Агата Кристи. Мышеловка.

Пьеса в двух действиях, трёх картинах

 

Перевод В. Ашкенази

 

Действующие лица

(в порядке появления на сцене):

Молли Рэлстон

Джайлс Рэлстон

Кристофер Рен

Миссис Бойл

Майор Меткаф

Мисс Кейсуэлл

Мистер Паравичини

Сержант полиции Троттер

 

 

Действие первое

 

Картина первая

Большой зал в Монксуэлл-Мэнор. Около пяти часов дня. Дом нельзя назвать слишком современным; по-видимому, в нем жили несколько поколений одной постепенно бедневшей семьи. В центре высокое окно, справа большой проем в форме арки ведет в переднюю, к входной двери и кухне; слева такая же арка, за ней лестница, ведущая наверх к спальням. На площадке лестницы — дверь в библиотеку, внизу, рядом с аркой, ближе к авансцене, — дверь в гостиную; напротив справа — дверь в столовую, открывающаяся в сторону сцены. Рядом с ней камин; у окна — диван и батарея водяного отопления. Зал обставлен как комната для отдыха. Большой обеденный стол, сундук в передней и скамеечка на лестнице в спальни сделаны из хорошего старого дуба. Занавески и мягкая мебель — диван, три кресла, одно из которых стоит в середине комнаты, второе, большое кожаное, — между камином и выходом в переднюю и третье, маленькое, в викторианском стиле, — у самого камина с другой стороны, — потертые и старомодные. Невысокий секретер с открытыми полками; на нем телефон и радиоприемник, рядом стоит стул. Другой стул — у окна; возле камина этажерка с газетами и журналами; за диваном — маленький полукруглый карточный столик с настольной лампой. Над камином висят парные бра; такие же бра у двери в библиотеку и в передней. Слева от правой арки и у левой арки, ближе к авансцене, двойные выключатели; одинарный у правой двери, дальше от авансцены.

Перед открытием занавеса свет в зале постепенно уменьшается до полной темноты.

Слышна мелодия детской песенки «Три слепые мышки».

Когда занавес открывается, на сцене темно. Музыка умолкает, сменяясь пронзительным насвистыванием той же мелодии. Раздается отчаянный женский крик, потом мужские и женские голоса: «Боже, что это? Туда! Туда! О Боже!»

Полицейский свисток, еще несколько свистков, и все стихает.

Голос по радио. …Согласно сообщению Скотланд-Ярда, преступление было совершено в доме номер двадцать четыре по Калвер-стрит, Пэддингтон.

Свет зажигается, освещая зал в Монксуэлл-Мэнор. Пять часов дня. За окном почти темно: идет густой снег. В камине горит огонь. На ступеньках лестницы, ведущей к спальням, стоит боком свеженаписанная вывеска; на ней крупными буквами выведено: «ПАНСИОН МОНКУЭЛЛ-МЭНОР».

Личность убитой установлена — это некая миссис Морин Лайон. В связи с убийством полиция разыскивает для опроса замеченного поблизости от места преступления человека в темном пальто, светлом шарфе и фетровой шляпе.

Через правую арку входит Молли Рэлстон. Это высокая красивая женщина лет тридцати с приятным открытым лицом. Она бросает сумку и перчатки на кресло, подходит к секретеру и кладет в него небольшой сверток.

Вниманию автомобилистов: началась гололедица! Ожидаются продолжение сильного снегопада и заморозки по всей стране, в особенности на северном и северо-восточном побережье Шотландии.

Молли (выключает радио; зовет). Миссис Барлоу! Миссис Барлоу! (Не получив ответа, берет с кресла свою сумку и одну перчатку и выходит в переднюю, чтобы снять пальто. Возвращается.) Брр! Какой холод! (Зажигает бра над камином. Переходит к окну, пробует батарею и задергивает занавески. Включает настольную лампу. Оглядываясь по сторонам, замечает вывеску. Берет ее и прислоняет к стене возле окна. Отступает, кивает головой.) Отличная вывеска! (Замечает, что в слове «Монксуэлл» пропущена буква «с».) Джайлс — растяпа. (Смотрит на свои часы, потом на каминные.) Ого! (Поспешно уходит наверх.)

Из правой двери входит Джайлс. Это довольно самонадеянный, но не лишенный обаяния молодой человек одних лет с Молли. В руках у него большая картонная коробка. Он топает ногами, стряхивает снег с ботинок, открывает дубовый сундук и кладет в него коробку. Снимает пальто, шляпу и шарф и бросает их на кресло. Подходит к камину и греет руки.

