Агата Кристи. Назад к убийству.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

(в порядке их появления)

 

Джастин Фогг.

Тернболл.

Карла.

Джефф Роджерс.

Филип Блейк.

Мередит Блейк.

Леди Мелкшем.

Мисс Уильямс.

Анджела Уоррен.

Кэролайн Крейл.

Эмиас Крейл.

ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА

Карлу и ее мать, Кэролайн Крейл, играет одна и та же актриса.

Что касается персонажей второго действия, то Ф и л и п не слишком меняется — только более худощав, менее напыщен и без седины на висках. Мередит менее рассеян, более оживлен, лицо его не такое красное, а волосы не тронуты сединой.

В волосах мисс Уильямс также меньше седины. А н д ж е л а может носить косы или длинные волосы. Эльза должна сильно отличаться от леди Мелкшем — она молода, энергична и с волосами до плеч. Кэролайн отличается от Карлы возрастом и прической. Голос у нее более глубокий, а манера держаться — более импульсивная.

Каждая сцена первого действия развертывается на небольшой части сценической площадки. В оригинальной постановке декорации были выстроены на вращающемся круге, но возможно поочередное освещение различных участков сцены.

 

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Сцена первая

Кабинет Джастина Фогга в офисе адвокатской фирмы «Фогг, Фогг, Бэмфилд и Фогг». Вторая половина осеннего дня в Лондоне.

Комната старомодно обставленная и тесная. Стены завешаны книжными полками. Арка слева от центра ведет в соседнее помещение; в правом углу — окно с подъемной рамой. Перед окном — большой письменный стол с вращающимся стулом. В центре — г гул для посетителей, а у стены слева — стол, заваленный папками. На письменном столе телефонный аппарат.

Когда занавес поднимается, Джастин Фогг сидит за письменным столом, разговаривая по телефону. Окно открыто наполо- шшу. Джастин — человек лет тридцати с небольшим, серьезный и степенный, в меру симпатичный.

Джастин(в трубку). Я хорошо понимаю вашу точку зрения, мисс Росс, но вы знаете, что правосудие нельзя торопить…

Тернболл, пожилой клерк, появляется в арке с папкой в руке.

Мы должны подождать, когда их адвокаты ответят на наше письмо.

Тернболл кашляет.

 (Обращаясь к Тернболлу.) Входите, Тернболл. (В трубку.) Нет, с вашей стороны было бы верхом неблагоразумия принимать какие-либо меры самостоятельно… Да, мы будем вас информировать. (Кладет трубку.) Ох уж эти женщины!

Тернболл кладет папку на письменный стол перед Джастином.

Мисс Лемаршан?

Тернболл. Она здесь, сэр.

Джастин. Проводите ее сюда, Тернболл. И я хочу, чтобы нас не прерывали. Если будут срочные звонки, соединяйте с мистером Граймсом.

Тернболл. Хорошо, сэр. (Выходит.)

Джастин встает, подходит к столу слева, выбирает папку, возвращается к письменному столу, садится и прячет папку Тернболла в ящик стола.

(Возвращается и докладывает.) Мисс Лемаршан.

Входит Карла. Это хорошенькая решительная девушка в пальто, с перчатками и сумочкой в руках. Ей двадцать один год. Она говорит с канадским акцентом. Тернболл выходит.

Джастин (встает, подходит к Карле и протягивает руку). Здравствуйте.

Карла. Здравствуйте, мистер Фогг. (Испуганно смотрит на него, игнорируя протянутую руку.) Но вы так молоды!

Джастин (улыбаясь, но сохраняя официальный тон). Благодарю. Но могу вас заверить, что я вполне квалифицированный юрист.

Карла. Извините. Я ожидала увидеть… пожилого человека.

Д ж а с т и н. Моего отца? Он умер два года назад.

Карла. Очень сожалею. Это было глупо с моей стороны. (Протягивает ему руку.)

Джастин обменивается рукопожатием с Карлой.

Джастин (указывая на стул в центре). Садитесь, пожалуйста.

Карла садится.

(возвращается к письменному столу и садится на стул.) Итак, чем я могу вам помочь?

Пауза. Карла смотрит на Джастина, не зная, с чего начать.

Карла. Вы знаете, кто я?

Джастин. Мисс Карла Лемаршан из Монреаля.

Карла (отводит взгляд). В действительности моя фамилия не Лемаршан.

Джастин. Она такова юридически.

Карла (склоняясь вперед). Значит… вы все обо мне знаете?

Джастин. Мы много лет представляли интересы мистера Роберта Лемаршана.

Карла. Хорошо, тогда перейдем к делу. Возможно, юридически моя фамилия Лемаршан вследствие усыновления, одностороннего обязательства или «Хабеас корпус»1 — как бы это ни именовалось на нашем жаргоне. Но я родилась… (делает паузу) я родилась Кэролайн Крейл. Мою мать тоже звали Кэролайн, а моего отца — Эмиас Крейл. Шестнадцать лет назад мою мать обвинили в отравлении моего отца, судили и признали виновной. (С вызовом.) Это верно, не так ли?

Джастин. Да, таковы факты.

К а р л а. Я узнала их всего полгода тому назад.

Джастин. Когда стали совершеннолетней?

Карла. Думаю, они не хотели, чтобы я об этом знала. Я имею в виду дядю Роберта и тетю Бесс. Они растили меня, уверяя, что мои родители погибли в автомобильной катастрофе, когда мне было пять лет. Но моя мать оставила для меня письмо, распорядившись отдать его мне, когда я достигну двадцати одного года, поэтому им пришлось все мне рассказать.

Д ж а с т и н. К сожалению.

Карла. По-вашему, они не должны были этого делать?

Джастин. Нет-нет, я не то имел в виду. К сожалению для вас — должно быть, вы перенесли страшный шок.

Карла. Узнав, что моего отца убили, и что это сделала моя мать?

Джастин (после паузы; мягко). Имелись… смягчающие обстоятельства.

Карла (твердо). Меня интересуют не смягчающие обстоятельства, а факты.

Джастин. Ну, вы их узнали и теперь можете оставить все это позади. (Ободряюще улыбается.) Имеет значение будущее, а не прошлое. (Встает и направляется к столу слева.)

Карла. Думаю, прежде чем идти вперед, я должна… вернуться назад.

Джастин останавливается и озадаченно поворачивается к Карле.

Джастин. Прошу прощения?

Карла. Это не так просто, как вам кажется. (Делает паузу.) Я помолвлена… или была помолвлена.

Джастин берет со стола слева коробку с сигаретами и протягивает ее Карле, которая берет сигарету.

Джастин. Понятно. И ваш жених узнал обо всем?

Карла. Конечно. Я сама ему рассказала.

Джастин. И он… э-э… прореагировал не так, как вы ожидали? (Возвращает коробку на стол.)

Карла (без энтузиазма). Вовсе нет. Он был безупречен. Сказал, что это не имеет значения.

Джастин (озадаченно). Тогда в чем дело?

Карла. Важно не то, что человек говорит… ( Обрывает фразу.)

Джастин (после паузы). Понимаю. (Берет на столе слева зажигалку и предлагает Карле прикурить.) По крайней мере, думаю, что понимаю.

Карла. Говорить можно что угодно. Важно, что человек чувствует.

Джастин. А вам не кажется, что вы сами сверхчувствительны?

Карла (твердо). Нет.

Д ж а с т и н. Но, дорогая моя…

Карла. Вы хотели бы жениться на дочери убийцы? (Смотрит в упор на Джастина, который отводит взгляд.) Вот видите!

Джастин. Вы не дали мне время ответить. Я не слишком жажду жениться на дочери убийцы, пьяницы, наркомана и другой столь же неприятной личности. (Подбирает коробку с сигаретами, возвращается к письменному столу и кладет на него коробку и зажигалку.) Но если бы я любил девушку, меня не заботила бы родословная, даже будь она дочерью Джека- потрошителя.

Карла (окидывая взглядом комнату). Думаю, вам бы это понравилось не больше, чем Джеффу. (Вздрагивает.)

Джастин. Вам холодно?

Карла. По-моему, у вас слабовато работает центральное отопление.

Джастин. Боюсь, оно не работает никак. (Улыбается.) У нас его просто нет. Попросить, чтобы развели огонь в камине?

Карла. Нет, спасибо.

Джастин смотрит на окно, видит, что оно открыто, быстро закрывает его и склоняется над письменным столом, обратив лицо к Карле.

Джастин. Этот мистер… э-э… Джефф…

К а р л а. Вы его увидите. Он зайдет за мной, если вы не возражаете. (Смотрит на свои часы.) Я зря трачу время. Ведь я пришла сюда не для того, чтобы консультироваться с вами по поводу моей любовной жизни. Во всяком случае, я не собиралась этого делать. Понимаете, я должна узнать правду.

Джастин. Я только что говорил вам о смягчающих обстоятельствах. Вашу мать признали виновной, но присяжные настоятельно рекомендовали проявить милосердие. Смертный приговор заменили тюремным заключением.

К а р л а. И она умерла в тюрьме через три года.

Джастин (садится за письменный стол). Да.

Карла. В письме моя мать просила, чтобы я не сомневалась в ее невиновности. (С вызовом смотрит на Джастина.)

Джастин молча кивает.

Карла. Вы этому не верите?

Джастин (тщательно подбирая слова). Думаю, любящая мать сделала бы все возможное для сохранения душевного покоя своей дочери.

Карла. Нет! Мама была не такой! Она никогда не лгала!

Д ж а с т и н. Откуда вы можете это знать? Вы были пятилетним ребенком, когда видели ее в последний раз.

Карла (страстно). Я знаю! Моя мать никогда не лгала. Когда она вынимала у меня из пальца занозу или водила меня к дантисту, то предупреждала, что будет больно. Она была не из тех, кто старается подсластить пилюлю. (Быстро встает и поворачивается влево.) Если мама написала, что она невиновна, значит, так оно и есть, хотя вы мне и не верите. (Достает из сумочки носовой платок и прикладывали его к глазам.)

Джастин (вставая). Всегда лучше смотреть правде в лицо.

Карла (поворачиваясь к нему). Это и есть правда.

Джастин (качает головой). Это неправда.

Карла. Как вы можете быть уверены? Разве присяжные никогда не ошибаются?

Джастин. Возможно, несколько преступников пребывает на свободе, потому что присяжные не были уверены в их виновности. Но в деле вашей матери не возникало никаких сомнений.

Карла. Вас же там не было. Это ваш отец присутствовал на суде…

Джастин (прерывает ее). Мой отец входил в состав защиты.

Карла. И он считал мою мать невиновной, не так ли?

Д ж а с т и н. Да, разумеется. (Смущенно.) Вы не вполне разбираетесь в таких вещах…

К а р л а (с циничной усмешкой). Вы имеете в виду, что он был обязан считать ее невиновной, как профессионал?

Джастин затрудняется объяснить.

Но что он лично об этом думал?

Джастин (чопорно). Право, не знаю.

Карла. Знаете. Он думал, что она виновна. (Поворачивается влево.) И вы тоже так думаете. (Делает паузу, потом снова поворачивается к Джастину.) Но каким образом вы так хорошо это запомнили?

Джастин. Мне было восемнадцать — я только что поступил в Оксфорд и еще не работал в фирме, но интересовался правом и посещал все заседания суда.

Карла. Тогда скажите, что вы об этом думаете. (Садится на стул в центре комнаты.) Я должна знать.

Джастин. Ваша мать безумно любила вашего отца, но он скверно с ней обходился — оскорблял и унижал ее, даже привел в дом свою любовницу. Миссис Крейл вынесла больше, чем могла бы вынести любая другая женщина, но он довел ее до отчаяния, и так как яд был под рукой… Постарайтесь понять и простить.

Карла. Мне нечего прощать. Она этого не делала.

Джастин. Тогда кто же, черт возьми?

Карла озадаченно смотрит на Джастина

Ни у кого не было никакого мотива. Если бы вы прочитали отчеты о процессе…

К а р л а. Я их читала. Побывала в архивах и ознакомилась со всеми подробностями.

Джастин заглядывает в папку, которую положил на письменный стол.

Д ж а с т и н. Ну, тогда вам известны факты, помимо ваших родителей, в доме в тот день находились пять человек. Братья Блейк — Филип и Мередит — ближайшие друзья вашего отца, Анджела Уоppeн — единоутробная сестра вашей матери, дамочка четырнадцати лет, ее гувернантка, мисс… как бишь ее… и Эльза Грир, любовница вашего отца. Ни против кого из них не возникло ни малейшего подозрения. А кроме того, если бы вы видели… (Обрывает фразу.)

Карла (энергично). Да, продолжайте.

Джастин (поворачивается к окну; с чувством). Если бы вы видели ее дающей показания в суде! Она держалась спокойно и с достоинством, все терпеливо переносила, но ни разу не попыталась… бороться. (Смотрит на Карлу.) Знаете, вы похожи на  нее. С одной только разницей — вы борец.

Карла (озадаченно). Почему же она не боролась?

Джастин. Защиту вел Монтегю Деплич. Думаю, это был ошибочный выбор. Он пользовался отличной репутацией, но слишком часто прибегал к театральным эффектам. Клиент должен был ему подыгрывать, а ваша мать этого не делала.

Карла. Почему?

Джастин. Она правильно отвечала на вопросы. но… как послушный ребенок, повторяющий урок, не давая старому Монти ни малейшего шанса. Он задал ей последний вопрос: «Миссис Крейл, вы убили вашего мужа?» И она ответила, запинаясь: «Н-нет… право же, я этого не делала». Выглядело это страшно неубедительно.

К а р л а. А что произошло потом?

Джастин. Пришла очередь Эспри — позднее он стал генеральным прокурором. Он допрашивал вашу мать спокойно и логично — после фейерверков старины Монти, — не забыв ни одной детали и методично ее уничтожая. Я… я едва мог это вынести.

Карла (пристально глядя на него). Вы так хорошо все помните.

Джастин. Да.

Карла. Почему?

Джастин (неуверенно). Полагаю, я был молод и впечатлителен…

Карла. Вы влюбились в мою мать.

Джастин с деланым смехом садится за письменный стол.

Джастин. Что-то в этом роде… Она была так красива и беспомощна, столько перенесла… Я был готов умереть за нее. (Улыбается.) Восемнадцать лет — возраст романтический.

Карла (нахмурившись). Вы были готовы умереть за нее, но считали ее виновной.

Джастин (твердо). Да, считал.

Карла выглядит потрясенной. Она опускает голову, сдерживая слезы. Входит Тернболл и направляется к письменному столу.

Тернболл. Пришел мистер Роджерс, сэр, и спрашивает мисс Лемаршан. (Смотрит на Карлу.)

К а р л а. Это Джефф. (Обращаясь к Тернболлу) Пожалуйста, попросите его подождать.

Т е р н б о л л. Конечно, мисс Лемаршан. (Внимателъно смотрит на Карлу, потом выходит.)

К а р л а (глядя вслед Тернболлу). Он так глазел на меня…

Д ж а с т и н. Тернболл присутствовал на процессе нашей матери. Он служит у нас почти сорок лет.

К а р л а. Пожалуйста, позовите его.

Джастин встает и идет к арке.

Джастин. Тернболл! (Возвращается к письменному столу.)

Входит Тернболл.

Т е р н б о л л. Да, сэр?

Джастин указывает на Карлу.

Тернболл поворачивается к ней.

Карла. Мистер Тернболл, я Карла Крейл. Кажется, вы были на процессе моей матери.

Т е р н б о л л. Да, мисс Крейл, был. Я сразу понял, кто вы.

Карла. Потому что я так похожа на мать?

Тернболл. Точная копия.

Карла. Что вы думали тогда — в суде? Вы считали ее виновной?

Тернболл смотрит на Джастина.

Джастин кивком велит ему отвечать.

Тернболл (мягко). Она была красивой и доброй леди, но ее довели до отчаяния. Мне все время казалось, что она толком не понимает, что делает.

Карла (иронически). Смягчающие обстоятельства. (Смотрит на Джастина.)

Джастин садится за письменный стол.

Карла поворачивается к Тернболлу.

Тернболл (после паузы). Правильно. Другая женщина — эта Эльза Грир — была форменной потаскушкой, простите за выражение. Ну а ваш отец был великим художником — я видел некоторые его картины в галерее Тейта2, — а вы ведь знаете, каковы художники. Эта девица крепко вонзила в него коготки — ради нее он был готов бросить жену и ребенка. Так что не порицайте вашу мать, мисс Крейл. Даже у самой доброй леди может закончиться терпение.

Джастин. Благодарю вас, Тернболл.

Тернболл переводит взгляд с Карлы на Джастина, потом выходит.

Карла. Он, как и вы, считает ее виновной.

Джастин. Кроткое создание довели до отчаяния.

Карла ( нехотя соглашаясь). Очевидно… ( С внезапной энергией.) Нет! Я этому не верю! Вы должны мне помочь!

Джастин. Помочь в чем?

Карла. Вернуться в прошлое и узнать правду.

Джастин. Вы не желаете верить правде, когда слышите ее.

Карла. Потому что это неправда. Защита настаивала на самоубийстве, не так ли?

Джастин. Да.

Карла. Это могло быть самоубийство. Мой отец мог почувствовать, что зашел в тупик, и решить разом со всем покончить.

Д ж а с т и н. Для защиты это была единственно им ложная версия, но она не выглядела убедительно. Ваш отец был последним человеком в мире, который хотел бы лишить себя жизни.

К а р л а (с сомнением). Может быть, несчастный случай?

Д ж а с т и н. Кониум3 — смертельный яд — добавлен и в стакан пива в результате несчастного случая?

Карла. Тогда остается единственный ответ. Это г делал кто-то другой.

Джастин начинает просматривать содержимое лежащей перед ним папки — отдельные листы бумаги, на каждом из которых сведения об одном из лиц, фигурировавших в деле.

Д ж а с т и н. Один из пятерых, находившихся в доме. Вряд ли это Эльза Грир. Она очаровала вашего отца, который собирался развестись с женой и жениться на ней. Филип Блейк? Он всегда был предан нашему отцу.

Карла. Возможно, он тоже был влюблен в Эльзу Грир.

Д ж а с т и н. Безусловно, нет. Мередит Блейк? Он тоже был другом вашего отца и к тому же необычайно добродушным человеком. Невозможно себе представить, чтобы он кого-то убил.

Карла. Хорошо. Кто еще был там?

Джастин. Анджела Уоррен, четырнадцатилетняя школьница. И гувернантка, мисс… как бишь ее…

Карла (быстро). Ну и как насчет гувернантки?

Джастин (после краткой паузы). Я вижу, в каком направлении работает ваш ум. Одинокая разочарованная старая дева, тайно влюбленная в вашего отца. Должен вас заверить, что мисс… (заглядывает в папку) мисс Уильямс не имеет ничего общего с этим описанием. Это весьма здравомыслящая особа с сильным характером. (Закрывает папку.) Повидайтесь с ней, если не верите мне.

Карла. Это я и собираюсь сделать.

Джастин (поднимает взгляд). Что?

Карла (гасит сигарету в пепельнице на письменном столе). Я собираюсь повидать их всех. (Встает.) И хочу, чтобы вы выяснили для меня их теперешнее местопребывание и договорились с ними о встрече.

Д ж а с т и н. С какой целью?

Карла (отходит влево). Чтобы я могла расспросить их, заставить вспомнить происшедшее.

Джастин. Что полезного они могут вспомнить спустя шестнадцать лет?

Карла (надевает перчатки). Возможно, что-нибудь, о чем они тогда не подумали. Что-то, не являвшееся доказательством, которое можно было представить в суде. Придется собирать сведения по кусочкам — один здесь, другой там. В итоге, может быть, что-то выяснится.

Джастин. Блажен, кто верует… Однако вы только причините себе лишнюю боль. (Прячет папку в ящик стола.)

К а р л а (с вызовом). Моя мать была невиновна. И намерена это доказать, и вы мне поможете.

Джастин. Тут вы заблуждаетесь. (Встает.) И не собираюсь помогать вам в охоте за тенью.

Карла и Джастин смотрят друг на друга. Внезапно входит Джефф Роджерс. За ним следует протестующий Тернболл. Джефф — высокий видный мужчина лет тридцати пяти, довольный собой и не слишком внимательный к другим. Он в пальто и держит в руке шляпу, которую бросает на письменный стол.

Д ж е ф ф. Простите, что врываюсь, но от сидения в приемной у меня разыгралась клаустрофобия. (обращаясь к Карле.) Время для тебя ничего не значит, милая. (Обращаясь к Джастину.) Насколько я понимаю, вы мистер Фогг. Рад познакомиться.

Джефф и Джастин обмениваются рукопожатием.

