (тэкирибо). Использовались и более короткие дубинки. Длина тэбо была менее длины руки от локтя до кончиков пальцев. Как правило, эти предметы изготавливали из японского остролистного дуба каси.

Все школы, включающие в свою программу бо-дзюцу — искусство боя длинным шестом — или дзё-дзюцу — искусство боя палкой дзё (90—150 см), можно разделить на две группы: «боевую» и «полицейскую».

В «боевых» школах бо-дзюцу преобладают удары концами шеста, бой на дистанции. Приемы в основном позаимствованы из арсенала копья (яри) — все виды уколов — и алебарды (нагината) — маховые удары. Происхождение такой техники вполне очевидно. Если в бою противник обрубал наконечник копья или лезвие алебарды воина, тому ничего не оставалось, как отмахиваться от него обрубком (рис. 65).

аз4666

При этом в руках у него все же оставалось довольно грозное оружие, так как, в отличие от относительно безобидной обычной палки, на одном конце обрубка имелся железный набалдашник с шипом исидзуки, которым можно проткнуть человека насквозь. Характерный пример такой техники — бо-дзюцу школы Катори Синто-рю, в которой длина шеста равняется длине алебарды минус лезвие.

В Катори Синто-рю боец старается контролировать дистанцию и не подпускать к себе противника. Один кончик шеста с набалдашником исидзуки почти во всех случаях устремлен в горло противника. Из-за довольно большой тяжести шеста его, как правило, держат обеими руками. Удары направлены в места, не защищенные доспехами, и почти всегда наносятся самыми концами оружия, а не серединой. Для защиты в основном используют отводящие удары концами древка, а подставки выполняют только под руки противника — в противном случае вражеский клинок попросту разрубит шест пополам.

Похожим образом в «боевых» школах используется короткая палка дзё, но в ее арсенале присутствуют и многочисленные приемы, позаимствованные из фехтования мечом. Благодаря этому техника дзё-дзюцу богаче и многограннее техники бо-дзюцу. Дзё нередко держали одной рукой ближе к одному концу или за середину, что позволяло работать как бы прямым и обратным хватом одновременно. Это давало некоторое преимущество в схватке с несколькими противниками. В лицо, горло, в сердце и солнечное сплетение, в пах в бою наносят тычковые удары, а по суставам рук и ног — секущие. В схватке против фехтовальщика-меченосца палку не подставляют под лезвие катаны, а бьют ею противника по рукам или сбоку по его клинку. Последнее действие грозит врагу поломкой меча, который не терпит сильных ударов по боковине. Очень часто в дзё-дзюцу используют удары со скользящим хватом, что делает их непредсказуемыми.

В умелых руках дзё — оружие универсальное и весьма могущественное. Не случайно, по преданию, самый знаменитый из всех японских фехтовальщиков, Миямото Муса-си (1584–1645) свое единственное поражение потерпел от мастера дзё-дзюцу Мусо Гонносукэ, который, кстати, на основе техники Катори Синто-рю создал типичную «боевую» школу Синто Мусо-рю.

В «полицейских» школах бо-дзюцу и дзё-дзюцу основу арсенала составляют различные болевые приемы, удушения, зацепы ног, как правило, позаимствованные из арсенала дзю-дзюцу. Такие школы появились позднее, чем «боевые», — не ранее начала XVII века, когда палки разной длины стали стандартным оружием полиции. Как и в наши дни, при сёгунах Токугава полицейские не имели права просто так без суда и следствия расправиться даже с самым злостным преступником. Закон предписывал задержать его, доставить в участок или тюрьму и предать правосудию. Отсюда специфика техники бо-дзюцу и дзё-дзюцу «полицейских» систем.

У нас нет точных данных, как выглядела техника боя шестом, которую использовали ниндзя из Ига и Кога. Но исходя из специфики их деятельности, можно предположить, что она соответствовала «боевому направлению» бо-дзюцу и дзё-дзюцу. Общеизвестно, что «невидимки» стремились свести «огневой контакт» с противником до минимума, действовали по принципу: дал по башке и «сделал ноги». Они вряд ли имели возможность тратить драгоценные секунды на довольно сомнительные попытки обезоружить противника, сковать его болевым приемом и удержать хитрой «завязкой» суставов, так как для всего этого требовалось обладать немалым превосходством в мастерстве, силе, ловкости, а противник должен был быть в единственном числе. В этой связи можно однозначно сказать, что та техника бо-дзюцу и дзё-дзюцу, которую изучают последователи «современного нин-дзюцу» Будзинкан, никакого отношения к реальной технике палочного боя «невидимок» из Ига и Кога не имеет. Сам создатель Будзинкана Хацуми Масааки в книге «Stick-fighting» (в немецком издании «Hanbo-jutsu») указывает на источник своего мастерства в этой области — школу Кукисин-рю. Кукисин-рю сложилась в первой половине XVII века и изучалась полицейскими, откуда и происходит ее «бросково-болевой» арсенал (рис. 66–67).

аз4667аз4668

Авторы большинства работ указывают, что создателем искусства дзё-дзюцу явился основатель школы Синто Мусо-рю Мусо Гонносукэ. В действительности школы дзё-дзюцу существовали и до него. Однако довлеющее положение Синто Мусо-рю, положенной в основу современного боевого искусства дзёдо, не позволило им прославиться. Большинство этих школ были связаны с объединениями ямабуси. Таковы, например, Гассан-рю, которую разработали сю-гэндзя трёх гор северного края Дэва (Гассан, Хагуро и Юдоно) и передали тамошним ниндзя, носителям школы нин-дзю-цу Хагуро-рю, а также Дайэн-рю, названная по имени своего основателя, горного отшельника Дайэна.

Выделить какие-то «особые, шпионские» приемы с обычными бо или дзё (о «хитрых» «шпионских тростях» мы будем говорить отдельно) довольно трудно. Пожалуй, можно предположить, что «ночные демоны» большое внимание уделяли отработке различных приемов из позиции мунэн мусо-но камаэ. В этой позиции ноги естественно расставлены на ширину плеч, а «трость» или «посох» опущена одним концом на землю возле правой или левой стопы — в зависимости от того, в какой руке держится палка. Мунэн мусо-но камаэ имитирует стандартное положение при ходьбе с посохом в руке. Атака или защита из этой позиции чаще всего выполнялась в виде резкого кистевого щелчка, выбрасывающего оружие по дуге к мишени. Впрочем, аналогичные приемы сплошь и рядом встречаются и в так называемых «самурайских» школах, не имеющих никакого отношения к «воинам ночи».

В бою концом палки нередко загребали песок или грязь и швыряли ее в лицо врагу, стараясь хотя бы на мгновение ослепить его для нанесения решающего удара. А еще длинный шест использовали в опорных прыжках через заборы и как подпорку для ударов ногами в прыжке.

Своя специфика имелась в работе с различными видами особых посохов. Например, монашеским посохом сякудзё, снабженным железными лопастями, можно было орудовать как секирой. На нем же нередко имелись кольца, позволявшие подцепить наконечник вражьего копья или кончик его меча. Ветвистыми рогами посоха рокудзё можно было зажать клинок катаны противника, вырвать ее из рук или даже сломать. Надо сказать, что укол таким посохом был поистине страшен. Он оставлял на теле врага многочисленные рваные раны с неровными краями, которые потом почти не зарастали. Костылем сюмокудзуэ ниндзя подцеплял ноги противника, прихватывал его руки и лупил как киянкой.

А вот короткие «ручные» дубинки тэбо большой популярностью у ниндзя не пользовались, так как техника работы ими довольно ограничена.

Веревки, цепи и композитное оружие

МУСУБИНАВА — «ВЕРЕВКА ДЛЯ СВЯЗЫВАНИЯ»

Длинная, тонкая, но прочная веревка мусубинава из конского волоса с грузиком на одном конце была неотъемлемой частью снаряжения ниндзя. Веревкой связывали пленных и лошадей, с ее помощью форсировали водные преграды, взбирались на стены крепостей, спускались с башен, перебирались через пропасти, устраивали ловушки, транспортировали грузы и т. д. и т. п.

При необходимости веревку использовали и в качестве оружия: оплетали руки и оружие врага, зацепляли его ноги, охватывали и душили шею. Грузилом орудовали как кистенем, наносили оглушающие удары по голове или метали в цель с последующим подтягиванием к себе для повторного использования.

Однако веревку можно легко перерезать или перерубить. Поэтому для боевого применения ниндзя заменяли ее цепью, одновременно обладавшей гибкостью веревки и прочностью стального прута.

МАНРИКИ-ГУСАРИ — «ВСЕСИЛЬНАЯ ЦЕПЬ»

О японских боевых цепях в русскоязычной литературе написано немало ерунды. Например, некоторые авторы утверждают, что кусари-фундо и манрики-гусари — разные виды оружия, но из всех различий могут назвать только разницу в длине. В действительности, то и другое — одно и то же оружие (другие названия: кусари, рё-бундо, тама-гусари, содэ-гусари, кусари-дзюттэ и т. д.), просто длина цепей в зависимости от школы и вкусов мастера могла быть различной.

Боевые цепи имели длину от 60 до 120 см. На обоих концах цепи крепились грузила в форме шара, конуса, пирамидки или кольца весом до 300 г каждое. Так же, как и в технике боя веревкой-мусубинава грузилами наносили оглушающие удары, а цепью опутывали конечности и шею противника. Чтобы помешать ему захватить цепь и усилить болевое воздействие при захлестывании руки или ноги, в 10–20 см от грузиков к цепи крепили шарики с шипами, острые звездочки или шипы, впивавшиеся в тело врага, рвавшие его клоками.

Иногда грузила обматывали ватой, пропитанной горючим составом, и поджигали. Раскручивая такую цепь, ниндзя окружал себя огненным кольцом, не позволявшим врагу приблизиться.

Большое внимание в работе боевой цепью уделялось сложной технике движений типа восьмерок или кругов со сменой уровней, когда цепь вращали вокруг себя, создавая непроницаемое поле, перехватывали из руки в руку, сбивая с толку противника. Вообще техника боя цепью весьма многообразна. Например, в школе кусари-дзюцу Масаки-рю канонизировано около 300 различных приемов с цепью манрики-гусари.

Помимо стандартных цепей с грузиками на обоих концах известны иные образцы цепного оружия, такие, например, как компэй (компи) и кусарибо.

Компэй (компи) — это тоже цепь, но более длинная — от 1 до 2 метров — и с грузом не на обоих, а на одном конце. На другом конце имеется металлическое кольцо или цепная петля, которую можно надеть на руку. Петля не дает оружию выскользнуть из руки и позволяет раскручивать цепь на кисти, но в целом применение и боевые возможности компи те же, что у манрики-гусари.

Кусарибо, или тигирики, — это разновидность кистеня. В этом случае цепь с грузиком крепится к дубовой (часто окованной железом) или железной рукояти. Наличие рукояти резко повышает радиус действия оружия и его боевые возможности, так как теперь боец может орудовать не только цепью, но и рукоятью как палкой.

Боевые цепи, вне всякого сомнения, оружие весьма грозное. Кроме того, их очень легко спрятать под одеждой или в личных вещах. Историки полагают, что ниндзя не могли пройти мимо столь выдающихся свойств цепей. Однако в наставлениях по нин-дзюцу цепи как оружие почти не упоминаются (рис. 68).

аз4669

СИНОБИ КУСАРИ-ГАМА — «ШПИОНСКИЙ СЕРП С ЦЕПЬЮ»

Шпионский серп с цепью (о собственно серпах речь пойдет в следующей главе, так как ниндзя по традиции относят их не к оружию, а к кайки — приспособлениям для взлома) был совсем миниатюрным, чтобы его можно было прятать за пазухой. Он имел рукоять длиной от 12 до 15 см, лезвие около 10 см, цепь около 1 метра с грузиком на конце весом около 15 моммэ. Обычно цепь крепилась к ручке с той же стороны, что и лезвие (рис. 69).

аз4670

Другие варианты встречаются крайне редко и являются исключениями. Использовался такой серп не только в качестве оружия, но и как вспомогательное средство для лазания по деревьям, стенам, крышам и т. д.

Такая конструкция еще больше повышает боевые возможности серпа, являющегося и без того весьма грозным оружием. Углом между лезвием и рукояткой можно отклонять в сторону меч или копье врага, а гирьку бросать прямо ему в голову, чтобы оглушить либо заставить раскрыться для решающей атаки серпом. Цепью стараются захлестнуть руки противника и его шею, придушить или опрокинуть наземь, опутывают оружие, не давая играть в свою игру. Зажав гирьку в руке, блокируют удары цепью и, обхватывая петлями руки или шею противника, проводят «связывание» или удушение. Длина цепи позволяет орудовать гирькой и серпом как бы раздельно. В этом случае ниндзя бьет грузиком как обычным кистенем, прокладывая путь к телу противника для серпа (рис. 70–71).

аз4671аз4672

Описанные выше варианты использования кусари-гамы были характерны для всех школ, канонизировавших технику боя с этим оружием, как связанных с традицией нин-дзюцу, так и не связанных с ней. Однако «ночные воины» усовершенствовали искусство кусаригама-дзюцу на свой дьявольский лад. Вместо гирьки они стали крепить к цепи бумажный пакет либо склянку со взрывчатым порошком внутри или с подожженными петардами. Такой вид серпа назывался «бакухацу-гама» — «взрывной серп». При ударе о тело противника или об его оружие взрывпакет взрывался с сильным грохотом, яркой вспышкой и густым дымом, деморализуя противника, отвлекая его внимание, закрывая обзор.

Некоторые источники утверждают, что пакет мог быть начинен ядом мгновенного действия, поражающим жертву при ударе.

Совсем экзотическим выглядит такой вариант кусаригамы как мамуси-гама — «змеиный серп», в котором гирьку или взрывпакет заменяла живая ядовитая змея мамуси.[11] Ее либо привязывали к цепи бечевкой, либо просто приклеивали. В бою цепь захлестывала противника, змея старалась его ужалить, и пока он пытался спастись от этой твари, ниндзя моментально приканчивал его лезвием серпа.

КЁКЭЦУ-СЁГЭ

Практически во всех западных и русскоязычных работах можно найти хвалебные упоминания о такой разновидности «шпионского оружия» как кёкэцу-сёгэ. Например, А.Е. Тарас, опиравшийся на западные материалы, в своей популярной книге пишет: «Его возможности были столь обширны, что кёкэцу-сёгэ являлся излюбленным средством представителей большинства кланов ниндзя».

Однако у автора насчет этого имеются большие сомнения. Дело в том, что даже в самых полных энциклопедиях по японскому оружию, подготовленных президентом Японского общества по исследованию историй японских доспехов и военного снаряжения Сасама Ёсихико, и в работах по нин-дзюцу и снаряжению «воинов ночи» другого крупнейшего знатока японского оружия Навы Юмио информация на сей счет отсутствует. Нет ее и в других книгах по ниндзя, которые использовал автор. Образцы кёкэцу-сёгэ не представлены и в двух основных музеях истории нин-дзюцу: Ниндзя-ясики в г. Ига Уэно и доме Мотидзуки в г. Конан.

По-видимому, единственным японским источником, называющим кёкэцу-сёгэ традиционным оружием ниндзя, является Хацуми Масааки. Согласно его объяснению, это секретное оружие школы нин-дзюцу Тогакурэ-рю. Однако в истории Тогакурэ-рю очень многое неясно. Несмотря на то, что организация Будзинкан, во главе которой стоит Хацуми Масааки, в настоящее время распространилась по всему миру, историки до сих пор не получили возможности ознакомиться ни с одним документом, подтверждающим существование этой школы в период средневековья. Поэтому, скорее всего кёкэцу-сёгэ — «новодел».

Согласно Хацуми Масааки, оружие кёкэцу-сёгэ представляло собой длинную (до 4–5 метров) цепь или веревку с тяжелым кольцом или шаром на одном конце и двузубым ножом оригинальной формы на другом. Этот нож имел один прямой обоюдоострый клинок длиной от 20 до 40 см, от основания которого в сторону отходит второе лезвие, загнутое как крюк или серп (рис. 72).

аз4673

Использовать кёкэцу-сёгэ можно двояко: как подсобный инструмент и в качестве оружия. Как инструмент кёкэцу-сёгэ современные «ниндзя» применяют вместо абордажного крюка, якоря, «кошки», для взлома дверей и замков, в качестве альпинистского костыля — в этом случае клинок втыкают в щели между камнями скалы и т. д. Кольцо же может служить карабином для скольжения по веревке при спуске (на манер «тарзанки») или при транспортировке грузов по веревке.

В бою кёкэцу-сёгэ позволяет выполнять самые разнообразные действия: колоть рубить, разрезать, подсекать… Клинок можно раскрутить на цепи и заставить противника держаться на почтительном расстоянии. Его можно также выбрасывать в цель на манер китайского «летающего копья» многоразового использования — после броска боец рывком за веревку возвращает лезвие к себе и готов к новому броску. Нужно сказать, что такие броски очень коварны. Так, если противник успевает уклониться в сторону, его поражают на возвратном движении крюкообразным лезвием.

Веревкой или цепью с тяжелым металлическим кольцом можно работать как кистенем: оплетать руки и оружие врага для нанесения укола ножом в горло или грудь, глушить его, воспользовавшись мгновенной беспомощностью, вызванной зажимом оружия в «вилку» между лезвиями.

При своей незаурядной многофункциональности и боевой эффективности — а кёкэцу-сёгэ соединяет в себе возможности сразу нескольких видов оружия: копья, серпа, цепи, ножа— это оружие очень сложное. На овладение всеми его многообразными возможностями надо потратить многие годы упорнейших тренировок…

Ножи

Японские ножи танто с широким толстым лезвием и длиной клинка до 30,3 см можно смело назвать короткими мечами. Такими орудиями ниндзя мог не только разделать рыбу, но и запросто перерезать противнику глотку, сухожилия на конечностях, вскрыть артерии и вены (рис. 73).

аз4674

В бою при обычном хвате ножа использовали разнообразные секущие движения по запястью изнутри и снаружи, по локтевому сгибу изнутри — с последующим молниеносным переходом на «обработку» более «существенных» целей, например шеи и горла, и прорывом в ближний бой, не позволяющий противнику воспользоваться преимуществом в длине оружия.

Так называемый «обратный» хват ножа, когда лезвие направлено в сторону мизинца, обычно использовали для неожиданного убийства, так как подобное положение клинка позволяет совершенно скрыть его в широком рукаве кимоно, или для блокировки вертикального удара сверху вниз мечом в варианте «слив», когда лезвие ножа прижимается спинкой к предплечью, а удар встречается под острым углом (рис. 74).

аз4675

В целом, в технике боя ножом главное внимание уделяли непрерывности и плавности движений, когда танто легко и плавно скользит вокруг тела врага, рассекая артерии и сухожилия. Например, упомянутый выше «слив» плавно переходит в секущий удар по горлу противника.

Часто нож использовали в паре с дубинкой. Такая техника боя была позаимствована из арсенала рёто-дзюцу — искусства фехтования двумя мечами — большим (тати) и малым (вакидзаси). Пользовались ниндзя и приемами фехтования двумя ножами сразу. Правда, ношение двух ножей грозило шпиону разоблачением, спрашивается: зачем крестьянину два ножа? Будучи сложным в овладении и исполнении, обоеручное фехтование давало много преимуществ в бою, особенно против нескольких противников. Не зря великий фехтовальщик Миямото Мусаси советовал сражаться двумя мечами в схватке с группой врагов.

Как и все остальные предметы шпионского багажа, нож служил «невидимке» не только оружием, но и хозяйственно-бытовым инструментом.

Тэссэн

Изредка ниндзя пользовались боевым железным веером тэссэн, традиционно считавшимся атрибутом военачальника или знатного самурая. Хотя некоторые авторы (например, Геннадий Тай) зачисляют искусство боя железным веером — тэссэн-дзюцу — в программу стандартного обучения ниндзя, в действительности «ночные демоны» пользовались таким оружием не часто. Фактически, известна лишь одна школа, канонизировавшая технику тэссэн-дзюцу, и реально связанная с традицией нин-дзюцу. Это школа Кисин-рю. Она была основана Мориэ Хида-но ками из Кога, мастером фехтования мечом школы Киити-рю (по преданию, она была основана Киити Хоганом; о нем см. «Путь невидимых», с. 155–156). По некоторым сведениям, он поступил на службу к князю Мори Мотонари и попал в его охрану. Так как «работать» ему пришлось в княжеском замке, где ношение оружия было ограничено, Мориэ разработал технику боя железным веером, замаскированным под обычное бумажное опахало. Под бумажными шторками он укрыл железные ребра, в результате чего веером можно было парировать удары мечом или копьем, наносить весьма ощутимые тычки в горло, глаза, солнечное сплетение и другие уязвимые точки или глушить противника как дубинкой. Как видим, только исключительные обстоятельства вынудили этого ниндзя воспользоваться веером. Так что называть тэссэн стандартным оружием ниндзя совершенно несправедливо.

Метательное оружие

ЛУК И СТРЕЛЫ (ЮМИЯ)

Ниндзя, в отличие от обычных солдат, использовали не стандартный большой японский лук (ооюми; дайкю), а удобный в переноске маленький лук (коюми; сёкю) типа «ханкю» — «половинный лук», или «риман-кю» — «маньчжурский лук».

Такие разновидности лука были распространены в Китае и Корее. Обеспечивая стреле очень высокую начальную скорость, они были особенно эффективны на небольшом расстоянии. Японские «невидимки» прекрасно знали эти качества ханкю и стали изготавливать свои луки по корейским образцам. Корейский лук представляет собой разновидность так называемого монгольского лука. Это сложносоставной композитный рефлексирующий лук, изготавливаемый из дерева, сухожилий, китового уса и ряда других материалов. Со снятой тетивой лук выгибается в сторону спинки, образуя почти овал.

Поэтому при надевании тетивы стрелок фактически выгибает его в обратную сторону. Это обеспечивает огромную мощь корейского лука. Исследователи отмечают, что лучшие образцы корейских луков мощнее, чем превосходящие их по размерам большие луки ооюми (рис. 75).

аз4676

Стрелы для корейского лука изготавливали из бамбука или металла. По длине они были равны длине лука и достигали 90 см.

Для защиты от влаги лук ханкю со снятой тетивой (от постоянного натяжения тетива растягивается, из-за чего снижается сила лука) обычно помещали в бамбуковую трубку (рис. 76).

аз4677

Японские луки ханкю несколько хуже по качеству, чем корейские, но и они были отнюдь не игрушками. В «Цутикэ-дзё сохай ки» («Сказания об обоих разрушениях замка Цутикэ-дзё») рассказывается: «В 8-й год Эйроку (1565 г.) войска провинции Ава численностью в 600–700 всадников примчались со стороны деревни Идо Кусакари… Хотя они подобрались близко, были верхом и стреляли из луков, победил все же воин по имени Такэноути Таюдзаэ-мон. Он был прекрасным стрелком из лука ханкю и, спрятавшись на равнине, сразил 4 или 5 человек пеших и конных воинов врага и тем самым совершил несравненный подвиг».

Помимо своего основного назначения как оружия убийства, луки ханкю широко использовались для сигнализации, устройства поджогов, освещения ночью. Поэтому ниндзя применяли стрелы с самыми различными наконечниками в виде свистулек, бомбочек, зажигательных снарядов (хия), капсул для помещения внутрь донесений и т. д.

Энциклопедический словарь «Бугэй рюха дайдзитэн» называет около десятка школ, кодифицировавших технику стрельбы из «половинного» лука. Судя по его данным, наибольшее распространение луки ханкю получили в княжестве Сэндай на севере острова Хонсю, где возникли такие рю как Такэбаяси-рю (основана Такэбаяси Хаято), Торю (основана Ёсимори Масааки, который назвал свое искусство «ханкю каюо сяхо-но дэн» — «способ стрельбы из половинного и огненного луков»), Хатиман Хикимэ-рю (Хатиман-рю, Явата Хикимэ-рю; основана Нагасаки Янагия). Однако, скорее всего популярность ханкю в районе Сэндай была связана не столько с какой-то особой активностью тамошних ниндзя, сколько с влиянием военного искусства айнов, использовавших небольшие, отличные от японских луки.

Влиятельная школа стрельбы из ханкю возникла и на противоположном конце Хонсю, в княжествах Такамацу и Окаяма. Эта школа называлась Асакура-рю (Асакура ити-рю). В ней использовались «малый воробьиный лук» (судзумэ коюми) и «ивовый лук» (янаги-юми). Помимо названных «Бугэй рюха дайдзитэн» упоминает также Сайдзё-рю, Сидо-рю и Хандэн-рю, но не сообщает о них никаких фактов.

Чтобы еще больше облегчить переноску малого лука, «ночные демоны» изобрели походный складной лук-таби-юми, который с помощью шарнирного соединения складывался пополам. Поскольку табиюми складывался во внешнюю сторону, такая конструкция никак не сказывалась на его убойной силе. Этот лук можно было легко спрятать под одеждой, а его небольшие стрелки скрыть с внутренней стороны большой соломенной шляпы.

Говоря о стрельбе из лука, невозможно пройти мимо того факта, что провинция Ига подарила Японии одну из важнейших школ кю-дзюцу, оказавших определяющее влияние на всю японскую традицию стрельбы из лука. Речь идет о школе Хэки-рю.

Школа Хэки-рю была основана Хэки Дандзё Масацугу (рис. 77), которого называют «отцом кю-дзюцу нового времени». Единой версии биографии Хэки Дандзё не существует.

аз4687

Одни источники называют его жителем провинции Ямато, другие — провинции Оми, но, согласно самой убедительной и поддерживаемой большинством текстов версии, он был уроженцем провинции Ига. По данным «Санкоку дзиси» («Географическое описание трех провинций»), род Хэки был ветвью знаменитого клана ниндзя Цугэ. Хэки-рю оказала огромное влияние на всю традицию японского искусства стрельбы из лука кю-дзюцу (рис. 78).

аз4688

Ее ответвления можно найти во многих провинциях страны Восходящего солнца, от самого севера Хонсю (Хэки Ёсида-рю княжества Айдзу) до Кюсю, но наибольшее распространение она получила в центральных провинциях Хонсю: Ямато, Ига, Оми и других.

Среди ответвлений Хэки-рю следует отметить, прежде всего, такие школы как Ига Хэки-рю (Ямато Хэки-рю; основана Хэки Ядзаэмоном Норицугу (Норимоти), младшим братом Хэки Дандзё Масацугу), Ясумацу-рю (создана Ясумацу Саконом Ёсицугу, уроженцем провинции Ига и учеником Хэки Дандзё Норимоти), а также Ёсида-рю (основана Ёсидой Сукэдзаэмоном Тоёцуной). Искусство последней носит название «синобия-дзюцу» — «искусство шпионской стрельбы из лука» (рис. 79).

аз4689

Это можно считать однозначным подтверждением того факта, что достижения Хэки-рю не прошли мимо «невидимок» из Ига.

В заключение разговора о стрельбе из лука хотелось бы отметить еще школу Исибаси-рю, основанную Исибаси Тадахиро из княжества Айдзу, в которой преподавались методы использования отравленных и зажигательных стрел (докухия) и стрельбы из ружей стрелами (ятэппо).

ФУКИЯ — «СТРЕЛЬБА СТРЕЛКАМИ ИЗ ДУХОВОГО РУЖЬЯ» (ФУКИБАРИ — «СТРЕЛЬБА ИГЛАМИ ИЗ ДУХОВОГО РУЖЬЯ»)

Духовые трубки фукия-дзуцу до 2-х метров длиной, стреляющие стрелками, издревле применялись японцами на охоте. Позаимствовав саму идею у охотников, японские диверсанты и тайные убийцы сильно видоизменили оружие, превратив его в коротенькую трубочку длиной около 30 см, которую можно легко спрятать или замаскировать, например, под флейту. Кстати, обычные японские флейты сякухати или ёкобуэ сами по себе можно использовать как духовые трубки (рис. 80).

аз4690

Впрочем, Хацуми Масааки утверждает, что иногда для убийства ниндзя пользовались и дальнобойными длинными охотничьими трубками.

При стрельбе ниндзя целились в глаз противника, но абсолютной точности от них не требовалось, так как стрелки-фукибари (или фукия) обрабатывали смертоносными ядами, которые в случае попадания в кровь вызывали мгновенный паралич и смерть. Это делали следующим образом. Связав 3 иголки у основания в пучок и чуть-чуть разведя их жала, к основанию при помощи клея крепили хвостовик в виде воронки из бумаги, пропитанной терпким соком. В той части хвостовика, которая соприкасалась с иглами, проделывали 3–4 маленьких дырочки. Затем в воронку помещали вату, пропитанную сильнодействующим ядом, полученным из корня растения торикабуто,[12] и крепили наконечник. Когда стрелка вонзалась во врага, под действием удара жидкий яд через дырочки попадал на иголки, а с них в кровь жертвы.

Помимо тайных убийств ниндзя использовали фукия-дзу-цу для освещения внутренностей помещений — смазав наконечник стрелки серой, запалив ее и выстрелив вверх, для пересылки своим товарищам во время тайного проникновения в стан врага посланий, скрытых в хвостовике стрелки, и т. д.

Бесшумность, высокая точность, возможность нападения с расстояния из засады (главный недостаток — неустойчивость полета при сильном ветре ввиду малого веса) — все это делало фукия-дзуцу излюбленным оружием тайного агента (рис. 81). Некоторые невидимки достигали подлинной виртуозности в обращении с ним. Известно, что искусство фукибари-дзюцу было даже канонизировано несколькими школами.

аз4691

СЮРИКЭН

В Японии ручное метательное оружие — копья, дротики, топорики и т. д. — большого развития не получило. Исключение составляют, пожалуй, лишь знаменитые метательные лезвия, которые по-японски называются «сюрикэн» (рис. 82).

аз4692

В популярном сознании сюрикэны неразрывно связаны с образом «воина ночи». Поэтому их нередко называют «звездами ниндзя». Однако в действительности, метательным оружием такого рода широко пользовались все японские воины, но именно для ниндзя оно стало как бы «визитной карточкой». Звезды и стрелки можно легко спрятать в одежде и использовать для тайного убийства исподтишка, что предопределило их популярность в среде «невидимок». Зажав сюрикэны подходящей формы в обеих руках ими можно колоть, рвать, вспарывать как кастетами в рукопашном бою (рис. 83–84). Кроме того, сюрикэны использовали как кресала для высекания огня, как вспомогательные средства при лазании по деревьям и т. д.

аз4693аз4694

Искусство метания сюрикэнов восходит к технике метания различных ножей — от танто до короткого меча вакидзаси, а также специальных метательных стрел утинэ. Считается, что предшественниками сюрикэнов были различные предметы снаряжения и вооружения, которые при условии некоторой сноровки можно было использовать для метания, вроде короткого дротика (кояри, тэяри), заостренной пилки (ядзири), ручного острия для пришпоривания коня (ума-бари) и т. д.

В «Тайхэйки» рассказывается о некоем самурае, носившем на спине 36 больших стрел утинэ, бросками которых он поражал своих врагов (рис. 85).

аз4695

В источниках можно найти даже несколько описаний использования вакидзаси в качестве метательного оружия. Например, в «Осака гунки» рассказывается: «Огасавара Тадамаса был хранителем замка Акасэки-дзё, и когда прибыли враги, его пронзили копьем сквозь нагрудную плиту доспеха. Он метнул свой вакидзаси в качества сюрикэна и спасся бегством».

Подобный случай описан и в «Дзёдзан кидан», где сообщается о том, как Такэда Кацуёри в 1574 году совершил попытку захватить замок, принадлежавший Суганума Садамицу. Семью Суганума предали, и падение замка было неизбежно.

Поэтому военный совет принял решение прекратить сопротивление, а сам Суганума вместе с Ямагути Горосаку и еще одним товарищем попытался спастись бегством из горящего замка. Самураи Такэды бросились вдогонку. Когда беглецы расстреляли все свои стрелы, а враги подобрались к ним почти вплотную, Ямагути Горосаку выхватил вакидзаси, метнул его в одного из преследователей, но промахнулся и был убит.

Виды сюрикэнов

Видов сюрикэнов существует огромное множество, но в целом все метательные снаряды такого рода можно разделить на две группы: метательные «стрелки», или бодзё-сюрикэн («сюрикэн-палочка»), и метательные пластинки, или сякэн (курума-кэн — «меч-колесо»).

Бодзё сюрикэн, в свою очередь, разделяются на палочкообразные (хасидзё[13]), клинообразные (кусабигата), веретенообразные (босуйгата), пластинчатые (хэйтёгата), иглообразные (харигата), гвоздеобразные (кугигата), ножеобразные (тантогата) и др. Всего специалисты насчитывают до 50 видов бодзё-сюрикэн (рис. 86).

аз4696

Техника метания таких сюрикэнов изучалась во многих школах бу-дзюцу: Катори Синто-рю, Нэгиси-рю и др. Однако ниндзя из Ига и Кога предпочитали им знаменитые «звездочки», или сякэн. Видов сякэн известно также немало: крестообразные (дзюдзи), шестиконечные (роппо), звездообразные (хосигата), восьмиконечные (хаппо), свастикообразные (мандзи), трехлучевые (санко), в виде железного кольца (тэккан), «текущей» свастики (нагарэ-мандзи), отверстия от гвоздя (кугинуки), «ежика» (тэцумари) и т. д. Их тоже насчитывают свыше 50 (рис. 87).

аз4697

Особо следует остановиться, пожалуй, на таких видах сякэн как тэцумари-сюрикэн и мандзи (нагарэ-мандзи) — сюрикэн. Тэцумари-сюрикэн делали из двух металлических колец в форме колеса ветряной мельницы. А мандзи-сюрикэн и нагарэ-мандзи обрабатывали ядами и предназначали для нанесения царапающих ран.

Приемы метания сюрикэнов

В дошедших до наших дней рю, в программу обучения которых включено сюрикэн-дзюцу — Катори Синто-рю, Нэгиси-рю и др., используются самые различные способы метания сюрикэнов. Броски выполняют из разных позиций, по разным траекториям.

В технике метания бодзё-сюрикэн различают бросок с полуоборотом (ханкайтэн-дахо) и бросок без оборота (тёку-дахо). При броске вращение вокруг поперечной оси стараются свести к минимуму. Хорошо сбалансированный бодзё-сюрикэн летит почти по прямолинейной траектории. Проще всего вонзить в цель сюрикэн, заточенный с обоих концов (рис. 88–89).

аз4698аз4999

Сякэны же метали, как правило, сериями, очень быстро, один за другим. Бросают их обязательно «с подкруткой», что обеспечивается смещением захвата к периферии снаряда и «щелчковым» движением кисти. Благодаря вращению, полет пластины становится более устойчивым, а при горизонтальном броске пластина своей плоскостью опирается на воздух (эффект крыла), что значительно увеличивает дальность и точность броска.

Однако Нава Юмио отмечает, что в старинных наставлениях по нин-дзюцу мы нигде не найдем описаний способов метания сюрикэнов. Вероятно, этот факт можно истолковать двояко. С одной стороны, сюрикэны могли считаться секретным оружием, и в таком случае ученик получал наставления об их использовании только из уст своего наставника. Однако, учитывая широкое распространение сюрикэнов среди японских воинов, это представляется маловероятным. Скорее, способы метания лезвия попросту не были кодифицированы, и каждый боец вырабатывал собственные способы бросков.

Ниндзя должен был научиться метать сюрикэны из любого положения — стоя, сидя на коленях, лежа, на бегу, под любым углом, правой и левой руками, по разным траекториям, с выхватыванием из разных мест — из-за отворота куртки, из-за пояса, из нарукавников или обмоток и т. д. Например, в Катори Синто-рю в разделе сюрикэн-дзюцу изучают 7 базовых способов метания (омотэ-но сюрикэн), 8 способов средней сложности («гогё-но сюрикэн» — «сюрикэны 5 первоэлементов») и 9 секретных способов (гокуи-но сюрикэн).

В качестве основных способов метания сюрикэнов можно назвать следующие (рис. 90):

аз4700

Тодзи-но ката — метание сюрикэна рукой, разноименной впереди стоящей ноге, вертикальным движением сверху вниз;

Хон-ути — метание сюрикэна рукой, одноименной впереди стоящей ноге, вертикальным движением сверху вниз;

Ёко-ути — метание сюрикэна рукой, одноименной впереди стоящей ноге, горизонтальным движением;

Гяку-ути — метание сюрикэна рукой, одноименной впереди стоящей ноге, вертикальным движением снизу вверх;

Дза-ути — метание сюрикэна вертикальным движением сверху вниз в положении сидя на коленях (сэйдза);

Хандза тодзи-но ката — тодзи-но ката в положении на одном колене;

Хандза хон-ути — хон-ути в положении на одном колене;

Хандза ёко-ути — ёко-ути в положении на одном колене;

Хандза гяку-ути — гяку-ути в положении на одном колене.

Более сложные и специфические варианты метания сюрикэнов включают (рис. 91):

аз4701

Нэ-ути — метание сюрикэнов в положении лежа;

Дзюдзи-ути — одновременное метание двух сюрикэнов в две стороны, при котором правая рука выполняет бросок вертикальным движением сверху вниз в форме тодзи-но ката, а левая бросок ёко-ути;

Онкэн-ути («потайное лезвие») — метание сюрикэнов с мгновенным выхватыванием из потайных кармашков;

Интю-ути («[бросок, оставаясь] в тени») — бросок в кромешной тьме из положения лежа ничком на земле с мгновенным вставанием и последующей сменой позиции;

Хая-ути («быстрое метание») — способ метания, при котором сюрикэны бросают один за другим правой рукой, а большой палец левой руки, сжимающей несколько лезвий, движением, напоминающим выдвигание карты из колоды, один за другим подает «снаряды».

Сюрикэны совсем не обязательно метали по одному. Известны способы метания одновременно двух и трех сякэн.

Благодаря одному такому броску ниндзя мог разом оставить своего преследователя без обоих глаз, ранить обе ноги.

На какой же дистанции сюрикэн действительно опасен? Нава Юмио указывает, что дальность эффективного огня из японского фитильного ружья — около 55 метров, из лука — около 30 метров. Бодзё-сюрикэн можно прицельно метать на дистанции в 7–8 метров, а сякэн — 12–16 метров. О скорости метания сюрикэнов рассказывает следующая пословица, имевшая хождение среди последователей бу-дзюцу: «икки гокэн» — «один вдох-выдох, пять ножей», а согласно Наве Юмио, пять сякэнов бросают за 10–20 секунд.

При этом дистанция боя с противником, вооруженным копьем, алебардой или кусари-гамой, составляет около 5 с половиной метров. Дистанцию в 12–15 метров противник пробегал за каких-нибудь 2–3 секунды. Будучи вооружен копьем, он выходил на удобную для себя дистанцию и того быстрее. Следовательно, у бойца вооруженного сякэном или бодзё-сюрикэном при лобовом столкновении времени хватало лишь на один, максимум два броска в стремительно набегающую цель. В такой ситуации вряд ли можно вести эффективный прицельный огонь. Скорее бросок сюрикэна преследовал цель напугать противника, задержать, отвлечь его внимание. Затем надо было переходить к бою на стандартном оружии, каковым чаще всего являлся меч. Поэтому во всех школах, включавших раздел сюрикэн-дзюцу, изучались способы метания с последующими ударами мгновенно выхваченным мечом.

Мишенями при метании сюрикэнов были глаза, точка между глаз (микэн), виски (комэками), дыхательное горло, область сердца, различные уязвимые места на руках и ногах (как правило те, где артерия проходит неглубоко) и другие. Так как главные мишени находятся на лице, метание сюрикэнов отрабатывали на круглой мишени диаметром около 24 см. Считается, что именно таково среднее расстояние от точки микэн до яремной ямки. Впрочем, сами ниндзя называли сюрикэн-дзюцу «искусством, не превышающим третьей части» (самбука-но дзюцу), имея в виду, что попадание в мишень хотя бы одного сюрикэна из трех уже является успехом. Поэтому умение в мгновение ока осыпать область мишени градом сюрикэнов ставилось выше умения попасть сто раз из ста. Кроме того, ставка делалась и на яд, покрывавший лезвие.

Сюрикэны использовали не только для нанесения урона живой силе врага. Ниндзя прорезали ими стены, загородки и ширмы, поддевали гвозди, просверливали дырочки для наблюдения, взламывали замки, использовали как подножки при лазании по деревьям и стенам и т. д. и т. п.

В рамках каждой из крупных традиций нин-дзюцу — Ига-рю, Кога-рю и Нэгоро-рю — сложились одноименные школы сюрикэн-дзюцу, но мы не располагаем о них практически никакой конкретной информацией.

Способы ношения сюрикэнов

Считается, что ниндзя носили сякэны в кожаном мешочке на правом боку, а также рассовывали по разным потайным кармашкам: за отворотом, за спинной дощечкой брюк-хакама, в поясе. Бодзё-сюрикэны скрывали в нарукавниках, ножных обмотках, в оплетке ножен и т. д. Ниндзя мог иметь с собой до двух десятков сякэнов и с десяток бодзё-сюрикэнов.

Изготовление сякэнов

Звездочки-сякэны изготавливали самых разных размеров. Размер зависел от роста владельца, его веса, физической силы, дистанции метания и т. д. Чаще всего встречаются образцы с диаметром от 115 мм до 175 мм. Соответственно вес звездочки варьировался в диапазоне от 5 до 30 моммэ.

Легкие по весу сюрикэны можно метать с большой скоростью, но точность при этом остается низкой, а раны получаются неглубокими. Зато их можно носить в большом количестве. «Скорострельность» при метании тяжелых «звездочек», напротив, ниже. Но они лучше идут в цель, ими можно причинить очень тяжелые раны.

Толщина «звездочек» также сильно варьировалась. Они могли быть тонюсенькими, как лезвие бритвы, или очень толстыми — до 1 бу (3,03 мм). Обычно сякэны имели утолщение в центре, а их лучи плавно истончались к кончикам. Это обеспечивало «звездочке» лучшую устойчивость в полете и соответственно точность попадания.

На общем фоне выделяется сэмбан-сюрикэн, считающийся фирменным оружием школы Тогакурэ-рю, возглавляемой ныне Хацуми Масааки. У этой разновидности сюрикэна, имеющей почти квадратную форму, центральная часть тонкая, а края толстые. Такая форма также обеспечивает довольно высокую эффективность «огня».

Обычно сюрикэны выковывали из высококачественной стали и во время доводки истончали в нужных местах напильником. Процесс изготовления многолучевых сякэнов был довольно сложным и трудоёмким. Как правило, их вырубали зубилом из толстой пластины, а затем доводили до кондиции напильником.

Нава Юмио подробно описывает процесс изготовления дзюдзи-сюрикэна (крестообразного сюрикэна) весом в 20 моммэ. Для этого брали стальную болванку весом около 23 моммэ. Ее сильно накаляли и расплющивали в круглую лепешку. Затем, стараясь не истончить болванку в центральной части, постепенно ударами молота делали 4 усика, придавая болванке общую форму дзюдзи-сюрикэна с толстой центральной частью и плавно истончающимися к кончикам лезвиями. Затем удаляли с заготовки напильником лишний металл, доводя вес до необходимых 20 моммэ, шлифуя форму, чтобы «звездочка» была без неровностей и зазубрин, и заостряя кончики лезвий.

Если же изготавливался восьмилучевой сюрикэн, то сначала делали крестообразный сюрикэн, а затем зубилом делили лезвия хорошо нагретой болванки пополам и разводили немного в стороны. Затачивать лезвия нужно было равномерно с обеих сторон, иначе точность бросков была бы крайне низкой.

Особую сложность в изготовлении «звездочек» представляла закалка лезвий. Всем «лучикам» нужно было придать одинаковую степень твердости, так как в противном случае они могли сломаться или погнуться, сделав невозможным применение «звездочки». Конечно, для того, чтобы нагреть заготовку и бросить в холодную воду или масло, большого ума не требовалось, но при такой технологии лезвия нередко ломались, и вся работа шла насмарку. Поэтому требовалось найти какой-то более нежный способ закалки. Кроме того, необходимо закалять только самые кончики «лучиков» «звездочки», чтобы она не утратила своей прочности и не разлетелась на куски при сильном ударе о твердую поверхность.

Вариант поочередного нагрева и закалки лучиков не подходил ввиду малого размера изделия: попробуйте закалить один луч, а потом нагреть другой так, чтобы первый остался холодным. Поэтому ниндзя делали в центре «звездочки» маленькое круглое отверстие, в которое пропускался тонкий длинный стальной прут. Установив его в горизонтальное положение и быстро вращая на нем раскаленную «звездочку», ее лучики опускали в холодное масло, благодаря чему обеспечивалась закалка только нужных частей лезвия.

Отверстие в центре «звездочки» обычно не заделывали, так как через него можно пропустить шнур, чтобы нанизать на него еще несколько сякэнов и сделать удобную в переноске связку. Однако из-за того, что сякэн с дыркой издает в полете легкий свист, иногда для полной шумовой маскировки отверстие заделывали свинцом.

Окраска сюрикэнов

Всем известно, что ниндзя стремились к полной невидимости в темноте. Поэтому они использовали темные маскировочные костюмы, выкрашивали оружие и ножны в черный цвет. Точно также свои сюрикэны «невидимка» окрашивал в черный цвет, чтобы при метании ночью предательский отсвет лунного света не выдал его врагу.

Для этого перед закалкой раскаленный сюрикэн с усилием протирали куском шелка. Шелк горел, и его пепел намертво прилипал к поверхности железа, в результате чего сюрикэн становился совершенно черным. Такое черное покрытие не только обеспечивало невидимость оружия, но и защищало его от ржавчины.

ЦУБУТЭ — «МЕТАТЕЛЬНЫЕ КАМНИ»

Цубутэ в тайных наставлениях ниндзя описываются как снаряды для пращи. Они представляли собой округлые или восьмиугольные пластинки диаметром от 4 до 5 см и толщиной более 1 см, выкованные из каленого железа и заточенные по окружности. Их применяли как метательное оружие. Поскольку цубутэ позволяли разить врага на довольно большом расстоянии — несколько десятков метров, ниндзя носили их по 20 штук в кожаном мешочке на поясе.

АРАРЭ — «ГРАД»

Арарэ (рис. 92) — это еще один образец метательного оружия ниндзя, применявшийся на более близком расстоянии, чем цубутэ. Если «снаряды» цубутэ метали по одному, то арарэ нужно было сыпать «словно дождь с градом», пригоршнями, штук по десять за раз, прямо в лицо врагу. Кроме того, иногда арарэ разбрасывали по земле в надежде, что проколотая нога отобьет у преследователя охоту гоняться за «призраком».

аз4702

Арарэ могли быть самых разных видов: похожими на водяной каштан, пирамидальными, словно собранными из двух крестообразных сюрикэнов (вроде миниатюрных противотанковых заграждений) и др. Изготавливались они из каленого железа диаметром в 4–5 см.

Переносили арарэ либо в бамбуковых трубках, либо в кожаных мешочках на поясе.

МЭЦУБУСИ — «РАЗРУШИТЕЛЬ ГЛАЗ»

Под таким громким названием скрываются различные ослепляющие порошки, упоминания о которых встречаются в ряде источников по нин-дзюцу. Их выдували или просто кидали в глаза противника, чтобы временно (либо навсегда) ослепить его и выиграть драгоценные мгновения для бегства. В наставлениях ниндзя описано несколько рецептов мэцубуси:

1) пережженная в порошок икра жабы-хикигаэру в смеси с железными опилками (способна совершенно лишить врага зрения);

2) прокаленная смесь наждака, песка и сока красного перца;

3) смесь ладана, пыли, железных опилок, стрихнина[14] и загадочных тако, томи и роун, перевода которых не найти даже в японских толковых словарях;

4) мелкие зернышки свинца;

5) смесь золы, зерен красного перца, стрихнина и азотной кислоты (попадая в дыхательные пути, вызывает мгновенную потерю сознания и смерть).

В бою ниндзя мог сыпануть таким порошком в лицо противника из бамбуковой трубки, заделанной с одного конца и открытой с другого, начинить ею скорлупу яйца или бумажный мешочек и в таком виде запустить в супостата. Мог выдуть ее из трубки. Кстати в этом случае за нее вполне мог сойти любой свиток. Специально для применения мэцубуси ниндзя разработали особую модель веера с двумя бумажными стенками, между которыми насыпался мельчайший сильнодействующий ядовитый порошок. Взмахнув веером в сторону жертвы с наветренной стороны и распылив в воздухе даже ничтожное количество этого порошка, шпион мог моментально отправить на тот свет ничего не подозревающего врага.

Оригинальным приспособлением для распыления мэцубуси было подобие свистка с трубкой, вставляемой в рот, коробочкой с порошком и выходным отверстием (рис. 93).