Т е р н б о л л (стоя у арки. Обращаясь к Джастину). Прошу прощения, сэр, но я не смог удержать этого… джентльмена.

Д ж е ф ф (бодро). Забудьте об этом, папаша. ( Хлопает Тернболла по спине.)

Тернболл морщится.

Д ж а с т и н. Все в порядке, Тернболл.

Тернболл выходит.

Д ж е ф ф (вслед ему). Не обижайтесь, Тернболл! (Обращаясъ к Карле.) Полагаю, ты еще не закончила свои дела?

Карл а. Закончила. Я пришла кое о чем спросить мистера Фогга… (холодно) и он дал мне исчерпывающий ответ.

Д ж а с т и н. Очень сожалею.

Карла. Ладно, Джефф, пошли. (Направляется к арке.)

Джефф. Карла…

Карла останавливается и поворачивается.

Я бы хотел поговорить с мистером Фоггом о своих делах. Ты не возражаешь? Это займет всего несколько минут.

Карла (колеблется). Хорошо. Я пока успокою мистера Тернболла. Он в ужасе от твоего поведения. (Выходит.)

Джефф (подходит к арке и кричит ей вслед). Скажи ему, что я заморский деревенщина, который не имеет понятия о манерах. (Громко смеется и поворачивается. ) Старик напомнил мне какого-то персонажа Диккенса.

Джастин (сухо). Прошу вас, мистер… э-э… (Тщетно ищет фамилию Джеффа на ленте внутри его шляпы.)

Д ж е ф ф (не слушая). Я хотел поговорить с вами, мистер Фогг. (Направляется к центру комнаты.) Насчет матери Карлы. Эта история здорово ее потрясла.

Джастин (холодно и официально). Неудивительно.

Джефф. Конечно, узнать, что твоя мать была хладнокровной отравительницей, — немалое потрясение. Должен вам признаться, для меня это тоже явилось ударом.

Джастин. В самом деле?

Джефф присаживается на край письменного стола.

Д ж е ф ф. Я собирался жениться на славной девушке , племяннице одних из самых симпатичных людей в Монреале, хорошо воспитанной, обеспеченной, обладающей всем, что нужно мужчине. И вдруг, как гром с ясного неба, эта история.

Д ж а с т и н. Должно быть, вас это очень расстроило.

Д ж е ф ф (с чувством). Еще бы!

Джастин (спокойно). Садитесь, мистер… э-э…

Д ж е ф ф. Что?

Д ж а с т и н (кивает на стул в центре комнаты). На стул.

Джефф смотрит на указанное место, встает, подходит к стулу и садится.

Д ж е ф ф. Признаюсь, сначала я подумывал о том, чгобы дать задний ход. Знаете, дети и тому подобное…

Д ж а с т и н. Вы так верите в наследственность?

Д ж е ф ф. Когда занимаешься скотоводством, волей-неволей понимаешь, что определенные черты могут повторяться из поколения в поколение. «Стоп! — сказал я себе. — Девушка ни в чем не виновата. Ты не можешь вот так просто ее бросить. Придется тебе с этим смириться».

Джастин берет коробку с сигаретами и зажигалку и подходит к Джеффу.

Д ж а с т и н. Значит, скотоводство…

Д ж е ф ф. Поэтому я сказал ей, что это не имеет ншчеиия. (Достает из кармана пачку американских сигарет и зажигалку.)

Джастин. Но на самом деле имеет?

Д ж е ф ф (вынимает сигарету из пачки). Нет-нет. Я же сказал, что смирился. Но Карле втемяшилось в голову раскопать всю кучу грязи. Вот это нужно остановить. (Предлагает Джастину сигарету.)

Джастин. Нет, спасибо. (Быстро кладет коробку на стол слева.)

Джефф. Она только зря расстроится. Ответьте ей «нет», только помягче. Понимаете?

Джефф зажигает сигарету. В тот же момент Джастин щелкает своей зажигалкой, видит, что у Джеффа есть собственная, быстро гасит огонь и кладет зажигалку на стол слева.

Джастин. Понимаю.

Джефф. Конечно, все это расследование было бы недурным… э-э… бизнесом для вашей фирмы. Гонорары, оплата расходов и прочее…

Джастин. Мы фирма адвокатов, а не частных детективов.

Джефф. Должно быть, я неудачно выразился.

Джастин. Да.

Д ж е ф ф. Я хотел сказать, что все возмещу, только откажитесь от этого дела.

Джастин. Прошу прощения, мистер… э-э… но мисс Лемаршан — мой клиент.

Джефф (вставая). Если вы действуете в интересах Карлы, то должны согласиться, что для нее лучше не копаться в прошлом. Убедите ее бросить эту затею. Когда мы поженимся, она об этом забудет.

Джастин. И вы тоже?

Джефф. Хороший вопрос. Да, пожалуй, мне предстоит парочка неприятных моментов.

Джастин. Если однажды вдруг кофе покажется горьковатым?

Джефф. Что-то в этом роде.

Джастин. Для нее это тоже будет не слишком приятно.

Д ж е ф ф (весело). Что поделаешь. Прошлое не изменить. Рад был с вами познакомиться, Фогг. (Протягивает руку.)

Джастин смотрит на руку Джеффа, затем берет его шляпу с письменного стола и вкладывает в протянутую руку. Д ж е ф ф выходит. Джастин поворачивается к окну, открывает его, потом снимает телефонную трубку.

Джастин (в трубку). Мисс Лемаршан еще не ушла?.. Попросите ее зайти ко мне. Я не задержу ее надолго. (Кладет трубку, подходит к столу слева, достает из коробки сигарету, зажигает ее и возвращается к письменному столу.)

Входит Карла.

Карла (холодно глядя на Джастина). Да?

Д ж а с т и н. Я изменил свое решение.

Карла (удивленно). Что?

Д ж а с т и н. Я устрою вам встречу с мистером Финтом Блейком. Дам вам знать, когда она состоится.

Карла улыбается.

Идите. Не заставляйте мистера… э-э… не заставляйте его ждать. Это ему не понравится. (Подводит Карлу к арке.)

Карла выходит.

(Возвращается к письменному столу и снимает трубку телефона. В трубку.) Соедините меня с фирмой «Келлуэй, Блейк и Леверстайн». Я хочу поговорить с ни юром Филипом Блейком лично. (Кладет трубку.) Скотоводство!

 

Свет постепенно гаснет.

 

 

СЦЕНА ВТОРАЯ

 

Кабинет Филипа Блейка.

Очень красивая комната. Дверь справа ведет в приемную. Слева — шкаф с напитками, встроенный в стену, и резной письменный стол с вращающимся стулом позади него. Справа — такой же стул для посетителей. На стенах справа и слева — бра с плафонами. На письменном столе — телефонный аппарат и аппарат селекторной связи.

Когда зажигается свет, Филип Блейк сидит за письменным столом, курит и читает «Файненшл тайме». Это красивый мужчина лет пятидесяти с лишним, с сединой на висках и небольшим брюшком. Он кажется самоуверенным, хотя явно нервничает. Звучит сигнал селектора. Филип нажимает на рычаг.

Филип (в селектор). Да?

Голос (из селектора). Пришла мисс Лемаршан, мистер Блейк.

Филип. Попросите ее войти.

Г о л о с. Да, мистер Блейк.

Филип отпускает рычаг, складывает газету, кладет ее на стол, потом встает, отходит влево и поворачивается лицом к двери, проявляя признаки беспокойства. Входит К а р л а. На ней другое пальто, а в руках другие перчатки и сумочка.

Филип. Господи!

Они смотрят друг на друга, потом Карла закрывает дверь и направляется к Филипу.

Да ведь это малютка Карла! (Обменивается с ней рукопожатием. С деланым добродушием.) Сколько вам было, когда я видел вас в прошлый раз? Кажется, пять лет.

Карла. Да, что-то вроде того. (Смотрит на него.) А вот я вас не припоминаю…

Филип: Неудивительно, ведь мы почти не общались. Дети меня никогда не интересовали. Я не знал, о чем с ними говорить. Садитесь, Карла.

Карла садится на стул справа и ставит сумочку на пол рядом со стулом.

( Протягивает ей коробку сигарет с письменного  стола). Сигарету?

Карла качает головой.

(К надет коробку на место и смотрит на часы.) У меня мало времени, но… (Садится.)

К а р л а. Я знаю, что вы очень занятой человек. С вашей стороны было очень любезно принять меня.

Ф и л и п. Вовсе нет. Вы дочь одного из моих самых старых и близких друзей. Помните вашего отца?

Карл а. Да, но не слишком четко.

Ф и л и п. Эмиаса Крейла нелегко забыть. (Делает паузу.) Ну, в чем дело? Этот адвокат — полагаю, он сын старого Эндрю Фогга…

Карла кивает.

Он толком не объяснил, почему вы хотите меня видеть. (С легким сарказмом.) Но думаю, речь не о том, чтобы навестить старых друзей отца?

Карла. Нет.

Ф и л и п. Он сказал, что вы недавно узнали факты|, касающиеся смерти Эмиаса. Это правда?

Карла. Да.

Ф и л и п. Жаль, что вам пришлось услышать об этом.

Карла (после паузы; твердо). Мистер Блейк, когда я вошла, вы удивленно воскликнули: «Господи!» Почему?

Филип. Ну, я…

К а р л а. На мгновение вам показалось, что перед вами стоит моя мать?

Филип. Сходство в самом деле поразительное.

Карла. Вы… не любили ее?

Филип (сухо). Как я мог ее любить? Она убила моего лучшего друга.

Карла. Это могло быть самоубийство.

Ф и л и п. Не рассчитывайте на это. Эмиас никогда бы не покончил с собой. Он слишком любил жизнь.

Карла. Он был художником. У таких людей часто меняется настроение. Их темпераменту свойственны взлеты и падения.

Филип. В характере Эмиаса не было ничего невротического или болезненного. У него имелись определенные недостатки — он был бабником, но его связи долго не продолжались. Он всегда возвращался к Кэролайн.

Карла. Представляю, какая это для нее была радость!

Филип. Она знала его с тех пор, как ей было двенадцать лет. Мы росли вместе.

Карла. Мне об этом практически ничего не известно. Пожалуйста, расскажите подробнее.

Филип (устраивается поудобнее на стуле). Кэролайн обычно приезжала на каникулы и гостила у Крейлов в Олдербери. Моей семье принадлежал соседний дом. Мы играли вместе. Мередит, мой старший брат, и Эмиас были одного возраста, а я на пару лет младше. У Кэролайн не было своих денег. Я был младшим сыном и особо не котировался, а вот Мередит и Эмиас были завидной добычей.

К а р л а. Вы изображаете мою мать такой расчетливой.

Ф и л и п. Она и была такой — внешне импульсивной, а внутри абсолютно хладнокровной. И нрав у нее был злобный. Знаете, что она сделала со своей маленькой сводной сестрой?

К а р л а. Нет.

Филип. Ее мать снова вышла замуж и все внимание уделяла младшей дочери — Анджеле. Кэролайн ревновала до безумия. Она пыталась убить малышку.

К а р л а. Не может быть!

Ф и л и п. Набросилась на нее с ножницами. У бед-няжки остался шрам на всю жизнь.

К а р л а (возмущенно). Вы изображаете мою мать каким-то монстром!

Филип (пожимая плечами). Она была дьявольски ревнива.

К а р л а (пристально глядя на него). Вы ненавидели ее, не так ли?

Филип. Это слишком сильно сказано.

К а р л а. Но это правда.

Ф м л и п (гасит сигарету в пепельнице). Полагаю, я слишком резок. (Встает и присаживается на правый угол письменного стола.) Но мне кажется, что вы пришли сюда с убеждением, будто ваша мать была невинной страдалицей. Это не так. К тому же вы не должны забывать об Эмиасе. Он был вашим отцом и любил жизнь…

К а р л а. Знаю.

Ф и л и п. Вы должны смотреть правде в глаза. ( Делает паузу.) Кэролайн отравила своего мужа.

И чего я никогда не забуду и не прощу, так это того, что я мог его спасти.

Карла. Как?

Ф и л и п. У моего брата Мередита было странное хобби. Он обожал возиться со всякими травами — в том числе с болиголовом, — и Кэролайн украла один из его отваров.

Карла. Откуда вы знали, что его взяла она?

Филип (мрачно). Я знал это наверняка, но был настолько глуп, что ждал случая обсудить это с Мередитом. Мне не хватило ума догадаться, что Кэролайн не станет ждать. Она украла яд, чтобы воспользоваться им, и сделала это при первой возможности.

Карла. Вы не можете быть уверены, что яд украла она.

Филип. Девочка моя, Кэролайн сама в этом призналась. Она сказала, что взяла яд, собираясь покончить с собой.

Карла. Это возможно, не так ли?

Филип (ехидно). Как бы то ни было, она покончила не с собой.

Карла качает головой. Пауза.

(Встает и с усилием пытается вести себя радушно.) Хотите стакан шерри? (Подходит к стенному шкафу слева, достает оттуда графин с шерри и стакан и ставит их на письменный стол.) Полагаю, я вас расстроил? (Наливает стакан шерри.)

К а р л а. Я должна знать все.

Филип (подходит к Карле и протягивает ей стакан). В суде многие ей сочувствовали. Признаю, Эмиас вел себя скверно, привезя Эльзу Грир в Олдербери. (Ставит графин в стенной шкаф.) А она держалась с Кэролайн очень дерзко.

Карла. Вам она нравилась?

Ф и л и п (осторожно). Юная Эльза? Не слишком (Достает из шкафа бутылку виски и стакан и ставит их на письменный стол.) Она не принадлежала к моему типу женщин, хотя, конечно, была чертовски привлекательна. Вцеплялась, как хищница, мертвой хваткой в добычу. (Наливает себе виски.) Но думаю, она подходила Эмиасу больше, чем Кэролайн. (Возвращает бутылку в шкаф.)

Карла. Разве мои родители не были счастливы имеете?

Ф и л и п (смеется). Они постоянно ссорились. Его супружеская жизнь была бы нескончаемым адом, если бы он не находил убежище в живописи. (Добавляет в стакан содовую воду из сифона и садится за письменный стол.)

К а р л а. А как он познакомился с Эльзой?

Ф и л и п. На какой-то вечеринке в Челси4. (Улыбнется.) Пришел ко мне и сказал, что встретил чудную девушку — не похожую ни на одну из тех, которых встречал раньше. Ну, я слышал это достаточно часто. Эмиас влюблялся в девушку по уши, а когда через месяц ему о ней упоминали, он недоуменно спрашивал, о ком идет речь. Но с Эльзой все было по-другому. (Поднимает стакан.) Удачи вам, дорогая моя! (Пьет.)

Карла потягивает шерри.

К а р л а. Она сейчас замужем, не так ли?

Филип (сухо). Сменила трех мужей. Первый был летчик-испытатель, который разбился, второй — путешественник, который ей наскучил. А сейчас она замужем за лордом Мелкшемом — пэром, сочиняющим мистические стихи. Думаю, он ей тоже начинает надоедать. (Пьет.)

Карла. Интересно, устала бы она от моего отца?

Филип. Кто знает?

К а р л а. Я должна с ней встретиться.

Филип. Неужели нельзя оставить прошлое в покое?

Карла (встает и ставит стакан на письменный стол). Нет. Мне нужно понять все до конца.

Филип (встает). Вы твердо это решили?

Карла. Да. Я — борец. А вот моя мать им не была.

Сигнал селектора. Карла поворачивается и подбирает с пола сумку.

Филип. Кто вам это сказал? Кэролайн боролась за то, что ей нужно, когтями и зубами. (Нажимает на кнопку. В селектор.) Да?

Г о л о с (из селектора). Пришел мистер Фостер, мистер Блейк.

Филип. Скажите ему, что я скоро освобожусь.

Голос. Да, сэр.

Филип отпускает кнопку.

К а р л а. В самом деле? Но в суде она даже не пыталась бороться.

Филип. Да, верно.

Карла. Почему?

Филип. Ну, она знала, что виновна… (Встает.)

Карла (твердо). Она не была виновна!

Ф и л и п (сердито). А вы упрямая! После всего, что я вам рассказал…

Карла. Моей матери уже много лет нет в живых, а вы все еще ее ненавидите. За что?

Ф и л и п. Я же говорил вам…

К а р л а. Это не настоящая причина. Было что-то еще.

Ф и л и п. Едва ли.

К а р л а. Вы ненавидите ее, и мне придется выяснить почему. До свидания, мистер Блейк. Благодарю вас.

Ф и л и п. До свидания.

К а р л а выходит, оставив дверь открытой. Филип озадаченно смотрит ей вслед, потом закрывает дверь. садится на письменный стол и нажимает на рычаг селектора.

Филип (в селектор). Попросите мистера Фостера пойти.

Г о л о с (из селектора). Да, сэр.

Филип откидывается на спинку стула и берет свой стакан.

Свет постепенно гаснет.

 

 

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

 

Гостиная в отельных апартаментах.

Позади центра — арка, ведущая в маленький холл с дверью слева. Справа — большое окно. Слева — небольшой диван, справа — кресло. Перед диваном — журнальный столик, под окном — столик с  внутренним телефоном. Справа и слева от арки — бра. В холле — столик и вешалка на стене справа.

Когда зажигается свет, Джастин стоит возле кресла, складывая папки в портфель. Его пальто лежит на диване. Карла входит  в холл слева, оставляет на столике перчатки и сумочку, снимает и вешает пальто.

К а р л а. Как я рада, что вы здесь!

Джастин (удивленно и обрадованно). В самом деле? (Кладет портфель в кресло и отходит вправо.) Мередит Блейк придет в три.

Карла. Отлично! Как насчет леди Мелкшем?

Джастин. Она не ответила на мое письмо.

Карла. Возможно, она куда-то уехала?

Джастин. Нет. Я выяснил, что она в городе.

Карла. Полагаю, это означает, что она намерена все это игнорировать.

Джастин. Не думаю. Она тоже придет.

Карла. Почему вы так уверены?

Джастин. Ну, женщины обычно…

К а р л а (с озорством). Понятно. Вы — специалист по женщинам.

Джастин (чопорно). Только в юридическом смысле слова.

К а р л а. И что же вы собирались сказать — в строго юридическом смысле?

Джастин. Что женщины обычно стремятся удовлетворить свое любопытство.

Карла видит на диване пальто Джастина, подходит и подхватывает его.

Карла. Вы мне определенно нравитесь — из — за вас у меня улучшается настроение. (Идет к вешалке.)

Звонит телефон.

(Бросает пальто Джастину, подходит к телефону и снимает трубку. В трубку.) Алло…

Джастин вешает свое пальто в холле.

Пожалуйста, попросите его подняться. (Кладет трубку и поворачивается к Джастину.) Это Мередит Блейк. Он похож на своего отвратительного братца?

Д ж а с т и н (идет к центру комнаты). Я бы сказал, что они абсолютно разные. А вы правда нуждаетесь, в улучшении настроения?

К а р л а. Что-что?

Д ж а с т и н. Вы только что сказали, что я улучшаю вам настроение. Вы в этом нуждаетесь?

К а р л а. Иногда. (Подает ему знак сесть на диван.)

Джастин садится.

Я не понимала, во что втягиваюсь.

Д ж а с т и н. Этого я и боялся.

К а р л а. Конечно, я еще могу все это бросить, вернуться в Канаду и обо всем забыть. Вы советуете мне поступить так?

Д ж а с т и н (быстро). Нет! Не теперь. Вы должны  продолжать.

К а р л а (садится в кресло). Раньше вы мне советовали совсем другое.

Д ж а с т и н. Тогда вы еще не начали действовать.

К а р л а. Вы все еще думаете, что моя мать была виновна, не так ли?

Джастин. Я не вижу иного объяснения.

К а р л а. И тем не менее, хотите, чтобы я продолжала?

Д ж а с т и н. Я хочу, чтобы вы продолжали, пока сами не будете удовлетворены.

В дверь холла стучат. Карла и Джастин встают. Карла выходит в холл, открывает дверь и делает шаг назад. Джастин отходит направо от кресла и смотрит в холл. Мередит Блейк входит в холл слева. Это приятный мужчина с седой шевелюрой, производящий впечатление рассеянного и нерешительного. На нем шляпа, шарф и пальто поверх сельского твидового костюма.

Мередит. Карла, дорогая моя! (Берет ее за руки.) Как летит время! Вы позволите? (Целует ее.) Кажется невероятным, что малышка, которую я знал давным-давно, выросла в молодую леди. Как же вы похожи на мать!

Карла( слегка смущаясь и указывая на Джастина). Вы знакомы с мистером Фоггом?

Мередит. Просто поразительно! (Берет себя в руки.) Что? (Обращаясь к Джастину.) Кажется, я знал вашего отца, не так ли? (Входит в комнату. )

Карла закрывает дверь, потом идет в комнату и становится слева от арки.

Джастин (подходя к Мередиту). Да, сэр. (Пожимает ему руку.) Могу я взять ваше пальто?

Мередит (расстегивает пальто; обращаясь к Карле). А теперь расскажите о себе. Вы прибыли из Штатов…

Джастин берет у Мередита шляпу.

благодарю вас… нет, из Канады. Надолго?

Карла. Еще не знаю.

Джастин смотрит на Карлу.

Мередит. Но вы твердо решили остаться за границей?

Карла. Ну… я собираюсь замуж.

Мередит (снимая пальто). За канадца?

Карла. Да.

Мередит передает пальто и шарф Джастину, который вешает их в холле вместе со шляпой.

М е р е д и т. Надеюсь, он славный парень и достаточно хорош для вас, дорогая.

К а р л а. Естественно, мне тоже так кажется. (Жестом предлагает Мередиту сесть в кресло.)

Мередит собирается сесть, но видит в кресле портфель Джастина и поднимает его.

Джастин идет к креслу.

Мередит. Отлично. Если вы счастливы, то я рад за вас. И ваша мать тоже была бы рада.

К а р л а (садится на диван). Вы знаете, что моя мать оставила для меня письмо, где утверждает, что была невиновна.

М е р е д и т (поворачивается и смотрит на Карлу  резко). Ваша мать так написала?

К а р л а. А вас это очень удивляет?

Джастин видит, что Мередит не знает, как поступить с портфелем, и предлагает забрать его.

Мередит. Ну, я бы не подумал, что Кэролайн… (Передает портфель Джастину.)

Джастин кладет портфель на стол справа.

Не знаю… Вероятно, она чувствовала… (садится в кресло) что вы были бы не так расстроены…

К а р л а (страстно). А вам не приходит в голову, что она могла написать мне правду?

М е р е д и т. Ну да, конечно… Если она написала это перед смертью… значит, это может быть правдой, верно? (Поворачивается к Джастину за поддержкой.)

Пауза.

Карла. Лжец из вас никудышный. (Встает.)

Мередит (шокирован). Карла!

Карла идет в холл и берет свою сумочку.

К а р л а. О, я знаю, что у вас добрые намерения. Но доброта тут не поможет. Я хочу, чтобы вы рассказали мне все. (Возвращается в комнату и роется в сумочке.)

Мередит. Вы знаете факты… (Обращаясь к Джастину.) Не так ли?

Джастин. Да, сэр.

Мередит. Тасовать их заново было бы мучительно… и бесполезно. Лучше оставить все как есть. Вы молоды, красивы, помолвлены — это самое главное.

Джастин, видя, что Карла роется в сумочке, достает свой портсигар и предлагает ей. Мередит вынимает из жилетного кармана табакерку.

Джастин (обращаясь к Карле). Вы ищете сигареты?

Мередит (предлагая Карле табакерку). Возьмите понюшку… Хотя нет, вам это вряд ли подойдет, а вот я… (Протягивает табакерку Джастину.) Хотите?

Джастин отказывается. Карла вынимает сигарету из портсигара Джастина, который, в свою очередь, тоже берет одну.

Карла. Знаете, я уже расспрашивала вашего брата Филипа. (Кладет сумочку на журнальный столик.)

М е р е д и т. О, Филип! Из него вы много не вытянете. Филип так занят, делая деньги, что у него ни на что не хватает времени. Если он что-то помнил, то наверняка неправильно. (Нюхает

табак.)

К а р л а (садится на диван). Тогда вы расскажите мне.

Джастин садится на диван рядом с ней.

М е р е д и т (осторожно). Ну, прежде всего… вам следует понять вашего отца.

Карла (сухо). У него были связи с другими женщинами, и он сделал мою мать очень несчастной.

Мередит. Ну… э-э… да… (нюхает табак) но эти связи не были серьезными, пока не появилась Эльза.

К а р л а. Он писал ее портрет?

М е р е д и т. Да, я помню ее позирующей на террасе — темноволосую, в шортах и желтой рубашке. Эмиас гак и собирался назвать свою картину — «Портрет девушки в желтой рубашке». Это была одна из его лучших работ. (Кладет табакерку в карман.)

К а р л а. Что случилась с картиной?

М е р е д и т. Она досталась мне. Я купил ее вместе с мебелью и домом — Олдербери. Вы ведь знаете, что он граничит с моим имением. Я не хотел, чтобы его выставили на продажу. Все остальное продали душеприказчики, а вырученную сумму оставили для вас под их опекой. Но, думаю, вы это знаете.

К а р л а. Я не знала, что вы купили дом.

М е р е д и т. Да, купил. Он сдается под молодежную турбазу. Но одно крыло я оставил для себя. Большую часть мебели я продал…

Карла. Но сохранили картину. Почему?

Мередит (словно оправдываясь). Повторяю, это была одна из лучших работ Эмиаса. После моей смерти она отойдет государству. (Делает паузу.) Ну, попытаюсь сообщить вам то, что вы хотите знать. Эмиас привез Эльзу в Олдербери — якобы чтобы писать ее портрет. Но она была по уши влюблена в него и хотела все рассказать Кэролайн. Эльза чувствовала себя в ложном положении. Я… я понимаю ее состояние.

Карла (холодно). Похоже, вы ей очень сочувствовали.

Мередит (испуганно). Вовсе нет! Мои симпатии целиком были на стороне Кэролайн. Я всегда был… ну, влюблен в нее и даже просил выйти за меня, но она предпочла Эмиаса. О, я могу ее понять — Эмиас был яркой личностью, очень привлекательной для женщин, но он не заботился о ней так, как заботился бы я. Я остался ее другом.

К а р л а. И все же вы верите, что она совершила убийство.

Мередит. Кэролайн не ведала, что творит. Произошла ужасная сцена — она перенервничала…

Карла. Да?

Мередит. Ив тот же день взяла кониум из моей лаборатории. Но я готов поклясться, что тогда она думала не об убийстве, а о самоубийстве.

Карла. Тем не менее, как сказал ваш брат Филип, она покончила не с собой.

Мередит. Обычно на следующее утро все выглядит не так уж мрачно. К тому же было много суеты в связи со сборами вещей Анджелы для школы — я имею в виду Анджелу Уоррен, сводную сестру Кэролайн. Она была настоящим дьяволенком — всегда с кем-нибудь ссорилась или над кем-то подшучивала. Они с Эмиасом постоянно грызлись, но он очень любил Анджелу, а Кэролайн ее просто обожала.

К а р л а (быстро). После того, как однажды попыталась убить ее?

М е р е д и т. Я всегда был уверен, что эту историю сильно преувеличили. Большинство детей ревнуют к младшим братьям и сестрам.

К а р л а (затягивается сигаретой). Моего отца нашли мертвым после ленча, не так ли?

Мередит. Да. Мы оставили его на террасе, работающим над портретом. Он часто пропускал ленч. Стакан пива, который принесла ему Кэролайн, стоял пустым рядом с ним. Очевидно, яд уже начинал действовать. Боли не было — только постепенная парализация. Когда мы пришли на террасу после ленча, он был мертв. Это походило на ночной кошмар.

К а р л а (вставая). Кошмар…

Мередит (тоже встает). Простите, дорогая. Мне жаль, что пришлось говорить об этом с вами. (Смотрит на Джастина.)

К a р л а. А не могла бы я побывать там, где это произошло?

М е р е д и т. Конечно, дорогая. Только скажите.

К а р л а (отходит в центр комнаты и поворачивается к Джастину). Если бы мы все могли отправиться туда…

М е р е д и т. Кого вы имеете в виду?

К а р л а (поворачивается к Мередиту). Вашего брата Филипа, вас, гувернантку, Анджелу Уоррен и даже Эльзу.

М е р е д и т. Не думаю, что Эльза согласится. Вы ведь знаете, что она замужем.

Карла (криво улыбаясь). Как я слышала, не в первый раз.

Мередит. Она очень изменилась. Филип как- то видел ее в театре.

Карла. Все меняется. Когда-то вы любили мою мать, но это тоже прошло, не так ли? (Гасит сигарету в пепельнице на журнальном столике.)

Мередит. О чем вы?

Карла. Все оказалось совсем не так, как я предполагала. Кажется, я зашла в тупик.

Джастин встает.

Если бы я только могла приехать в Олдербери…

Мередит. В любое время вы там желанный гость, дорогая. А теперь, боюсь, мне пора…

Карла молча смотрит в пространство.

Джастин (направляясь в холл). Я принесу ваше пальто, сэр. (Видит, что Карла погружена в раздумье.) Карла вам очень признательна. (Снимает с вешалки пальто, шляпу и шарф Мередита.)

Карла (пробуждаясь от размышлений). Да, спасибо за то, что вы пришли.

Мередит выходит в холл, где Джастин подает ему пальто.

Мередит. Карла, чем больше я об этом думаю…

Карла. Да?

Мередит (возвращаясь в комнату). Тем более вероятной мне кажется мысль, что Эмиас покончил с собой. Он мог чувствовать себя более виноватым, чем нам казалось. (С надеждой смотрит на Карлу.)

Карла (не слишком уверенно). Приятная мысль.

М е р е д и т. Да-да… Ну, до свидания, дорогая.

Карл а. До свидания.

Мер е д и т (берет шляпу у Джастина). До свидания, мистер Фогг.

Д ж а с т и н (открывает дверь). До свидания, сэр.

Мередит уходит. Джастин закрывает дверь и возвращается в комнату.

Карла. Ну!

Джастин. Ну?

К а р л а. Что за глупец!

Джастин. Вполне доброжелательный глупец.

Звонит телефон.

Карла (идет к телефону). Он сам не верит в то, что говорит. (Снимает трубку.) Тогда почему он так говорит? (В трубку.) Да?.. Да, понимаю. (Кладет трубку. Разочарованно.) Она не придет.

Д ж а с т и н. Леди Мелкшем?

К а р л а. Да. Непредвиденные обстоятельства.

Джастин идет в холл и снимает с вешалки свое пальто.

Джастин. Не беспокойтесь, мы что-нибудь придумаем.

К а р л а (глядя в окно). Я должна повидать ее —ведь в ней вся суть дела.

Д ж а с т и н (надевая пальто). Вы собираетесь на чай к мисс Уильямс?

Карла. Да.

Джастин (с надеждой). Хотите, чтобы я пошел с вами?

Карла (без всякого интереса). В этом нет надобности.

Джастин. Может быть, с завтрашней почтой придет письмо от Анджелы Уоррен. Разрешите вам позвонить?

Карла (продолжая смотреть в окно). Да, пожалуйста.

Джастин (после паузы). Как же глуп был ваш отец!

Карла поворачивается.

Не распознать сокровища, которыми обладаешь.

Карла. Что вы имеете в виду?

Джастин. Эльза Грир была всего лишь хорошенькой и дерзкой девчонкой, чья привлекательность исчерпывалась физическими данными и которую всегда тянуло к знаменитостям.

Карла. К знаменитостям?

Джастин. Да. Разве она вцепилась бы в вашего отца мертвой хваткой, не будь он знаменитым художником? Посмотрите на ее мужей. Ее всегда прельщали не люди сами по себе, а их слава. А вот Кэролайн — ваша мать — могла бы разглядеть достоинства даже… (делает паузу и по-мальчишески улыбается) даже в адвокате.

Карла поднимает портфель Джастина и с интересом смотрит на него.

Карла. Кажется, вы все еще влюблены в мою мать. (Протягивает ему портфель.)

Д ж а с т и н. О нет. (Забирает портфель и улыбается.) Я иду в ногу со временем.

Карла смущена, но удовлетворенно улыбается.

До свидания. (Уходит.)

Карла смотрит ему вслед, думая над его словами.

Звонит телефон. Карла снимает трубку.

За окном постепенно темнеет.

К а р л а (в трубку). Алло… Да… А, это ты, Джефф… (Берет аппарат и садится с ним в кресло, поджав одну ногу.) Может быть, это глупая трата времени, но это мое время, и если я… (Поправляет шов на чулке.) Что?.. (Сердито.) Ты ошибаешься насчет Джастина. Он хороший друг — куда лучший, чем ты… Хорошо, пускай я затеваю ссору… Нет, я не хочу с тобой обедать…

Эльза Мелкшем входит в холл слева, бесшумно закрыв дверь и стоит, глядя на Карлу. Эльза — высокая, очень красивая женщина, правда, сильно накрашена. На ней красное бархатное пальто поверх черного платья, шляпа и перчатки. В руке она держит сумочку.

В данный момент ты у меня не котируешься. (Бросает трубку, встает и ставит аппарат на стол справа.)

Э л ь з а. Мисс Лемаршан — или мне следует называть вас мисс Крейл?

Карла удивленно поворачивается.

К д р л а. Так вы все-таки пришли?

Эльза. Я и не думала не приходить — просто ждала, пока ваш юрисконсульт испарится.

Карла. Вы не любите адвокатов?

Эльза. Иногда предпочитаю говорить наедине. Давайте зажжем свет. (Поворачивает выключатель слева от арки и зажигает бра, затем подходит к Карле и пристально смотрит на нее.) Вы не очень похожи на девочку, которую я помню.

Карла (просто). Я похожа на мать.

Эльза (холодно). Да. Это не слишком располагает в вашу пользу. Ваша мать была одной из самых отвратительных женщин, каких я когда-либо знала.

Карла (горячо). Не сомневаюсь, что она испытывала к вам такие же чувства.

Эльза (улыбаясь). Да, неприязнь была взаимной. (Садится на диван.) Беда Кэролайн заключалась в том, что она не умела проигрывать.

К а р л а. А вы ожидали другого?

Эльза (стягивает перчатки). Пожалуй, да. Должно быть, я была слишком молода и наивна. Я не могла понять, как можно цепляться за мужчину, которому ты не нужна. Но мне и в голову не приходило, что она скорее убьет Эмиаса, чем уступит его мне.

Карла. Она не убивала его.

Эльза (равнодушно). Она дала ему яд практически у меня на глазах — в стакане холодного пива. А я ни о чем не догадывалась… (Внезапно ее поведение меняется.) Сначала думаешь, что боль останется с тобой навсегда. А потом она исчезает полностью — вот так. (Щелкает пальцами.)

Карла (садится в кресло). Сколько вам тогда было лет?

Эльза. Девятнадцать. Но меня нельзя было бы назвать оскорбленной невинностью. Эмиас Крейл не соблазнял доверчивую юную девушку. Все было соасем не так. Я встретила его на вечеринке и сразу влюбилась в него — почувствовала, что он единственный мужчина в мире, который мне нужен. (Улыбается) Думаю, он чувствовал то же самое.

К а р л а. Возможно.

Э л ь з а. Я попросила его нарисовать меня, но он сказал, что не пишет портреты. Тогда я напомнила ему о портрете танцовщицы Марны Вадас, и Эмиас ответил, что к этому привели особые обстоятельства. Я знала, что у них была связь, и сказала: «Я хочу, чтобы вы написали мой портрет». — «Вы знаете, что тогда произойдет? — спросил он. — Я начну ухаживать за вами». — «Почему бы и нет?» — отозвалась я. «Я женатый человек и очень люблю свою жену», — предупредил Эмиас. А я спросила, когда мне начинать позировать. Он взял меня за плечи, повернул к свету, окинул взглядом с головы до ног и сказал: «Я часто думал о том, чтобы написать полет разноцветных австралийских попугаев, опускающихся на собор Святого Павла. Если я изображу вас во всем блеске юности на фоне традиционного английского пейзажа, это, по-моему, произведет такой же эффект (Делает паузу.) Таким образом, все было решено.

К а р л а. И вы отправились в Олдербери.

Эльза встает, снимает пальто и кладет его на диван.

Э л ь з а. Да. Кэролайн была очаровательна. Это она умела. Эмиас вел себя очень обходительно. (Улыбается) Ни разу не сказал ничего такого, чего не следовало бы слышать его жене. Я держалась вежливо и официально. Но конечно, мы оба знали… (Обрывает фразу.)

Карла. Продолжайте.

Э л ь з а. А через десять дней Эмиас сказал мне, что я должна вернуться в Лондон. «Но картина не закончена», — возразила я. «Она только начата, — ответил он. — Но дело в том, что я не могу писать вас, Эльза». Я спросила почему, а он сказал, что мне это отлично известно и что по этой причине я должна уехать.

К а р л а. И вы вернулись в Лондон?

Эльза. Да. Я не писала Эмиасу и не отвечала на его письма. Он прождал неделю, а потом приехал ко мне. Я сказала ему, что это судьба, против которой бессмысленно бороться. «Вы не очень-то боролись, Эльза», — заметил Эмиас. Я ответила, что вовсе не боролась и не собираюсь делать этого впредь. Мы были невероятно счастливы. (Хмурится.) Если бы только мы не вернулись в Олдербери…

К а р л а. А почему вы вернулись?

Эльза. Неоконченная картина не давала Эмиасу покоя. (Садится на диван.) Но на сей раз все было по- другому — Кэролайн что-то заподозрила. Я хотела честно все ей рассказать, но Эмиас заявил: «К дьяволу честность. Я пишу картину».

Карла смеется.

Почему вы смеетесь?

Карла (встает и поворачивается к окну). Потому что я знаю, что он чувствовал.

Эльза (сердито). Каким образом?

Карла. Полагаю, так как я его дочь.

Эльза (задумчиво). Дочь Эмиаса… (Окидывает Карлу оценивающим взглядом.)

К а р л а (поворачивается и подходит к креслу). Я только сейчас начала это осознавать. Раньше я об этом не думала. Я приехала, потому что хотела узнать, что произошло шестнадцать лет назад, и теперь начинаю понимать, что чувствовали все эти люди. Все постепенно оживает.

Эльза. Оживает? (С горечью.) Хотела бы я, чтобы это было так.

К а р л а. Мой отец… вы… Филип Блейк… Meредит Блейк… И еще двое — Анджела Уоррен…

Эльза. Анджела? Сейчас она стала по-своему знаменитой — одна из тех «крутых» женщин, которые путешествуют по недоступным местам и пишут об этом книги. А тогда она была только доставляющим беспокойство подростком.

К а р л а. И как она отнеслась к происшедшему?

Эльза (равнодушно). Не знаю. По-моему, ее спешно отослали. Кэролайн считала, что контакт с убийством повредит ее незрелому уму, — хотя не понимаю, почему она проявляла заботу об ее уме после того, как повредила ей лицо. Сразу, как я услышала эту историю, я должна была понять, на что способна Кэролайн, а когда я увидела, что она взяла яд…

К а р л а (быстро). Вы это видели?

Эльза. Да. Мередит ждал, чтобы запереть лабораторию. Кэролайн выходила последней, а я — перед ней. Я обернулась и увидела, что она стоит перед полкой с маленьким пузырьком в руке. Конечно, она могла только рассматривать его — откуда мне было знать?

К а р л а. Но вы подозревали?

Эльза. Я думала, что она выбирает яд для себя.

К а р л а. Самоубийство? И это вас не встревожило?

Эльза (спокойно). Мне казалось, что это наилучший выход.

Карла (отходит к окну). О нет…

Э л ь з а. Ее брак с Эмиасом был неудачным с самого начала — если бы Кэролайн любила его так, как изображала, то дала бы ему развод. Она получила бы кучу денег и могла бы выйти за человека, который больше бы ей подходил.

Карла. Как легко вы устраиваете жизни других людей! Мередит Блейк говорит, что я могу приехать в Олдербери. Я хочу собрать там всех. Вы приедете?

Эльза. Переживать все заново…

Карла. Если для вас это слишком болезненно…

Эльза. Есть вещи похуже боли. Ужасно забвение — как будто я сама умерла. (Сердито.) Вы так молоды и невинны — что вы можете знать о любви к мужчине? Я любила Эмиаса! (Страстно.) Он был так полон жизни и энергии! А ваша мать положила всему конец. (Встает.) Она убила Эмиаса, чтобы он не достался мне. И ее даже не повесили. (Делает паузу и продолжает обычным тоном.) Я приеду в Олдербери и приму участие в вашем представлении. (Подхватывает свое пальто с дивана.) Филип, Мередит, Анджела Уоррен и я — все четверо.

Карла. Пятеро.

Эльза. Пятеро?

Карла. Была еще гувернантка.

Э л ь з а (подбирает с дивана сумочку и перчатки). Ах да, гувернантка. Она очень не одобряла меня и Эмиаса и была всецело предана Кэролайн.

Карла. Если она была предана моей матери, то все мне расскажет. Я собираюсь повидать ее следующей. (Выходит в холл и открывает дверь.)

Э л ь з а (идет следом). Попросите вашего друга-адвоката позвонить мне, ладно? (Уходит.)