аз4703

Ниндзя стоило лишь подуть в «свисток», и в лицо противнику летело целое облако пыли, поражающей глаза и дыхательные пути. Интересно, что аналогичными приспособлениями в период Токугава активно пользовались полицейские при задержании преступников.

Завершая разговор о мэцубуси, нужно отметить, что в западной литературе получило распространение неверное прочтение иероглифов, которым записывается слово «мэцубуси» — «мэцубиси».

Потайное оружие ниндзя

Действуя на территории противника, ниндзя не должен ни на секунду забывать о том, что все вокруг враги, что надо всегда быть готовым дать им отпор. Однако у «невидимки» далеко не всегда есть возможность использовать стандартное оружие. На этот случай «воины ночи» припасли немало хитроумных вариантов скрытого оружия, которые можно постоянно иметь при себе, не вызывая подозрений врага.

КАКУТЭ — «РОГАТАЯ РУКА»

В разных источниках название этого оружия записывается разными иероглифами. Его именуют то «какутэ», что в зависимости от используемых иероглифов может переводиться как «рогатая рука» или «удар рогом», то «цунодэ» — «рогатая рука», то «какусю» — «драгоценный камень с рогом», то «какуси» — «потайное [оружие]» или «таконо цумэ» — «соколиный коготь». Но во всех случаях имеется в виду одно и то же потайное оружие: кольцо с несколькими шипами, надеваемое на палец (рис. 94).

аз4704

Чтобы шипы не ломались при полосовании вражьего тела, их делали четырехгранными и довольно толстыми. Известны образцы с двумя, тремя, четырьмя и даже шестью шипами. Ширина самого кольца варьируется от 2 до 3 бу. Кольцо же старались делать по возможности тонким, так как чересчур толстое кольцо распирает пальцы в стороны, что ослабляет захват при сжимании вражеской руки. Материалом для изготовления какутэ, как правило, служило железо, или желтая медь. Какутэ либо выдалбливали из цельной пластины, либо сворачивали из полоски металла. При этом концы полоски могли просто соприкасаться (или накладываться друг на друга). Шов сваривали, или заделывали воском. Какутэ изготавливали для конкретного человека так, чтобы они могли относительно свободно вращаться на пальце. Шипы же либо вырезали, либо крепили при помощи сварки.

Какутэ — оружие чрезвычайно маленькое и неприметное. Это и определяло его огромную привлекательность для ниндзя. Обычно боевое кольцо какутэ надевали таким образом, чтобы шипы были обращены в сторону ладони. Если применяли одно кольцо, его надевали на средний палец, если два — на средний и указательный. Иногда «ночные демоны» использовали сразу три кольца. Тогда какутэ надевали еще и на большой палец.

В бою какутэ используют главным образом при захватах, намертво зажимая ими в руке запястье или лодыжку врага. Шипы при этом глубоко впиваются в тело противника, сковывают его движения и причиняют сильную боль. Ими можно прихватить также челюсть снизу или щеку. Захват же горла ведет к разрыву сонных артерий и смерти противника. А чего стоит пощечина какутэ, разрывающая щеку так, что в рот можно заглянуть с непривычного угла, а кровь свищет во все стороны! Слабонервных просим не смотреть. До наших дней дошли предания, утверждающие, что мастер борьбы, овладевший ударом ребром ладони «рука-меч» (тэгатана, или сюто), был способен отрубить голову псу или человеку. Конечно, отрубить голову голой рукой, каким бы сильным и быстрым ни был удар, нереально. Но если эта рука сжимает какое-нибудь потайное оружие вроде того же какутэ, сделать это не так уж трудно. Помимо всего прочего, раны, причиненные рвущим воздействием какутэ, практически не зарастают.

Малый размер боевого кольца какутэ сильно облегчает его переноску. Какутэ можно носить в поясе, в нижней части рукава кимоно, в бумажнике, в кувшине, в пучке волос или прямо на пальце, повернув шипами вовнутрь. Интересно, что в последнем случае шипы не причиняют ни малейшего неудобства. Дело в том, что короткие шипы не могут проткнуть кожу и вонзиться в мясо, а относительно длинные шипы можно разместить таким образом, что они совсем не будут мешаться.

В период Токугава идея какутэ нашла свое развитие в виде «быстроруких замков» хаятэдзё (рис. 95).

аз4705

ТЭККЭН — «ЖЕЛЕЗНЫЙ КУЛАК»

Большое место в арсенале «воинов ночи» занимают различные кастеты (рис. 96).

аз4706

Кастет в каком-то смысле идеальное оружие для шпиона. Ввиду малого размера, его легко укрыть под одеждой или в дорожном узле, а такую штучку как палочка конго — выдать за приспособление для массажа, о котором никто и не подумает, что им можно запросто проломить висок или раздробить кость.

Тэккэн — это, пожалуй, самая внушительная разновидность кастета (рис. 97).

аз4707

Он представлял собой железную полосу с шипами с наружной стороны и с отверстием для продевания пальцев. Таким кастетом можно наносить прямые и косые удары, блокировать оружие противника. Кастеты-тэккэны изготавливали самыми разными способами. Их выковывали, сваривали из латунного железа, вырезали из железной пластины, склепывали, отливали и т. д. Обычно их делали под конкретного человека, такого размера, чтобы он без большого труда мог продеть в отверстие свои пальцы. Известные образцы тэккэнов имеют толщину 10–12 мм.

Процесс изготовления тэккэна был очень прост. В вырезанной в форме полумесяца железной пластине зубилом тоже в форме полумесяца выдалбливали отверстие, в которое продевали четыре пальца.

Помимо кастетов в форме полумесяца встречаются также образцы в форме тонкого серпа, топорища, раскрытого веера, или с тремя-четырьмя мощными острыми зубьями.

В схватке ниндзя мог использовать один тэккэн либо орудовать сразу двумя колунами. При переноске кастеты легко спрятать в подмышечных впадинах. Помимо своего прямого убойного назначения тэккэн использовали также вместо кресала для высечения огня.

КОНГО

Особо нужно сказать о короткой ладонной палочке яваре (конго), которую делали такой длины, чтобы ее концы выступали из кулака на пару сантиметров с каждой стороны. Первоначально палочка конго использовалась в буддийских ритуалах и изготавливалась из сандалового дерева. Для ниндзя она была привлекательна, прежде всего, своей портативностью. Кроме того, вместо нее можно запросто использовать различные предметы обихода: веер, флейту, курительную трубку и даже палочки для еды, имеющие повсеместное хождение на всем Дальнем Востоке.

Известен добрый десяток вариантов хватов явары в бою. Зажав палочку поперек ладони в кулаке, ниндзя мог использовать различные ударные, болевые и рычажные движения. Прижав один конец сверху большим пальцем, конго тривиально использовали для проламывания основания черепа жертвы ударом сзади. Диагональный хват обеспечивал точность попадания в уязвимую точку. Иногда палочку зажимали в развилки между мизинцем и безымянным пальцами, или между указательным и большим пальцами. Такой хват хорошо подходил для болевого воздействия на кость при захватах за кисть. Известен также хват, когда палочка и большой палец образовывают как бы клешню, которой проводят ущемления мышц, сдавливают гортань или сонную артерию.

Вообще, явара — прекрасное оружие, позволяющее неожиданно поражать горло, шею, глаза, сердце. Натренированный боец способен пронзать ею мягкие части тела противника не хуже, чем ножом, особенно если палочка с ударной стороны спилена наискось или слегка заточена на конус. Чаще всего явары использовали как парное оружие, по одной в каждой руке.

ТЭНОУТИ

Тэноути можно назвать разновидностью конго. Его особенностью является веревочная петелька посредине палочки, в которую продевается средний палец руки (рис. 98).

аз4708

Используют тэноути почти также, как явару, но в отличие от последней ею можно бить еще и плашмя, как бы давая пощечину противнику. В этом случае основной мишенью является переносица. Ломающий ее удар вызывает обильное кровотечение и болевой шок, но не ведет к смерти. Поэтому ниндзя нередко использовали тэноути при захвате в плен, а впоследствии это оружие было принято на вооружение токугавскими полицейскими.

СУНТЭЦУ

Сунтэцу — это почти та же самая палочка тэноути, но изготовленная из стали. К железной спице сунтэцу на металлической оси крепится железное кольцо, позволяющее спице свободно вращаться. Концы спицы несколько истончались, благодаря чему ими можно пробить любую кость и даже кожаный доспех рядового пехотинца (рис. 99).

аз4709

ДОККО

Докко (рис. 100) — это ритуальный символический предмет эзотерического буддизма.

аз4710

Он символизируют алмазную молнию-ваджру, всепобеждающее могущество знания, одолевающего невежество. В индуизме ваджра считается любимым оружием бога Индры. Согласно буддийской традиции, он рассекает им врагов Закона Будды пополам. Японские ниндзя также сумели оценить по достоинству это «всепобеждающее оружие» и активно пользовались им, орудуя под видом буддийских монахов, для отправления на тот свет «грешников», мешающих «торжеству Закона». В целом техника использования докко совпадает с техникой применения конго (рис. 101–102).

аз4711аз4712

МАТАХАСАМИ

Это еще одна разновидность малого оружия, используемого как кастет. По форме она походит на знакомую всем с детства рогатку (рис. 103).

аз4713

Такой «рогаткой», изготовленной из толстой стали высшего качества, ловили меч противника, стараясь его вырвать из рук или сломать, тыкали в глаза и т. д. (рис. 104).

аз4714

ТЭЦУБИСИ, ИГАДАМА, ДОКУБАРИ, ХИСИ

Для прикрытия своего отхода «воины ночи» щедро рассыпали за собой на земле своеобразные «противопехотные мины» — металлические колючки, подобные использовавшемуся на Руси «чесноку». При наступании на «чеснок» в обуви и тем более босиком человек получал весьма серьезные раны, которые к тому же, если «колючки» были обработаны ядом, могли оказаться смертельными, и лишался возможности продолжать преследование. Добавим, что в темноте разбросанные по земле миниатюрные «чесночные мины» совершенно не видны.

Известно несколько вариантов такого «чеснока», но все они имеют одну общую особенность: как их ни бросай — один шип все равно будет торчать вверх. Самым распространенным образцом были тэцубиси — «железные водяные каштаны» (рис. 105).

аз4715

Свое название тэцубиси получили от плодов водного каштана хиси, имевших аналогичную пирамидальную форму.

Изготавливались тэцубиси довольно просто, что и определило их популярность среди ниндзя. Известны два основных способа. В первом случае железную пластинку в форме вытянутого овала с заостренными концами надрезали по краям и образовавшиеся усики длиной около полутора сантиметров разводили в разные стороны. В другом варианте брали металлическую пластинку с одним уже готовым усиком, а из более широкой ее части вырезали еще три усика, которые затем разводили в разные стороны. В более сложных вариантах тэцубиси усики снабжались зазубринами, не позволявшими удалить «колючку» из ноги (рис. 106).

аз4716

Применялись и более «шипастые» варианты тэцубиси, по внешнему виду напоминающие противотанковые заграждения. Их называли курума-биси — «колесообразные хиси» (рис. 107).

аз4717

Сами хиси в высушенном виде — за неимением лучшего — иногда также использовались в качестве «чеснока». У хиси было одно неоспоримое преимущество: поскольку водные каштаны в изобилии произрастают по всей территории Японии, их можно было свободно носить с собой, ни у кого не вызывая подозрения. По-видимому, именно хиси и стали первым образцом «чеснока», которым пользовались древние ниндзя, лишь позднее появились тэцубиси и еще более сложные в изготовлении игадама.

Игадама — «шарики из Ига» (рис. 108), представляли собой стальные или железные шарики, снабженные большим количеством толстых заостренных шипов. Так как игадама гораздо тяжелее, чем тэцубиси, их можно не только разбрасывать на дороге, но и метать пригоршнями во врага как уменьшенный вариант «града» арарэ.

Ту же идею воплощают докубари — «ядовитые иглы» (рис. 108). Их изготавливали из плодов растений, которые многократно пронзали отравленными стальными иголками и разбрасывали на пути у врага.

аз4718

Помимо прикрытия отступления, ниндзя активно «минировали» всеми видами «чеснока» подходы к своим жилищам и веранды, окружавшие дома.

СКРЫТЫЕ КЛИНКИ

До наших дней дошло некоторое количество различных вариантов скрытых клинков. Известны узкие клинки, спрятанные в деревянных тростях (сикоми-дзуэ). Ножи танто, замаскированные под курительные трубки (кисэру-сикоми), скрытые в декоративных шпильках, какие носили японские придворные красавицы (когай-сикоми) (рис. 109), в рукоятях ручных бумажных фонариков (тётин-сикоми).

аз4719

Наконечники копий, запрятанные в пресс-папье (бунтин-сикоми), изготовленные из меди, или в теле деревянных тренировочных мечей (бокуто-сикоми). В некоторых образцах бокуто-сикоми наконечник копья спрятан в рукоять тренировочного меча. При попытке противника выхватить бокуто из-за пояса ниндзя — жест в общем-то разумный, так как этой тяжелой дубовой дубиной можно запросто отправить человека на тот свет — в руке у него вместо всего деревянного меча неожиданно оказывалась лишь рукоятка. А ниндзя, придерживавший свое потайное оружие ниже рукояти левой рукой, одним уколом обнаженного наконечника пронзал ему грудь.

Известны также серпы кусаригама, у которых лезвие складывалось, а цепь втягивалась внутрь рукояти. Резким движением можно было раскрыть лезвие и зафиксировать его специальной защелкой, а нажатием на фиксатор — выпустить наружу цепь с грузом. В другом варианте вместо цепи в полую рукоять серпа вставлялся нож танто, благодаря чему ниндзя получал возможность сражаться ножом и серпом одновременно, держа их в обеих руках. В полости посоха можно было также спрятать выталкиваемую пружиной отравленную стрелку мэсаси — «выкалывающую глаза» (Тогакурэ-рю), ослепляющий порошок и т. д.

Таким образом маскировали не только оружие, но и различные необходимые в разведывательной работе предметы, например, подзорные трубы тоомэганэ. Нава Юмио описывает один образец такой трубы, замаскированной под короткий меч вакидзаси.

Внешне эта труба выглядела как обычный грубый меч с рукоятью, оплетенной тонкой нитью с вплетенными мэнуки в форме зайца с обеих сторон, и простыми дубовыми ножнами. Если потянуть рукоять, становится ясно, что ножны у этого хитрого меча-вакидзаси двойные и могут вытягиваться как телескопическая труба. Если сдвинуть металлический набалдашник на кончике ножен (кодзи-ри), под ним обнаруживается кристаллическое стеклышко. Такой же кристаллик обнаруживается и в головке рукояти (цука-гасира). Для этого тоже нужно отодвинуть в сторону серебряную пластиночку с изображением луны, прикрепленную к цука-гасира. Переменная длина «ножен» позволяет фокусировать изображение должным образом. Такая подзорная труба давала многократное увеличение, позволяя наблюдать за врагом с большого расстояния.

Эта скрытая подзорная труба произвела на Наву Юмио очень большое впечатление и впоследствии он рассказал о своем открытии известному исследователю нин-дзюцу, 14-му патриарху школы нин-дзюцу Кога-рю Фудзите Сэйко. Особенно его интересовало, зачем к рукояти были приплетены мэнуки в форме зайцев. Фудзита объяснил, что заяц — это символический указатель подзорной трубы тоомэганэ. Дело в том, что «заяц» — один из двенадцати знаков зодиака («двенадцати ветвей»). И если начать с него отсчет, то знак «крыса» — по-японски «нэ», будет десятым — по-японски «то», а фраза «десятый [знак зодиака] — крыса» будет звучать так же, как слово «подзорная труба»: «тоомэ-га нэ». Вот такой каламбур получается.

Нужно сказать, что такие ассоциативные значки на японском оружии нередки. Например, писатель Дзиндэ Тацуро отмечает, что на потайных видах оружия нередко встречаются изображения сливы (бай) и журавля (каку). Из китайского фольклора известна сказка о Линь Хэцзине, который был даосским мудрецом-отшельником и жил в горах. В этой сказке есть строка «сделал сливу своею женой, а журавля своим ребенком», которую по-японски можно дрочитать как «байсай какуси». А «какуси» по-японски и есть «потайной», «скрытый».

Чтобы уметь читать знаки такого рода, ниндзя должен был блестяще знать поэзию и литературу, обладать хорошо развитым ассоциативным мышлением. Это позволяет по-новому взглянуть на «ночного воина», который умел не только красться во тьме и убивать одним броском сюрикэна, но и являлся знатоком изящных искусств.

ФУРИ-ДЗУЭ — «МАХОВАЯ ТРОСТЬ»

Трость, или дорожный посох, фури-дзуэ известна также как «тигирики» (рис. 110).

аз4720

Фактически это кистень с удлиненной рукояткой. Фури-дзуэ представляла собой палку длиной около 1 метра 30 см со скрытой внутри цепью с грузиком. Это прекрасное комбинированное оружие, которым можно колоть, наносить рубящие удары. Вылетающая неожиданно гирька, подвешенная на цепи, позволяла застигнуть противника врасплох и нанести ему удар в тот момент, когда он к этому совсем не был готов.

ВАКИДЗАСИ-ТЭППО

Одним из самых оригинальных видов потайного оружия был пистолет, замаскированный под малый меч вакидзаси — вакидзаси-тэппо (рис. 111).

аз4721

Почему именно под вакидзаси? Дело в том, что в период Сэнгоку-дзидай короткие мечи разрешалось носить даже сельским старостам, ремесленникам и торговцам. Так что торчащий за поясом меч не вызывал ни у кого особого интереса.

Пистолет вакидзаси-тэппо, будучи вложен в ножны, выглядит как самый обычный короткий меч, но при извлечении его наружу показывается не клинок, а ствол. Рукоятка при этом заменяет шейку ружейного приклада. Дошедшие до наших дней немногочисленные образцы такого оружия представляют собой однозарядные гладкоствольные пистолеты, заряжаемые со стороны дула.

В другом варианте вакидзаси-тэппо для стрельбы его не нужно извлекать из ножен. Просто ствол помещен в деревянный футляр, выполненный в форме стандартных ножен и покрытый кожей и лаком. Для стрельбы нужно сдвинуть в сторону железный набалдашник кодзири, прикрывающий дульное отверстие. Это тоже однозарядный гладкоствольный пистолет, заряжаемый со стороны дула. Гарда такого меча имеет тонкий вырез, в котором зажат курок пистолета.

Третий вариант вакидзаси-тэппо представляет собой фитильный пистолет с прикрепленным тонким мечевым клинком. Фитиль этого пистолета выведен из ножен наружу через маленькое отверстие сбоку от куригата — отростка, за который крепится шнур меча. При ношении фитиль пропускается сквозь куригата.

ЯДАТЭ-ТЭППО — «РУЖЬЕ, [ЗАМАСКИРОВАННОЕ] ПОД ФУТЛЯР ДЛЯ КИСТИ»

Название этого оружия говорит само за себя. Известные образцы ядатэ-тэппо представляют собой однозарядные крупнокалиберные гладкоствольные пистолеты, заряжаемые со стороны дула, изготовленные из пушечной бронзы. При этом в ствол пистолета, как в обычный футляр, можно вложить кисть для письма, а шейкой приклада служит черный кувшинчик в основании ядатэ. Такой штуковиной можно пользоваться и как футляром для кисти, и как пистолетом.

КИСЭРУ-ТЭППО — «РУЖЬЕ, [ЗАМАСКИРОВАННОЕ] ПОД КУРИТЕЛЬНУЮ ТРУБКУ»

Это скрытый фитильный пистолет, замаскированный под курительную трубку. Трубка изготавливалась из железа. Было достаточно закрыть ее дыхательное горло, завинтив его винтом, чтобы превратить трубку в однозарядный пистолет.

Оружие куноити

Здесь пойдет речь о том потайном оружии, которое женщины-ниндзя могли использовать, устроившись на службу в дом знатного самурая или в княжеский замок.

Нужно сразу сказать, что знатные женщины и их служанки в средние века в искусстве обращения с оружием мало в чем уступали своим мужьям и братьям. Японская история знает множество примеров, когда женщины сражались бок о бок с профессиональными воинами, а о мастерстве дам из самурайских родов в фехтовании алебардами сложено немало легенд.

Даже в мирные времена дамы из семей самураев и их служанки редко оставались без оружия. Выходя из замка на прогулку, они засовывали за пояс кинжал в специальном мешочке, затянутом шнурком.

Ну, а какое оружие использовали для самообороны японские дамы в замке, в спальне госпожи или господина? Рассказывают, что служанки супруги одного из великих японских князей постоянно носили с собой с левой стороны за поясом в крошечных бумажных ножнах, напоминающих трубку из папье-маше, толстые иглы длиной около 10 см с кисточками из разноцветных шелковых нитей. В случае необходимости специально натренированная служанка-телохранительница запросто могла всадить такую иголку в какую-нибудь уязвимую точку человеческого тела (их местонахождения «служанки» знали прекрасно) и отправить врага к праотцам.

Вообще, иглы были одним из самых популярных среди женщин видов оружия самообороны. Известно, что некоторые дамы постоянно носили с собой по несколько иголок (их размеры не указываются), а устраиваясь на ночь, заворачивали иголки в ароматизированную бумажку так, чтобы острия остались снаружи, и легко зажимали ее в зубах. В принципе делалось это для того, чтобы воспитанная дама не подмочила свою благородную репутацию неожиданным ночным храпом, но отдельные изворотливые девицы умудрялись при нужде еще и плеваться иголками из миниатюрной бумажной трубочки, да так, что попадали нежданному «визитеру» прямо в глаз. Подобный способ самозащиты именовался «фукуми-бари» — «иглы, вложенные [в рот]». Передают, что такие плевательные иглы имели треугольное сечение.

В Японии иглы издревле использовались в качестве оружия. Некоторые исследователи предполагают, что уже к XIV веку в своих общих чертах сложилось даже целое боевое искусство «выдувания игл» — фукибари-дзюцу, составной частью которого являлась техника фукуми-бари. Считается, что основной вклад в его развитие внесли профессиональные ткачихи и швеи (Как тут не вспомнить о том, что фамилия знаменитых ниндзя Хаттори происходит от слова «хатаори» — «ткач, ткущий на станке»!), с утра до вечера управлявшиеся с иголками разных размеров и видов.

Излюбленным оружием женщин-ниндзя были также металлические заколки, втыкавшиеся в прическу — кандзаси. «Дама выхватила заколку, что была воткнута в ее волосы, взяла обратным хватом и изготовилась [к бою]…», — эта фраза повторяется во множестве приключенческих рассказов и театральных пьес периода Эдо. Само существование этого литературного клише свидетельствует о чрезвычайной популярности кандзаси как женского оружия самообороны.

Кандзаси делали из дерева, латуни, мельхиора, реже из железа. Возможность эффективного применения такой заколки в бою во многом зависела от ее формы. По мнению Навы Юмио, для самообороны лучше всего подходили заколки, которыми пользовались женщины на Окинаве. Он указывает, что иногда их даже отравляли, чтобы сделать малейшую царапину смертельной. Впрочем, и в Японии использовали кандзаси подходящего дизайна. Например, в школе сюрикэн-дзюцу Нэгиси-рю канонизирована техника метания одного из видов кандзаси, имеющего вид длинной тоненькой рыбки.

Нередко куноити пользовались и кольцами с шипами какутэ, но о них мы уже говорили выше. Еще одним видом оружия женщин-ниндзя считалась цепь манрики-гусари длиной около 70 см с грузиками на обоих концах.

 

 

 

Глава 3. НИНКИ — «ШПИОНСКОЕ СНАРЯЖЕНИЕ»

Специальное шпионское снаряжение, именуемое в древних наставлениях по нин-дзюцу «нинки» включает в себя самые различные приспособления и инструменты, которые помогали ниндзя в их сложной и опасной работе.

В «Бансэнсюкай» все нинки разделены на четыре большие группы: токи — «снаряжение для лазания», суйки — «водное снаряжение», кайки— «приспособления для открывания» (воровской инструмент) и каки— «огневые средства» (включая артиллерию и огнестрельное оружие). В «Сёнинки» особо выделен набор из шести предметов постоянного пользования — рокугу. Однако эти категории не исчерпывают всех видов снаряжения, использовавшихся ниндзя, и не включают в себя различные приспособления для подслушивания, введения врага в заблуждение, запирания дверей и т. д. и т. п. Это свидетельствует о том, что нин-дзюцу как живое искусство, призванное использоваться в реальных, постоянно меняющихся и порой непредсказуемых условиях практически не поддается классификации, показывает гибкость ума средневекового лазутчика, который на каждый вызов давал достойный ответ, создавая необходимое снаряжение, не оглядываясь на шаблоны.

Кроме того, в так называемых «шпионских свитках», содержащихся во многих старинных сочинениях по военному делу, имеются описания различных наблюдательных вышек, подъемных корзин, приспособлений для связывания пленных, которые не упоминаются в наставлениях по традициям нин-дзюцу Ига-рю и Кога-рю. Обычно их описания отсутствуют в работах по нин-дзюцу, но здесь автор решил уделить внимание и снаряжению такого рода, поскольку оно, хотя иногда лишь косвенно, все-таки связано с разведкой.

Говоря о нинки, следует также отметить, что очень часто приходится читать о снаряжении ниндзя, как о чем-то совершенно уникальном, не встречающемся более нигде. Авторы, особенно западные, не скупятся на хвалебные слова, утверждают, что ниндзя намного обогнали свое время. Однако все это верно лишь отчасти. Так, описания многих знаменитых предметов из снаряжения ниндзя, например, разборных лодок, поражающих воображение многих «ниндзяведов», встречаются в синхронных японских текстах, никак не связанных с традицией нин-дзюцу. А крупнейший исследователь традиций нин-дзюцу Окусэ Хэйситиро прямо указывает, что многие описания различных видов снаряжения в «Бансэнсюкай» являются либо скрытыми цитатами, либо даже дословным воспроизведением пассажей из различных китайских текстов по военному делу. Причем наибольшее число описаний позаимствовано из таких памятников как «Убэйчжи» (яп. «Бубиси») и «Уцяо синыиу» (яп. «Буко синсё»).

Рокугу — «шесть приспособлений»

Ниндзя использовали огромное количество приспособлений, вспомогательных средств, но есть среди них шесть предметов, которые составляли постоянный багаж «воинов ночи». Эти шесть предметов упоминаются почти во всех наставлениях по школам Ига-рю и Кога-рю под названием «рокугу» — «шесть предметов». Набор рокугу состоит из следующих предметов:

1. амигаса (плетеная шляпа);

2. кагинава («кошка»);

3. сэкихицу (грифель), или ядатэ (чернильница с пеналом для кисти);

4. якухин (медикаменты);

5. цукэдакэ, или утидакэ (контейнер для переноски тлеющих углей);

6. сандзяку-тэнугуи (полотенце).

Об амигасе мы уже рассказывали в первой главе книги. О «кошке» кагинаве будет подробно говориться в разделе о приспособлениях для лазания (токи). О цукэдакэ (рис. 112) читайте в разделе «огневого снаряжения» (каки). А медикаментам и ядам посвящена отдельная, пятая глава. Поэтому здесь мы подробно остановимся лишь на двух предметах рокугу — грифеле сэкихицу и полотенце сандзяку-тэнугуи.

аз4722

Сэкихицу — буквально «каменная кисть» — это обычный карандашный грифель. В одной из западных работ двтор нашел забавное утверждение, что «каменная кисть» якобы представляла собой «кусок камня, которым писали сообщения на деревьях и камнях» и который, к тому же, «с неменьшим успехом мог быть использован в качестве метательного оружия». Таким авторам можно посоветовать только одно: почаще заглядывать в соответствующие словари и меньше фантазировать.

В некоторых списках рокугу вместо сэкихицу фигурирует ядатэ — чернильница с приделанным пеналом для кисти. Впрочем, назначение этих двух предметов одно и то же: их использовали для записи наблюдений, подготовки донесений, при составлении карт. У каждого из этих двух средств письма есть свои достоинства и свои недостатки. Например, донесение, написанное мягким карандашом, можно легко стереть, так что даже очень опытный взгляд не сможет узнать, что было написано на листе, ведь технологии современных криминалистов тогда еще не были известны. А вот черную тушь, которой писали японцы, таким способом не изничтожишь. Зато написанное кистью долговечнее, а это очень важно, особенно при изготовлении карт. Кроме того, в ядатэ ниндзя нередко укрывали пистолет, который мог оказаться очень кстати в трудную минуту. Вывод отсюда напрашивается сам: лучше иметь под рукой и то, и другое.

Сандзяку-тэнугуи — это полотенце из хлопчатобумажной ткани длиной около 1 метра, окрашенное в темно-коричневый цвет. При необходимости его можно было повязать вместо потерянного или отобранного пояса, использовать как лицевую маску дзукин, вместо бинта для перевязки ран, разорвать на полосы и связать ими противника. Сандзяку-тэнугуи можно было намочить и, утяжелив таким образом, выбить меч из рук врага, опутать ему руки и при необходимости придушить. Еще ниндзя использовали полотенце в качестве фильтра для питья стоячей или проточной воды, если ее чистота вызывала подозрения. Для этого сандзяку-тэнугуи складывали в несколько раз, приставляли ко рту и глотали уже отфильтрованную от мути воду, чем спасались от неприятных расстройств желудка. Некоторые авторы даже высказывают предположение, что сок растения сухо, которым красили свой костюм «невидимки», или черная краска, использовавшаяся для окрашивания зубов (был такой обычай у японцев), которую к этому соку нередко подмешивали для придания нужного тона, обладают способностью убивать болезнетворные бактерии, но пока никто из исследователей проверкой этого факта не занимался. Во всяком случае, об этом чудо-полотенце в наставлениях по нин-дзюцу говорится: «С ним никогда нельзя расставаться». Носили сандзяку-тэнугуи в длинном узком кармане, пришитом к изнанке куртки синоби-сёдзоку с правой стороны.

Токи — «снаряжение для лазания»

Во время своих ночных операций «невидимкам» нередко приходилось преодолевать частоколы, стены, взбираться на крыши домов, деревья, карабкаться по горным кручам. Чтобы облегчить себе жизнь, ниндзя изобрели множество специальных токи — «приспособлений для лазания»: разных крюков, лестниц, скоб и т. д. Правда, воспользоваться ими можно было далеко не всегда. Лязг, скрежет, стук — все эти звуки моментально улавливались чутким ухом часового, спешившего поднять тревогу. Поэтому во время тайного проникновения в замок «ночные дьяволы» предпочитали пользоваться своими собственными «инструментами» — цепкими сильными руками, подвижными ловкими ногами, да еще головой. Вероятно, большинство токи использовали не при тайном проникновении, а во время внезапного штурма, когда было необходимо моментально перевалить через гребень стены и закрепиться на ней, пока враг не успеет подтянуть силы.

Впрочем, стены японских крепостей — не такая уж непреодолимая преграда. Как правило, замки строились вокруг какого-нибудь возвышения — холма, небольшой скалы, из-за чего их стены получались наклонными. Такая конструкция вполне оправдывала себя во время землетрясений, но была слабой защитой от шпионов-скалолазов. К тому же стены складывались из едва отесанных камней без раствора и изобиловали множеством щелей, выбоин, трещин, куда можно запросто просунуть пальцы. Как показывает личный опыт автора, имевшего возможность на себе испробовать лазание по стене японского замка, при наличии минимальной физической подготовки на десятиметровую стену можно подняться за считанные секунды. А ведь автор совсем не ровня средневековому разведчику-профессионалу, тренировавшемуся в своем ремесле с пеленок. Интересно, что небольшой замок Хакухо-дзё, находящийся в г. Ига Уэно, имеет самые высокие стены во всей Японии — 30 метров от основания кладки до гребня, что приблизительно равняется высоте девятиэтажного дома! Видно, его основатель Цуцуи Садацугу прекрасно знал способности местных ниндзя.

НАВА-«ВЕРЕВКА»

Простейшее приспособление для лазания — обычная веревка. Свои веревки ниндзя изготавливали из женских волос или волокон конопли. При действиях группой первый, самый опытный и подготовленный лазутчик взбирался на стену безо всяких приспособлений, крепил наверху веревку и спускал ее товарищам. После их подъема на стену, веревку сбрасывали по другую сторону от стены и спускались вниз.

К веревке можно было привязать какой-нибудь грузик— камень, мешочек с песком, деревяшку, перебросить ее через ветку дерева и взобраться на нужную высоту или подтянуть наверх груз.

КАГИНАВА — «КРЮК НА ВЕРЕВКЕ» (УТИКАГИ — «КОВАНЫЙ КРЮК»)

Ниндзя использовали разные виды крюков. Самым простым и распространенным был одиночный «кованый крюк» утикаги, изготовленный из высококачественной стали и имеющий форму полумесяца с отверстием для пропускания веревки в нижней части. Известны также двузубые крюки, с расходящимися в противоположные стороны «когтями»

Кагинава, прочный железный крюк с прикрепленной тонкой, но крепкой веревкой, — незаменимый «спутник» ниндзя (рис. 113).

аз4723

Крюк кагинавы при помощи особой технологии делался черным, чтобы не отсвечивать в темноте. Сохранившиеся до наших дней образцы имеют вес от 112,5 до 187,5 граммов.

Используя несколько однозубых крюков, ниндзя сооружали трех- или четырехзубые «якоря» (рис. 114), а также четырехзубые крюки якорного типа (рис. 115), которые для удобства переноски можно было легко разобрать.

аз4724аз4725

При сборке таких приспособлений использовались треугольные или четырехугольные — по числу зубьев «якоря» — металлические пластины с большими вырезами, позволявшие надежно зафиксировать «когти» в конструкции. Описания таких вариантов можно найти во многих источниках по нин-дзюцу. Например, в «Нинпидэн» описан разборный четырехзубый «якорь», а в «Бансэнсюкай» — трехзубый. Кроме того, в «Нинпидэн» в разделе «О якорях» описана четырехзубая «кошка» с длиной зубьев в 24 см и общей длиной около 45 см.

Кагинава имела весьма широкий спектр применения. Ее использовали для подъема на стены и спуска с них, подвески на дереве, зацепа врага броском с последующим связыванием, для фиксации дверей в закрытом положении, постановки лодки на якорь и т. д. и т. п. (рис. 116) В качестве «кошки» иногда ниндзя использовали и небольшие лодочные якоря-икаринава.

аз4726

КАСУГАЙ — «СКОБА»

Пара касугаев (рис. 117) разновидности «нагай» — «длинный касугай» — с длиной поперечины в 36–37 см и зубьями в 6–7 см служила надежным подспорьем при подъеме на стену замка, дерево или крепостные ворота. Отточенные зубья скобы вставлялись в щели между камнями или ударом вонзались в дерево и служили надежной подпоркой для «верхолаза».

аз4727

В книге «Нинпо хикан» имеется рисунок «большого касугая» — «оо-касугай» с указанным размером поперечины 55 см. Размер зубьев не указан, но, сколько можно судить по пропорциям рисунка, они должны быть более 10 см.

Проникнув во вражеский замок, ниндзя мог запросто пристроиться на декоративной поперечной балке-нагэси или под потолком в углу комнаты, используя пару малых касугаев — «ко-касугай», или, сокращенно, «ко-гай». Кокасугай имели поперечину от 12 до 18 см. Согласно легендам, ниндзя мог незамеченным пересечь даже большой зал оохирома, повиснув спиной вниз на потолочной балке, обхватив ее ногами и мелкими «шажками», переставляя касугай (рис. 118).

аз4728

Укрывшись в углу комнаты, он упирался ногами в соседние стены, вонзив зубья касугаев в потолок. При этом полумрак, царивший в японских замках, и большая высота стен в главных залах — до 5–7 м — позволяли ему остаться невидимым.

ТОБИ-КУНАЙ — «ЛЕТУЧИЙ КУНАЙ»

Изначально кунай (119) — это один из кайки — воровских инструментов ниндзя. Однако под названием «летучий кунай» он фигурирует и в списке токи. К кольцу «летучего куная», небольшого по длине — 25–30 см, крепилась длинная и прочная веревка. Воткнув его броском на подходящей высоте, например, в деревянную балку башни, ниндзя взбирался по веревке в нужное место.

аз4729

ТЭККО-КАГИ (СЮКО) — «РУКА-КРЮК», ТЭКАГИ — «РУКА-КРЮК»

Если вам довелось посмотреть художественный фильм «Месть ниндзя», вы наверняка помните, как герой Косу-ги Сё взбирался на стену небоскреба с помощью пластин с железными когтями, надетых на руки. Такие «лапы» ниндзя и называли «тэкко-каги», «тэкаги» или «сюко».

Существуют две разновидности тэкаги (рис. 120).

аз4730

В одной когти крепились со стороны ладони, в другой — с тыльной стороны кисти, но в обоих случаях основой служил браслет из толстой железной полосы, в который продевалась ладонь. При подъеме и спуске по вертикальной поверхности когти вонзались в щели кладки или в дерево. Тэкко-каги с особым изгибом зубьев использовали также для самоподвешивания на потолочной балке (рис. 121).

аз4731

НЭКОДЭ — «КОШАЧЬЯ ЛАПА»

Аналогичные функции выполняли и раздельные когти «нэкодэ», надевавшиеся на каждый палец руки по отдельности (рис. 122). Интересно, что идею таких когтей ниндзя позаимствовали у музыкантов, играющих на традиционном японском струнном инструменте кото.

аз4732

Современные исследования показали, что использование всех форм ручных когтей для подъема по стене или дереву — штука архитрудная, требующая большой физической силы и выносливости.

Зато возможности применения тэкко-каги или нэкодэ в рукопашном бою сомнений ни у кого не вызывают. Когтями из каленой стали можно запросто проткнуть легкие кожаные доспехи рядового пехотинца, пробить череп, вырвать кусок мяса или, распоров живот, вывалить наружу кишки (рис. 123).

аз4733

А разновидность тэкко-каги с креплением когтей на тыльной стороне кисти не мешает сжимать рукоять меча. Поэтому «воины ночи» нередко использовали в бою сюко в сочетании с мечом. При этом левой рукой отклоняли вражеское оружие, а правой выхватывали свой меч и рубили.

Но что касается защиты от удара мечом подставкой тэкаги, тут явное преувеличение. Японский меч катана — оружие страшное. Он способен резать кости как масло и разрубить все, что угодно. Так что зажать лезвие между шипами и поворотом руки вырвать его у врага можно, лишь действуя на опережении, блокируя меч на замахе.

Техника боя тэкаги весьма впечатляюще показана в первой серии известного японского сериала, прошедшего у нас под названием «Убийца сёгуна» (в японском варианте «Одинокий волк с ребенком»).

АСИКО — «НОЖНЫЕ КОГТИ»

Асико — это ножной вариант тэкко-каги. Они представляли собой металлические пластины с шипами. Асико в сочетании с тэкко-каги позволяли ниндзя подниматься по стенам, расположенным под углом друг к другу, упираясь ногами и руками в две соседние стены.

Другая техника использовалась для лазания по дереву. При этом ниндзя плотно обхватывал ствол руками и ногами.

ТЭППАСИ — «МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ХАСИ[15]»

Металлические гвозди, по форме напоминающие хаси — палочки для еды, длиной около 15 см, заточенные с одной стороны, с отверстием для пропускания веревки с другой, использовались ниндзя для вбивания в щели между камнями, чтобы служить подножкой при подъеме на скалу или стену. Обычно «невидимки» попользовали комплект из 12 тэппаси — не очень тяжело, но вполне достаточно для обыденных нужд.

УТИКАГИ — «КОВАНЫЙ КРЮК»

В некоторых школах нин-дзюцу так называлась длинная жердь с крюком на конце, подвесив которую на стене или ветке, можно без особых проблем влезть наверх.

СИНОБИ-КУМАДЭ — «ШПИОНСКАЯ МЕДВЕЖЬЯ ЛАПА»

Синоби-кумадэ по своему использованию в целом напоминает предыдущее приспособление, но его технологическое исполнение гораздо сложнее. «Медвежья лапа» изготавливалась из отдельных обрезков бамбука длиной в 25–30 см с высверленной сердцевиной. Внутри обрезков пропускалась веревка с крюком на одном конце. Ослабив веревку, синоби-кумадэ можно было легко сложить в небольшую вязанку бамбуковых обрезков, а натянув ее — превратить в длинный шест с крюком на конце, чтобы подвесить на стене и вскарабкаться на нее. В некоторых вариантах были предусмотрены и поперечные перекладины, делавшие подъем на стену вовсе пустяковым делом. По внешнему виду такая конструкция напоминает «летучую лестницу» тоби-басиго, о которой речь пойдет далее. Кроме того, некоторые авторы упоминают синоби-кумадэ телескопической конструкции (рис. 124).

аз4734

Впрочем, японские историки со скепсисом относятся к синоби-кумадэ, считая это приспособление чисто кабинетным изобретением, хотя неразборные варианты «медвежьей лапы» японскими воинами использовались несомненно и не только для подъема на стены, но и для взятия на абордаж в морском бою (рис. 125).

аз4735

При необходимости «грабли» типа синоби-кумадэ или жерди с крюками могли быть эффективно использованы как оружие ближнего боя. Ими ниндзя мог запросто изуродовать своего противника, «слегка поцарапав» зубьями по лицу, распороть бедренную артерию или живот.

СИНОБИ-ДЗУЭ — «ШПИОНСКАЯ ТРОСТЬ»

Трость синоби-дзуэ (рис. 126) представляла собой бамбуковый шест длиной в 120–150 см с металлическим заостренным набалдашником (исидзуки) в нижней части, с прочным стальным крюком на другом конце и 4–5—ю веревочными петлями. Перебираясь через ограду, ниндзя мог приставить синоби-дзуэ к стене или повесить ее за крюк и легко подняться вверх, используя тело трости и веревочные петли.

аз4736

МУСУБИ-БАСИГО — «ВЯЗАНАЯ ЛЕСТНИЦА»

Мусуби-басиго (рис. 127) — простейший и вполне привычный нам вариант лестницы. При ее изготовлении к двум длинным бамбуковым жердям веревочной вязью крепятся перекладины длиной в 25–30 см из того же материала. Единственная особенность шпионского варианта — соломенная обертка жердей по обоим концам, предотвращающая их скольжение и гасящая звуки при приставлении лестницы к стене и ее трении при подъеме.

Конструкция лестницы мусуби-басиго столь проста, что ее можно изготовить за очень короткий промежуток времени из подручных материалов. Но известны и специальные разборные варианты мусуби-басиго, в которых используются две длинные жерди с прикрепленными к ним металлическими скобами, в которые просовываются перекладины.

ТОБИ-БАСИГО — «ЛЕТУЧАЯ ЛЕСТНИЦА»

В этой разновидности лестницы к одной бамбуковой жерди привязывается несколько бамбуковых же перекладин, а верхний и нижний концы обматываются соломой (рис. 128). Эту лестницу также можно изготовить очень быстро.

аз4737

КУМО-БАСИГО — «ОБЛАЧНАЯ ЛЕСТНИЦА»

Кумо-басиго использовалась, если длины мусуби-басиго не хватало для подъема на нужную высоту. В этом случае к мусуби-басиго сверху привязывалась тоби-басиго, увеличивая общую длину конструкции почти в два раза (рис. 129).

аз4746

МАКИ-БАСИГО — «СМАТЫВАЮЩАЯСЯ ЛЕСТНИЦА»

Такая разновидность лестницы несомненно известна читателю, например, по романам Александра Дюма. Именно по таким веревочным лестницам французские ловеласы лазили на свидания к своим возлюбленным или удирали от них в случае возвращения мужа.

Маки-басиго представляет собой две параллельные веревки с крюками на концах с привязанными бамбуковыми перекладинами (рис. 130).

аз4747

Такая конструкция легко позволяет превратить довольно длинную лестницу в небольшой сверток.

Более сложный вариант маки-басиго собирался из равных по длине обрезков бамбука с высверленными перегородками, сквозь которые пропускалась веревка.

НАВА-БАСИГО — «ВЕРЕВОЧНАЯ ЛЕСТНИЦА»

Это разновидность предыдущей лестницы, отличающаяся тем, что к концам ее перекладин прикреплены небольшие острые штыри, свободно вращающиеся на веревочных петлях и позволяющие зафиксировать лестницу в щелях между камнями и тем самым предотвратить ее раскачивание на ветру (рис. 131). Отсюда другое название этой лестницы: «каги-басиго» — «лестница с крюками». Такие варианты применялись при подъемах на особенно высокие кручи, главным образом, в горах.

аз4748

КУМО-БАСИГО — «ЛЕСТНИЦА-ПАУК»

Из источников известен и иной вариант одноименной лестницы кумо-басиго, не имеющий, впрочем, ничего общего со своим предыдущим однофамильцем (рис. 132).

аз4749

Этот вариант кумо-басиго представлял собой связку расходящихся в разные стороны, словно лучи солнца или лапки паука, веревок с крюками. Крюки зацепляли за ветки и стволы деревьев, и ниндзя легко перебирал по лесному массиву на большой высоте, оставаясь скрытым в листве и хвое и не оставляя следов на земле.

ТАКА-БАСИГО — «ВЫСОТНАЯ ЛЕСТНИЦА»

Описания этой лестницы в работах современных японских историков мне найти не удалось, но, судя по иллюстрации из старинного наставления по нин-дзюцу, приводимой Хацуми Масааки в книге «Ninjutsu history and tradition», такую лестницу использовали в качестве моста, наводимого через широкие пропасти. Для предотвращения раскачивания лестницы на ветру ее середину поддерживали при помощи веревки с крюком (рис. 133).

аз4750

Различные варианты лестниц показаны также на рисунках 134–135.

аз4751аз4752

КАСЯ — «РОЛИК»

Ролик кася (рис. 136) в сочетании с длинной веревкой позволял ниндзя в мгновение ока пересекать большие открытые пространства, быстро перемещать с места на место снаряжение и иные грузы. Нередко такие «тарзанки» устраивались загодя для обеспечения отрыва от погони в случае провала операции. Для этого веревку одним концом крепили на высоте, другим на земле, чтобы обеспечить ей переменной длины цуги-басиго, справа — опускаемая на веревках гансэки-басиго пологий уклон. Если под рукой не было ролика, можно было воспользоваться обычной ременной петлей, специально обработанной для скользкости.

аз4753

НАГАДЗЁ — «ДЛИННЫЙ ПОДЪЕМНИК»

Так назывался прочный мешок, который использовали для подъема и спуска людей или снаряжения. Нечто подобное в настоящее время используют пожарные.

ИППОН СУГИ-НОБОРИ — «ПРИСПОСОБЛЕНИЕ ДЛЯ ЛАЗАНИЯ ПО ДЕРЕВУ СУГИ»

При лазании по гладким стволам деревьев и колоннам ниндзя использовали «приспособление для лазания по дереву сути» (рис. 137). Сути, или криптомерия, это высокое хвойное дерево, у которого ветви начинаются довольно высоко.

аз4754

Иппон суги-нобори представлял собой железный брусок круглого сечения с довольно длинными и прочными шипами и веревкой, закрепленной на обоих концах. Ниндзя обвивал веревкой дерево так, чтобы шипы вонзились в дерево с противоположной от него стороны, натягивал веревку, упирался в ствол ногами и отклонялся спиной назад. За счет такой «распорки» он мог висеть на стволе, а быстро перебрасывая иппон суги-нобори вверх и подтягивая ноги, взбираться все выше и выше.

Аналогичную технику подъема на дерево можно использовать и с обычным поясом, или кожаным ремнем.

Суйки — «водное снаряжение»

В подготовке японских воинов издревле немалое место занимало боевое плавание. Во многом развитию плавания способствовало островное положение Японии, а также многочисленные водные преграды — реки, озера, пруды, рвы и т. д., которые приходилось преодолевать воинам во время боевых действий.

Реки как транспортные пути связывали между собой разные части страны. Но они же их и разделяли. Ямагути Масаюки высказывает любопытную мысль, что одним из важных факторов поддержания мира при сёгунате Токугава было запрещение бакуфу строить мосты по своему усмотрению. Ограничив число мостов и установив на всех переправах контрольно-пропускные посты, правительство имело возможность почти абсолютного контроля за передвижениями людей, тем самым препятствуя реализации заговоров. В старинной песне говорится:

До Хаконэ ри,[16] и это расстояние можно проехать на коне,

Но на пути есть непреодолимые глубокие реки…

Конечно, профессиональные воины овладевали самыми разными стилями плавания: в доспехах и без них, на животе, спине, боку или в вертикальном положении для стрельбы из лука из воды, на скорость и дальность и т. д. Но ниндзя предпочитали форсировать водные преграды не вплавь, а с помощью различных плавсредств, и всеми силами старались уберечь свою одежду и снаряжение от намокания. Понять причину несложно, если представить себе лазутчика, пытающегося прокрасться во вражеский замок после купания во рву. Ну, как тут спрячешься от стражи, если за тобой на полу остается мокрый шлейф и отпечатки следов? Да и обычные воины плавать в доспехах (как и сражаться под дождем) не любили: все веревочные и тканные соединения доспехов набухают, и панцирь становится неподъемным, от воды ржавеет холодное оружие, отсыревает порох, портятся ружейные фитили и т. д.