Карла закрывает дверь и возвращается в комнату.

К а р л а. Гувернантка!..

Свет постепенно гаснет.

 

 

СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ

 

Комната мисс Уильямс.

 Эта комнатка в мансарде с маленьким окошком в наклонной крыше слева. Дверь, очевидно, находится в «четвертой стене», отсутствующей на сцене. В центре задней стены — газовый камин. Справа — диван с покрывалом и подушками. Под окном — раздвижной стол. Справа от камина — столик с лампой; слева — стулья. В центре — старомодное кресло; под ним скамеечка для ног. Электрический чайник с вилкой, воткнутой в розетку в плинтусе, справа от камина; рядом с ним маленький чайничек для заварки.

Когда сцена освещается, настольная лампа горит, но оконные занавески еще не задернуты. На столе слева — поднос с чаем на двоих. Чайник закипает. Мисс Уильямс сидит в кресле. Это расторопная женщина лет шестидесяти с лишним, с четкой дикцией и манерами педагога. На ней твидовая юбка и блузка, на плечи наброшены кардиган и шарф. Карла в коричневом платье сидит на диване, просматривая альбом с фотографиями.

К а р л а. Я вас помню. Все словно возвращается назад. Я не думала, что у меня это получится.

Мисс Уильямс. Вам было всего пять лет.

К а р л а. Вы присматривали за мной?

Мисс Уильямс. Нет, вы не были моей подопечной. Я была гувернанткой Анджелы… Ой, чайник кипит! (Встает, поднимает маленький чайник и заваривает чай.) Надеюсь, дорогая, у вас все в порядке?

Карла. Да, спасибо.

Мисс Уильямс (указывает на альбом). Это Анджела — вы были еще совсем малышкой, когда этот снимок был сделан.

Карла. Какой она была?

Мисс Уильямс (ставит на пол электрический чайник). Одной из самых моих интересных учениц. Недисциплинированная, но с превосходным интеллектом. Она с отличием окончила Соммервилл5. Возможно, вы читали ее книгу о наскальной живописи в Хейзлпа?

Карла. М-м…

Мисс Уильямс. Критики высоко о ней отзывались. Да, я очень горжусь Анджелой. (Ставит чайник с заваркой на поднос слева.) Пускай немного настоится, ладно?

Карла (откладывает альбом на диван). Мисс Уильямс, вы знаете, почему я пришла?

Мисс Уильямс. В общем, да. (Идет к камину.) Вы только что узнали факты, касающиеся смерти вашего отца, и хотите получить более подробные сведения об этой трагедии. (Отключает чайник.)

Карла. Полагаю, вы, как и все остальные, считаете, что я должна все забыть?

Мисс Уильямс. Вовсе нет. Вполне естественно, что вы хотите во всем разобраться. Только тогда вы сможете забыть об этом.

Карла. Вы расскажете мне обо всем?

Мисс Уильямс. Постараюсь ответить на все ваши вопросы — во всяком случае, сообщу все, что мне известно. Где моя скамеечка для ног? Она где-то здесь. (Поворачивает кресло к дивану и оглядывается в поисках скамеечки.)

Карла (встает и вытаскивает скамеечку из-под кресла). Вот она.

Мисс Уильямс. Спасибо, дорогая. (Устраивается поудобнее в кресле и ставит ноги на скамеечку) Мне нравится держать ноги выше пола.

К а р л а. Прежде всего, я хотела бы знать, какими были мои родители — я имею в виду, какими они казались вам. (Садится на диван.)

Мисс Уильямс. Ваш отец, как вам известно,  считался великим художником. Разумеется, я не настолько компетентна, чтобы судить об этом, но признаюсь, что лично мне его картины не нравились. Рисунок, по-моему, был неточным, а краски — чрезмерно яркими. В любом случае, я не понимала, почему то, что именуют артистическим темпераментом, могло служить оправданием недостойного поведения. Вашей матери приходилось многое терпеть.

К а р л а. И она не возражала?

Мисс Уильямс. Возражала, и очень. Мистер Крейл не был верным мужем. Миссис Крейл прощала ему измены, но воспринимала их отнюдь не кротко. Она протестовала, и притом весьма энергично.

Карла. Вы имеете в виду то, о чем говорят: «давали друг другу жару»?

Мисс У и л ь я м с. Я бы так не выразилась. (Встает и идет к столу слева.) У них случались ссоры, но ваша мать обладала чувством собственного достоинства, а ваш отец понимал, что не прав. (Разливает чай.)

К а р л а. Всегда?

Мисс Уильямс (твердо). Всегда. Я очень любила миссис Крейл и жалела ее. Она со многим мирилась. Будь я замужем за мистером Крейлом, я бы оставила его. Женщина не должна терпеть унижения от мужа.

Карла. Вам не нравился мой отец?

Мисс Уильямс (поджав губы). Очень не нравился.

Карла. Но он по-настоящему любил мою мать?

Мисс Уильямс берет чашку чаю и сахарницу и идет к Карле.

Мисс Уильямс. Думаю, он любил ее, но эти мужчины!.. (Фыркает и передает чашку Карле.)

Карла (улыбаясь). Вы невысокого мнения о мужчинах?

Мисс Уильямс. Им постоянно достается самое лучшее в этом мире. Надеюсь, так будет не всегда. (Протягивает сахарницу Карле.) Сахар?

Карла. Нет, спасибо, я пью чай без сахара. А потом появилась Эльза Грир?

Мисс Уильямс подходит к столу, ставит на него сахарницу и берет свою чашку чаю.

Мисс Уильямс (с отвращением). Да. Якобы чтобы позировать вашему отцу, но работа над портретом продвигалась медленно. У них явно имелись другие темы для разговоров. Было очевидно, что мистер Крейл влюблен в девушку и что она и не думает его осадить. (Снова фыркает и садится в кресло.)

Карла. Какое впечатление она на вас произвела?

Мисс Уильямс. Мисс Грир казалась мне хорошенькой, но глупой. Конечно, она получила должное образование, но ни разу не открыла книгу и не могла беседовать ни на какие интеллектуальные темы. Она думала только о своей внешности и, разумеется, о мужчинах.

К а р л а. Продолжайте.

М и с с Уильямс. Мисс Грир вернулась в Лондон, чему мы были очень рады. (Пьет чай.) Потомм мистер Крейл уехал, и мы с миссис Крейл отлично знали, что он отправился за этой девушкой. Они вернулись вместе, сеансы позирования возобновились, и вскоре ни у кого не осталось сомнений, что это означает. Манеры девушки становились все более и более дерзкими, и в конце концов она начала открыто рассуждать о том, что сделает с Олдербери, когда стане здесь хозяйкой.

К а р л а (в ужасе). О нет!

Мисс Уильямс. Да-да. (Потягивает чай.) Миссис Крейл напрямик спросила мужа, действительно ли он собирается жениться на Эльзе. Мистер Крейл — высокий, широкоплечий мужчина — выглядел как нашкодивший мальчик. (Встает, отходит к столу слева, ставит свою чашку, берет тарелку с печеньем и идет к Карле.) У меня кровь кипела в жилах. Я была готова убить его. Попробуйте печенье — это «Пик Фрин».

К а р л а (берет печенье). Благодарю вас. И что сделала моя мать?

Мисс Уильямс. По-моему, просто вышла из комнаты. Я пыталась сказать ей, что я об этом думаю, но миссис Крейл меня остановила. «Мы все должны вести себя как обычно», — сказала она. (Ставит тарелку на стол слева.) Во второй половине дня они отпятились на чай к мистеру Мередиту Блейку. Помню, уходя, ваша мать поцеловала меня и сказала: «Вы были для меня таким утешением!» (Ее голос слегка дрожит.)

Карла (мягко). Я в этом не сомневаюсь.

Мисс Уильямс (идет к камину, проверяет чайник и выдергивает шнур из розетки). Никогда не порицайте ее, Карла, за то, что она сделала. Вы, ее дочь, должны понять и простить.

Карла (медленно). Значит, даже вы думаете, что она это сделала?

Мисс Уильямс (печально). Я это знаю.

Карла. Она вам призналась?

Мисс Уильямс (относит чайник на стол слева). Конечно, нет. (Наполняет заново чайничек для заварки.)

Карла. Что же она сказала?

Мисс Уильямс. Постаралась создать у меня впечатление, что это самоубийство.

Карла. Но вы ей не поверили?

Мисс Уильямс (подходит к камину и ставит чайник на прежнее место). Вы должны понять, Карла, что я была целиком на стороне вашей матери, а никак не на стороне полиции. (Садится в кресло.)

Карла. Но убийство… (Делает паузу.) Когда мою мать обвинили, вы хотели, чтобы ее оправдали?

Мисс Уильямс. Разумеется.

Карла. На любом основании?

Мисс Уильямс. Да, на любом.

Карла. Но может быть, она действительно была невиновна.

Мисс Уильямс. Нет.

Карла (с вызовом). Моя мать была невиновна!

Мисс Уильямс. Нет, дорогая.

Карла. Была! Умирая, она написала мне, прося, чтобы я в этом не сомневалась.

Пауза.

Мисс Уильямс (тихо). Это было неправильно. Писать ложь в такой торжественный момент. Никогда бы не подумала, что Кэролайн  Крейл на такое способна. Она была правдивой женщиной.

К а р л а (вставая). Это могло быть правдой.

Мисс Уильямс (решительно). Нет.

К а р л а. Вы не можете быть в этом уверены!

Мисс Уильямс. Могу. Из всех людей, замешанных в этом деле, я одна могу быть уверена, что Кэролайн Крейл была виновна, так как кое-что видела. Я утаила это от полиции и никому не рассказала (Встает.) Но вы должны поверить мне, Карла, что наша мать была виновна. Выпьем еще чаю, дорогая? В комнате становится прохладно. (Берет чашку Карлы и идет к столу слева.)

Карла выглядит расстроенной и ошеломленной.

Свет постепенно гаснет.

 

 

СЦЕНА ПЯТАЯ

 

Столик в ресторане, стоящий в нише, декорированной в восточном стиле и снабженной тремя банкетками. Когда сцена освещается, Карла сидит справа от столика, А н а ж е л а Уоррен — позади него. Они только что закончили ленч. На Карле жакет, отороченный норкой. Анджела — высокая тридцатилетняя женщина незаурядной внешности, в простом, но хорошо скроенном костюме и шляпе, похожей на мужскую. На ее левой щеке не слишком заметный шрам.

Анджела (ставит на стол бокал с бренди) Ну, теперь, когда мы поели, Карла, я готова к разговору. Мне было бы очень жаль, если бы ты вернулась в Канаду, не повидавшись со мной. (Предлагает Карле сигарету из кожаного портсигара. )

Карла отказывается и берет американскую сигарету из пачки на столике.

(Берет свою сигарету.) Я хотела встретиться с тобой раньше, но мне нужно было сделать тысячу дел до завтрашнего отъезда. (Предлагает Карле прикурить от своей зажигалки и прикуривает сама.)

Карла. Да, я знаю, сколько хлопот перед путешествием. Вы едете морем?

Анджела. Да, так гораздо легче, когда приходится везти много снаряжения.

К а р л а. Я говорила, что виделась с мисс Уильямс?

Анджела (улыбаясь). Бедная мисс Уильямс. Как же я ее мучила! Лазила по деревьям, прогуливала уроки и вообще отравляла существование всем окружающим. Конечно, я ревновала.

Карла (удивленно). Ревновали?

Анджела. Да, к Эмиасу. Я привыкла быть у Кэролайн на первом месте и не могла вынести, что она поглощена им. Чего я только с ним не вытворяла — подливала ему какую-то гадость… кажется, валерьянку… в пиво, а один раз подложила ежа в кровать. (Смеется.) Наверное, я была жуткой проказницей. Они правильно сделали, что отправили меня в школу-интернат. Хотя тогда я, конечно, была в бешенстве.

Карла. Вы много помните из того, что произошло?

Анджела. Очень мало. Мы сидели за ленчем, и  Кэролайн и мисс Уильямс вышли в садовую комнату, мы пошли следом и увидели мертвого Эмиаса. Начались телефонные звонки, и я слышала, как Эльза кричит на террасе — очевидно, на Кэролайн. Я тлолько путалась у всех под ногами.

К а р л а. Не понимаю, почему я ничего не помню. В конце концов, мне было пять лет. В таком возрасте кое-что запоминаешь.

А н д ж е л а. Тебя там не было. За неделю до того тебя отправили погостить к твоей крестной, старой леди Торп.

К а р л а. Теперь понятно.

Анджела. Мисс Уильямс отвела меня в комнату Кэролайн. Она лежала на кровати смертельно бледная и казалась больной. Я очень испугалась, но Кэролайн сказала, чтобы я об этом не думала — меня отправят в Лондон, к сестре мисс Уильямс, а потом, как планировалось, в школу в Цюрихе. Я ответила, что не хочу с ней расставаться, но тут вмешалась мисс Уильямс и заявила своим властным тоном… (Подражает голосу мисс Уильямс.) «Ты максимально поможешь своей сестре, Анджела, если будешь без лишних споров делать то, что она хочет». (Потягивает бренди.)

К а р л а (улыбаясь). Я понимаю, что вы имеете в виду. В мисс Уильямс есть нечто, заставляющее вас чувствоватьь, что ей лучше не возражать.

А н д ж е л а. Полицейские задавали мне вопросы, но я не знала почему. Я думала, что это несчастный случай и что Эмиас принял яд по ошибке. Когда арестовали Кэролайн, я была за границей, и от и ми по долго скрывали. Кэролайн не хотела, чтобы я приезжала и навещала ее в тюрьме, — она делала все возможное, чтобы держать меня в стороне. Это так похоже на нее! Она всегда пыталась встать между мною и окружающим миром.

Карла. Должно быть, она очень вас любила.

Анджела. Дело не в любви, а вот в этом. (Прикасается к своему шраму.)

Карла. Но это случилось, когда вы еще были младенцем.

Анджела. Да. Значит, ты об этом слышала. Такое бывает нередко — старший ребенок сходит с ума от ревности и набрасывается на младшего. Кэролайн была настолько чувствительна, что ужас от содеянного никогда ее не покидал. Вся ее жизнь была постоянным усилием компенсировать причиненный мне вред. Мне от этого было только хуже.

К а р л а. А вы когда-нибудь испытывали мстительные чувства?

Анджела. К Кэролайн? За то, что она испортила мою красоту? (Смеется.) Портить было особенно нечего. Нет, я даже не думала об этом.

Карла подбирает свою сумочку с соседнего стула, достает из нее письмо и протягивает Анджеле.

Карла. Она оставила для меня письмо. Я бы хотела, чтобы вы его прочли.

Пауза. Анджела читает письмо, а Карла гасит сигарету.

Я никак не могу толком представить себе мою мать. Кажется, все относились к ней по-разному.

Анджела. В ее натуре было много противоречивого. (Переворачивает страницу и читает вслух.) «Хочу, чтобы ты знала, что я не убивала твоего отца». Весьма благоразумно с ее стороны. У тебя могли бы возникнуть сомнения. (Складывает писъмо и кладет его на стол.)

К а р л а. Вы хотите сказать… что считаете ее невиновной?

Анджела. Конечно, она была невиновна. Никто из знавших Кэролайн и на секунду не мог допустить мысли о ее виновности.

К а р л а (взволнованно). Но все в это верят… кроме вас.

Анджела. Это свидетельствует только об их глупости. О, доказательства были достаточно убедительными, но каждый, кто знал Кэролайн, не мог заподозрить, что она в состоянии совершить убийство. Этo было просто не в ее натуре.

К а р л а. А как же…

Анджела (указывает на шрам). Это? Как тебе объяснить?.. (Гасит сигарету.) Из-за того давнего случая Кэролайн постоянно следила за собой. Думаю, она решила, что яростные речи уберегут ее от насильственных действий. Она могла заявить: «Я бы изрезала такого-то на куски и сварила бы в кипятке!» Или сказать Эмиасу: «Если будешь так себя вести, я тебя убью! У нее с Эмиасом бывали бешеные ссоры, когда они говорили друг другу чудовищные вещи. И обоим это нравилось.

К а р л а. Нравилось ссориться?

Анджела. Да. Такой уж они были парой — им казалось очень забавным постоянно ссориться и мириться.

К а р л а (откидывается на спинку стула). В ваших словах вся эта история выглядит совсем иначе. ( Прячет письмо в сумочку.)

А н д ж е л а. Если бы только я могла дать показания… Хотя то, что я бы заявила, едва ли сочли бы доказательством. Но тебе не о чем беспокоиться, Карла. Можешь вернуться в Канаду и не сомневаться, что Кэролайн не убивала Эмиаса.

Карла (печально). Тогда кто же его убил?

Анджела. А это имеет значение?

Карла. Конечно, имеет.

Анджела (твердо). Должно быть, произошел какой-то несчастный случай. Ты можешь на этом остановиться?

Карла. Нет, не могу.

Анджела. Почему?

Карла не отвечает.

Из-за какого-то мужчины?

Карла. Ну… в общем, да.

Анджела. Вы помолвлены?

Карла, смущаясь, достает из кармана сигарету.

К а р л а. Не знаю.

Анджела. Это имеет значение для него?

Карла (хмурится). Он очень великодушен.

Анджела (понимающе). Дело дрянь. Я бы за него не вышла.

Карла. Не уверена, что мне хочется за него выходить.

Анджела. Значит, есть другой мужчина? (Зажигает сигарету Карлы.)

Карла. (раздраженно). Почему обязательно мужчина?

Анджела. Так обычно бывает. Лично я предпочитаю наскальную живопись.

Карла (неожиданно). Завтра я еду в Олдербери. Хочу собрать там всех, кто в этом участвовал, и вас в том числе.

Анджела. Только не меня. Завтра мой корабль отплывает.

Карла. Мне хочется самой все это пережить — представить, будто я — моя мать. (Горячо.) Почему она не боролась за свою жизнь? Почему не защищалась в суде?

А н д ж е л а. Не знаю.

Карла. Это было не похоже на нее, верно?

Анджела (медленно). Да, не похоже.

Карла. Убийцей должен быть один из этих четверых.

Анджела. Как ты настойчива, Карла.

Карла. Рано или поздно я доберусь до правды.

Анджела (впечатленная ее искренностью). Я почти не сомневаюсь, что доберешься. (Делает паузу.) Хорошо, я поеду с тобой в Олдербери. (Берет свой бокал.)

Карла (радостно). В самом деле? А как же корабль?

Анджела. Полечу самолетом. Ты уверена, что больше не хочешь бренди? Я собираюсь заказать еще, если мне удастся привлечь его внимание. (Зовет.) Официант!

К а р л а. Я так рада, что вы поедете!

Анджела. Только не надейся на слишком многое. Шестнадцать лет — большой срок. (Осушает свой бокал.)

Свет постепенно гаснет, и занавес опускается.

Занавес

 

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

 

Олдербери, дом на западе Англии.

На сцене часть дома с садовой комнатой справа и террасой слева, которые разделяет французское окно. Двери в центре задней стены Садовой комнаты и в задней стене террасы ведут в другие помещения. Через увитую виноградом беседку слева от террасы — проход в сад. В комнате справа — еще одна дверь; над ней маленькая ниша с полками для декоративных тарелок и орнаментов. Слева от двери в центре задней стены — стол с телефонным аппаратом и головой, вырезанной из дерева. На стене над столом — портрет Эльзы, написанный Эмиасом. Справа от двери диван со скамеечкой. Справа и слева — кресла, табуреты.

В центре террасы — каменная скамья.

Когда занавес поднимается, комната окутана мраком, а терраса купается в лунном свете. Скамеечка лежит на диване, зачехленном, кан и оба кресла. Портьеры на окнах задернуты. Вскоре слышатся голоса.

К а р л а (за сценой). Куда идти?

Мередит (за сценой). Сюда, только берегитесь ступеньки. (Слышно, как он спотыкается.) Я постоянно спотыкаюсь на ней.

Джастин (за сценой; также спотыкаясь). Господи! Дверь оставить открытой?

Me редит (за сценой). Немногое действует на психику столь угнетающе, как заброшенный дом. Прошу прощения. (Входит в комнату через дверь в центре и зажигает свет. На нем пальто и надвинутая на глаза старая шляпа, какие носят рыболовы.)

Следом входит Карла в просторном пальто и косынке.

Последним входит Джастин, держа в руке шляпу-котелок, и оглядывается по сторонам.

Это мы называем садовой комнатой. В ней холодно, как в морге, да и выглядит она похоже на морг, верно? (Смеется и потирает руки.) Не то что я когда-нибудь бывал в… хм… Сейчас я сниму чехлы. (Подходит к дивану и стягивает с него чехол.)