Поэтому в наставлениях по нин-дзюцу весьма большое место занимают плавательные средства, или суйки. Все суйки можно разделить на 7 категорий:

1. плоты (икада);

2. лодки (фунэ);

3. плавательные мешки и жилеты;

4. «водяной паук» (мидзугумо);

5. понтонные мосты (укибаси);

6. вспомогательные плавательные средства (ласты, трубка и т. д.);

7. разведывательно-диверсионные корабли.

ГАМА-ИКАДА — «КАМЫШОВЫЙ ПЛОТИК»

Описание и рисунок этого плавсредства, рассчитанного на одного человека, имеется в «Бансэнсюкай» (рис. 138).

аз4755

Для изготовления гама-икада нарезали камыш-рогоз, связывали его в толстый сноп, который в нескольких местах перетягивали веревкой. Сквозь сноп для повышения устойчивости и плавучести продевали доски, ветки, бревна, так чтобы они выступали по бокам, словно ножки сколопендры. Перемещались на гама-икада, отталкиваясь от дна длинным бамбуковым шестом, или гребя широкой доской, заменявшей весло (рис. 139).

аз4756

КАМЭ-ИКАДА — «ПЛОТИК ИЗ КУВШИНОВ»

Камэ-икада изготавливался из нескольких жердей, за которые могли сойти также копья или доски, и различных плавучих предметов вроде кувшинов, деревянных ящиков и т. д. Две жерди помещались параллельно друг другу на расстоянии примерно в 1 метр и соединялись между собой поперечинами, которые надежно фиксировались веревками. К образовавшейся рамке крепились кувшины, настилалась «палуба», и плотик был готов «к употреблению» (рис. 140–142).

аз4757аз4758аз4759

КАВАЦУДЗУРА-ИКАДА — «ПЛОТИК ИЗ ЧЕМОДАНОВ»

Да-да, из чемоданов! Правда, старинные японские «чемоданы» несколько отличались от современных. Они представляли собой короба из лощеной кожи довольно большого размера, использовавшиеся для хранения одежды. Как правило, для сооружения плота брали два таких «чемодана». С «чемоданов» снимали крышки. В результате у ниндзя в руках оказывались четыре объемных кожаных ящика. На них устанавливались специальные скобы, которые позволяли очень быстро соединить ящики в подобие четырехугольной лодки-плотика (рис. 143).

аз4760

УКИКИ — «ПЛАВАТЕЛЬНОЕ СРЕДСТВО»

Укики — это обычный деревянный щит. На него можно положить не очень тяжелые вещи, которые ни в коем случае нельзя намочить. Сам ниндзя оставался в воде и плыл, работая ногами и толкая щит перед собой. После высадки можно было установить щит для защиты от пуль и стрел и перевести дух для решающего броска.

СИНОБИ-БУНЭ — «ШПИОНСКАЯ ЛОДКА»

Знаменитая разборная «шпионская лодка» известна не только из источников. Такая лодка по сей день хранится в доме семьи Охара (находится в г. Тоно уезда Кока префектуры Сига).

Она собирается из 12 ящиков, каждый из которых имеет 14 см в длину, 21 см в ширину и 12 см в высоту. Так как лодка собирается из ящиков, ее называют также «хакобунэ» — «лодка из ящиков». Порядок их сборки породил еще одно название: «цугибунэ» — «лодка [из ящиков, расставляемых] один за другим» (рис. 144).

аз4761

На одном из ящиков, хранящейся в доме Охара лодки, имеется надпись: «Синоби-бунэ, 1 штука. Семья Сасаяма». Считается, что эту лодку придумал более двухсот лет назад знаменитый наставник нин-дзюцу из Кога Охара Кадзума.

В том же доме Охара хранится книга «Кусуноки-рю ка-дзюцу» («Искусство применения огневых средств школы Кусуноки-рю»; датируется 1866 г.), в конце которой помещен рисунок, показывающий применение синоби-бунэ. На рисунке два ниндзя переправляются через реку на «шпионской лодке», по обоим бортам которой установлено по небольшому орудию. Историки очень скептически оценивают возможность такого применения синоби-бунэ, а Ямагути Масаюки считает, что установить два орудия на лодку такой конструкции можно было бы, лишь увеличив ее размер в 5–6 раз.

Не вполне ясен вопрос и о сфере применения синоби-бунэ. Нава Юмио указывает, что «шпионская лодка» — вещь довольно тяжелая, и по-видимому, использовать ее можно только во время крупномасштабных боевых действий, а не как не во время шпионских операций. Впрочем, синобэ-бунэ мог использовать отряд ниндзя. При этом каждый из шпионов нес по одной секции.

ХАСАМИБАКО-БУНЭ — «ЛОДКА ИЗ ХАСАМИБАКО»

Хасамибако — это лакированный дорожный ящик, который японцы носили на конце палки через плечо. Таким образом, хасамибако-бунэ — это лодка, собиравшаяся из лакированных ящиков. Такая лодка описана в «Бансэнсюкай» (рис. 145).

аз4762

По своей конструкции она походит на кавацудзура-икада и синоби-бунэ.[17] При этом жердь для переноски можно использовать как весло или шест для отталкивания от дна.

Иногда ниндзя использовал один-единственный ящик хасамибако. Тогда ему приходилось плыть в воде, сложив в ящик свои скромные пожитки, боящиеся воды. Известны сборные образцы таких ящиков (рис. 146).

аз4763

УКИТАСУКИ — «ПЛАВУЧИЕ ЛЯМКИ». «КОСИОБИ» — «БЕДРЕННЫЙ ПОЯС»

Ниндзя вкладывали высушенные плоды тыквы-горлянки в длинный узкий тряпичный чехол и завязывали его концы. Получившийся «спасательный жилет» обвязывали вокруг пояса или груди на манер лямок-тасуки, которыми самураи подвязывали куртку, чтобы она не мешала в бою.

УКИИТА — «ПЛАВУЧАЯ ДОСКА»

Еще один вариант «спасательного жилета» — обычная доска. Доски привязывали либо к животу и спине, либо к правому и левому боку.

УКИБУКУРО — «ПЛАВУЧИЙ МЕШОК»

Речь идет о «надувном жилете». Его изготавливали из кожи оленя, обмазанной смолой, надували, охватывали им поясницу и бока и завязывали в кольцо на груди шнуром.

МИДЗУГУМО — «ВОДЯНОЙ ПАУК»

Это, пожалуй, самое загадочное и оригинальное плавсредство в арсенале ниндзя подробно, с указанием размеров, описано в «библии» нин-дзюцу «Бансэнсюкай».

Дошедшие до наших дней образцы мидзугумо (автор видел их и в музее ниндзя-ясики в г. Ига Уэно, и в доме Мотидзуки в г. Конан) выглядят следующим образом: четыре связанные между собой дощечки, вырезанные в форме четверти кольца, соединены между собой в кольцо, в центр которого помещена пятая прямоугольная дощечка с веревочным креплением, как у всем известных «вьетнамок» (рис. 147–148).

аз4764аз4765

Сама конструкция мидзугумо подсказывает, что ниндзя надевали пару таких «пауков» на ноги и шли по воде. Точнее, как объясняют современные западные «знатоки», не шли, а скользили, так как попытка оторвать хотя бы одну ногу оборачивалась недобровольным нырком под воду.

Но… все современные опыты с мидзугумо окончились провалом. Не помогло даже обтягивание «пауков» кожей и обмазывание их маслом. И дело даже не в том, что современные спортсмены-гимнасты, участвовавшие в испытаниях, не знают всех тонкостей обращения с «водяным пауком». Просто подъемной силы такого мини-плотика, изготовленного из дерева, хватает лишь на то, чтобы поддерживать на поверхности предмет не более 2,5 килограмм весом! Ее не достанет даже для того, чтобы человек мог «скользить по илистой, топкой местности, когда вес распределяется на большую поверхность воды, или и травы» — именно такую теорию выдвинули современные западные «знатоки нин-дзюцу», пытающиеся оправдать «водяных пауков» в глазах публики. Увы! Вывод всех японских специалистов однозначен: мидзугумо совершенно непригодны ни для хождения по воде, ни для форсирования болот.

Зачем же автор «Бансэнсюкай» поместил описание мидзугумо в свою книгу? Над этой загадкой историки бьются по сей день. Возможно, Фудзибаяси Ясутакэ лично никогда не проверял эффективность «водяных пауков», возможно, что-то напутал, а может быть, просто пошутил. Впрочем, сама идея складных мини-плотиков-лыж выглядит очень привлекательной.

ТАРЮ МИДЗУГУМО — «ВОДЯНОЙ ПАУК, ЕДВА ДЕРЖАЩИЙ [НА ПОВЕРХНОСТИ ВОДЫ]»

Это еще один вариант мидзугумо, но гораздо более реалистичный. В целом его конструкция ничем не отличается от обычного мидзугумо, но вместо дощечек используются мешочки из промасленной непромокаемой ткани и бумаги, заполненные ватой (рис. 149) или надувные поплавки. Ниндзя передвигался на тарю мидзугумо не стоя, а сидя на центральной площадке, и не шел, а плыл — отсюда и название: «водяной паук, едва держащий [на поверхности воды]» (рис. 150).

аз4766аз4767

Иными словами, тарю мидзугумо — это разновидность спасательного жилета (рис. 151).

аз4768

УКИБАСИ — «ПЛАВУЧИЙ МОСТ»

В «Нинпидэн» описано несколько видов подвесных мостов, которые можно было устроить неожиданно для противника: укибаси, нагарэхаси, макурахаси и др. Не обо всех из них мы имеем представление, но вот укибаси можно реконструировать, так как и в «Нинпидэн», и в «Бансэнсюкай» имеются его рисунки (рис. 152).

аз4769

«Плавучий мост» укибаси использовался при внезапном форсировании рва или реки, защищавших вражеский замок. Плавучий мост представлял собой довольно большую прочную веревочную лестницу с дощатыми перекладинами длиной в 1 кэн.[18] Длина «лестницы» подбиралась такой, чтобы она достала до противоположного берега. Ко всем четырем концам канатов крепились стальные крюки, позволявшие надежно закрепить лестницу-мост на берегу. Хороший пловец брал один конец моста, в спринтерском стиле переправлялся на вражеский берег и закреплял укибаси при помощи крюков. После этого мост натягивали, закрепляли на своем берегу, и штурмовые отряды бросались в атаку. Идти по такому мосту можно было только в колонну по одному, да и то очень осторожно, чтобы не свалиться в воду.

МИДЗУКАКИ — «ЛАСТЫ»

Ласты-мидзукаки представляли собой оригинальную модификацию гэта — стандартных японских сандалий с деревянной подошвой и веревочным креплением, продеваемым между пальцев, как у «вьетнамок». Если у обычных гэта к днищу крепились деревянные колодки-платформы, то у мидзукаки колодки заменены на одну широкую доску, напоминающую по форме современные ласты и установленную не перпендикулярно, а под острым углом (рис. 153–154).

аз4770аз4771

Такие «ласты» позволяли развивать приличную скорость и отрываться от преследователей. Часто их использовали в сочетании с различными видами спасательных жилетов: тарю мидзугумо, укитасуки, укибукуро и др.

ТАРУ-ИКАДА — «ПЛОТЫ-БОЧОНКИ»

Некоторые авторы помещают в число суйки и тару-икада — деревянные бочонки или глиняные горшки диаметром в 25–30 см, высотой до колен. Надев два таких «поплавка» (по одному на каждую ногу), ниндзя якобы мог передвигаться по воде с помощью длинного шеста или весла. Чтобы внутрь бочонков не попадала вода, вокруг ног для закупорки горловины обматывали пук соломы (рис. 155).

аз4772

Понятно, что такой способ передвижения сравним разве что с цирковыми трюками. Поэтому вряд ли можно воспринимать его всерьез. Если ниндзя когда-либо и пользовались тару-икада, то, вероятно, только для того, чтобы заставить врагов поверить в свои чудесные возможности, создав иллюзию ходьбы «по морю, аки по суху».

УКИДАРУ — «ПЛАВУЧИЙ БОЧОНОК». УКИГУСА — «ПЛАВУЧАЯ ТРАВА»

Укидару, или укигуса, — это обычный японский фонарь цилиндрической формы из промасленной бумаги, натянутой на легкий костяной или бамбуковый каркас. С одной стороны в цилиндре было сделано отверстие, наглухо закрывавшееся заслонкой. Через него внутрь вставляли свечу. Такой фонарь ни у кого не мог вызвать подозрения, но ниндзя в случае необходимости моментально превращал его в неплохое плавсредство. Для этого было нужно лишь погасить свечу, закрыть заслонку и опустить цилиндр в воду. Прижимая его к груди руками, или зажав между ног, «невидимка» обретал дополнительную опору в воде. Обвязав фонарь укидару веревкой, его превращали в транспортный буй, причем груз можно было скрыть на веревке под водой. Легкий же груз, например донесения, прятали внутри поплавка. Укидару использовали также в качестве маяка, закрепленного на якоре в нужном месте.

МИДЗУДЗУЦУ — «ВОДЯНАЯ ТРУБКА»

С некоторой натяжкой к суйки можно отнести и дыхательную водолазную трубку мидзудзуцу (или такэдзуцу — «бамбуковая трубка»), позволявшую ниндзя прятаться от врага под водой, часами не поднимаясь на поверхность.

Ничего особенного в мидзудзуцу не было — обычная бамбуковая трубочка с удаленными перегородками длиной около 60 см (рис. 156).

аз4773Ниндзя ложился на дно водоема спиной, зажав ногами какой-нибудь камень. Один конец трубки, придерживая рукой и одновременно зажимая нос, чтобы в него не попадала вода, вставлял себе в рот, другой высовывал на несколько миллиметров над поверхностью воды и лежал себе преспокойно, пока врагам не надоедало его искать. С помощью мидзудзуцу также ходили по дну и плавали, залепив ноздри воском (рис. 157–158).

аз4774аз4775

Мидзудзуцу нередко маскировали под какие-нибудь казавшиеся совершенно безобидными бытовые предметы, например, курительную трубку с длинным прямым чубуком или флейту. В случае крайней необходимости трубки можно было использовать ножны от меча с ченным наконечником.

СИНОБИ-КАЙ — «ПОТАЙНОЕ ВЕСЛО»

Весло синоби-кай представляло собой складной ковый веер, который можно было втянуть внутрь ковой трубки при помощи веревки (рис. 159).

аз4776

КАНСЯ

Неширокие водоемы «невидимки» преодолевали в считанные мгновения при помощи «канся» — веревки, заранее натянутой между двумя берегами таким образом, чтобы она была полностью скрыта водой. Спасаясь от погони, ниндзя нырял в воду в известном ему месте, хватался под водой за веревку и, перебирая по ней руками, молниеносно вытягивал себя на другой берег. Такая простенькая уловка давала колоссальный выигрыш времени и экономила массу сил. Если преследователи находили конец веревки на своей стороне, они все равно ничего не могли поделать. Не помогало даже перерезание веревки: шпион все равно ускользал от них, ведь канся оставалась привязанной с другой стороны. Аналогичное приспособление позволяло ниндзя в мгновение ока соскальзывать со стены замка прямо в глубокий ров с водой и больше не показываться на поверхности. Пока враги гадали, утонул он или нет, ниндзя с помощью веревки, закрепленной на дне, вылезал где-нибудь в укромном местечке и «делал ноги».

Кайки — «приспособления для открывания»

Во многих старинных источниках слово «синоби», обозначавшее в средневековье шпионов и разведчиков, записано иероглифами, имеющими стандартное прочтение «сэтто» и значения «вор», «кража». Действительно, у нин-дзюцу немало общего с воровским ремеслом. Так же как профессиональные воры и взломщики, ниндзя должны были проникать в охраняемые помещения, вскрывать двери комнат и сейфов, взламывать замки и т. д. Разница была лишь в целях: если воры делали это для наживы, то «невидимки» для завладения секретными документами, убийства военных и политических деятелей. Впрочем, порой оказывалось, что от ниндзя до разбойника и наоборот всего один шаг. И нет ничего странного в том, что в период Токугава, когда многие ниндзя лишились работы, они занялись тривиальным грабежом и бандитизмом.

Как бы то ни было, кайки (рис. 160) — специальные инструменты для вскрытия дверей и взлома замков — занимают большое место в таких памятниках нин-дзюцу как «Нинпидэн» и «Бансэнсюкай».

аз4777

ОО-СИКОРО — «БОЛЬШАЯ ПИЛА»

Оо-сикоро — большая пила (различные виды шпионских пил показаны на рис. 161–162), напоминающая по форме лист дерева, с острием и двумя лезвиями.

аз4778аз4779

Изготавливалась из высококачественного железа. По форме «шпионская пила» напоминает заостренный лист дерева. Такая форма дает несколько преимуществ. Во-первых, такой пилой можно легко надрезать и распилить практически любую деревянную плоскую поверхность: стену дома, кладовой, забор, ворота, раздвижные деревянные ставни (амадо) и т. д. (рис. 163).

аз4780

Во-вторых, ею можно проделать такое отверстие, чтобы с одной стороны оно было очень маленьким и незаметным, а с другой достаточно широким, благодаря чему ниндзя мог с комфортом рассматривать происходящее в комнате, где собрались враги. В наставлениях по нин-дзюцу приводятся самые различные размеры оо-сикоро. Согласно «Нинпидэн», длина пилы оо-сикоро должна быть около 37 см, ширина полотна около 6 см, длина рукояти около 37 см.

НАКА-СИКОРО — «СРЕДНЯЯ ПИЛА»

Полотно этой пилы, в отличие от предыдущей, было почти идеально круглым. Общая длина нака-сикоро около 25 см. Она позволяла легко прорезать небольшое отверстие в деревянных раздвижных ставнях (амадо) или дверях (хикидо) японского дома, после чего в них можно было выпилить нужный кусок.

КО-СИКОРО — «МАЛАЯ ПИЛА»

Это самый малый вариант шпионской пилы. Полотно ко-сикоро имеет длину около 15 см, максимальная ширина — 3 см, кончик сильно заострен. Рукоятка для облегчения надежного хвата обматывалась бумажным шпагатом или волокном глицинии. Лезвие ко-сикоро изготавливалось чрезвычайно тонким из стали высшего качества. Благодаря этому сохранившиеся образцы позволяют перепилить даже стальные прутья тюремной решетки (при этом пилу для избежания перегрева нужно периодически окунать в воду). Небольшие размеры ко-сикоро позволяют ее легко спрятать в левом внутреннем кармане куртки, во внутреннем кармане, скрытом за спинной дощечкой (ко-сиита) ига-бакамы или в обмотках-кяхан. Нава Юмио утверждает, что ниндзя иногда носили с собой по 4–5 таких пилок и использовали их для перерезания не только веревок и решеток, но и артерий врага в рукопашной схватке.

Разновидностью ко-сикоро можно назвать и пилку ядзири с толстым полотном, применявшуюся для перепиливания решеток (рис. 164).

аз4781

ОО-КУНАЙ — «БОЛЬШОЙ КУНАЙ», КО-КУНАЙ — «МАЛЫЙ КУНАЙ»

Кунай (рис. 165) — один из лучших «помощников» ниндзя в деле взлома чужой «квартиры». Изначальное назначение куная — замена «саперной лопатки» для подкопа, для разрушения глиняной стены амбара с каркасом из прутьев внутри. Кроме этого его можно использовать как зубило для высекания огня ударом по кремню, в качестве короткого клинка в рукопашном бою и для метания по противнику.

аз4782

Согласно секретным наставлениям нин-дзюцу, большой кунай имеет общую длину 67 см, а малый — 32 см (из них лезвие — 24 см, а рукоять — 8 см). Существовали кунай и меньшие по размеру, от 20 до 30 см. Они использовались, например, в качестве токи (см. тоби-кунай) или для крепления «плавучего моста» укибаси и т. д. Интересно, что во время второй мировой войны одно из подразделений японских сухопутных войск, по свидетельству Навы Юмио, с успехом пользовалось кунаями в рукопашных схватках.

СИНОБИ-ГАМА — «ШПИОНСКИЙ СЕРП»

Синоби-гама — замечательное подспорье при проникновении во вражеские замки или укрепленные лагеря. Этим серпом можно легко перерезать веревки заграждений, ловушек, нити, прикрепленные к сигнальным трещеткам, срубить мешающие ветки кустов и деревьев.

Вообще в таком использовании «шпионского серпа» не было ничего необычного. Дело в том, что подобные серпы крестьяне из горных селений центральных районов острова Хонсю применяли отнюдь не для уборки урожая зерновых, так как их основными занятиями были охота и заготовка леса, а для того, чтобы прорубать себе дорогу в зарослях.

«Шпионский серп» относится к такой разновидности серпа как «натагама» — «серп-топорик». Его стальное лезвие длиной около 15 см было слегка изогнутым, довольно широким и затачивалось только с той стороны, которая обращена внутрь. Оно вбивалось под небольшим углом в рукоять длиной 27–30 см, изготовленную из прочнейшего красного дуба. На торец рукояти для усиления крепилось железное кольцо. Самым слабым местом этого инструмента было соединение лезвия с ручкой. Поэтому иногда его дополнительно укрепляли, обматывая тонкой, прочной веревкой или кожаным шнуром.

Вообще серпы и косы, отличающиеся друг от друга длиной рукоятки, размером и степенью кривизны лезвия, способами его прикрепления к древку издревле использовались японскими воинами (рис. 166).

аз4783

Наиболее широкое распространение они получили во флоте, где их применяли в качестве багров для подтягивания вражеских лодок при абордаже и для обрубания морских водорослей, затруднявших ход суденышек на мелководье.

Хотя в «Бансэнсюкай» синоби-гама помещена в раздел «Кайки», ниндзя широко использовали такие серпы и в качестве оружия. Этому способствовали относительно небольшие размеры «шпионского серпа», который можно легко спрятать под одеждой.

Согласно некоторым источникам, ниндзя использовали и другой вид серпа, называвшийся «оо-гама» — «большой серп». Скорее, это был даже не серп, а своеобразная мини-коса с длиной рукояти до 120 см! Оо-гамой можно было буквально косить ноги людей и лошадей, обезглавливать всадников, отклонять уколы копий и удары мечей.

Иногда в нижней части рукояти камы для защиты руки делалась своеобразная гарда, по виду напоминающая кастет с широким лезвием.

Изредка «воины ночи» использовали пару серпов — две ната-гамы или ната-гаму в сочетании с оо-гамой, но такое использование кама более характерно для Окинавы.

Вообще боевой серп — оружие страшное. Одно слово — «коса смерти». Серпом можно запросто отрубить руку или отсечь голову, подсекать и рубить, резать и колоть, захватывать и вспарывать, орудовать как дубинкой. По вариативности техники кама мало в чем уступает мечу или алебарде, а может быть, и превосходит их. Основными мишенями для атак камой, проводимых с неожиданных углов, являются кисти рук, локтевые и коленные сгибы, шея, лицо, спина и бока туловища. Серпом удобно отводить удары любыми видами холодного оружия. Его можно даже метать в цель на приличное расстояние.

ТОИКАКИ

Тоикаки (рис. 167) — это большой серп, использовавшийся для прорезания разного рода оград при проникновении во вражеский замок или лагерь. Тоикаки имеет зубчатое, пилообразное лезвие размером около 26 см и ручку длиной около 33 см. На торец рукояти для укрепления насажено железное кольцо шириной в 6 мм и диаметром в 3 см.

аз4784

ТЭППА — «МЕТАЛЛИЧЕСКОЕ ЛЕЗВИЕ»

Тэппа — это специальный топорик, изготовленный из первоклассной стали (рис. 168).

аз4785

Благодаря этому тэппа может заменить меч в рукопашной схватке. Этот топорик имеет рукоять длиной около 24 см, на торец которой насажено железное кольцо шириной 6 мм и диаметром 3 см. Лезвие тэппа — от 17 до 24 см длиной при ширине 9 см. Топорик ниндзя носили в специальных ножнах, заткнутым за пояс с левой стороны.

МОКУТАТИ — «ДЕРЕВЯННЫЙ МЕЧ»

Мокутати отличается от тэппа только тем, что на конец его рукояти надет заостренный набалдашник (исидзуки).

ЦУБО-КИРИ — «СВЕРЛО [ДЛЯ ВЫРЕЗАНИЯ ДЫРЫ РАЗМЕРОМ В] ЦУБО»»

Цельнометаллическое сверло цубо-кири по форме напоминает двузубую вилку, только у него в конце рукояти проделано широкое отверстие, через которое продевается поперечный рычаг-рукоять (рис. 169).

аз4786

Взявшись за рукоять обеими руками и вращая сверло по кругу, в дощатой двери или в раздвижных ставнях (амадо) ниндзя мог прорезать дыру, достаточную, чтобы просунуть в нее руку и отодвинуть задвижку. Различались оо-цубо-кири — «большое цубо-кири» и ко-цубо-кири — «малое цубо-кири».

САМПО-КИРИ — «ТРЕУГОЛЬНОЕ СВЕРЛО». СИХО-КИРИ — «ЧЕТЫРЕХУГОЛЬНОЕ СВЕРЛО». СУРИ-КИРИ — «ПРОТИРАЮЩЕЕ СВЕРЛО». ОО-КИРИ — «БОЛЬШОЕ СВЕРЛО»

Эти «сверла» могли быть самых разных размеров. Они использовались для того, чтобы проделать крохотное отверстие, через которое можно было бы подглядывать за происходящим внутри помещения. В одном из секретных наставлений ниндзя описан образец такого кири с длиной рукояти в 24 см и клинка в 36 см, хотя зачем были нужны столь гигантские размеры не вполне ясно (рис. 170–171).

аз4787аз4788

НОМИ — «ДОЛОТО». ОРИТАТАМИ-НОМИ — «СКЛАДНОЕ ДОЛОТО». ХАСАКИ — «КОНЧИК ЛЕЗВИЯ»

Все эти инструменты использовались ниндзя для того, чтобы выковырнуть замок или гвоздь, утопленные в доску или деревянный столб. Иногда долото могло складываться пополам, благодаря шарнирному соединению двух частей. Номи имели рабочую кромку длиной от 6 мм до 3 см (рис. 172).

аз4789

КУРОРО-КАКИ

Это специальный инструмент для вскрытия воротных и амбарных задвижек (рис. 173).

аз4790

Куроро-каки по размерам могли быть самыми разными, длинными и короткими, толстыми и тонкими. В «Нинпидэн» описан образец куроро-каки с рукоятью из дерева кипариса длиной 15 см с отверстием в нижней части, через которое пропущен шнур длиной 21 см. Железная часть куроро-каки согнута под прямым углом пополам, имеет толщину 4,5 мм, ширину 6 см и общую длину 36,5 см. Подобные инструменты использовали японские плотники. Куроро-каки просовывали в щель и поддевали задвижку снизу.

САКУ

Саку представляет собой длинный заостренный прут круглого сечения из каленого железа, насаженный на деревянную рукоять (рис. 174).

аз4791

Ниндзя пользовались им для того, чтобы отжать язычок замка или снять дверь с петли. Длина саку могла быть самой разной.

САГУРИ-ГАНЭ. НОБЭ-КАКИ. ХА-КАКИ

Все это различные виды отмычек, использовавшиеся не только ниндзя, но и обычными ворами и грабителями. В старину они позволяли без проблем вскрыть практически любой замок.

КИНГЮБО — «КАМЕРА ЗОЛОТОГО ТЕЛЬЦА»

Так ниндзя окрестили толстый отточенный кинжал, служивший ломиком при взломе дверей.

ХАСАМИ — «НОЖНИЦЫ»

Шпионские ножницы напоминают ножницы для перерезания колючей проволоки времен второй мировой войны. Они изготавливались из высококачественной стали длиной около 18–20 см и применялись для перерезания прутьев деревянных и бамбуковых заграждений (рис. 175)

аз4792

РЁТО-КАНАДЗУТИ — «ДВОЙНОЙ МОЛОТ»

Речь идет об обычном, всем известном молотке, которым ниндзя при случае, не утруждая себя подбором отмычки, могли высадить любую дверь или ставню.

Каки — «огневые срвдства»

«Огневые средства», или каки, занимают в арсенале «воинов ночи» одно из главнейших мест. В книге «Путь невидимых: подлинная история нин-дзюцу» отмечалось, что ниндзя одними из первых в Японии осознали колоссальную важность огнестрельного оружия, взяли его на вооружение и использовали чрезвычайно широко. Поэтому при знакомстве с секретными наставлениями по нин-дзюцу в глаза бросается обилие описаний различных методов, связанных с применением огня.

Все каки можно разделить на 7 больших групп:

1) оружие убийства;

2) зажигательные средства;

3) средства сигнализации;

4) средства устрашения;

5) средства введения в заблуждение;

6) осветительные приспособления;

7) средства для переноски тлеющих углей для разведения огня.

Об оружии убийства и зажигательных средствах речь шла в предыдущей главе. Поэтому здесь мы на них останавливаться не будем.

СРЕДСТВА СИГНАЛИЗАЦИИ

Нороси-дзуцу — «труба [для пускания] сигнальных дымов» (ханаби-дзуцу — «труба [для запускания] фейерверков»)

Искусство подачи сигналов при помощи костров издревле считалось одним из важнейших элементов военного искусства. По-японски это искусство называется «нороси-дзюцу», причем слово «нороси» может записываться двояко. В одном случае это «пламенеющий огонь» (хока), в другом — «волчий дым» (роэн). Эти варианты указывают на двуединую сущность нороси-дзюцу: днем сигналы подавались дымами, а ночью огнями.

Использование сигнальных костров для подачи сигналов в Японии уходит корнями в седую старину. Считается, что уже в 664 г. император Тэнти приказал устроить специальные посты для подачи сигналов, чтобы в случае вторжения китайцев можно было немедленно сообщить об этом в столицу.

Правила организации такой сигнализации были позаимствованы из Китая. Сигнальные посты (фу) устраивались через каждые 40 (тогдашних) ри (приблизительно 24–25 км) на хорошо видимых возвышенностях. Если же посты были разделены горами и холмами, их располагали таким образом, чтобы сигнальные огни были взаимно видны.

И днем и ночью на сигнальных постах несла караул команда из 6 сторожей — командира караула, его заместителя и 4 рядовых. Рядовые поочередно дежурили парами во главе с командиром или его заместителем.

На каждом сигнальном посту устраивались по 4 дымовых трубы из глины и 4 «факела».

Дымовые трубы (като) имели высоту 5 метров и коническую форму — при узкой вершине такая труба имела в диаметре у основания 4 метра. Внизу была устроена топка. Трубы можно было направлять в разные стороны. При подаче дымовых сигналов брались камыш (кая[19]) и сырой хворост, к которым добавляли ветки, солому, полынь, волчий помет и т. д.

Факелы, служившие для подачи огненных сигналов ночью, имели в высоту 2,4 м и представляли собой сосновый корень окружностью в 60 см, обмотанный соломой.

При подаче сигнала с помощью сигнального костра в середину топлива следовало положить сухой тростник (аси), сверху него — сухой травы, а под него — смолистые ветки сосны.

Днем сигналы подавались дымом в течение одного коку (около 30 минут), а ночью до полного сгорания костра. На случай появления «разбойников» на границе были установлены специальные правила, определявшие число костров и дымов в зависимости от численности неприятеля. Эти правила были также переняты у китайцев: при обнаружении врага численностью до 500 человек нужно было запалить 1 трубу (или 1 факел), если противник шел в атаку — соответственно 2 и т. д. Если передний пост по какой-то причине не откликался на сигнал, следовало немедленно отправить туда посыльного. Если днем наступала пасмурная погода, или сгустился туман, и сигнальный дым стал невидим, следовало немедленно отправить посыльного и уведомить передовые сигнальные посты. Если туман рассеивался, сигнализировать следовало дымами, как было установлено правилами. Во избежание ошибок сигнализации в окружности поста запрещалось самовольно разводить костры (рис. 176).

аз4793

Согласно источникам, если добавить в огонь помет волка или мыши, дым вздымается прямо в небо, но так ли это никто не проверял.

После того, как японцы научились изготавливать дымный порох, огни с использованием волчьего помета постепенно ушли в небытие, была разработана новая система сигналов с использованием пороха.

В «Вакан сампо дзуэ» говорится: «Разведчики выясняют обстановку во вражеском лагере — медлит ли [враг] или торопится, и подают сигналы, как установлено — один, или два, или три. В состав заряда для ракеты входят камфара, сера, селитра, железный порошок и другие компоненты, но объем их передается изустно. Составив [заряд], его вкладывают в травяной мешок (куса-букуро) длиной в 9 см и окружностью в 6 см, крепят к большому бамбуковому шесту и поджигают. Когда смесь вспыхнет, в нее кладут штуку[20] шелка. Когда пламя поднимется в небо, шелк разлетается во все стороны; это называется «хиру-нороси» — «дневная ракета».

Ночью используют «ё-нороси» — «ночную ракету». Она большая, словно метеор, с длинным-длинным хвостом. Два этих способа — это быстрые способы военной сигнализации».

Указания по использованию сигнальных ракет разбросаны по наставлениям по нин-дзюцу. Так в одном из них в разделе «Сигнальные дымы» говорится: «[В сигнальный огонь] бросают треть волчьего помета, четверть сосновых иголок, большое количество соломы. Что касается упомянутой выше трети, это треть соломы, что касается четверти, это четверть соломы».

Ныне праздники с запусканием замечательных фейерверков, вызывающих всеобщее восхищение, распространены по всей Японии. Говорят, что это следы бесконечных скитаний ниндзя, повсюду подававших сигналы ракетами и огнями. Конечно, это большое преувеличение, но зерно истины в нем есть. Ямамото Сигэтака, заведующий библиотекой г. Ига Уэно, где хранятся многие ценные документы, рассказывающие о деятельности ниндзя, установил, что, например, традиция запуска фейерверков провинции Микава происходит от ниндзя из Ига, находившегося на службе князя Токугава Иэясу.

СРЕДСТВА УСТРАШЕНИЯ

Хякурайдзю — «ружье ста громов» (хякурайдзуцу — «трубка ста громов»)

Спасаясь от врага бегством, ниндзя для прикрытия мог использовать хлопушку хякурайдзю — «ружье ста громов», позволявшую сымитировать беспорядочную пальбу из ружей целого отряда и тем самым напугать преследователей.

Хякурайдзю изготавливали из 5—10 обрезков бамбука, начиненных порохом и по сути являвшихся обычными китайскими петардами. Их связывали вместе веревкой, служившей фитилем. Огонь передавался от одной бамбуковой трубки к другой, и петарды взрывались друг за другом, имитируя пальбу целого отряда стрелков.

СРЕДСТВА ВВЕДЕНИЯ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ

Для сокрытия своих маневров «невидимки» использовали дымовые шашки (кэмуридама) «ториноко», представлявшие собой небольшие шарики из высокосортной плотной бумаги ториноко, начиненные дымным порохом. Взрывались ториноко вовсе не от удара об землю, как это любят показывать в боевиках с участием Косуги Сё, а только при поджигании фитиля, который специально выводился наружу (рис. 177).

аз4804

Чтобы воспользоваться своей «игрушкой», ниндзя должен был на бегу запалить фитиль, что вовсе непросто. Спасало, пожалуй, лишь наличие переносной жаровни «доноби» с тлеющим углем внутри. Зато эффект от взрыва был довольно впечатляющим: оглушительный грохот в сочетании с ярчайшей вспышкой и столбом черного дыма. Посреди этой «завесы» ниндзя моментально припадал к земле, скидывал верхнюю куртку (или плащ) и швырял ее от себя подальше. Преследователи, которым дым разъедал глаза, могли увидеть лишь, как какой-то силуэт метнулся в сторону, и бросались за ним вдогонку. Воспользовавшись этим, «невидимка» удирал в другом направлении, оставив противника с носом. Такой способ ухода от погони носит название «веер в тумане» — касуми-оги.

ОСВЕТИТЕЛЬНЫЕ ПРИСПОСОБЛЕНИЯ

Хотя ниндзя нередко называют суперменами, на самом деле, они, конечно же, были обычными людьми и как все обычные люди в кромешной тьме видеть не могли. Поэтому в случае необходимости они широко использовали различные осветительные приборы. Описания различных свечей, факелов, фонарей занимают огромное место в различных наставлениях по нин-дзюцу.

Угикоми сёкудай — «втыкающийся подсвечник»

Утикоми сёкудай представлял собой простейший подсвечник — металлическую пластинку, загнутую в форме латинской буквы «L» с заостренными обоими концами. Одним концом ее можно было воткнуть в стену, а на второй насадить свечку. Утикоми сёкудай использовался для освещения помещений. Лучшие образцы «втыкающегося подсвечника» имели на верхнем конце двойное железное кольцо. Во внутреннее кольцо вставлялась игла, на которую нанизывалась свечка. Благодаря вертикальному положению свечки, она давала достаточно света и горела довольно долго. Такие подсвечники использовали знаменитые 47 ронинов из Ако.

Цури-дзётин — «подвесной фонарик»

Это еще один вариант подсвечника. Он представлял собой тоненький обрезок бамбука, который можно было воткнуть в какую-нибудь щель в стене, со вставленной крохотной свечкой.

Юото дзётин — «сборный фонарь» (оритатами-юото — «сборный фонарь»)

Особенность этого фонаря состоит в том, что он дает строго направленный пучок света, при котором лучи не рассеиваются вокруг. Это обеспечивается особой конструкцией фонаря, представляющего собой заделанную с одного конца трубку с прикрепленной в глубине свечкой. Благодаря этому его можно легко прикрыть рукавом или «загасить», прижав к телу лицевой стороной. Это свойство было чрезвычайно полезно во время тайного проникновения, но возможности использования такого фонаря ограничивались относительно большими размерами, мешавшими при переноске. Другая особенность конструкции этого «шпионского фонаря» состоит в том, что специальное устройство все время обеспечивает правильное вертикальное положение свечи (рис. 178–180).

аз4805аз4806

Известны два варианта такого фонаря: малый — коюото — с трубкой длиной около 13 см и диаметром 8 см, и складной — наподобие телескопической удочки — оритатами-кюто. Оба варианта были весьма удобны в переноске. Изготавливали кюто дзётин из дерева, железа или меди.

В трактатах ниндзя описано свыше сотни различных вариантов факелов, что само по себе свидетельствует об их значении для «ночных демонов». Естественно, что далеко не все описания достаточно подробны и снабжены рисунками, и далеко не все из них мы можем сегодня реконструировать. Однако на основе одних лишь названий можно судить о широте применения факелов и о том почтении, с которым к ним относились «воины ночи». Так в «Бансэнсюкай» упоминаются такие факелы:

хикякуби — «курьерский огонь»,

нюкоби — «огонь входящего ребенка»,

ит-тёка — «огонь, [светящий на расстояние] одного тё[21]»,

гори кёка — «факел, [светящий на расстояние] пяти ри»,

ама кёка — «дождевой факел»,

сёмэцуби — «появляющийся и исчезающий факел»,

мидзу-таймацу — «водный факел»,

Ёсицунэ мидзу-таймацу — «водный факел Ёсицунэ»,

дзёд-зё мидзу-таймацу — «превосходнейший водный факел»,

ути-таймацу — «втыкающийся факел»,

мацубури кёка — «факел «Раскачивающаяся сосна»»,

ябара-таймацу — «факел ябара (?)»,

камибигата — «божественный огонь»,

тэ-киутияку — «уничтожающее врагов снадобье»,

Ёсицунэ-би — «огонь Ёсицунэ»,

фумэцу-таймацу — «неистребимый факел»,

каго кёка — «факел-корзинка»,

мусоби — «огонь мечты»,

саруби — «обезьяний огонь»,

кайтюби — «запазушный огонь»,

тэкёка — «ручной факел»,

тэноутиби — «огонь в руках»,

тэнгуби — «огонь тэнгу»,

мидзуби — «водный огонь»,

окина-но хи — «огонь старика»,

мууби — «огонь без перьев»,

ёути тэммонби — «небесный огонь для ночного боя»,

ягура отосиби — «огонь, падающий в ягура[22]»,

маоби — «огонь царя демонов»,

ёдзинби — «огонь предосторожности»,

синоби-таймацу — «шпионский факел»,

синоби якиба — «шпионская сжигаемая листва»,

кумадзакаби — «огонь Кумадзаки»,

тама когасиби — «огонь, обугливающий яшму»,

синоби ути таймацу — «втыкающийся шпионский факел»,

такэ-таймацу — «бамбуковый факел»,

хиноки-таймацу — «факел из дерева хиноки»,

оо-таймацу — «большой факел»,

нагарэхоси — «метеор»,

хорикоми-таймацу — «вбрасываемый факел»,

оги-таймацу — «факел-веер»,

акидзуки-таймацу — «факел «Осенняя луна»»,

араси-таймацу — «факел-буря»,

дзюри-таймацу — «факел, [светящий на] 10 ри»,

фури-таймацу — «качающийся факел»,

ооби каго-таймацу — «факел-корзинка большого огня»,

тэкими-таймацу — «факел, показывающий врага»,

кара-таймацу — «китайский факел»,

ро-таймацу — «восковой факел»,

суйтю фуридаси таймацу — «факел, вытряхиваемый в воду»,

ёараси-таймацу — «факел «Ночная буря»»,

титикомэ-таймацу — «окутывающий факел»,

до-таймацу — «телесный факел»,

у-но хана цукиё-таймацу — «факел лунной ночи [в форме] цветка у»,

хана-но акэбоно таймацу — «факел «Цветок на рассвете»»,

татэ-таймацу — «щитовой факел» и др. (рис. 181)

аз4807

Еще одним интересным, в этом отношении памятником является «Мурасамэ дайхи-но маки» («Свиток о великом секрете короткого ливня»), где тоже описано с десяток любопытных осветительных приборов:

хаяросоку — «быстрая свеча»,

цуцу-но би — «огонь в трубке»,

мидзу-таймацу — «водный факел»,

«хякуё росоку» — «свеча ста ночей»,

«мидзу-тосин» — «водяной фонарь-сердце»,

«касуми» — «туман» (бамбуковая трубка, начиненная веществом, выделяющим ядовитый газ при горении),

«ёути-мурасамэ-яку» — «средство, проливающее ливень во время ночного боя»,

«нэмури-яку» — «усыпляющее средство»,

«хинава» — «зажигательный фитиль»,

«сагэо» — «шнур меча» с зажигательным снарядом на конце.

Хочется отметить, что в этом же тексте описана весьма любопытная, хотя и не относящаяся к каки, штука под названием «катана-дзумэ» — «набивка для меча». Катана-дзумэ — это кетовая икра. Если ею залепить ножны меча противника, он просто не сможет выхватить свой меч в нужный момент.

Описать все виды факелов, упоминаемых в наставлениях по нин-дзюцу, у нас просто нет возможности, так как это заняло бы очень много место. Остановимся лишь на самых интересных вариантах.

Фуу кёка — «факел, [горящий] на ветру и под дождем»

Для изготовления этого вида факела брали 100 моммэ очисток батата, 5 моммэ селитры и 100 моммэ полыни и растирали в белую кашу, которую на ночь помещали в воду. На утро в нее добавляли 10 моммэ серы, 50 моммэ камфары, 10 моммэ камыша кая, 8 моммэ кунжута, 20 моммэ сосновой смолы, 5 моммэ бирючины, 3 моммэ злака диарены, 25 моммэ сосновых опилок и 8 моммэ чая в порошке.

Мидзу-таймацу — «водный факел»

Такие факелы не затухали даже под проливным дождем. Так как мидзу-таймацу давал направленный свет, его использовали вместо фонаря, чтобы осветить внутренности здания с улицы через окно или дыру в стене.

При изготовлении мидзу-таймацу 20 моммэ камфары, 5 моммэ полыни, 7 моммэ коровьего навоза, 20 моммэ серы, 80 моммэ пороха, 4 моммэ сосновых опилок измельчали до состояния пудры, обливали сивухой и помещали в бамбуковую трубку.

Мидзу-кагари — «водный фонарь»

Этот вид факела также продолжал гореть, даже оказавшись в воде. Подожженный мидзу-кагари ниндзя специально сбрасывали в ров, чтобы выяснить глубину воды, характер дна, наличие заграждений и т. д.

Суйтю-таймацу — «водный факел»

Это еще одна разновидность факела, не тухнущего в воде (рис. 182).

аз4808

Суйтю-таймацу имел длину около 90 см и начинялся порохом с добавкой камфары. Рецепт горючей начинки был таков: 5 фун камфары, 25 моммэ 5 фун серы, 25 моммэ селитры и 2 моммэ 5 фун золы.

Такэ-таймацу — «бамбуковый факел»

Так назывался простенький осветительный прибор. К тонкому обрезку бамбука длиной чуть более 30 см с хорошо заостренным одним концом привязывали сосновый корень, который затем поджигали. Благодаря заточке бамбуковой рукоятки такого факела его можно было легко воткнуть в землю или в татами внутри помещения.

Явара-таймацу — «соломенный факел»

Этот вид факела можно было мгновенно притушить, «задушив» огонек пальцами, а потом столь же мгновенно раздуть.

Кэдзуриби — «огонь, загорающийся от чирканья»

Это маленький факел, воспламенявшийся, если по нему чиркали ножичком.

Намбандзан — «гора южных варваров»

Факел намбандзан давал мощнейший сноп огня. Его поджигали, забрасывали во вражеский замок или лагерь и, осветив его внутренности, изучали план укреплений, выясняли численность гарнизона и т. д.

Ёути тэммонби — «огненное светило в ночном бою»

Ёути тэммонби — это разновидность огненной стрелы, использовавшаяся вместо современной осветительной ракеты для освещения больших площадей. Ниндзя запаливали фитиль стрелы и выстреливали ее высоко в небо.

Нагэ-таймацу — «метательный факел»

Нагэ-таймацу применялся для освещения пространства под стеной крепости. В его нижней части помещался груз с длинным стальным штырем. Факел поджигали и сбрасывали со стены. Упав с высоты, он вонзался штырем в землю и освещал все вокруг, помогая обнаружить диверсантов, скапливающихся под стеной для неожиданного нападения (рис. 183).

аз4809

Тэнохира-таймацу — «ладонный факел»

Это крошечной факелок длиной всего 6 см, использовавшийся наподобие нашей спички. Им ниндзя мог подсветить себе, спрятав в ладонях, прикрыв рукавом или засунув за пазуху. Тэнохира-таймацу изготавливали из щепок корней сосны, обмотанных конопляной нитью или кожицей бамбука, и пороховой начинки. При всей внешней незамысловатости, в изготовлении такого «прибора», согласно утверждениям наставлений ниндзя, существовали какие-то секреты, передаваемые исключительно изустно (рис. 184).

аз4810

Существует предание, что в старину ниндзя из Ига, направляясь на встречу со своим «коллегой», работающим в какой-нибудь далекой провинции, обязательно брал с собой такой крошечный факелок в качестве своеобразной визитной карточки.

Кагоби — «огонь в корзинке»

Как видно из самого названия, речь идет о свечке, помещенной для защиты от ветра в корзинку с небольшой дверкой сбоку. Внутри корзинки находилось специальное шарнирное устройство, обеспечивавшее вертикальное положение свечи вне зависимости от наклона корзинки (рис. 185).

аз4811

Кару-таймацу — «легкий факел»

Во втором свитке «Нинпидэн» как одно из самых секретных вспомогательных средств ниндзя описан «легкий факел» кару-таймацу. Его изготавливали из щепок коры дерева хиноки, которые связывали в пучок при помощи нити из конопли или глицинии. Кару-таймацу имел плоскую форму и длину около 36 см. Его обвязывали нитью через каждый сун.[23] В «Нинпидэн» говорится, что ниндзя должен постоянно носить с собой этот факел в бамбуковом футляре или в какой-нибудь обертке, спрятав на спине под курткой. Это объясняется тем, что при небольшом размере кару-таймацу давал мощный свет, позволявший осветить довольно большую площадь.

Татэ-таймацу — «щитовой факел»

Этот факел представлял собой вариант свечки, установленной на специальную полочку с тыльной стороны большого щита (рис. 186).

аз4812

Разумеется, речь идет не о ручном щите, а о большом щите, применявшемся при осаде. Эта свечка позволяла согревать руки в ночные холода, записывать наблюдения и запаливать фитили ружей в случае вылазки врага

Помимо свечей и факелов для освещения помещений использовались также «огненные сюрикэны» и стрелки, выплевываемые из духовой трубки.

Хисякэн — «огненный сюрикэн»

Крестообразный сюрикэн (дзюдзи-сюрикэн), сюрикэн-звездочку (сэйкэй-сюрикэн), сюрикэн-шестиконечник или металлическое кольцо можно было обмотать шнуром, пропитанным маслом. Затем этот фитиль поджигали, а сюрикэн броском вгоняли в стену, балку или дерево, превращая в своеобразный светильник. Иногда в середину фитильной обмотки вкладывался заряд из селитры, и тогда хисякэн становился бомбой замедленного действия, способной запалить здание.