Джастин. Позвольте вам помочь. (Идет к дивану и берется за другой край чехла.)

Карла подходит к креслу слева, снимает с него чехол и передает Джастину.

Мередит. Эта часть дома заперта с тех пор, как… (Указывает на скамеечку, лежащую на диване.) А, вот и старая приятельница! (Снимает с дивана скамеечку.) Кажется, она стояла где-то здесь. (Ставит скамеечку правее центра.) Грустно! Раньше дом казался таким живым, а теперь он мертв.

Карла садится на скамеечку и смотрит на портрет.

Карла. Это та самая картина?

Мередит. Что? Да, «Девушка в желтой рубашке».

Карла. Вы оставили ее здесь?

Мередит. Да, я… не мог на нее смотреть. Она слишком о многом напоминала… (Подходит к французскому окну и раздвигает портьеры.)

Карла. Как изменилась эта женщина!

Мередит (поворачиваясь). Вы видели ее?

Карла. Да.

Мередит ( подходит к креслу справа и снимает с него чехол). А я не видел ее много лет.

Карла. Она все еще красива, но не так. Здесь она молодая и торжествующая… (Смотрит на картину.) Чудесный портрет!

Мередит. Да… (Указывает влево.) А там, на террасе, она ему позировала. Ну, пожалуй, я отнесу чехлы в соседнюю комнату. (Забирает чехлы у Джастина и выходит вправо.)

Карла встает, идет к французскому окну, отпирает его и выходит на террасу. Джастин смотрит на нее, потом следует за ней и останавливается на ступеньке за французским окном.

Карла. Джастин, по-вашему, мой план безумен? Джефф думает, что я спятила.

Джастин (подходит к беседке и выглядывает наружу). На вашем месте я бы из-за этого не беспокоился.

Мередит входит справа и направляется к французскому окну.

Карла (садится на скамью). Я и не беспокоюсь.

Мередит. Пойду встретить остальных. (Выходит через дверь в центре.)

Карла. Вы ведь понимаете, что я хочу сделать?

Джастин. Вы хотите мысленно воссоздать происшедшее здесь шестнадцать лет назад. Хотите, чтобы каждый свидетель по очереди описал сцену, в которой он участвовал. Многое из этих описаний окажется тривиальным и незначительным, но вам нужны все подробности. (Подходит к ней.) Конечно, их воспоминания не будут точными. О сцене, в которой принимали участие несколько свидетелей, их отчеты могут не совпадать.

Карла. Это может оказаться полезным.

Джастин (с сомнением). Может, но не слишком на это рассчитывайте. Люди вспоминают прошлое по- разному.

Карла. Я хочу вообразить, будто вижу, как все это происходит. Хочу представить себе отца и мать… (Внезапно обрывает фразу.) Знаете, мне кажется, мой отец был очень необычным человеком.

Джастин. Что?

К а р л а. Я думаю, что он бы мне очень понравился.

Джастин (поворачиваясь и глядя влево; сухо). Женщинам он, как правило, нравился.

Карла. Странно, но я чувствую жалость к Эльзе. На картине она выглядит такой юной и живой, а сейчас в ней не осталось жизни. Как будто она умерла вместе с моим отцом.

Джастин (садится на скамью рядом с Карлой). Вы избрали ее на роль Джульетты?

К а р л а. А вы нет?

Джастин. Нет. (Улыбается.) Я на стороне вашей матери.

Карла. Вы очень преданный, верно? Может быть, даже слишком.

Джастин смотрит на Карлу.

Джастин (после паузы). Я не вполне понимаю, о чем мы говорим.

Карла (вставая). Ладно, вернемся к делу. Ваша задача — искать погрешности и несоответствия — одним словом, быть проницательным и толковым юристом.

Джастин. Слушаюсь, мэм.

Слышны голоса других гостей, с которыми здоровается Мередит.

(Встает.) Вот и они.

Карла. Пойду их встретить. (Идет в комнату и выходит через дверь в центре.)

Свет постепенно гаснет. Джастин идет влево, и луч прожектора для подсветки падает на его лицо.

Он действует как ведущий программы.

Джастин. Все готовы? Я напомню вам, зачем мы здесь. Мы хотим, насколько это возможно, реконструировать происшедшее шестнадцать лет назад и для этого попросим каждого из вас по очереди рассказать о своей роли в тех событиях и о том, что он видел или слышал. Это должно воссоздать почти полную картину. Мы начнем со второй половины дня шестнадцатого августа, за день до трагедии, с разговора мистера Мередита Блейка с Кэролайн Крейл в садовой комнате. В это время на террасе Эльза Грир позировала Эмиасу Крейлу, который писал ее портрет. Далее мы перейдем к повествованию Эльзы Грир, к прибытию Филипа Блейка и так далее. Начинайте, мистер Мередит Блейк.

Прожектор гаснет. Голос Мередита звучит в темноте.

Мередит. Вы сказали, вторая половина дня шестнадцатого августа? Да, это было именно тогда. Я заехал в Олдербери по пути во Фрэмли-Эбботт. Хотел узнать, не могу ли я подвезти кого-нибудь из них на обратной дороге, — они собирались ко мне на чай. Кэролайн подрезала розы, и когда я открыл дверь в садовую комнату…

Сцена освещается. Солнечный летний день. Кэролайн К р е й л стоит во французском окне, глядя на террасу. Она в садовых перчатках и держит корзину с розами. На террасе Эльза позирует, сидя на скамье. Она в желтой рубашке и черных шортах. Эмиас Крейл сидит на табурете в центре перед мольбертом, глядя влево. На полу перед ним — коробка с красками. Эмиас — крупный красивый мужчина в старой рубашке и испачканных краской слаксах. Слева на террасе — сервировочный столик с бутылками и стаканами, включая бутылку пива в ведерке со льдом. В комнате на месте портрета висит пейзаж. Мередит входит в комнату через дверь в центре.

Здравствуй, Кэролайн.

Кэролайн (поворачиваясь). Мерри! (Подходит к табурету, ставит на него корзину, снимает перчатки и бросает их в нее.)

Мередит (закрывает дверь). Как продвигается картина? (Идет к французскому окну и смотрит на террасу.) Хорошая поза. (Подходит к табурету и достает из корзины розу.) Что у нас здесь? «Эна хар- кнесс». (Нюхает розу.) Просто красавица.

Кэролайн. Как ты думаешь, Мерри, Эмиас действительно влюблен в эту девушку?

Мередит. Нет-нет, ему просто интересно писать ее портрет. Ты же знаешь Эмиаса.

Кэролайн (садится в кресло справа). На этот раз я по-настоящему боюсь, Мерри. Мне уже почти тридцать. Мы женаты более шести лет, а если говорить о красоте, я и в подметки не гожусь Эльзе.

Мередит (возвращает розу в корзину и подходит к Кэролайн). Это абсурд, Кэролайн. Ты знаешь, что Эмиас любит тебя и будет любить всегда.

Кэролайн. С мужчинами ничего не угадаешь наперед.

Мередит (склоняется к ней). Я ведь до сих пор тебе предан, Кэролайн.

Кэролайн(с благодарностью). Дорогой Мерри. (Касается его щеки.) Ты такой славный.

Пауза.

Мне хочется огреть эту девчонку чем-нибудь тяжелым. Она без зазрения совести предлагает себя моему мужу.

Мередит. Вероятно, это дитя не осознает, что делает. Она восхищается Эмиасом и может не понимать, что он способен влюбиться в нее.

Кэролайн с жалостью смотрит на него.

Кэролайн. Выходит, существуют люди, которые могут поверить в шесть невозможных вещей перед завтраком.

Мередит. Не понимаю.

Кэролайн (встает и идет к табурету). Ты живешь в собственном мире, Мерри, где все такое же приятное, как ты сам. (Смотрит на розы.) Моя «эрифина кристо галли» дает чудесные цветы в этом году. (Идет к французскому окну и выходит на террасу.)

Мередит следует за ней.

Взгляни на нее перед поездкой во Фрэмли-Эбботт. (Идет к беседке.)

Мередит. Погоди хвастаться, пока не увидишь мою «текома грандифлора». (Подходит к Кэролайн.) Она великолепна.

Кэролайн прикладывает палец к губам.

Кэролайн. Ш-ш!

Мередит. В чем дело? (Смотрит на Эльзу и Эмиаса.) А, художник за работой!

Кэролайн и Мередит выходят в сад.

Эльза. (потягиваясь). Я должна сделать перерыв.

Э м и а с. Нет-нет, подожди… Хотя, если это необходимо…

(Эльза встает. Достает сигарету из кармашка в коробке с красками и зажигает ее.) Не могла бы ты задержаться хотя бы на пять минут?

Эльза. Эти пять минут обернутся получасом. Как бы то ни было, мне нужно переодеться.

Э м и а с. Чего ради?

Эльза (подходит к Эмиасу и становится позади него). Разве ты забыл, что мы собираемся на чай к Мередиту Блейку?

Э м и а с (с раздражением). Вечно какие-то помехи!

Э л ь з а (склоняется к Эмиасу и обнимает его за шею). Какой ты необщительный!

Э м и а с (глядя на нее). Мои вкусы просты. Немного краски, кисть и ты, которая не в состоянии просидеть неподвижно пять минут.

Оба смеются. Эльза отбирает у Эмиаса сигарету и выпрямляется.

Эльза (затягивается сигаретой). Ты подумал о том, что я тебе говорила?

Э м и а с (снова берется за кисть). А что ты говорила?

Эльза. О Кэролайн. Нужно рассказать ей о нас.

Э м и а с (беспечно). На твоем месте я бы пока не забивал себе этим голову.

Эльза. Но, Эмиас…

Кэролайн входит слева.

Кэролайн. Мерри едет за чем-то во Фрэмли- Эбботт, но вернется за нами. (Идет к французскому окну.) Я должна переодеться.

Эмиас(не глядя на нее). Ты выглядишь нормально.

Кэролайн. У меня грязные руки — я возилась в саду. Вы собираетесь переодеваться, Эльза?

Эльза возвращает сигарету Эмиасу.

Эльза (дерзко). Да. (Идет к французскому окну.)

Филип входит через дверь в центре.

Кэролайн (входит в комнату). Филип! Похоже, на сей раз поезд прибыл вовремя.

Эльза идет в комнату.

Это брат Мередита, Филип — мисс Грир.

Эльза. Привет. Я иду переодеваться. (Выходит в дверь в центре.)

К э р о л а й н. Ну, Филип, как прошла поездка? (Целует его.)

Филип. Неплохо. Как вы все?

Кэролайн. О, превосходно… (Указывает на террасу.) Эмиас там. Извини, я должна привести себя в порядок. Мы собираемся на чай к Мерри. (Улыбается и выходит через дверь в центре.)

Филип закрывает за ней дверь, затем выходит на террасу и останавливается перед скамейкой.

Эмиас (поворачивается к нему и улыбается). Привет, Фил. Рад тебя видеть. Отличное лето. Такого не было в последние годы.

Филип (подходит к Эмиасу). Можно посмотреть?

Эмиас. Да. Я близок к завершению.

Филип (смотрит на картину). О-о!

Эмиас (гасит сигарету). Нравится? Хотя не тебе судить, старый филистер.

Ф и л и п. Я покупаю картины достаточно часто.

Э м и а с. В качестве выгодного помещения капитала? Потому что кто-то подсказывает тебе, что такой-то художник подает надежды? (Усмехается.) Знаю я тебя, старый скопидом. Как бы то ни было, эту картину тебе не купить. Она не для продажи.

Филип. Девушка — лакомый кусочек.

Эмиас (смотрит на картину). Еще какой. (Внезапно становится серьезным.) Временами мне хочется, чтобы я никогда ее не встречал.

Филип (вынимает сигарету из портсигара). Помнишь, как ты впервые упомянул, что пишешь ее портрет? «Никакого личного интереса к ней я не испытываю», — сказал ты. А помнишь, что я ответил? (Усмехается.) «Расскажи это кому-нибудь другому».

Эмиас (одновременно с ним). «Расскажи это кому-нибудь другому». Ладно, ты оказался прав, бесчувственная ты рыбина. (Встает, подходит к сервировочному столику, берет из ведерка со льдом бутылку пива и открывает ее.) Почему бы тебе самому не завести женщину? (Разливает пиво.)

Ф и л и п. У меня нет на них времени. (Зажигает сигарету.) И на твоем месте, Эмиас, я бы больше ни с кем не связывался.

Эмиас. Тебе хорошо говорить. А я — так просто не могу пройти мимо хорошенькой женщины. (Усмехается. )

Филип. Как насчет Кэролайн? Она в ярости?

Эмиас. Догадайся сам. (Берет свой стакан, подходит к скамье и садится.) Слава богу, ты приехал, Фил. Проживание в этом доме с четырьмя женщинами на шее любого мужчину доведет до дурдома.

Филип. С четырьмя?

Эмиас. Во-первых, Кэролайн, подпускающая шпильки Эльзе безукоризненно-вежливым тоном. Во- вторых, Эльза, отвечающая Кэролайн тем же, но грубо и напрямик.

Филип садится на табурет у мольберта.

В-третьих, Анджела, которая ненавидит меня за то, что я убедил Кэролайн отправить ее в школу-интернат. Это следовало сделать давным-давно. Анджела — славная малышка, но Кэролайн ее балует, и она распустилась окончательно. На прошлой неделе подложила мне в постель ежа.

Филип смеется.

Очень забавно — пока не ткнешься ногами в иглы. И в-четвертых, гувернантка. Она на дух меня не переносит. Сидит за столом поджав губы и всем своим видом выражая неодобрение.

Мисс У и л ь я м с (за сценой слева). Анджела, тебе нужно переодеться.

А н д ж е л а (за сценой). Моя одежда в полном порядке.

Филип. Похоже, они тебя здорово достали.

Мисс Уильямс (за сценой). Ты не можешь идти на чай к мистеру Блейку в этих джинсах.

Э м и а с. Nil desperandum6 (Пьет.)

Анджела входит слева.

Анджела. Мерри не возражает. (Подбегает к Филипу и тянет его за руку, заставляя встать.) Привет, Филип.

Мисс Уильямс входит слева и идет к французскому окну.

Мисс Уильямс. Добрый день, мистер Блейк. Надеюсь, вы благополучно доехали из Лондона?

Филип. Спасибо, вполне благополучно.

Мисс Уильямс идет в комнату, видит корзину на табурете, забирает ее, возвращается на террасу и выходит в сад через беседку.

Анджела (подходит к Эмиасу). У тебя краска на ухе.

Эмиас (трет грязной рукой другое ухо). А теперь?

Анджела (довольно). А теперь на обоих ушах. Ты не можешь идти на чай в таком виде.

Э м и а с. Я пойду на чай даже с ослиными ушами, если захочу.

Анджела (обнимает Эмиаса сзади за шею и дразнит его). Эмиас — осел! Эмиас — осел!

Э м и а с (повторяет нараспев). Эмиас — осел!

Мисс Уильямс входит слева и идет к французскому окну.

Мисс Уильямс. Пошли, Анджела.

Анджела перепрыгивает через скамью и бежит к мольберту.

Анджела. Ты и твоя дурацкая картина. (Мстительно. ) Вот возьму и напишу на ней красной краской: «Эмиас — осел». (Нагибается, хватает кисть и набирает ею красную краску на палитре.)

Эмиас быстро встает, ставит стакан на скамью, бежит к Анджеле и хватает ее за руку, прежде чем она успевает испортить портрет.

Эмиас (серьезно). Если ты когда-нибудь испортишь любую мою картину, я тебя убью. Запомни это. (Берет тряпку и чистит кисть.)

Анджела. Ты совсем как Кэролайн. Она всегда говорит: «Я тебя убью», а сама и муху убить не в состоянии. (Мрачно.) Хорошо бы ты поскорее закончил портрет — тогда Эльза уедет.

Филип. Она тебе не нравится?

Анджела (резко). Нет. По-моему, она жуткая зануда. (Идет влево и поворачивается.) Не понимаю, почему Эмиас привез ее сюда.

Филип и Эмиас обмениваются взглядами.

Наверно, она платит кучу денег за свой портрет, а, Эмиас?

Эмиас (обнимает Анджелу за плечи и ведет ее к французскому окну). Иди собирать вещи. Поезд завтра в четыре пятнадцать. Скатертью дорога. (Шутливо подталкивает ее и поворачивается.)

Анджела ударяет Эмиаса по спине. Он падает на скамью, а Анджела колотит его по груди.

Анджела. Ненавижу тебя! Кэролайн никогда не отправила бы меня в интернат, если бы не ты!

Филип. Берегите пиво! (Подходит к скамье, подбирает стакан и ставит его на сервировочный столик.)

Анджела. Ты просто хочешь от меня избавиться. Погоди, я с тобой рассчитаюсь! Я…

Мисс Уильямс (властно). Пошли, Анджела!

Анджела (почти плача). Ладно. (Бежит в комнату.)

Мисс Уильямс следует за ней. Эльза входит через дверь в центре. Она переоделась и выглядит соблазнительно. Анджела бросает на нее ненавидящий взгляд и выбегает в дверь в центре.

Мисс Уильямс выходит следом и закрывает дверь.

Эмиас (садится прямо). Почему ты меня не защитил? Я почернел от синяков.

Филип (прислоняется к стене беседки). Почернел? Да ты переливаешься всеми цветами радуги.

Эльза выходит на террасу и не спеша идет к мольберту.

На тебе достаточно краски, чтобы… (Обрывает фразу, видя Эльзу.)

Эмиас. Ну что, Эльза, принарядилась? Бедный старина Мерри будет сражен наповал.

Филип (сухо). Пожалуй… Я восхищался вашим портретом. (Подходит к мольберту и смотрит на портрет.)

Эльза. Хорошо бы его поскорее закончили. Терпеть не могу сидеть неподвижно. А Эмиас ворчит, злится, грызет кисти и не слышит, когда к нему обращаются.

Эмиас (шутливо). Всем моделям следовало бы отрезать язык.

Эльза садится на скамью рядом с Эмиасом.

(Окидывает ее оценивающим взглядом.) Но ты не сможешь идти через поле к Мерри в этих туфлях.

Эльза (вертит ступней). Мне и не придется идти. Он заедет за мной на машине.

Эмиас. Особое внимание, а? (Усмехается.) Ты явно произвела впечатление на старину Мерри. Как тебе это удается, маленькая чертовка?

Э л ь з а (игриво). Не понимаю, о чем ты.

Видя, что Эмиас и Эльза поглощены друг другом, Филип направляется к французскому окну.

Филип (проходя мимо них). Пойду умыться.

Э м и а с (не слыша его, обращаясь к Эльзе). Ты отлично понимаешь, что я имею в виду. (Собирается поцеловать Эльзу, потом, осознав, что Филип что-то ему сказал, поворачивается к нему.) Что?

Ф и л и п. Я сказал, что пойду умыться. (Идет в комнату и выходит через дверь в центре, закрыв ее за собой.)

Э м и а с (смеется). Славный старина Фил.

Э л ь з а (встает и идет вправо, мимо мольберта). Ты очень к нему привязан, верно?

Э м и а с. Я знаю его всю жизнь. Он отличный парень.

Эльза (поворачивается и смотрит на картину). По-моему, этот портрет совсем на меня не похож.

Эмиас. Не притворяйся, будто разбираешься в живописи, Эльза. (Встает.) Ты ничего в ней не смыслишь.

Эльза (ничуть не обижаясь). Какой ты грубый. Ты собираешься на чай с краской на лице?

Эмиас идет к коробке с красками, берет тряпку и подходит к Эльзе.

Эмиас. Почисть меня немного.

Эльза берет у него тряпку и вытирает ему лицо.

Только в глаза не попади.

Э л ь з а. А ты стой спокойно. (Обнимает его за талию.) Ты меня любишь?

Эмиас (тихо). Осторожнее! Сюда выходят окна комнат Кэролайн и Анджелы.

Э л ь з а. Я хочу поговорить с тобой о Кэролайн.

Эмиас (забирает у нее тряпку и садится на табурет). Не сейчас. Я не в настроении.

Эльза. Нет смысла откладывать. Когда-нибудь она должна узнать обо всем, не так ли?

Эмиас (усмехаясь). Мы сбежим в викторианском стиле, оставив записку на ее подушечке для булавок.

Эльза (становится между ним и мольбертом). Не сомневаюсь, что ты предпочел бы поступить именно так. Но мы должны вести себя абсолютно честно и откровенно.

Э м и а с. Скажите пожалуйста!

Эльза. Веди себя серьезно.

Э м и а с. Я вполне серьезен. Я не хочу скандалов и истерик. А теперь отойди от мольберта. (Отодвигает ее в сторону.)

Эльза (отходит вправо). Не вижу, почему нужно опасаться скандалов и истерик. У Кэролайн для этого слишком много гордости и чувства собственного достоинства.