Фукия-би — «огненная духовая стрелка»

Ниндзя обмазывали серой стрелки духовой трубки, поджигали их и «выплевывали» вверх, в небо. Пока стрелка падала вниз, она освещала помещение наподобие миниатюрной осветительной ракеты.

ПРИСПОСОБЛЕНИЯ ДЛЯ ПЕРЕНОСКИ УГЛЕЙ

Древние японцы не знали спичек или зажигалок. Разжигали огонь обычно при помощи искры, высекаемой ударом кресала о кремень. Однако в условиях спешки, в сражении или во время тайной диверсионной операции такой способ далеко не всегда оправдывал себя. Поэтому японцы изобрели специальные контейнеры, в которых можно было постоянно носить с собой тлеющий уголек. Помимо своего основного назначения эти контейнеры в свирепые морозы, при маскировке в снегу, служили мини-грелками, которые ниндзя прятали за пазухой.

До наших дней дошли 4 разновидности таких контейнеров-грелок: утидакэ (цукэдакэ), доноби, хинава-дзуцу и кирихинава-ирэ. Нельзя сказать, что это были какие-то особые «шпионские» приборы. Напротив, ими пользовались многие военные, например, солдаты-аркебузиры, и гражданские лица — лесорубы, охотники. Однако для ниндзя они имели огромную важность, мы находим упоминания о них почти во всех основных источниках по нин-дзюцу.

Угидакэ

В некоторых школах это приспособление называется «цукэдакэ» (рис. 187). Известно много вариантов утидакэ, но во всех случаях они устроены таким образом, чтобы предотвратить затухание уголька. Горючая начинка утидакэ также отличалась в разных традициях.

аз4813

В конструкции утидакэ не было ничего сложного, и до наших дней дошло немало самодельных образцов этого приспособления. Для него брали бамбуковую трубку диаметром от 4,5 до 6,5 см с дном — поперечной перегородкой бамбукового коленца — длиной 24–26 см. Верхний открытый срез делали косым. С этой стороны в трубке проделывали маленькую дырочку, сквозь которую продевали шнурок. Этим шнуром утидакэ для удобства ношения подвязывали к поясу. Так выглядела внешняя трубка. В ней просверливали множество дырочек, чтобы внутрь мог поступать воздух, необходимый для горения уголька. В простейших образцах горючий материал закладывали прямо в эту трубку, но в лучших вариантах внутрь вставляли еще одну тонкую бамбуковую трубочку с просверленной дырочкой и крышечкой, в которую и помещали угольки. Согласно «Сёнинки», в качестве горючего для утидакэ использовали старую мягкую бумагу, тесьму, веревки, баклажаны, гречишник, косточки хурмы, гниль китайского железного дерева эноки и др.

Доноби — «огонь, носимый на теле»

Второй вид контейнера-грелки назывался доноби — «огонь, носимый на теле». Он представлял собой деревянную трубку, обмотанную пеньковой тканью, и был настолько маленьким, что его можно было повесить с помощью шнурка на шею и засунуть за пазуху. Чтобы фитиль не затухал, в корпусе контейнера было проделано множество малюсеньких дырочек, а чтобы огонь не переметнулся на тканую обертку, с внутренней стороны дырочки прикрывали металлическими полосками. Верхнее отверстие трубки, через которое внутрь вставляли фитиль, закрывалось латунной крышечкой (рис. 188).

аз4814

Хинава-дзуцу — «фитильная трубка»

Третий вид контейнера для переноски огня — хинава-дзу-цу. Некоторые могут подумать, что речь идет о фитильном ружье хинава-тэппо, ведь в терминологии ниндзя слово «трубка» нередко заменяет слова «пушка» или «ружье». Но это совсем не ружье. Речь идет о металлическом или деревянном приспособлении, в котором японцы носили тлеющий фитиль-хинава. Так как фитиль, который использовали ниндзя, не гас практически ни при каких обстоятельствах, это было очень удобное приспособление для переноски огня. Правда, существовала опасность, что яркий свет, излучаемый горящим фитилем, будет замечен врагом, или от него случайно загорится одежда. Но эти проблемы можно было благополучно разрешить, поместив горелку в специальный футляр.

Кири-хинава-ирэ — «контейнер для нарезанного фитиля»

Кири-хинава-ирэ (рис. 189) — это разновидность хинава-дзуцу, в которой использовался обрезок фитиля длиной около 12 см.

аз4815

Один из образцов кири-хинава-ирэ представляет собой круглую металлическую трубку длиной 12 см и диаметром 6 см с двумя металлическими петельками для продевания пояса. Трубка раскладывается пополам, благодаря чему внутрь можно вкладывать металлическую деталь, напоминающую ось телеги с насаженными на нее по обоим концам железными или латунными колесиками. В этих пластинках-колесиках проделывали 4 или 5 дырочек, сквозь которые пропускали обрезки фитиля. При использовании поджигали один из фитилей, закрывали крышку и носили на поясе. Когда фитиль прогорал до конца, поджигали следующий. Во время групповой перестрелки в составе группы при необходимости поджигали сразу все 4 или 5 фитилей.

Другой вариант кири-хинава-ирэ формой походил на колокол с колечком для продевания тесемки, которой «фитильную трубку» подвязывали к поясу. В основании колокола имелась металлическая пластинка с 5–6 дырочками, сквозь которые продевали соответственно 5 или 6 обрезков фитиля. Их также как и в первом варианте, поджигали поочередно.

Третий вариант кири-хинава-ирэ также изготавливался из металла (латуни или меди), но имел форму удлиненной чернильницы с пеналом для кисти. В длинную трубку помещали фитиль, кончик которого выходил в специальную камеру. Эту камеру на две половины разделяла металлическая пластинка, сквозь которую был пропущен фитиль. Сбоку камера имела дверку на петлях с большим количеством дырочек для вентиляции. В верхней части трубки, скрывающей фитиль, радом с камерой была проделана небольшая круглая дырочка. Когда фитиль, тлея, становился слишком коротким, его передвигали в сторону камеры, толкая пальцем через эту самую дырочку. При ношении такого вида кири-хинава-ирэ ее длинную трубку засовывали за пояс.

Специальные шпионские приспособления

ТОДЗИМЭКИ — «ПРИСПОСОБЛЕНИЕ ДЛЯ ЗАПИРАНИЯ ДВЕРЕЙ»

Запоры тодзимэки предназначались для блокировки открытия дверей и раздвижных стенок, коими изобилуют традиционные японские дома, предотвращения бегства врага из дома, отрезания его от помощи снаружи, защиты от «несанкционированного» проникновения в шпионскую усадьбу. Приспособление тодзимэки представляло собой пластину из высококачественной стали шириной около 1 см и длиной около 15 см. Концы пластины длиной по 5 см сначала загибали в разные стороны под прямым углом, а потом последние 2 см с каждой стороны еще раз загибали под прямым углом в том же направлении. Получившуюся искривленную скобу засовывали между двумя раздвижными дверками, сцепляя их вместе и не давая раскрыть обычным способом (рис. 190–191).

аз4816аз4817

КИКИДЗУЦУ — «ТРУБКА ДЛЯ ПОДСЛУШИВАНИЯ»

Кикидзуцу изготавливали из латунного сплава и делали складной. В сложенном состоянии ее длина не превышала 3 см, что было очень удобно в ношении, но конструкция позволяла раздвинуть ее до 20 и даже 30 см. Один конец кикидзуцу приставляли к стене или к замочной скважине, второй подносили к уху и прослушивали разговоры врага. Малейшие звуки, попадая в трубку, отражались от стенок, резонировали и усиливались. Одновременно трубка гасила все посторонние шумы. Благодаря этому ниндзя мог подслушать даже самый осторожный шепот в соседней комнате.

Помимо своего основного назначения как инструмента подслушивания, кикидзуцу использовалась во время горных бурь вместо мегафона, позволявшего перекричать буйство стихии. Кроме того, через трубку для подслушивания ниндзя мог выдуть усыпляющий или умерщвляющий порошок прямо в лицо спящего врага.

КИКИГАНЭ — «ЖЕЛЕЗКА ДЛЯ ПОДСЛУШИВАНИЯ»

В «Нинпидэн» этот инструмент именуется «саото-кикиганэ», где «саото» предположительно означает «малейший звук». «Нинпидэн» сообщает: «Когда ты тайно проник [в дом врага], но разобраться в ситуации в доме на слух сложно, поднеси этот [инструмент] к уху. Когда внутри кто-то есть, шумы, [которые он производит], попадут в эту железку. Это величайшее сокровище синоби. Железку нужно изготавливать из латуни или инсу. Она хорошо улавливает все звуки. Ее должно постоянно носить за пазухой и любить [всей душой]. Благодаря ей можно слышать [даже то, что говорят] за одной или двумя толстыми стенами, улавливать звуки на расстоянии в 50 [и даже] 60 кэн[24]».

Согласно прилагающемуся рисунку, кикиганэ представляла собой пластинку толщиной 3 мм, шириной 3 см, длиной 7,5 см. К нижнему ее концу прикреплена пластинка из инсу шириной 3 см и длиной 1,5 см, а в верхней части, вырезанной в форме треугольника со стороной в 3,7 мм, прикреплено маленькое колечко с пропущенным сквозь него шнуром (рис. 192).

аз4818

Несмотря на наличие довольно подробного описания кикиганэ в «Нинпидэн», с этим приспособлением есть маленькая проблема: до сего дня исследователи так и не разобрались, что представляет собой загадочное инсу, упоминаемое источником.

СУЙТЮ САОТО КИКИГАНЭ — «ЖЕЛЕЗКА ДЛЯ ПОДСЛУШИВАНИЯ МАЛЕЙШИХ ЗВУКОВ В ВОДЕ»

Это приспособление также описано в «Нинпидэн»: «Когда подслушиваешь наружные звуки, спрятавшись в воде, следует подслушивать с помощью этого приспособления. Нужно изготовить тонкую пластинку из латуни, как показано на рисунке, и к нижнему [краю] прикрепить тонкую пластинку из инсу. Однако длину нужно устанавливать в зависимости от глубины воды. Кроме того, нужно входить в воду, смазав края рта, ушей и глаз жиром жабы. Это нужно делать потому, что, когда человек долго находится под [водой, очень] трудно оценить на слух звуки [снаружи]…».

Согласно указаниям на рисунке в «Нинпидэн» пластинка суйтю саото кикиганэ имела длину и ширину по 3 см, толщину 3 мм и изготавливалась из латуни. Длину, как уже говорилось, варьировали в зависимости от глубины погружения. Она должна была быть достаточной, чтобы достать от уха до поверхности воды. К нижнему концу крепили тонкую заостренную пластинку из инсу шириной и длиной в 3 см (рис. 193).

аз4819

СУЙТЮКО, СУЙТЮ-ЁРОИ — «ВОДНЫЕ ДОСПЕХИ»

Доспех суйтю-ёрои представлял собой обрезок большого бамбука, согнутый в форме подковы. Оба его конца засовывались под пояс так, чтобы средняя часть бамбуковой «подковы» проходила над головой и плечами (рис. 194). Такая примитивная конструкция была рассчитана на то, чтобы защитить верхнюю часть тела от неожиданного удара днища лодки или весла, от упавшего в воду предмета.

аз4820

СУЙТЮ-СУИРИ — «ВОДНЫЙ ШЛЕМ»

Это еще один элемент подводного снаряжения ниндзя. Речь идет о специальном шлеме, который ниндзя использовали для защиты головы, прячась под водой. В «Нинпидэн» о нем говорится: «Когда прячутся в воде рва, реки и т. д., используют это [приспособление]. Верхний круг изготавливают из железа, подобно [обычному] шлему, делают подкладку и надевают на голову, приделывают слева и справа шнурки, на кончиках которых висят тонкие железные пластинки. Благодаря этому, сколь ни быстра река, [шлем] не наклоняется. Кроме того, следует хорошо закалить железо, чтобы, если человека ударят сверху, не досталось голове, чтобы [шлем] не пронзили ни стрелы, ни пули. [Свисающие] слева и справа шнурки нужно держать руками». Судя по приложенному рисунку, такой водный шлем должен свободно надеваться на голову. В качестве подкладки в нем использовалась кожа. Сама чаша шлема, согласно сообщению источника, имела диаметр около 41 см. Шнуры делались длиной около 1 м. К их концам крепились треугольные железные пластинки длиной в 21 см (рис. 195).

аз4821

Из наставлений ниндзя известно также, что вместо суйтю-суири можно было использовать и большую… кастрюлю, перевернутую вверх дном и надетую на голову. Кстати, при правильном погружении этой «защитной конструкции», в ней остается некоторое количество воздуха, которым можно дышать под водой.

ХИКЯКУ-ДОКЭЙ (АЮМИ-ДОКЭЙ) — «КУРЬЕРСКИЕ ЧАСЫ» («ШАГОВЫЕ ЧАСЫ»)

Так называется простенький приборчик, использовавшийся для измерения расстояний, счетчик шагов. Хотя ни в одном из наставлений по нин-дзюцу хикяку-докэй не описан, Нава Юмио полагает, что «ночные воины» не могли пройти мимо такого удобного и нужного прибора, который был просто незаменим при обмерах вражеских крепостей, изготовлении карт и т. д. Одним из важнейших аргументов в поддержку его гипотезы является то, что в Японии издревле существовала хорошо развитая сеть дорог, снабженных многочисленными указателями в виде дорожных столбов, статуй, могильных курганов, но все путешествия совершались только с разрешения властей и только по заранее оговоренным маршрутам. Поэтому ни для курьеров, ни для других путешественникрв, передвигавшихся по обычным дорогам, счетчик шагов хикяку-докэй большого интереса не представлял. Совсем иное дело ниндзя, которым приходилось передвигаться по только им ведомым горным тропам, по ночам, сторонясь людских глаз, проводить точные обмеры городов, деревень, укреплений, дорог. Да, для них такой прибор как хикяку-докэй был просто незаменим.

«Курьерские часы» хикяку-докэй имели маятниковую стрелку. Прибор крепили на поясе, и по перемещениям стрелки судили о пройденном расстоянии. Шкала таких «часов» позволяла отмерять расстояние до 10 ри.

ТАТАМИ-ДЗУЦУ — «СКЛАДНАЯ ТРУБА»

Упоминания этого приспособления наводят на мысль, что даже в чужие дома ниндзя любили лазить с комфортом. Складная труба татами-дзуцу использовалась для преодоления засек, возведенных противником для защиты своих позиций, когда лазутчикам приходилось прорубать лазы при помощи серпа или другого оружия, при лазании через подкопы или дыры в глинобитных стенах. Чтобы избежать обвала и не дать одежде и снаряжению испачкаться или зацепиться за что-нибудь при продирании сквозь тесную дыру «невидимки» использовали довольно широкую трубу татами-дзуцу и лезли через нее. Правда, речь идет вовсе не о каких-то особых трубах, которые ниндзя должны были бы таскать за собой. В качестве татами-дзуцу обычно использовали какой-нибудь мешок, циновку, найденную неподалеку, или же собственный заплечный мешок нагабукуро.

НОНАКА-НО БАКУ — «ПОЛЕВАЯ ПАЛАТКА»

Прокрадываясь в дом врага или перемещаясь по нему впотьмах, «невидимка» должен был постоянно помнить о возможности того, что за дверью или за углом в ночной тьме притаился враг с занесенным над головой мечом и только ждет удобного момента, чтобы обрушить свой разящий клинок на голову незадачливому шпиону. В этом случае на помощь «ночному демону» как раз и приходила «полевая палатка» нонака-но баку. Правда возникает вопрос: а зачем шпиону, крадущемуся по вражьему дому палатка? Действительно, незачем. Просто «нонака-но баку» — название условное, хотя возможно, в некоторых случаях ниндзя действительно использовали какие-то палатки. Суть же трюка состояла в том, чтобы повесить на какой-нибудь шест или, если такового не было под рукой, на обнаженный клинок тряпку, имитирующую лицевую маску шпиона (дзукин), и накидку уваппари и выставить перед собой чучело, чтобы в случае засады удар пришелся по нему.

Другой вариант использования «нонака-но баку» продемонстрировал знаменитый «невидимка» Като Дандзо. Он с помощью удочки заставил свое чучело полетать в ночном небе над забором, чем не только вынудил «засветиться» засаду, но и произвел ошеломляющее впечатление на своего будущего хозяина Такэду Сингэна — дело было во время испытательного экзамена на профпригодность. Но об этом уже рассказывалось в книге «Путь невидимых» (с. 264).

Приспособления, применявшиеся при конвоировании пленных

К таковым относятся, в первую очередь, разнообразные кляпы и колодки, использовавшиеся для предотвращения попыток бегства.

САРУГУЦУВА — «ОБЕЗЬЯНЬИ УДИЛА»

Большое количество самых разнообразных кляпов (рис. 196) описано в первом свитке книги «Гундзиёсю» («Сборник о приспособлениях, используемых самураями на войне»), называющемся «Синоби» («Шпионаж и разведка»).

аз4822

Чтобы лишить пленника возможности подать голос, ниндзя могли заткнуть ему рот тряпкой и завязать сверху полотенцем сандзяку-тэнугуи. Можно было зажать язык между двумя палочками и закрепить конструкцию на затылке шнурком.

Эти два варианта применялись в тех случаях, если у ниндзя не было под рукой кляпов, так сказать, «фабричного» производства. Последние представляли собой либо изогнутые металлические зубья, либо металлические круги (тама-гуцува), которые запихивали жертве глубоко в глотку, сильно затрудняя дыхание и начисто отбивая охоту шевелить языком.

ТАКАТЭСИБАРИ — «ПРИСПОСОБЛЕНИЕ ДЛЯ ВЫСОКОГО ПОДВЯЗЫВАНИЯ РУК»

Для предотвращения попытки побега ниндзя использовали специальные рогульки из бамбука, называвшиеся «такатэсибари» (рис. 197). Их описание вместе с рисунком также имеется в первом свитке книги «Гундзиёсю», называющемся «Синоби» («Шпионаж и разведка»).

аз4823

ШТУРМОВЫЕ И ОСАДНЫЕ ПРИСПОСОБЛЕНИЯ

ЦУРИКАГО — «ПОДВЕСНАЯ КОРЗИНА»

Подвесная корзина цурикаго (рис. 198) использовалась во время штурмов крепостей и во время боевых действий в горах.

аз4824

Сначала отряд ниндзя скрытно поднимался на стену или господствующую высоту и захватывал плацдарм. С собой они втаскивали наверх конец каната, к которому крепилась большая корзина, способная принять «на борт» несколько воинов со всем их вооружением. Закрепившись на высоте, ниндзя в этой корзине постепенно поднимали наверх воинов, пока не накапливалось нужное число бойцов для массированной атаки противника.

Описание и рисунок цурикаго имеются в первом свитке книги «Гундзиёсю», называющемся «Синоби» (параграф И «Средства, используемые во время ночных нападений в труднодоступных местах»): «Веревку нужно крепить [к корзине] в четырех местах. Дно корзины следует укрепить расщепленным бамбуком. Веревки нужно сплести из глицинии. Сделав так, как указано выше, шесть или семь ловких воинов должны подняться на кручу и [затем] поднять наверх остальных, посадив их в [корзину цурикаго]».

ЦУРИСЭЙРО — «ПОДВЕСНАЯ ВЫШКА»

Имеется ввиду наблюдательная вышка, подвешиваемая на столбе, установленном на колесной платформе, поднимаемая вверх при помощи канатов и блока (рис. 199).

аз4825

Ее описание вместе с рисунком также содержится в свитке «Синоби» книги «Гундзиёсю» (параграф 12 «Осадные приспособления»): «Это [приспособление] называется также «наблюдательной вышкой» (мономи-сэйро). Его придумал Ямамото Кансукэ. Китаец по имени Цзы Цзи преподнес господину [Такэде] Сингэну подзорную трубу. Благодаря этой подзорной трубе можно видеть [предметы], находящиеся на расстоянии в 50 ри, словно они у тебя в руках. С помощью этой подзорной трубы ловкие [воины] наблюдают за [происходящим] вдали с наблюдательной вышки. Позднее эту корзину стали делать просторнее, чтобы в нее можно было поместить ружья и другое вооружение. Такие вышки другими кланами почти не используются».

КИКОСЯ — «ТЕЛЕГА С ЧЕРЕПАШЬИМ ПАНЦИРЕМ»

Таран кикося представлял собой подвешенное на канатах тяжелое бревно. Раскачивая его взад-вперед, ниндзя наносили мощные удары по воротам замка. Для защиты от стрел и камней, сыпавших со стены, над тараном устанавливали огромный щит из коровьих шкур, сшитых между собой и натянутых на прочную раму. Такие тараны широко использовал во время штурмов корейских крепостей знаменитый военачальник Като Киёмаса во время походов в Корею в 1592 и 1598 гг.

Средства сигнализации

Для ниндзя было важно не только собрать необходимую информацию, но и суметь передать ее по назначению, причем так, чтобы враг не сумел прочитать донесение.

Для подачи сигналов и передачи информации посредством звука ниндзя использовали специальные сигнальные раковины (кай), флейту сякухати и знаменитый японский сямисэн (трехструнный музыкальный инструмент), а также различные виды барабанов, колокола, гонги, ночные трещетки (рис. 200).

аз4826

Особенно широко применялась раковина ямабуси, называвшаяся «хорагай», для которой был разработан особый код из сорока восьми сигналов (ён-дзюхати мондзи), подобный азбуке Морзе. Звуковые сигналы подавались не только при помощи специальных приспособлений, но и просто голосом. Так, при проникновении во вражеский замок ниндзя обменивались сигналами друг с другом, имитируя собачий лай или кошачье мяуканье.

В период Сэнгоку-дзидай, когда великий полководец Такэда Сингэн вел войны в разных концах страны, он привил «воинам тени» сравнительно новые для них методы дальней сигнализации при помощи костров (нороси-дзюцу), факелов (таймацу), фейерверков (ханаби) и сигнальных ракет, но о них уже шла речь в разделе «Каки».

С легкой руки того же Сингэна ниндзя взяли на вооружение систему сигналов флажками. Красный флаг, вывешенный на стене вражеской крепости, означал, что осаждающим следовало применить поджог; синий — использовать воду для затопления. Поднятый флаг предупреждал о подготовке врагом атаки, спущенный указывал, что надо быстро отступить; флажок, вывешенный с левой стороны, советовал продолжать наблюдение, с правой — приостановить проведение операций и ждать новых сигналов.

Использовались и иные способы визуальной сигнализации. Например, на стенах замков, зданий или на земле рисовали особые знаки. Этот способ передачи информации назывался «айдзусё» — «знаковое письмо». Способ «эда-ори» — «ломание веток» — заключался в сигнализации с помощью надламывания веток или выдергивания травы.

В «Бансэнсюкай» содержится также «Наставление о пятицветном рисе» (Госёку-комэ-но дэн). Под этим названием скрывается способ передачи сведений при помощи рисовых зернышек окрашенных в пять цветов: красный, черный, голубой, желтый и фиолетовый. Для изготовления пятицветного риса ниндзя брали зерна обычного белого риса, промывали их водой, высушивали, делили на пять частей, красили в разные цвета и сушили в тени. Выкрашенные в разные цвета рисинки, не смешивая, ссыпали в пять разных бамбуковых трубочек, которые можно было легко носить с собой. Пять цветов в разных сочетаниях дают свыше ста комбинаций. Каждой комбинации ниндзя присваивали определенное значение, что позволяло им передавать друг другу информацию в виде «рисовых писем», совершенно непонятных посторонним.

«Почтовые ящики», то есть места помещения этих шифрованных «писем», чтобы не передавать их лично, из рук в руки, привлекая внимание вражеской контрразведки, оговаривались заранее. Обычно рисовые послания прятали где-нибудь у поворота дороги, за дорожным указателем или каменным буддой Дзидзо, покровителем путников и детей, в придорожных кустах, под камнем или в дупле дерева. Краска, нанесенная на рис, защищала зерна от поедания птицами и насекомыми, благодаря чему «письма» оставались нетронутыми несколько дней.

Фантастическое вооружение ниндзя

Хацуми Масааки включил в свою книгу «Ниндзя нинпо гахо» (Токио, 1977) целый ряд оригинальных видов вооружения и снаряжения, упоминаний о которых не найти в старинных текстах или работах других исследователей. В принципе, эта его книга была рассчитана на детей, и вполне возможно, что патриарх Тогакурэ-рю просто дал волю своей фантазии. Однако очень многие восприняли его работу всерьез. На эту удочку попался даже известный американский исследователь японских боевых искусств Донн Дрэгер, который поместил в своей книге «Нин-дзюцу: искусство быть невидимым» описания некоторых из «аппаратов», очевидно изобретенных господином Хацуми. А из его книги эту «ценную информацию» почерпнули другие специалисты, в том числе отечественные (см., например, Долин А., Попов Г. Кэмпо — традиция воинских искусств. М.: «Наука», 1990). Эта история прекрасно показывает, как возникает лавина чуши, обрушивающаяся на голову доверчивого поклонника ниндзя и топящая его в море глупости и обмана.

Вопрос, откуда взял эту информацию Хацуми Масааки— из головы или еще откуда-то, остается загадкой. В связи с этим автор решил включить описание этих приспособлений в данную книгу, оставив право судить об их аутентичности за читателем. Добавим лишь, что такой крупный специалист в области военной истории Японии как английский профессор Стивен Тёрнбулл весьма скептически оценивает возможность существования в период средневековья подавляющего большинства описанных Хацуми Масааки механизмов и приспособлений.

РЮО-СЭН — «ЛОДКА — ЦАРЬ ДРАКОНОВ»

Донн Дрэгер, пересказывая книгу Хацуми, пишет о рюо-сэн следующее: «Это было своеобразное подводное судно, у которого над водой выступал только нос в форме огромного дракона. Судно приводилось в движение под водой с помощью весел. Балластом служили специальные мешки с песком определенного веса. Когда их сбрасывали за борт, корабль всплывал на поверхность.

Ниндзя входили внутрь судна и выходили из него через шлюз в днище. Запас воздуха был рассчитан на несколько часов, но этого вполне хватало, чтобы приблизиться к вражескому кораблю и провести атаку: ниндзя подныривали под его корпус и буравили в нем отверстия».

МАРУХА-БУНЭ — «ЛОДКА С КРУГЛЫМИ ЛЕЗВИЯМИ»

О лодке маруха-бунэ Хацуми Масааки рассказывает, что она была изобретена для борьбы с рюо-сэн. Это было небольшое быстроходное судно, оборудованное двумя ножами в виде дисковых пил. Оно без труда догоняло рюо-сэн и с помощью ножей топило его. Поскольку подводная лодка двигалась на определенной глубине, она не могла увернуться и, в конечном счете, оказывалась распиленной пополам.

КАГЮ — «ОГНЕННЫЙ БЫК»

Кагю — это оригинальный огнемет, укрытый в теле деревянного быка на колесах, из пасти которого под напором воздуха, сжимаемого специальным устройством, извергается горящая нефть. Бык приводится в действие двумя ниндзя, упирающимися в ручку, закрепленную сзади (рис. 201).

аз4827

ЯГУРА — «ВЫШКА»

Донн Дрэгер описывает ягуру так: «С помощью специального приспособления ягура, которое с наступлением темноты доставлялось к крепостной стене, ниндзя могли подниматься на значительную высоту, чтобы проникнуть в осажденный замок. Они поочередно цеплялись за спицы большого колеса, которое приводилось в движение с земли, и, оказавшись наверху, друг за другом спрыгивали на стену». Однако Дрэгер, по-видимому, не совсем понял описание этого приспособления у Хацуми и родил новую легенду. Дело в том, что, по Хацуми, ягура — это вовсе не колесо, а две лестницы равной длины, соединенные посредине ступицей.

ТОТЭКИСЯ

Это приспособление согласно описанию Хацуми, представляло собой мощный таран для пробивания брешей в стенах и выбивания крепостных ворот. Огромный камень, подвешенный на опоре, отводился назад с помощью каната, а затем, подобно маятнику, устремлялся вперед. Его непрекращающихся сокрушительных ударов не выдерживали даже самые прочные сооружения. Однако, чтобы действие этого тарана действительно было разрушительным, камень нужно запускать с большого расстояния и большой высоты. Следовательно, эта «адская машина» должна была быть нереалистично массивной.

ЯМИДАКО — «НОЧНОЙ ЗМЕЙ»

Хацуми Масааки рассказывает, что ниндзя нередко привязывал себя к стропам огромного змея ямидако и кружил над вражеской территорией, изучая расположение построек или ведя стрельбу по наземным целям, а при возможности незаметно высаживался в тылу противника. Иногда, для устрашения врага, запускали змеи с чучелом или рисунком ниндзя. Это помогало отвлечь внимание и незаметно проникнуть в замок другим способом.

При всей необычности и фантастичности этого приспособления как раз оно-то вызывает определенное доверие у историков, например, у английского профессора Стивена Тёрнбулла.

Действительно, японцы издревле умели запускать больших воздушных змеев. Поэтому вполне логично предположить, что они могли сконструировать такого змея, который способен поднять человека на некоторое время в воздух для наблюдения за врагом.

Косвенное подтверждение факта использования змеев в разведке имеется в одной из самых ранних статей когда-либо написанных о японских замках. Ее автор Гарбутг описывает башню замка Нагоя, на вершине крыши которой были установлены два великолепных позолоченных дельфина. Они были изготовлены из меди, имели в высоту приблизительно 2,4 м и были покрыты толстым слоем золота. Гарбут пишет: «Оба этих дельфина заключены в сети, призванные их оберегать. Некий грабитель Какиноки Кинсукэ взлетел в воздух на хвосте большого змея, какие в древности использовались в Китае и Японии для подъема людей с целью военного наблюдения, и сумел похитить несколько золотых пластинок. Правду сообщает это предание или нет неизвестно. Очевидно одао: сети действительно установлены, а при режиме Токугава полет больших змеев в Овари был запрещен».

ХИТО-ВАСИ — «ЧЕЛОВЕК-ОРЕЛ»

Ниндзя якобы усаживался в легкий планер, который запускали с помощью приспособления из гибких бамбуковых шестов и канатов. Когда концы шестов высвобождались, планер вместе с пассажиром взмывал в воздух и перелетал через высокую стену. Кроме того, с высоты ниндзя мог еще и сбрасывать бомбы на головы врагов.

РЭМПАЦУ-СУЙСЯ-ХО — «МНОГОСТРЕЛЬНАЯ ПУШКА — МЕЛЬНИЧНОЕ КОЛЕСО»

«Мельничная пушка» рэмпацу-суйся-хо позволяла ниндзя подняться на значительную высоту и обрушить оттуда на осажденную крепость шквал огня. Донн Дрэгер рассказывает о ней так: «К месту предполагаемой атаки у стены замка доставлялось огромное деревянное колесо, установленное на повозке. По окружности колеса были закреплены на подвесках около дюжины кабинок, в которых сидели по два ниндзя. По мере вращения колеса кабинки поочередно оказывались наверху, откуда ниндзя открывали по осажденным огонь. Времени полного оборота колеса хватало, чтобы перезарядить орудия».

ДАЙСЯРИН — «БОЛЬШОЕ КОЛЕСО»

Дайсярин — это, фактически, прообраз танка, о котором Дрэгер на основе книги Хацуми рассказывает следующее: «Для быстрого и эффективного проникновения во вражеский лагерь, расположенный в глубоком ущелье или у подножия горы, использовалось «большое колесо» дайсярин — повозка на больших деревянных колесах. Между колесами была подвешена небольшая гондола с бойницами, из которых ниндзя могли вести ружейный огонь или бросать гранаты. Когда со склона неожиданно устремлялись вниз десятки таких повозок, теряли голову даже самые стойкие бойцы. Не только огневой удар, но и сами тяжелые повозки наносили тяжелые потери, сминая на своем пути людей, лошадей и орудия».

 

 

 

Глава 4. НИНДЗЯ-ЯСИКИ — «ШПИОНСКАЯ УСАДЬБА»

С некоторой натяжкой к снаряжению ниндзя можно отнести и специальные дома ниндзя-ясики, в которых «ночные демоны» проживали со своими семьями. До наших дней сохранилось довольно много таких «шпионских домов», начиненных всякими ловушками, подземными ходами, тайниками, но самыми известными являются два из них: дом ниндзя Такаямы Тародзиро в г. Ига Уэно в префектуре Миэ и дом клана Мотидзуки в г. Конан уезда Кока префектуры Сига.

Дом Такаямы в Ига Уэно

Самый знаменитый ныне музей ниндзя-ясики находится в центральном парке города Ига Уэно в префектуре Миэ. Ранее он располагался в деревне Такаяма и принадлежал ее старосте ниндзя Такаяма Тародзиро и лишь в 1964 году в период создания музея нин-дзюцу был перевезен на свое нынешнее место.

Снаружи дом Такаямы кажется типичным японским одноэтажным зданием, но в действительности в нем, считая чердачное помещение, есть три основных этажа и скрытый второй промежуточный этаж с низким потолком (см. схему на рис. 202).

аз4828

Ниндзя-ясики Такаямы разделяется на две части: жилую часть и подсобные помещения. Жилые комнаты располагаются в правой половине здания, и именно там сконцентрировано большинство «сюрпризов» — потайные ходы, тайники, секретные убежища.

Со стороны фасада имеется небольшая веранда, окаймленная по бокам двумя колоннообразными выступами. Если левый выступ отделен от веранды стеной, то в правом выступе такая боковая стенка отсутствует. Зато этот правый выступ разделен пополам установленной по диагонали стенкой. За ней скрывается небольшая ниша, служившая наблюдательным пунктом (михариба), из которого через горизонтальную щель ниндзя мог просматривать подступы к дому (на плане обозначен цифрой 1, рис. 203).

аз4829

Попасть в михариба можно через вращающуюся дверь, находящуюся внутри здания (на плане обозначена цифрой 13).

За половой доской прямо рядом с верандой устроен специальный тайник для укрывания меча катанакакуси (на плане обозначен цифрой 2). Для того чтобы извлечь из него меч, ниндзя наступал на конец половой доски, уходящий под доску, отделяющую веранду от комнаты, второй конец доски поднимался вверх, и в руках у «невидимки» оказывался его верный «меч-кладенец» (рис. 204).

аз4830

Размещение катанакакуси прямо у входа в дом вполне понятно: спасаясь от погони, ниндзя «влетал» в свое жилище и тут же получал в руки оружие, необходимое для защиты жизни.

В полу левого выступа, окаймляющего веранду слева, устроен тайник монокакуси (на плане обозначен цифрой 3, рис. 205).

аз4831

Войдя с веранды внутрь дома, мы оказываемся в небольшой комнатке-прихожей. Прямо по ходу движения находится дверь, ведущая в главную комнату дома.

За правой стеной прихожей скрывается традиционный для японских домов стенной шкаф осиирэ с раздвижными дверками. Однако шкаф этот не совсем обычный, так как под его полом скрывается лаз в подземный ход, ведущий в укромное место за несколько сотен метров от дома (на плане обозначен цифрой 4, рис. 206).

аз4832

Попасть в этот подземный ход можно также из главной комнаты через потайную вращающуюся дверь (на плане обозначена цифрой 5, рис. 207).

аз4833

Кстати, о вращающихся дверях. Это только на первый взгляд кажется, что воспользоваться ею — пара пустяков. Когда автору предложили попробовать пройти через вращающуюся дверь, оказалось, что проход там довольно узкий, идти нужно боком, кроме того, дверь свободно вращается, и, заскочив вовнутрь, нужно зафиксировать ее в закрытом состоянии, чтобы враг не смог сразу обнаружить пути бегства ниндзя. Иными словами, одной ловкости здесь недостаточно. Нужно еще владеть специальной техникой прохода через вращающуюся дверь, что с милыми улыбками продемонстрировали девочки-гиды, наряженные ниндзя-куноити.

Главная комната самая большая в доме. В ней обычно принимали гостей. С правой стороны от входа находится алтарь с изображением Фудо-мёо. Этот бог хранил ниндзя не только мистическим образом, но и вполне реально, так как передняя панель нижнего выступа алтаря служит замаскированной дверью, ведущей в уже упоминавшийся подземный ход (на плане алтарь обозначен цифрой 14, рис. 208).

аз4834

На случай возможного нападения со стороны гостя в ниндзя-ясики Такаямы был устроен скрытый промежуточный второй этаж с низким потолком, и окном выходящий как раз в главную комнату (на плане окно обозначено цифрой 6, рис. 209).

аз4835

Это окно было забрано тоненькой соломкой, стебли которой располагались очень плотно друг к другу. Благодаря этому люди из комнаты в условиях полумрака не могли видеть, что творится внутри скрытого этажа, в то время как ниндзя, укрывшийся там, прекрасно видел все их реакции и движения и в любой момент мог выплюнуть ядовитую иголку прямо в затылок «гостя».

Попасть на этот скрытый этаж или выбраться с него можно двумя способами: по замаскированной лестнице из главной комнаты (на плане обозначена цифрой 7, рис. 210)

аз4836

или из подсобного помещения по веревке через окошко, аналогичное выходящему в главную комнату, но заделанное деревянными брусьями, которые могли выниматься из устроенных особым образом пазов (на плане это окно обозначено цифрой 8, рис. 211).

аз4837

Лестница, ведущая из главной комнаты на скрытый этаж, может подниматься вверх в горизонтальное положение и укладываться на небольшую деревянную подпорку, закрепленную на стенной панели. В такой позиции для непосвященного она выглядит как несколько необычная полка, разделенная на ячейки, и все время оставаясь на глазах, совершенно не привлекает к себе внимания (рис. 212).

аз4838

Помимо подземного хода, из главной комнаты можно было попасть в маленькую потайную каморку, скрытую за вращающейся дверью (на плане 9, рис. 213). В ее полу имеется также лаз в подземный ход.

аз4839

Пройдя сквозь главную комнату, человек попадает в длинный узкий коридор-веранду, из которого можно выйти наружу не только обычным образом, отодвинув стенку-дверь, но и через особую маленькую дверку с правой стороны, запирающуюся на задвижки (на плане обозначена цифрой 10). Чтобы войти через этот лаз внутрь дома с улицы, ниндзя одновременно просовывал в щель две бумажки размером с современную визитку, поддевал ими задвижки и открывал дверь (рис. 214). При всей примитивности этого устройства, врагу, не знакомому с ним, чтобы проникнуть внутрь, приходилось «высаживать» дверцу силой, даря «невидимке» драгоценные секунды для бегства.

аз4840

Из подсобного помещения по веревочной лестнице через люк в потолке можно подняться на чердак, он же третий этаж (на плане лестница обозначена цифрой 11, рис. 215), а с чердака через специальный лаз на второй этаж, абсолютно незаметный снаружи (на плане он обозначен цифрой 12). На этом втором этаже ниндзя устраивали совещания.

аз4841

Дом Мотидзуки в Рюхоси г. Конан

Сохранившийся до наших дней в квартале Рюхоси г. Конан дом семьи Мотидзуки был построен в период Гэн-року (1688–1703) Мотидзуки Идзумо-но ками, тогдашним лидером знаменитого объединения 53 кланов Кога. Семья Мотидзуки издревле занималась изготовлением лекарств, и во второй половине XX века в ее доме располагался офис фирмы «Оми сэйдзай кабусики кайся», занимавшейся производством лекарственных препаратов. Однако с началом бума ниндзя фирма переехала в другое здание, а в старом доме Мотидзуки был открыт музей «искусства быть невидимым». Благодаря этому сегодня все желающие могут ознакомиться с устройством «шпионской усадьбы», и предметами оружия и снаряжения, использовавшимися ниндзя Мотидзуки.

При взгляде снаружи кажется, что дом Мотидзуки ничем не отличается от своих соседей: обычный деревянный крытый соломой японский дом, построенный в стиле хэйкэ-дзукури (см. различные виды дома Мотидзуки на рис. 216–219).

аз4842аз4843аз4844аз4845

Возможно, мы бы никогда не узнали тайны этой усадьбы, буквально напичканной различными ловушками и тайниками, призванными защитить ее владельцев от вторжения врагов, если бы на нее случайно не обратил внимание местный историк-краевед Наканиси Ёситака.

В доме Мотидзуки, в отличие от большинства обычных японских жилых зданий, было несколько входов и выходов. Например, помимо обычного парадного входа, внутрь можно было попасть еще и через небольшое зарешеченное окошко, закрытое на особые запоры. Это окошко открывалось так же, как дверь лаза в ниндзя-ясики в Ига Уэно: между рамой окна и самим окном имелась небольшая щель, в которую ниндзя одновременно просовывал два листка плотной бумаги размером с современную визитку, поддевал верхнюю и нижнюю задвижки, приподнимал их вверх, и тогда окно открывалось.

Войдя в дом со стороны главного входа, человек попадает в небольшую прихожую, через которую можно пройти в гостиную. Она находится за правой половиной внутренней стены прихожей, а прямо от входа, за раздвижной панелью спрятан маленький квадратный коридорчик с лестницей, ведущей наверх, внутри (рис. 220).

аз4846

Правда, лазить по ней не рекомендуется, так как это ничто иное, как ловушка: если наступить на деревянную площадку перед лестницей, сразу полетишь в глубоченную волчью яму, дно которой утыкано заостренными бамбуковыми кольями (рис. 221).

аз4847

Спасаясь от погони, ниндзя пулей влетал в этот коридорчик, захлопывал за собой раздвижную панель, но вместо того, чтобы лезть наверх, мгновенно исчезал за секретной вращающейся дверью, выходящей в такой же квадратный коридорчик, расположенный слева (рис. 222).

аз4848

А враг, не имевший представления о потайной двери, пытался воспользоваться лестницей и в итоге попадал в яму.

За одним из углов гостиной скрывается абсолютно незаметный стенной «шкаф» со спрятанной внутри потайной лестницей какуси-басиго. По ней можно взобраться на второй этаж, а затем потянуть ее вверх, и она сложится таким образом, что никто и не догадается, что перед ним лестница. Кроме того, в полу шкафа устроен лаз, ведущий в подземный ход, по которому можно выбраться в рощу, находящуюся в нескольких десятках метров от дома (рис. 223).

аз4849

На втором этаже находятся три комнаты. Две из них застелены циновками татами и имеют размер 3 и 4 с половиной татами (соответственно 5,4 и 7,2 кв. м). Третья комната имеет дощатый пол. Здесь установлена стойка с мечами и припасена трещетка, чтобы можно было подать сигнал о нападении врага.

Между первым и вторым этажами находится скрытый этаж с очень низким потолком, соединенный тайными ходами с первым этажом и чердаком. Здесь за раздвижной панелью спрятана стойка с оружием (рис. 224).

аз4850

Ниндзя, специально натренированные для боя в малых помещениях с низким потолком старались именно на этом промежуточном этаже дать бой своему неприятелю (рис. 225).

аз4851Со второго этажа можно выскользнуть на первый, воспользовавшись специальным замаскированным лазом. Для этого нужно вынуть из гнезда один из прутьев решетчатого окошка, выходящего внутрь дома, из которого можно наблюдать за происходящим на первом этаже. Сделать это совсем нетрудно, так как такая возможность изначально подразумевается конструкцией решетки (рис. 226).

аз4855

Далее можно подняться на чердак, служащий третьим этажом. Из него на внутренний двор выходит большое окно, через которое можно легко выскользнуть наружу. В нескольких местах на чердаке устроены проваливающиеся полы и другие «сюрпризы» для чужака (рис. 227).

аз4856

С крыши дома через второй и третий этажи проходит веревочная лестница, которую после подъема можно легко втянуть за собой наверх, отрезав путь преследования (рис. 228).

аз4857

В обмазанном глиной сарае, стоящем отдельно, в одной из стен была устроена ниша, наполненная красной глиной, которую ниндзя Кога использовали для изготовления ослепляющих порошков мэцубуси.

Говоря о доме Мотидзуки нужно добавить еще, что, по слухам, для его строительства были специально приглашены мастера из далекой провинции Хида, которые, чтобы не разболтать о его секретах, сразу же после окончания работ были отосланы обратно, а все работы производились с соблюдением строжайшей секретности.

Устройства и ловушки такого рода использовали не только ниндзя из Ига и Кога. Аналогичные приспособления и «сюрпризы» найдены во дворце Нидзё-дзинъя в Киото, в монастыре Мёрицу-дзи в г. Канадзава в префектуре Исикава, который ныне широко известен как «Монастырь ниндзя» — Ниндзя-дэра — и ряде других мест. Однако в сравнении с замками феодалов, ниндзя-ясики выглядят совсем миниатюрными, и можно только поражаться замечательной фантазии и находчивости ниндзя-строителей, умудрившихся сконцентрировать такое количество ловушек, потайных помещений, лазов на площади в несколько десятков квадратных метров.

Цуро-сикакэ — «хитрости на дороге»

В «Бансэнсюкай» имеется параграф «Цуро-сикакэ» — «Хитрости на дороге», в котором описаны различные уловки, которые ниндзя применяли для обеспечения безопасности своих жилищ. Познакомимся с ними.

1. КОБУРА-ХАРАИ — «ПОДСЕЧКА ПОД ГОЛЕНЬ»

Такие заграждения ниндзя устраивали в местах вероятного передвижения вражеских шпионов в «шпионских домах» и на улице вокруг них. «Подсечка» кобура-хараи устраивалась следующим образом. Ниндзя врывали в землю два колышка. Поверх них клали бамбуковую перекладину таким образом, чтобы она при малейшем прикосновении падала на землю. Для этого к основной части перекладины, изготовленной из толстого бамбука, по концам крепили обрезки тонюсенького молодого бамбука, благодаря чему перекладина едва висела на колышках. Когда вражеский ниндзя в кромешной тьме задевал ее, перекладина с грохотом падала на пол, одновременно ударяя непрошеного гостя по ногам. В этой ситуации он мог решить, что на него напал сторож, и броситься наутек (рис. 229).

аз4858

2. ЦУРИОСИ — «ПОДЦЕПИТЬ И ПРИДАВИТЬ»

Так назывались различные виды несложных устройств-ловушек, размещавшихся над притолоками дверей, на декоративных потолочных балках или на потолке и срабатывавших при «несанкционированном» открывании дверей.

В «Бансэнсюкай» нет конкретного описания цуриоси, но можно предположить, что речь идет о простейшей уловке вроде швабры, поставленной на ручку двери, только «по-убойнее» — в «Хидэнсё» говорится, что цуриоси могли поранить или даже убить взломщика.

3. ТЭЦУБИСИ-МАКИ — «РАЗБРАСЫВАНИЕ ТЭЦУБИСИ»

Для предотвращения проникновения вражеских шпионов или солдат в ниндзя-ясики «ночные демоны» в местах вероятного подхода врага устраивали целые «минные поля» из железного «чеснока» тэцубиси.

4. СПОСОБ НАПУГАТЬ ВРАГА И САМОМУ ПРОСНУТЬСЯ

Это простейшее приспособление — тоненькая ниточка, протянутая от входа до спальни ниндзя и привязанная, к примеру, к металлическому сосуду, наполненному всякими железяками и установленному на некоторую высоту. Стоит приоткрыть дверь, и сосуд с грохотом падает. Напуганный «гость» уносит ноги, а ниндзя готов встретить его с оружием в руках.

5. ООТАКЭ-БЭРА — «БОЛЬШАЯ БАМБУКОВАЯ ЛОПАТОЧКА»

Чтобы помешать несанкционированному проникновению внутрь ниндзя-ясики, «невидимка» прикреплял к дверям с внутренней стороны лопаточку, изготовленную из упругого толстого бамбука, и сильно сгибал ее. Вражеский шпион открывал дверь, делал шаг вперед и… получал мощнейший удар лопаткой по лицу.

6. НАВА-БАРИ («НАТЯГИВАНИЕ ВЕРЕВОК») И ТАТАМИ-ТАТЭ («ПОСТАНОВКА ТАТАМИ»)

Это два способа запирания дверей, использовавшиеся, главным образом, во время путешествий, при ночлеге на постоялом дворе, когда ниндзя не был уверен в надежности запоров. О методе нава-бари уже шла речь в разделе «Меч ниндзя», где говорилось о семи способах использования сагэо. Что же касается татами-татэ, то суть трюка такова. Ниндзя мог поднять с пола один или два листа татами и навалить их с внутренней стороны на дверь, сёдзи или фусуму. Из-за тяжести татами открыть дверь или фусуму почти невозможно. Если же враг все же пытался силой открыть дверь или отодвинуть стенку, под тяжестью мата она просто обрушивалась на него. И пока незадачливый взломщик приходил в себя от такой неожиданности, ниндзя пробуждался от сна и был готов либо пуститься наутек, либо расправиться с непрошенным посетителем.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.