Э м и а с (работая кистью). Ты не знаешь Кэролайн.

Эльза. Когда брак не удается, самое разумное — спокойно смотреть фактам в лицо.

Э м и а с (поворачивается к ней). Совет консультанта по брачным делам. Кэролайн любит меня и устроит ад кромешный.

Эльза. Если бы она любила тебя по-настоящему, то желала бы тебе счастья.

Э м и а с (усмехаясь). С другой женщиной? Она скорее отравит тебя и пырнет меня ножом.

Э л ь з а. Не будь смешным!

Э м и а с (вытирает руки и кивает в сторону картины). Ну, на сегодня все. (Бросает тряпку, встает, подходит к Эльзе и прижимает ладони к ее щекам.) Что за чушь ты болтаешь, дорогая. (Целует ее.)

Анджела врывается через дверь в центре, мчится на террасу и выбегает в сад через беседку. Эльза и Эмиас отшатываются друг от друга. Мисс Уильямс входит через дверь в центре, идет на террасу и смотрит по сторонам.

Мисс Уильямс (зовет). Анджела!

Эмиас. Она побежала в сад. Поймать ее для вас?

Мисс Уильямс. Не стоит. Она сама вернется, когда увидит, что никто не обращает на нее внимания.

Эльза идет в комнату, берет с дивана журнал и садится в кресло справа.

Эмиас. Пожалуй, вы правы.

Мисс Уильямс.В переходном возрасте дети становятся слишком колючими.

Э м и а с. Не говорите при мне слова «колючий». Оно напоминает мне об этом чертовом еже.

Мисс Уильямс. Это было очень скверно со стороны Анджелы.

Эмиас (подходит к французскому окну). Иногда меня удивляет, как вы вообще можете ее выносить.

Мисс Уильямс (поворачивается к нему). Я смотрю вперед. Когда-нибудь Анджела станет выдающейся женщиной.

Эмиас. По-моему, Кэролайн ее портит. (Идет в комнату.)

Мисс Уильямс подходит к французскому окну и прислушивается.

Эльза (шепотом). Она нас видела?

Эмиас. Кто знает? Полагаю, у меня на лице не только краска, но и губная помада. (Смотрит влево и быстро выходит через дверь в центре. )

Мисс Уильямс входит в комнату, не зная, уходить или нет, но, в конце концов, решает остаться.

Мисс Уильямс. Вы еще не были в доме мистера Блейка, не так ли, мисс Грир?

Эльза. Нет.

Мисс Уильямс. Туда ведет чудесная дорога. Можно идти берегом или через лес.

Кэролайн и Филип входят через дверь в центре. Кэролайн оглядывается по сторонам, потом идет к французскому окну и выглядывает на террасу.

Филип закрывает дверь и рассматривает деревянную голову на столе слева от центра.

Кэролайн. Все готовы? Эмиас пошел счистить с себя краску.

Эльза. Ну и зря. Художники все равно не похожи на других людей.

Кэролайн (не обращает на нее внимания и подходит к креслу слева. Обращаясь к Филипу). Ты не был здесь, Фил, с тех пор, как Мерри начал устраивать пруд с лилиями? (Садится.)

Филип. Кажется, да.

Э л ь з а. В деревне люди не говорят ни о чем, кроме своих садов.

Пауза. Кэролайн достает из сумочки очки и надевает их. Филип смотрит на Эльзу, потом садится на скамеечку лицом к деревянной голове.

Кэролайн (обращаясь к мисс Уильямс). Вы звонили ветеринару насчет Тоби?

Мисс Уильямс. Да, миссис Крейл. Он придет утром.

Кэролайн (обращаясь к Филипу). Тебе нравится эта голова, Фил? Эмиас купил ее в прошлом месяце.

Филип. Да, она недурна.

Кэролайн (ищет в сумочке сигареты). Это работа молодого норвежского скульптора. Эмиас очень высокого о нем мнения. Мы подумываем в будущем году съездить к нему в

Эльза. Вряд ли эта поездка состоится.

Кэролайн. Почему, Эльза?

Эльза. Вы отлично знаете почему.

Кэролайн (беспечно). Вы говорите загадками. Мисс Уильямс, вы не принесете мне мой портсигар? (Указывает на стол справа от центра.) Он на том столике.

Мисс Уильямс направляется к столу, берет портсигар, открывает его и протягивает Кэролайн. Филип вынимает свои сигареты, встает и предлагает их Кэролайн.

(Берет сигарету из своего портсигара. Обращаясь к Филипу.) Я предпочтаю эти, если ты не возражаешь.

Мисс Уильямс отходит к столу и кладет на него портсигар. Филип зажигает сигарету Кэролайн, затем берет свою и закуривает.

Эльза (встает). Эта комната смотрелась бы неплохо, если бы ее освободили от старомодного хлама.

Пауза. Филип смотрит на Эльзу.

Кэролайн. Нам комната и так нравится. Она пробуждает много воспоминаний.

Эльза (громко и агрессивно). Когда я буду здесь жить, то выброшу все это барахло.

Филип подходит к Эльзе и предлагает ей сигарету.

Нет, спасибо.

Филип отходит вправо.

По-моему, сюда подойдут алые занавески и французские обои. (Обращаясь к Филипу.) Как вы думаете?

Кэролайн (невозмутимо). Вы собираетесь купить Олдербери, Эльза?

Эльза. Мне незачем его покупать.

Кэролайн. Что вы имеете в виду?

Эльза. Неужели мы должны притворяться? Вы отлично знаете, Кэролайн, что я имею в виду.

Кэролайн. Понятия не имею, уверяю вас.

Эльза (агрессивно). Не прячьте голову в песок, как страус. (Бросает журнал в кресло.) Эмиас и я любим друг друга. Это его дом, а не ваш.

Анджела вбегает слева, подкрадывается к французскому окну и прислушивается. Филип и мисс Уильямс застыли как вкопанные.

И когда мы поженимся, я буду жить с ним здесь.

Кэролайн (сердито). По-моему, вы сошли с ума.

Эльза. Ничего подобного. (Садится на диван.) Все станет гораздо проще, если мы будем откровенны. У вас остался только один достойный выход — дать ему свободу.

Кэролайн. Не говорите ерунду!

Эльза. Ерунду? Спросите его.

Эмиас входит через дверь в центре. Анджела, никем не замеченная, выскальзывает в сад.

Кэролайн. Спрошу. Эмиас, Эльза говорит, что ты хочешь на ней жениться. Это правда?

Эмиас (после небольшой паузы; обращаясь к Эльзе). Какого дьявола ты не могла придержать язык?

Кэролайн. Это правда?

Эмиас, оставив дверь открытой, идет к креслу справа, поднимает журнал и садится.

Эмиас. Сейчас не стоит об этом говорить. (Открывает журнал.)

Кэролайн. Тем не менее, мы поговорим об этом именно сейчас.

Эльза. Будет только справедливым по отношению к Кэролайн сказать ей правду.

Кэролайн (холодно). Не думаю, что вам следует беспокоиться о справедливом ко мне отношении. (Встает и подходит к Эмиасу.) Это правда, Эмиас?

Эмиас переводит затравленный взгляд с Эльзы на Кэролайн.

Э м и а с (обращаясь к Филипу). Ох уж эти женщины!

Кэролайн (свирепо). Это правда?

Эмиас (вызывающе). Хорошо. Это в значительной мере правда. Но я не хочу сейчас об этом говорить.

Эльза. Видите? Нет смысла поступать как собака на сене. Такие вещи случаются. Никто в этом не виноват. Нужно вести себя разумно. (Садится на скамеечку.) Надеюсь, вы и Эмиас останетесь добрыми друзьями.

Кэролайн (идет к двери в центре). Добрыми друзьями! Через его труп!

Эльза. Что вы имеете в виду?

Кэролайн ( поворачиваясь в дверном проеме). Я имею в виду, что скорее убью Эмиаса, чем уступлю его вам. (Выходит из комнаты.)

Мертвая тишина. Мисс Уильямс видит сумочку Кэролайн, подбирает ее и быстро идет в двери в центре.

Э м и а с (вешает и направляется к французскому окну). Ты своего добилась. Теперь начнутся ссоры, скандалы и бог знает что.

Э л ь з а (вставая). Все равно она должна была когда-нибудь узнать об этом.

Э м и а с (выходя на террасу). Ей незачем было знать, пока картина не будет закончена.

Эльза идет к французскому окну.

(Становится позади скамьи.) Как можно заниматься живописью, когда стая женщин жужжит у тебя над ухом, словно осы?

Эльза. Думаешь, нет ничего важнее твоей живописи?

Э м и а с (кричит). Для меня ничего!

Эльза. Ну а по-моему, не менее важно быть честным. (Сердито выбегает через дверь в центре.)

Э м и а с возвращается в комнату.

Э м и а с. Дай мне сигарету, Фил.

Филип протягивает ему портсигар.

(Берет сигарету и садится на скамеечку.) Женщины все одинаковы. Они откровенно наслаждаются сценами. Почему, черт возьми, она не могла придержать язык? Я должен закончить эту картину, Фил. Это лучшая вещь, какую я когда-либо создал. А пара сварливых баб хочет все изгадить! (Достает спички и зажигает сигарету.)

Филип. Предположим, Кэролайн откажется дать тебе развод?

Э м и а с (рассеянно). Что?

Ф и л и п. Я сказал: предположим, Кэролайн упрется и не пожелает разводиться с тобой.

Э м и а с. Кэролайн никогда не будет мстить. (Бросает использованную спичку во французское окно.)

Ф и л и п. А девочка? Нужно думать и о ребенке.

Э м и а с. Слушай, Фил, я знаю, что у тебя добрые намерения, но не каркай, как ворон. Я в состоянии устроить свои дела. Все будет в порядке, вот увидишь.

Филип. Оптимист!

Мередит входит через дверь в центре и закрывает ее за собой.

Мередит (весело). Привет, Фил. Только что из Лондона? (Обращаясь к Эмиасу.) Надеюсь, ты не забыл, что вы все приглашены ко мне? У меня здесь машина. Я подумал, что Кэролайн и Эльза предпочтут не идти пешком в такую жару.

Э м и а с (вставая). Только не они обе. Если Кэролайн сядет в машину, Эльза пойдет пешком, и наоборот. Так что выбирай одну из них. (Выходит на террасу, садится на табурет и берет кисть.)

Мередит (удивленно). Что с ним? Что-то случилось?

Филип. Просто все вылезло наружу.

Мередит. О чем ты?

Филип. Эльза сообщила Кэролайн, что она и Эмиас собираются пожениться. (Злорадно.) Для Кэролайн это было шоком.

Мередит. Нет! Ты шутишь!

Филип пожимает плечами, идет к креслу справа, поднимает журнал, садится и читает.

 (Выходит на террасу и поворачивается к Эмиасу.) Эмиас! Ты… это не может быть правдой!

Э м и а с. Я не знаю, о чем ты. Что не может быть правдой?

Мередит. Что ты и Эльза… Кэролайн…

Эмиас (чистит кисть). Ах это…

Мередит. Послушай, Эмиас, ты не можешь из-за внезапной страсти разрушить свой брак. Я знаю, что Эльза очень привлекательна…

Эмиас (усмехаясь). Так ты это заметил?

Мередит (озабоченно). Я понимаю, что девушка вроде Эльзы способна вскружить голову любому мужчине, но подумай о ней — она еще очень молода и позднее может горько пожалеть об этом. Неужели ты не в состоянии взять себя в руки — хотя бы ради маленькой Карлы? Порви с Эльзой и возвращайся к жене.

Эмиас задумчиво смотрит на него.

(Подходит к скамье.) Поверь, это правильный выбор. Я это знаю.

Эмиас (после паузы). Ты хороший парень, Мерри. Но ты слишком сентиментален.

Мередит. В какое положение ты поставил Кэролайн, поселив здесь эту девушку!

Эмиас. Ну, я хотел писать ее портрет.

Мередит (сердито). Черт бы побрал твою живопись!

Эмиас (горячо). Все невротички в Англии не заставят меня от нее отказаться!

Мередит (садится на скамью). То, как ты обращался с Кэролайн, стыд и позор. Ее жизнь с тобой была ужасной.

Эмиас. Знаю. Я испортил Кэролайн жизнь, а она вела себя как святая. (Встает и отходит вправо.) Но Кэролайн отлично знала, на что идет. С самого начала я предупредил ее, какой я эгоистичный ублюдок. Но сейчас другое дело.

Мередит. Ты впервые привел свою любовницу в дом.

Эмиас (идет к сервировочному столику). Кажется, ты не понимаешь, Мередит, что, когда я пишу картину, для меня ничего не имеет значения, а меньше всего пара ревнивых ссорящихся женщин. (Берет со столика стакан пива.)

Анджела входит слева и медленно приближается к мольберту. На ней хлопчатобумажное платье; она превратилась в благовоспитанную девочку.

Не беспокойся, Мерри, все будет в порядке. (Пьет пиво.) Тьфу, оно теплое! (Поворачивается и видит Анджелу.) Ты выглядишь на удивление чистой и аккуратной, Анджи.

Анджела (рассеянно). Да… (Подходит к Эмиасу.) Эмиас, почему Эльза говорит, что собирается выйти за тебя замуж? У мужчины не бывает двух жен. (Доверительно.) За двоеженство ты можешь попасть в тюрьму.

Эмиас смотрит на Мередита, ставит стакан на сервировочный столик и обнимает Анджелу за плечи.

Эмиас. Где ты об этом слышала?

Анджела. Я стояла здесь и слышала через окно.

Эмиас (садится на табурет у мольберта). Тебе пора бросить привычку подслушивать.

Эльза входит через дверь в центре с сумочкой и перчатками, которые кладет на стол слева от центра.

Анджела (обиженно). Я не подслушивала, а слышала случайно. Почему Эльза так сказала?

Э м и а с. Это была шутка, дорогая.

Кэролайн выходит на террасу.

Кэролайн. Нам пора выходить. Тем, кто собирается идти пешком.

Мередит (вставая). Я отвезу тебя.

Кэролайн. Предпочитаю пройтись.

Эльза выходит на террасу.

Лучше отвези Эльзу. (Подходит к Анджеле.)

Эльза (подходит к Мередиту). Кажется, вы выращиваете травы и всякие диковинные растения?

Кэролайн (обращаясь к Анджеле). Так- то лучше. Ты ведь не сможешь носить джинсы в школе.

Анджела (сердито). Не напоминай мне о школе.

Мередит (обращаясь к Эльзе). Я готовлю разные снадобья. У меня есть маленькая лаборатория.

Эльза. Звучит впечатляюще. Вы должны показать мне ее.

Кэролайн бросает взгляд на Эльзу и поправляет косички Анджеле.

Мередит. Могу прочитать вам лекцию. Я отношусь к своему хобби с огромным энтузиазмом.

Эльза. Травы нужно собирать при свете луны?

Кэролайн (обращаясь к Анджеле). Тебе понравится школа, когда ты там окажешься.

Мередит (обращаясь к Эльзе). Это древнее суеверие.

Эльза. Значит, так далеко вы не заходите?

Мередит. Нет.

Э л ь з а. А ваши снадобья опасны?

Мередит. Некоторые из них — да.

Кэролайн (поворачиваясь). Внезапная смерть в маленьком пузырьке. Белладонна, болиголов…

Анджела подбегает к Мередиту и обнимает его за талию.

Анджела. Вы как-то читали нам о Сократе и о том, как он умер.

Мередит. Да, кониум — яд, добываемый из болиголова.

Анджела. Так интересно! Мне даже захотелось выучить греческий.

Все смеются. Эмиас встает и подбирает коробку с красками.

Эмиас. Ну, довольно разговоров. Пора выходить. (Идет к беседке.) Где Фил? (Смотрит на французское окно и зовет.) Фил!

Филип. Иду.

Эмиас выходит через дверь в задней стене террасы. Филип встает и откладывает журнал. Эльза идет в комнату и берет свои перчатки и сумочку.

Анджела (подходит к Кэролайн и шепчет с беспокойством). Кэролайн, ведь Эльза не может выйти замуж за Эмиаса?

Ответ Кэролайн, кроме Анджелы, слышит только Мередит

Кэролайн (спокойно). Эмиас женится на Эльзе только после моей смерти.

Анджела. Отлично. Значит, это была шутка.

Анджела убегает влево.

Мередит (подходя к Кэролайн). Кэролайн, дорогая… Я не могу выразить…

Кэролайн. Не надо… Со мной все кончено…

Филип выходит на террасу.

Филип. Леди ждет, чтобы ее отвезли.

Мередит (слегка растерянно). О! (Идет в комнату и выходит вместе с Эльзой.)

Мисс Уильямс входит через дверь в центре и смотрит им вслед. Несколько секунд она стоит в нерешительности, потом подходит к французскому окну и слышит окончание разговора между Филипом и Кэролайн.

Кэролайн (обращаясь к Филипу; беспечно). Пойдем по тропинке через лес, ладно?

Филип. Кэролайн, я могу выразить свое сочувствие?

Кэролайн. Нет.

Филип. Возможно, теперь ты понимаешь, что совершила ошибку.

Кэролайн. Когда вышла за него замуж?

Филип. Да.

Кэролайн (глядя прямо в глаза Филипу). Чем бы это ни кончилось, я не сделала ошибки. (Снова беспечным тоном.) Пошли. (Выходит влево.)

Филип следует за ней.

Мисс Уильямс выходит на террасу.

Мисс Уильямс (зовет). Миссис Крейл!

Кэролайн появляется слева.

Кэролайн. Да, мисс Уильямс?

Мисс Уильямс. Я собираюсь в деревню. Мне отправить письма, которые лежат на вашем столе?

Кэролайн (поворачиваясь к выходу). Да, пожалуйста. Я забыла о них.

Мисс Уильямс. Миссис Крейл…

Кэролайн поворачивается.

Если я могу что-то сделать… чем-нибудь помочь…

Кэролайн (быстро). Пожалуйста, мисс Уильямс. Мы должны вести себя как обычно.

Мисс Уильямс (горячо). По-моему, вы просто чудо!

Кэролайн. Вовсе нет. (Подходит к мисс Уильямс.) Дорогая мисс Уильямс. (Целует ее.) Вы были для меня таким утешением. (Быстро выходит влево.)

Мисс Уильямс смотрит ей вслед, затем видит пустую бутылку из-под пива и стакан на сервировочном столике. Она подбирает бутылку, смотрит на нее, потом ставит в ведерко со льдом, берет ведерко и стакан и направляется к французскому окну. Свет постепенно гаснет, и прожектор освещает стоящего слева Джастина.

Джастин. Теперь мы перенесемся в следующее утро, семнадцатого числа. Мисс Уильямс?

Прожектор гаснет.

В темноте слышен голос мисс Уильямс.

Мисс Уильямс. Я просматривала с миссис Крейл список вещей Анджелы для школы. Она выглядела усталой и несчастной, но была спокойна. Зазвонил телефон, и я пошла в садовую комнату снять трубку.

Сцена освещается. На сервировочному столике — чистый стакан и полная бутылка пива, но уже не в ведерке. На террасе Филип сидит на скамье, читая воскресную газету. Звонит телефон. Мисс Уильямс входит через дверь в центре, идет к телефону и снимает трубку. В руке у нее школьный список. За ней следует Кэролайн с очками в руке. Она смотрит в сторону телефона, потом устало идет к креслу справа и садится.

(В трубку.) Да?.. О, доброе утро, мистер Блейк… Да, он здесь. (Смотрит через французское окно на Филипа и зовет.) Мистер Блейк, ваш брат хочет с вами поговорить. (Протягивает трубку.)

Филип встает, складывает газету, засовывает ее под мышку, входит в комнату и берет трубку.

Филип (в трубку). Алло, это Филип…

Мисс Уильямс (подходит к Кэролайн). Хотите еще раз проверить список, миссис Крейл? (Садится на скамеечку.)

Кэролайн (берет список). Давайте посмотрим. (Надевает очки и изучает список.)

Ф и л и п (в трубку). Что?.. Что ты сказал?.. Господи… ты уверен?.. (Оглядывается на Кэролайн и мисс Уильямс.) Я сейчас не могу говорить… Да, лучше приходи сюда. Я тебя встречу… Да, мы обсудим, что следует предпринять…

Кэролайн (обращаясь к мисс Уильямс). А как насчет этого?

Мисс Уильямс (смотрит в список). Эти вещи не обязательны.

Ф и л и п (в трубку). Нет, сейчас не могу, это сложно… Ты уверен?.. Да, но ты бываешь рассеянным… Возможно, его не туда поставили… Ладно, раз ты уверен… Увидимся. (Кладет трубку, с беспокойством смотрит на остальных, выходит на террасу и меряет ее шагами.)

Кэролайн (отдает список мисс Уильямс). Надеюсь, я правильно решила насчет Анджелы. (Снимает очки.)

Мисс Уильямс. Думаю, вы можете в этом не сомневаться, миссис Крейл.

Кэролайн.Я очень хочу сделать для нее все наилучшим образом. Вы знаете почему.

Мисс Уильямс. Поверьте, что касается Анджелы, вам не в чем себя упрекнуть.

Кэролайн. Я… изуродовала ее на всю жизнь. У нее всегда будет этот шрам.

Филип выглядывает влево через беседку.

Мисс Уильямс. Прошлое изменить нельзя.

Филип выходит влево.

Кэролайн. Да. Тогда я осознала, насколько у меня скверный характер, и с тех пор постоянно была настороже. Но ведь вы понимаете, не так ли, почему мне всегда хотелось баловать Анджелу?

Мисс Уильямс. Школьная жизнь пойдет ей на пользу. Ей нужен контакт со сверстниками. (Встает.) Я уверена, что вы поступили правильно. (Деловито.) Лучше я займусь ее вещами — не знаю, хочет ли она взять с собой какие-нибудь книги. (Выходит через дверь в центре, закрыв ее за собой.)

Кэролайн устало откидывается на спинку кресла. Филип входит слева и поворачивается. Э м и а с входит на террасу, неся коробку с красками.

Э м и а с (обращаясь к Филипу; раздраженно). Где эта девчонка? (Идет к своему табурету.) Почему она ленится вставать по утрам?

Филип не отвечает.

(Садится, ставит на пол коробку с красками и поправляет мольберт.) Ты не видел ее, Фил? Да что с тобой? Тебе не подали завтрак?

Филип (поворачиваясь). А? Нет, все в порядке. Я… я жду Мерри — он сейчас должен прийти. (Смотрит на часы.) Забыл у него спросить, какой он пойдет тропинкой — верхней или нижней. Я бы мог выйти ему навстречу.

Э м и а с. Нижняя тропинка короче. (Встает и идет в комнату.) Где, черт возьми, эта девушка? (Обращаясь к Кэролайн.) Ты не видела Эльзу? (Идет к двери в центре.)

Кэролайн. Не думаю, что она уже встала.

Эмиас собирается открыть дверь.

Подойди сюда, Эмиас. Я хочу поговорить с тобой.

Эмиас (открывает дверь). Не сейчас.

Кэролайн (твердо). Именно сейчас.

Эмиас выглядит смущенным, но закрывает дверь. Эльза входит слева, одетая в рубашку и шорты.

Филип (обращаясь к Эльзе). Сегодня утром вы припозднились. Зато выглядите прекрасно.

Эльза (сияет). В самом деле? Впрочем, я именно так себя и чувствую.

Филип выходит влево. Эльза идет к скамье и садится лицом к беседке, греясь на солнце.

Эмиас (подходит к Кэролайн). Я уже говорил тебе, Кэролайн, что не желаю это обсуждать. Жаль, что Эльза проболталась. Я велел ей помалкивать.

Кэролайн. Ты не хотел сцен, пока не закончишь картину, не так ли?

Эмиас. Слава богу, ты понимаешь.

Кэролайн. Я тебя прекрасно понимаю.

Эльза слышит повышенные голоса, встает и подходит к французскому окну.

Эмиас. Отлично. (Нагибается, чтобы поцеловать Кэролайн.)

Кэролайн. Яв состоянии понимать тебя, но это не означает, что я буду безропотно соглашаться. (Поворачивается к нему.) Ты в самом деле хочешь жениться на этой девушке?

Эмиас. Дорогая, ты знаешь, что я очень люблю тебя и малышку и всегда буду любить. (С внезапной грубостью.) Но ты должна понять, что я твердо решил жениться на Эльзе и меня ничто не остановит.

Кэролайн (глядя перед собой). Интересно.

Эмиас. Если ты не разведешься со мной, мы с Эльзой все равно будем жить вместе и она сможет принять фамилию Крейл по одностороннему обязательству.

Филип входит слева, видит, что Эльза подслушивает, и прячется за колонной беседки.

Кэролайн. Ты все продумал, верно?

Э м и а с. Я люблю Эльзу и собираюсь на ней жениться.

Кэролайн (дрожа). Делай что хочешь, но я тебя предупреждаю…

Э м и а с. О чем?

Кэролайн( неожиданно поворачивается к нему). О том, что ты мой, и я не намерена отпускать тебя. Я скорее убью тебя, чем позволю уйти к этой девице.

Э м и а с. Кэролайн, не будь дурой.

Кэролайн(со слезами в голосе). Вечно ты со своими женщинами! Ты не заслуживаешь того, чтобы жить!

Э м и а с (пытается обнять ее). Кэролайн…

Кэролайн (отталкивает его). Не прикасайся ко мне! (Идет к двери справа.) Это слишком жестоко!

Э м и а с. Кэролайн…

Кэролайн выходит вправо. Эмиас с беспомощным жестом идет к французскому окну.

Эльза быстро поворачивается, видит Филипа и принимает безразличный вид.

(Выходит на террасу.) А, вот и ты наконец. (Подходит к своему табурету и садится.) Чего ради ты зря потратила половину утра? Быстро начинай позировать.

Эльза (глядя на Эмиаса поверх мольберта). Я должна взять пуловер. Сегодня холодный ветер.

Эмиас. Не надо. Это изменит все оттенки кожи.

Э л ь з а. У меня есть желтый — как эта рубашка, — а кроме того, ты сам сказал, что утром будешь писать мои руки. (Надувает губы и выбегает через дверь в задней стене террасы.)

Эмиас (кричит ей вслед). Только я знаю, что я буду писать! Черт! (Выдавливает краску из тюбика на палитру и начинает смешивать краски.)

Филип. Неприятности с Кэролайн?

Э м и а с (подняв взгляд). Слышал кое-что, не так ли?

Филип идет направо мимо Эмиаса.

Я знал, что это случится. Эльза не смогла держать язык за зубами. Теперь Кэролайн в истерике и не желает внимать голосу разума.

Филип (поворачиваясь). Бедная Кэролайн! (Однако в его голосе слышится не жалость, а удовлетворение. )

Эмиас (резко вскидывает голову). С Кэролайн будет все в порядке. Не трать на нее свою жалость.

Филип (идет влево). Ты просто невозможен, Эмиас. Не думаю, чтобы я порицал Кэролайн, если бы она огрела тебя топором.

Эмиас (раздраженно). Перестань ходить взад- вперед, Филип. Ты меня отвлекаешь. Я думал, ты собирался встретиться с Мерри.

Филип (отходит к беседке). Я боялся с ним разминуться.

Эмиас. Что за спешка? Ты же виделся с ним вчера.

Филип (сердито). Кажется, я тебя раздражаю, поэтому я удаляюсь. (Выходит в сад.)

Эльза выходит на террасу с наброшенным на руку пуловером.

Эмиас. Наконец-то! Принеси мне пива — я умираю от жажды. Не понимаю, зачем тебе пуловер в такую жару. Потом тебе понадобятся боты и грелка, чтобы сидеть на ней.

Эльза бросает пуловер на скамью, идет к сервировочному столику и наливает стакан пива.

 (Встает, отходит направо, поворачивается и смотрит на портрет.) Лучшая из всех моих работ. (Подходит к картине и наклоняется к ней.) Думаешь, да Винчи знал, что он создал, когда закончил «Джоконду»?

Эльза (подходит к нему и протягивает стакан пива над мольбертом). Джо… что?

Э м и а с (берет стакан). «Мону Лизу», невежественная дура… Ладно, не имеет значения. (Пьет.) Тьфу! Оно теплое! Разве там нет ведерка со льдом?

Эльза (садится на скамью). Нет. (Принимает позу.)

Э м и а с. Никто ни о чем не помнит. (Подходит к скамье и смотрит налево.) Ненавижу теплое пиво. (Зовет.) Эй, Анджела!

А н д ж е л а (за сценой слева). Что?

Э м и а с. Принеси мне бутылку пива из холодильника.

Анджела входит слева.

Анджела. Почему именно я?

Э м и а с. Из простой человечности. (Подходит к табурету.) Будь другом, сбегай к холодильнику.

Анджела. Ладно. (Показывает Эмиасу язык и выбегает через дверь в задней стене террасы.)

Э м и а с. Славная девчушка. (Садится на табурет.) Подними немного левую руку.

Эльза подчиняется.

Теперь лучше. (Потягивает пиво.)

Мисс Уильямс входит через дверь в центре и идет на террасу.

Мисс Уильямс (обращаясь к Эмиасу). Вы не видели Анджелу?

Э м и а с. Она только что пошла в дом, чтобы принести мне пива. (Работает кистью.)

Мисс Уильямс. О! (С возмущением поворачивается и быстро выходит через дверь в задней стене террасы.)

Эмиас насвистывает, продолжая работать.

Эльза (спустя несколько секунд). Тебе обязательно свистеть?

Эмиас. Почему бы и нет?

Эльза. Именно этот мотив?

Эмиас (не понимая). Что? (Поет.) «Когда мы поженимся, что будем делать?» (Усмехается.) Не очень тактично получилось.

Кэролайн входит через дверь в задней стене террасы с бутылкой пива.

Кэролайн (холодно). Вот твое пиво. Извини, что забыла про лед.

Эмиас. О, спасибо, Кэролайн. Открой бутылку, ладно? (Протягивает стакан.)

Кэролайн берет стакан, идет к сервировочному столику и, стоя спиной к зрителям, открывает бутылку и наливает пиво. Эмиас начинает насвистывать ту же мелодию, но спохватывается и умолкает. Кэролайн относит бутылку и стакан Эмиасу.

Кэролайн. Возьми свое пиво.

Эмиас (берет стакан). Ты забыла добавить «и подавись им». (Усмехается.) За исполнение желаний! (Пьет.) Фу, у этого пива вкус еще хуже. Но оно, по крайней мере, холодное.

Кэролайн ставит бутылку возле коробки с красками, идет в комнату и выходит через дверь в центре. Мередит, запыхавшись, входит слева.

Мередит. Фил здесь?

Э м и а с. Пошел тебе навстречу.

Мередит. По какой тропинке?

Э м и а с. По нижней.

Мередит. Ая пришел по верхней.

Э м и а с. Ну, не стоит гоняться друг за другом. Лучше подожди его здесь.

Мередитб достает носовой платок и вытирает лоб). Мне жарко. Пойду в дом — там прохладнее. (Идет к французскому окну.)

Э м и а с. Попроси кого-то из женщин налить тебе чего-нибудь похолоднее.

Мередит идет в комнату и останавливается, не зная, что делать.

(Смотрит на Эльзу.) У тебя чудесные глаза, Эльза. (Делает паузу.) Я пока оставлю руки и сосредоточусь на глазах — еще не совсем их закончил.

Мередит подходит к французскому окну и выглядывает на террасу.

Пошевели-ка руками… Хорошо! А теперь, ради бога, не двигайся и не разговаривай.

Мередит поворачивается и отходит вправо.

Эльза. Мне не хочется разговаривать.

Э м и а с. Приятная перемена.

Анджела входит через дверь в центре, неся поднос с графином холодного лимонада и двумя стаканами, который ставит на стол справа.

Анджела. Лимонад!

Мередит. Спасибо, Анджела. (Подходит к подносу и наливает стакан лимонада.)

Анджела (подходит к французскому окну). Рада служить. (Выходит на террасу; обращаясь к Эмиасу.) Получил свое пиво?

Э м и а с. Конечно. На тебя можно положиться.

Анджела (смеется). По-твоему, я очень добрая? Погоди — еще увидишь. (Бежит в комнату и выходит через дверь в центре, закрыв ее за собой.)

Мередит потягивает лимонад.

Э м и а с (с подозрением). Девчонка что-то замышляет. (Массирует правое плечо.) Странно.

Э л ь з а. В чем дело?

Э м и а с. Что-то у меня все онемело. Наверное, ревматизм.

Эльза (насмешливо). Бедный старичок.

Филип входит слева.

Э м и а с. Да уж, весь скриплю от старости. Фил, Мерри ждет тебя в доме.

Филип. Отлично. (Идет в комнату.)

Мередит ставит стакан на поднос и идет навстречу Филипу.

Эмиас возобновляет работу.

Мередит. Слава богу, ты пришел. Я не знал, что делать.

Филип. Что это значит? Кэролайн и гувернантка были в комнате, когда ты позвонил.

Мередит (вполголоса). Из моей лаборатории исчез пузырек.

Филип. Ты уже это говорил. Но что в нем было?

Мередит. Кониум.

Филип. Болиголов?

Мередит. Да, кониум — чистый алкалоид.

Филип. Он опасен?

Мередит. Очень.

Филип. И ты не знаешь, кто мог его взять?

Мередит. Нет. Я всегда запираю дверь.

Ф и л и п. А вчера?

Мередит. Ты сам видел, как я ее запирал.

Ф и л и п. Ты уверен, что не переставил пузырек в другое место? (Отходит вправо.)

Мередит. Вчера я показывал все пузырьки и поставил их в обычное место на полке.

Филип (резко поворачивается). Кто вышел из комнаты последним?

Мередит (неохотно). Кэролайн — я ждал ее.

Филип. Но не наблюдал за ней?

Мередит. Нет.

Филип (решительно). Ну, тогда пузырек взяла она.

Мередит. Ты действительно так думаешь?

Филип (подходит к нему). И ты тоже, иначе не был бы в таком состоянии.

Мередит. Так вот о чем Кэролайн думала вчера, говоря, что для нее все кончено. Она хочет покончить с собой. (Опускается на табурет спиной к зрителям.)

Ф и л и п. Не унывай, пока что она этого не сделала.

Мередит. Ты видел ее сегодня утром. С ней все в порядке?

Филип. Она мне показалась такой же, как всегда.

Мередит. Что же нам делать?

Филип. Лучше тебе этим заняться.

Мередит. Я не знаю, как к этому приступить.

Ф и л и п. Я бы сказал напрямик: «Вчера ты стащила у меня кониум. Пожалуйста, верни его».

Мередит ( сомнением). Ты так считаешь?

Филип. Ну а что бы ты сказал?

Мередит. Не знаю. (Внезапно его лицо проясняется.) Думаю, у нас достаточно времени. Кэролайн ведь примет яд не раньше, чем пойдет спать?

Филип (сухо). Возможно. Если она вообще его примет.

Мередит. По-твоему, она не собирается этого делать?

Филип (отходит влево). Может быть, Кэролайн намерена разыграть сцену перед Эмиасом. «Откажись от этой девушки, не то я проглочу это и убью себя».

Мередит. Это на нее не похоже.

Филип. Ну… ты лучше ее знаешь.

Мередит. Ты испытываешь неприязнь к Кэролайн. А ведь когда-то ты был без ума от нее — помнишь? (Встает.)

Филип (поворачивается). Краткий приступ телячьей нежности. Это было несерьезно.

Мередит. А потом ты на нее ополчился.

Филип (раздраженно). Давай придерживаться настоящего.

Мередит. Да, конечно.

Кэролайн входит через дверь в центре.

Кэролайн. Здравствуй, Мерри. Останешься на ленч? Сейчас он будет готов. (Направляется французскому окну.)

Мередит. Спасибо.

Кэролайн выходит на террасу и останавливается у мольберта, глядя на Эмиаса.

Эльз а (обращаясь к Эмиасу). Я сделаю перерыв.

Э м и а с (неразборчиво). Оставайся на месте, черт бы тебя побрал.

Мередит (обращаясь к Филипу). После ленча я отведу Кэролайн в сад и поговорю с ней, хорошо?

Филип кивает, закрывает дверь в центре и идет к французскому окну. Эльза встает и потягивается.

Мередит отходит к столу справа и берет свой стакан с недопитым лимонадом.

Кэролайн (настойчиво). Эмиас…

Филип (выйдя на террасу). Сегодня ты выглядишь очень озабоченной, Кэролайн.

Кэролайн (обращаясь к Филипу; через плечо). Я? Да, я очень занята отправкой Анджелы. (Обращаясь к Эмиасу; очень настойчиво.) Ты сделаешь это, Эмиас. Сегодня же. Ты должен.

Эмиас проводит рукой по лбу. Он говорит все менее членораздельно.

Эмиас. Ладно… Я прослежу… как она упаковывает вещи…

Кэролайн  (поворачиваясь к французскому окну). Нужно отправить Анджелу без лишней суеты. (Идет в комнату и останавливается возле табурета.)

Филип идет следом за ней. Эльза садится на скамью. Эмиас трясет головой, словно пытаясь прогнать сон.

Филип (обращаясь к Кэролайн). Ты портишь девчонку.

Кэролайн (поправляет подушки на диване). Когда она уедет, нам будет ее ужасно не хватать.

Филип. А где маленькая Карла?

Мередит со своим стаканом идет влево к креслу и садится.

Кэролайн. Она неделю гостила у своей крестной. Вернется послезавтра.

Мередит. А чем будет заниматься мисс Уильямс после отъезда Анджелы?

Кэролайн. Ей удалось найти работу в бельгийском посольстве. Ее мне тоже будет недоставать.

В холле звучит гонг. Ленч. Анджела вбегает через дверь в центре.

Анджела (обращаясь к остальным). Я проголодалась. (Бежит на террасу. К Эльзе и Эмиасу.) Слышали? Ленч!

Мисс Уильямс появляется в дверях в центре. Кэролайн подходит к столу справа от центра и забирает свой портсигар.

Эльза (встает и берет пуловер). Пошли.

Анджела идет в комнату.

(Обращаясь к Эмиасу.) Ты идешь на ленч?

Эмиас. Я…

Мисс Уильямс. Постарайся не кричать так, Анджела. В этом нет надобности.

Анджела.Я не кричу. (Выходит через дверь в центре.)

Мисс Уильямс следует за ней.

Кэролайн (идет к двери в центре; обращаясь к Мередиту). На твоем месте я бы захватила это с собой.

Мередит встает.

Филип (глядя на Мередита). Что? Лимонад?

Кэролайн (обращаясь к Филипу). Для тебя у нас есть бутылка превосходного…

Филип. «Шатонеф дю Пап»? Отлично! Эмиас еще ее не прикончил?

Кэролайн (обращаясь к Мередиту). Твой приход — приятный сюрприз.

Мередит. Вообще-то я зашел повидать Филипа, но я всегда рад остаться на ленч.

Кэролайн и Филип выходят через дверь в центре. Эльза входит в комнату.

(Поворачивается к Эльзе.) А Эмиас?

Эльза (направляясь к двери в центре). Он хочет что-то доделать. (Выходит.)

Мередит следует за ней.

А н д ж е л а (за сценой). Он терпеть не может прерываться на ленч.

Кисть выпадает из руки Эмиаса. Свет постепенно гаснет.

Прожектор освещает стоящего слева Джастина.

Джастин. Все отправились на ленч, оставив Эмиаса работать на террасе. После ленча мисс Уильямс и миссис Крейл вышли с кофе. Прошу вас, мисс Уильямс.

Прожектор гаснет. В темноте слышен голос мисс Уильямс.

Мисс Уильямс. Мистер Крейл часто отказывался от ленча и продолжал работать. В этом не было ничего необычного. Хотя он любил, когда ему приносили чашку кофе. Я налила кофе, миссис Крейл понесла его ему, а я пошла следом. В суде я рассказала о том, что мы обнаружили. Но было еще кое-что, о чем я никому не говорила. Думаю, я должна рассказать об этом теперь.

Сцена освещается. Эмиас лежит на полу у мольберта. Кэролайн и мисс Уильямс стоят в комнате у скамеечки, на которой поднос с кофе. Мисс Уильямс наливает чашку кофе и передает ее Кэролайн, которая относит кофе на террасу.

Кэролайн (выходя на террасу). Эмиас. (Видит Эмиаса на полу. С ужасом.) Эмиас! (Ставит чашку на скамью, подбегает к Эмиасу, опускается рядом с ним на колени и берет его за руку.)

Мисс Уильямс быстро выходит на террасу и идет к Кэролайн.

Он… по-моему, он умер. Скорее позвоните доктору! Сделайте что-нибудь!

Мисс Уильямс спешит назад в комнату. Как только она подходит к французскому окну, Кэролайн бегло оглядывается вокруг, достает носовой платок, поднимает пивную бутылку, вытирает ее и вкладывает в руку Эмиаса. Мередит входит через дверь в центре.

Мисс Уильямс (обращаясь к Мередиту). Быстро вызовите доктора Фоссета. Мистеру Крейлу плохо.

Мередит испуганно смотрит на мисс Уильямс, потом идет к телефону и снимает трубку. Мисс Уильямс выходит на террасу, успевая заметить, как Кэролайн прижимает к бутылке пальцы Эмиаса, и застывает как вкопанная. Кэролайн встает, быстро подходит к сервировочному столику, ставит в бар бутылку и смотрит влево. Мисс Уильямс медленно поворачивается и возвращается в комнату.

Меред ит(е трубку). Четыре-два, пожалуйста… Доктор Фоссет?.. Можете сразу же приехать в Олдербери? Мистер Крейл серьезно заболел…

Мисс Уильямс. Он…

Мередит (обращаясь к мисс Уильямс). Что? (В трубку.) Одну минуту. (Обращаясь к мисс Уильямс). Что вы сказали?

Эльза входит через дверь в центре. Филип следует за ней. Они весело смеются.

Мисс Уильямс (четко). Я сказала, что он умер.

Мередит кладет трубку.

Эльза (уставясь на мисс Уильямс). Что вы говорите? Умер? Эмиас? (Выбегает на террасу и смотрит на Эмиаса.) Эмиас! (Бежит к нему, опускается на колени и прикасается к его лбу.)

Кэролайн поворачивается. Остальные не двигаются с места.

(Тихо.) Эмиас!

Пауза. Филип выбегает на террасу и становится у скамьи. Мисс Уильямс тоже идет на террасу и останавливается у французского окна. Мередит следует за ней и подходит к скамье.

 (Смотрит на Кэролайн.) Это вы его убили! Вы сказали, что скорее убьете его, чем уступите мне, и сделали это! (Вскакивает и бросается к Кэролайн.)

Филип быстро подходит к Эльзе, останавливает ее и ведет кружным путем к мисс Уильямс. Эльза бьется в истерике. Анджела входит через дверь в центре и останавливается у дивана.

Мисс Уильямс. Успокойтесь. Держите себя в руках.

Эльза (яростно). Она убила его!

Филип. Отведите ее в дом и уложите.

Мередит уводит Эльзу в комнату.

Кэролайн. Мисс Уильямс, не пускайте сюда Анджелу. Не позволяйте ей видеть…

Мередит выводит Эльзу через дверь в центре. Мисс Уильямс смотрит на Кэролайн, потом поджимает губы и идет в комнату. Филип опускается на колени возле Эмиаса и пытается нащупать его пульс.

Анджела. Что случилось, мисс Уильямс?

Мисс Уильямс. Иди в свою комнату, Анджела. Произошел несчастный случай.

Мисс Уильямс и Анджела выходят через дверь в центре.

Филип (смотрит на Кэролайн). Это убийство.

Кэролайн (отшатнувшись; нерешительно). Нет… Он сделал это сам…

Филип (тихо). Эту историю можешь рассказывать полиции.

Свет постепенно гаснет. Прожектор освещает стоящего слева Джастина.

Джастин. Вскоре прибыла полиция. Они нашли исчезнувший пузырек с кониумом в ящике комода в комнате Кэролайн. Он был пуст. Кэролайн призналась, что взяла пузырек, но отрицала, что использовала его содержимое, и клялась, что понятия не имеет, почему он пуст. На пузырьке не оказалось ничьих отпечатков пальцев, кроме Кэролайн и Мередита. На террасе нашли глазную пипетку, раздавленную ногой. Она содержала следы кониума и объясняла, каким образом яд добавили в пиво. Анджела Уоррен рассказала, как достала из холодильника бутылку пива. Мисс Уильямс взяла у нее бутылку, а Кэролайн взяла ее у мисс Уильямс, открыла и передала Эмиасу, как вы только что слышали. Ни Мередит, ни Филип Блейк не «прикасались и даже не подходили к бутылке. Спустя неделю Кэролайн Крейл была арестована по обвинению в убийстве.

Прожектор гаснет. Сцена вновь освещается — она выглядит так, как в начале действия. Кофе, лимонад, сервировочный столик, мольберт и т. п. убраны. На стене снова портрет Эльзы. Филип стоит справа от дивана. Мередит сидит на левом краю дивана, а Анджела — на левом валике. Эльза стоит перед дверью в центре. Мисс Уильямс сидит на правом краю скамеечки, а Карла — в кресле справа. Джастин стоит у французского окна с записной книжкой в руке. Все в пальто и шляпах. Эльза — в норковом манто. Она выглядит возбужденной, Мередит — удрученным и подавленным, Филип — агрессивным, а Анджела — задумчивой и заинтересованной. Мисс Уильямс сидит, плотно сжав губы.

Филип (с раздражением). Ну, мы сыграли этот спектакль, который для некоторых из нас наверняка был весьма болезненным. (Подходит к Джастину.) И что же мы узнали? Ничего, что не знали бы раньше. (Сердито смотрит на Джастина.)

Джастин улыбается. Филип выходит на террасу, останавливается у скамьи и зажигает сигарету.

Мисс Уильямс встает и отходит вправо.

Джастин (задумчиво). Я бы так не сказал.

Мередит. Это все оживило — как будто произошло вчера. Действительно, болезненная процедура.

Эльза (подходит к дивану и садится справа от Мередита). Да, это все оживило. Даже Эмиаса.

Анджела (обращаясь к Джастину). Что же вы узнали, чего не знали раньше?

Джастин. В свое время мы к этому перейдем.

Филип возвращается в комнату.

Филип. Могу я указать на один момент, который, похоже, никто не учитывает? (Подходит к Джастину.) То, что мы выслушали и рассказали, — всего лишь воспоминания, и, возможно, неточные.

Джастин. Согласен.

Филип. Следовательно, они не представляют ценности как доказательства. Мы слышали не факты, а только смутные воспоминания о них.

Джастин. Тем не менее, они обладают ценностью, хотя и не как доказательства.

Ф и л и п. В каком смысле?

Джастин. Скажем, они открыли, что именно люди предпочли вспомнить. Или, наоборот, о чем предпочли забыть.

Филип. Весьма умно, но слишком вычурно.

Анджела (обращаясь к Филипу). Вовсе нет. Я…

Филип (перебивает ее). И я укажу еще кое на что. (Подходит к скамеечке и становится между мисс Уильямс и Эльзой.) Дело не только в том, что люди помнят или не помнят, но и в том, что они иногда лгут намеренно.

Джастин. Разумеется.

Анджела. В этом-то и вся суть. (Встает.) Или я не права?

Джастин. Вы абсолютно правы, мисс Уоррен.

Анджела идет влево к креслу.

Филип. Но если кто-то лгал намеренно, то почему?

Анджела (садится в кресло). Вот именно.

Филип (обращаясь к Джастину; сердито). Вы имеете в виду, что собрали нас здесь, руководствуясь нелепой идеей, будто один из нас — убийца?

Анджела. Конечно. Неужели вы только сейчас это поняли?

Филип. В жизни не слышал более оскорбительную чушь.

Анджела. Если Эмиас не покончил с собой и если его не убила жена, значит, это сделал кто-то из нас.

Филип. Но из того, что мы слышали, явственно следует, что никто, кроме Кэролайн, не мог его убить.

Джастин. Не думаю, что мы можем быть в этом уверены.

Ф и л и п. О господи!

Джастин. Вы сами подняли вопрос о лжи.

Пауза. Филип садится на правый край скамеечки спиной к зрителям.

Когда показания одного лица подтверждаются показаниями другого… (отходит к центру) их можно считать проверенными. Но кое-что из слышанного нами не подтверждается никем. Например, мы можем полагаться только на слова мистера Мередита Блейка в отношении того, что произошло между ним и Кэролайн Крейл…

Мередит (возмущенно). Право же…

Джастин (быстро). О, я не оспариваю достоверность ваших показаний, а всего лишь указываю, что этот разговор мог быть совсем другим.

Мередит (вставая). Я передал его так точно, как только можно было передать по прошествии шестнадцати лет.

Джастин. Не сомневаюсь. (Идет к французскому окну и выходит на террасу.) Но не забывайте, что стояла прекрасная погода и окна были открыты. Это означает, что большинство разговоров — даже те, которые велись вроде бы тет-а-тет, — могли быть и, возможно, были услышаны с террасы или из комнаты. (Возвращается в комнату.) Но не все.

Мередит. Вы имете в виду меня?

Пауза. Джастин заглядывает в записную книжку.

Д ж а с т и н. Не обязательно. Я выбрал вас, потому что вы первым приступили к воспоминаниям.

Мисс Уильямс (отходит вправо от скамеечки). Я хочу сразу заявить, что мой отчет о происшедшем абсолютно верен. Хотя никто больше не видел того, что видела я — как Кэролайн Крейл стирала отпечатки пальцев с бутылки, — я торжественно клянусь, что все именно так и было. (Поворачивается к Карле.) Мне жаль, что пришлось рассказывать об этом при Карле, но надеюсь, ей хватит мужества посмотреть в лицо правде.

Анджела. Она хотела узнать правду.

Джастин. И правда ей поможет. (Подходит к мисс Уильямс.) Вы не сознаете, мисс Уильямс, что ваш рассказ свидетельствует не о вине, а о невиновности Кэролайн Крейл.

Удивленные возгласы остальных. Филип встает и отходит влево от скамеечки.

Мисс Уильямс. О чем вы?

Джастин. Вы утверждаете, что видели, как Кэролайн Крейл достала носовой платок, вытерла им бутылку, а потом прижала к ней пальцы мужа?

Мисс Уильямс. Да.

Джастин (спокойно; после паузы). К пивной бутылке?

Мисс Уильямс. Да, конечно.

Джастин. Но в бутылке, мисс Уильямс, не обнаружили никаких следов яда. Кониум был в стакане.

Всеобщие восклицания остальных.

Анджела. Вы имеете в виду…

Джастин.Я имею в виду, что, если Кэролайн вытерла бутылку, значит, она думала, что яд был в ней. Но если она была отравительницей, то должна была знать, где находится кониум. (Поворачивается к Карле.)

Мисс Уильямс идет к дивану. Мередит с ошеломленным видом отходит направо.

К а р л а (с тихим вздохом). Конечно.

Джастин (подходит к Карле). Мы приехали сюда ради дочери Эмиаса Крейла. Вы удовлетворены, Карла?

Пауза. Карла встает. Джастин садится в кресло справа

.

Карла. Да, я удовлетворена. Теперь я знаю… знаю очень многое.

Филип. Что именно?

К а р л а. Я знаю, что вы, Филип Блейк, были отчаянно влюблены в мою мать и так и не простили ей того, что она отвергла вас и вышла замуж за Эмиаса. (Обращаясь к Мередиту.) А вы думали, что все еще любите мою мать, но на самом деле любили Эльзу.

Мередит смотрит на Эльзу, которая торжествующе улыбается.

Но все это не имеет значения. Важно то, что теперь я знаю, почему моя мать так странно вела себя в суде.

Мисс Уильямс садится на левый край дивана.

Я знаю, что она пыталась скрыть. (Подходит к Джастину.) И знаю, почему она стерла отпечатки пальцев с бутылки. Джастин, вы понимаете, что я имею в виду?

Джастин. Не уверен.

Карла. Кэролайн могла стараться защитить только одного человека. (Поворачивается к Анджеле.) Вас.

Анджела (выпрямляется в кресле). Меня?

Карла (подходит к Анджеле). Да. Это очевидно. Вы зло подшучивали над Эмиасом, вы злились на него, считая его виновным в том, что вас отправляют в интернат.

Анджела. Он поступил абсолютно правильно.

Карла. Но тогда вы так не думали. Вы были сердиты. Это вы пошли к холодильнику и достали для Эмиаса бутылку пива, хотя относила ее моя мать. Не забывайте, что однажды вы уже проделали трюк с его пивом. (Подходит к скамеечке и опускается на нее на колени.) Когда Кэролайн обнаружила Эмиаса мертвым с пивной бутылкой и стаканом рядом, все это промелькнуло у нее в голове.

Анджела. Она подумала, что это я его убила?

Карла. Убили случайно. Кэролайн подумала, что вы сыграли очередную шутку, надеясь, что Эмиаса просто стошнит, но неверно рассчитали дозу. Но в любом случае, вы убили его, и она должна была избавить вас от последствий. Неужели вы не видите, как все сходится? То, как Кэролайн спешно отправила вас в Швейцарию, как она старалась, чтобы вы ничего не узнали об аресте и суде.

Анджела. Должно быть, она помешалась.

К а р л а. У нее был комплекс вины в отношении вас из-за того, что она сделала с вами в детстве. Таким образом, по ее мнению, она уплатила долг.

Эльза (встает и подходит к Анджеле). Так это были вы!

Анджела. Не говорите глупости. Конечно, не я. Вы хотите сказать, что верите в эту нелепую историю?

Карла. Кэролайн в нее верила.

Джастин. Да, она верила. Это многое объясняет.

Анджела (встает и подходит к Карле). А ты, Карла, веришь в это?

Карла (после паузы). Нет.

Анджела. Вот видите! (Отходит к дивану и садится на правый край.)

К а р л а. Но другого объяснения нет.

Эльза садится в кресло слева.

Джастин. Думаю, что есть. (Встает и отходит влево.) Скажите, мисс Уильямс, было бы естественно, если бы Эмиас Крейл помогал Анджеле упаковывать ее вещи?

Мисс Уильямс. Конечно нет. Ему бы и в голову не пришло этим заниматься.

Джастин. И тем не менее, вы, мистер Филип Блейк, слышали, как Эмиас Крейл сказал: «Я прослежу, как она упаковывает вещи». Думаю, вы были не правы.

Филип. Вам хватает наглости, Фогг, намекать, что я лгу?

Свет постепенно гаснет.

Джастин. Я ни на что не намекаю. Но позвольте напомнить, что воссозданная нами картина состоит из воспоминаний о разговорах.

Прожектор освещает стоящего слева Джастина.

Память — единственная нить, связывающая воедино фрагменты этой картины. Но эта нить хрупка и ненадежна. Мне кажется, один из разговоров, о которых мы слышали, звучал совсем по-иному. Предположим, он протекал следующим образом.

Прожектор гаснет. Сцена освещается, вновь демонстрируя дом и террасу, какими они были шестнадцать лет назад. Кэролайн сидит в кресле справа, а Эмиас собирается открыть дверь в центре, чтобы выйти, но вместо этого поворачивается к Кэролайн.

Э м и а с. Я уже говорил тебе, Кэролайн, что не желаю это обсуждать.

Кэролайн. Ты не хотел сцен, пока не закончишь картину, не так ли?

Эмиас подходит к Кэролайн.

О, я тебя прекрасно понимаю.

Эмиас хочет поцеловать Кэролайн, но она быстро встает и отходит влево.

То, что ты делаешь, просто чудовищно. Ты собираешься обойтись с этой девушкой так, как со всеми прочими. Ты был в нее влюблен, но теперь увлечение прошло, и ты хочешь просто держать ее на привязи, пока не закончишь портрет.

Эмиас (улыбаясь). Верно. Этот портрет для меня очень важен.

Кэролайн. А Эльза уже нет?

Эмиас. Она переживет.

Кэролайн (настойчиво). Ты должен все рассказать ей сегодня же! Так больше не может продолжаться — это слишком жестоко.

Эмиас. Ладно, пошлю ее упаковывать вещи. Но картина…

Кэролайн. К черту картину! Вечно ты со своими женщинами! Ты не достоин того, чтобы жить!

Эмиас. Кэролайн! (Пытается обнять ее.)

Кэролайн. Не прикасайся ко мне! (Отходит направо.) Это слишком жестоко!

Эмиас. Кэролайн!

Кэролайн выходит направо. Свет постепенно гаснет.

Прожектор освещает стоящего слева Джастина.

Джастин. Да, вот так проходил этот разговор. Кэролайн просила, но не за себя. Филип Блейк ошибается, считая, будто слышал, как Эмиас сказал: «Я прослежу, как она упаковывает вещи». В действительности он слышал голос умирающего, который пытался сказать: «Я пошлю ее упаковывать вещи».

Прожектор гаснет, и сцена освещается вновь. Все находятся в том же положении, какое занимали до позапрошлого затемнения.

Несомненно, Эмиас использовал эту фразу и по отношению к другим своим любовницам, но на сей раз он говорил о вас. (Поворачивается к Эльзе.) Не так ли, леди Мелкшем? Шок от подслушанного разговора был ужасающим. И вы сразу же начали действовать. Вы видели, как Кэролайн за день до того взяла пузырек с кониумом, и нашли его, поднявшись наверх за пуловером. Стараясь не оставить на пузырьке отпечатков, вы наполнили его содержимым глазную пипетку, спустились, а когда Эмиас попросил пива, налили его в стакан, добавили туда кониум, подали стакан ему и продолжили позировать. Вы наблюдали, как он пьет, как чувствует первые судороги, как немеют его руки и ноги и начинает заплетаться язык, как он умирает. (Показывает на картину.) Это портрет женщины, наблюдающей, как умирает ее возлюбленный.

Эльза быстро встает и смотрит на портрет.

Художник, создававший его, не знал, что с ним происходит. Но это видно в ваших глазах.

Эльза (твердо). Он заслуживал смерти. (Смотрит на Джастина.) Вы умный человек, мистер Фогг. (Подходит к двери в центре и открывает ее.) Но вы ничего не сможете сделать. (Выходит. )

Ошеломленное молчание, после которого все начинают говорить одновременно. Карла выходит на террасу и останавливается у скамьи.

Филип. Мы должны что-то предпринять.

Мередит. Я просто не могу в это поверить.

Анджела (вставая). Все бросается в глаза. Как же мы были слепы!

Филип. Что, черт возьми, мы можем сделать, Фогг?

Джастин. Юридически, боюсь, уже ничего.

Филип. Что значит «ничего»? (Идет к двери в центре.) Ведь она практически призналась… Не уверен, что вы правы. (Выходит.)

Анджела (направляется к двери в центре). Это кажется нелепым, но он прав. (Выходит.)

Мисс Уильямс (идет к двери в центре). Просто невероятно! Я не в состоянии поверить… (Выходит. )

Филип появляется в дверях.

Филип (обращаясь к Джастину). Я все-таки не убежден, что вы правы. Утром поручу моему парню этим заняться. (Выходит.)

Мередит (идет к двери в центре). Эльза… Она казалась наименее подозрительной… Кэролайн мертва, Эмиас мертв, свидетелей нет… (Выходит, качая головой.)

Голоса смолкают. Карла садится на край скамьи. Джастин подходит к французскому окну, смотрит на Карлу, затем выходит на террасу.

Джастин. Что вы намерены делать, Карла?

Карла (тихо). Ничего. Ее ведь уже приговорили, не так ли?

Джастин (озадаченно). Приговорили?

К а р л а. К пожизненному заключению — внутри самой себя. (Смотрит на него.) Благодарю вас.

Джастин (подходит к скамье; смущенно). Теперь вы можете вернуться в Канаду и выйти замуж. Юридических доказательств нет, но мы в состоянии успокоить вашего Джеффа. (Отходит к центру и заглядывает в свои записи.)

Карла. Нам незачем его успокаивать. Я не собираюсь за него замуж и уже сказала ему об этом.

Джастин (подняв взгляд). Но… почему?

Карла (задумчиво). Думаю, я… ну, переросла его. И я не намерена возвращаться в Канаду. В конце концов, моя родина здесь.

Джастин. В Англии вам может быть одиноко.

К а р л а (с озорной улыбкой). Нет, если я выйду замуж за англичанина. (Серьезно.) Если бы я могла убедить вас влюбиться в меня…

Джастин (поворачиваясь к ней). Убедить? А какого черта, по-вашему, я всем этим занимался?

Карла (вставая). Вы смешивали меня с моей матерью. Но ведь я и дочь Эмиаса, поэтому во мне немало от дьявола. Я хочу, чтобы вы в меня влюбились.

Джастин. На этот счет можете не беспокоиться. (Улыбается, подходит к Карле и обнимает ее.)

Карла (смеясь). Я и не беспокоюсь.

Целуются. Мередит входит через дверь в центре.

Мередит. Могу я предложить вам выпить у меня дома, прежде чем… (Видит, что комната пуста, подходит к французскому окну и выглядывает на террасу.) О! (Улыбается.) Ну и ну! (Выходит через дверь в центре.)

 

Свет постепенно гаснет, и занавес опускается.

Занавес

 

 

Примечания.

 

 1. «Хабеас корпус» — английский закон 1679 г. о неприкосновенности личности.

2. Галерея Тейта — лондонская галерея на набережной Миллбэнк, основанная в 1797 г. коммерсантом и филантропом сэром Генри Тейтом (1819—1899)

3. Кониум — алкалоид, содержащий яд болиголова

4. Челси – район на юго-западе Лондона, где проживают художники и писатели

5. Соммервилл — женский колледж в Оксфорде.

6. Никогда не стоит отчаиваться (лат.).

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.