Джайлс (зовет). Молли! Молли! Где ты?

Слева входит Молли.

Молли (весело). Вот это мне нравится! Я тут одна за двоих работаю. (Подходит к Джайлсу.)

Джайлс. А-а, вот ты где! Да я бы сам все сделал. Подложить дров?

Молли. Я уже подложила.

Джайлс (целует ее). Ну, здравствуй, милая. А почему у тебя нос холодный?

Молли. Я только что вошла.

Джайлс. Где ж ты была? В такую погоду нельзя выходить из дому.

Молли. Пришлось вернуться в деревню — забыла там одну вещь. А ты купил сетку для курятника?

Джайлс. Не было подходящей. Поехал в другое место — там тоже ничего нет. В общем, зря пропал день. Промерз до костей. Машину все время заносило. Такой густой снег… Бьюсь об заклад, что он и завтра не прекратится.

Молли. Надеюсь, прекратится. (Идет к батарее и пробует ее.) Ой, только бы трубы не лопнули!

Джайлс. Придется топить как следует. (Дотрагивается до батареи.) Хм, не очень-то. Вот прислали бы угля в кредит, а то уже мало осталось.

Молли. Как мне хочется, чтобы вначале все шло гладко. Самое важное — хорошо начать.

Джайлс. А все готово? Наверное, никто еще не приехал?

Молли. Нет, слава Богу. По-моему, все в порядке. Только миссис Барлоу сбежала еще утром. Думаю, погоды испугалась.

Джайлс. Мучение с этими поденщиками. В конце концов, все ложится на твои плечи.

Молли. И на твои! Мы же партнеры.

Джайлс. До тех пор, пока ты не заставляешь меня готовить.

Молли. Нет-нет, это моя сфера. И потом, у меня полно консервов на случай, если занесет снегом. Ну скажи, Джайлс, как по-твоему — получится у нас?

Джайлс. Ага, испугалась! Небось теперь жалеешь, что мы не продали дом, когда ты получила его от тетки, а вбили себе в голову эту бредовую идею с пансионом!

Молли. Ничего я не жалею. Мне он нравится. Кстати о пансионе. Ты только посмотри сюда. (Осуждающе указывает на вывеску.)

Джайлс (самодовольно). Неплохо, верно?

Молли. Вот горе-то! Ты что, не видишь? Ты пропустил «с»: «Монкуэлл» вместо «Монксуэлл».

Джайлс. Вот черт возьми. Как это я умудрился? А, все равно. Монкуэлл тоже хорошее название.

Молли. Ты разжалован. Ступай и подложи угля.

Джайлс. Через весь двор? По морозу? Брр! Может, уж сразу засыпать на всю ночь?

Молли. Нет, раньше десяти-одиннадцати вечера этого делать нельзя.

Джайлс. Какой кошмар!

Молли. Скорее. В любую минуту кто-нибудь может приехать.

Джайлс. У тебя все комнаты распределены?

Молли. Да. (Берет со стола листок бумаги.) Миссис Бойл — передняя комната, где кровать с пологом. Майор Меткаф — голубая комната. Мисс Кейсуэлл — восточная комната. Мистер Рен — дубовая комната.

Джайлс. Интересно, что это за публика. Не попросить ли нам деньги вперед?

Молли. Да нет, не надо.

Джайлс. Мы ведь новички в этих делах.

Молли. Они приедут с вещами. Если кто-нибудь не заплатит, мы не отдадим его вещи. Очень просто.

Джайлс. Я все думаю, что нам надо было выписать руководство по управлению пансионами. Нас непременно надуют. Может, весь их багаж — кирпичи, завернутые в газету; что мы тогда будем делать?

Молли. Но это солидные люди — у них очень хорошие адреса.

Джайлс. Как у слуг — липовые рекомендации. А вдруг кто-нибудь из них — преступник, скрывающийся от полиции? (Поднимает с пола вывеску.)

Молли. Мне все равно, кто они такие, если они будут платить нам по семь гиней каждую неделю.

Джайлс. Молли, ты удивительно деловая женщина! (Выходит в правую арку, унося с собой вывеску.)

Голос по радио. Согласно сообщению Скотланд-Ярда, преступление было совершено в доме номер двадцать четыре по Калвер-стрит, Пэддингтон. Личность убитой установлена — это некая миссис Лайон. В связи с убийством полиция…

Молли подходит к креслу.

…разыскивает для опроса замеченного поблизости от места преступления человека в темном пальто…

Молли берет с кресла пальто Джайлса.

…светлом шарфе…

Молли берет его шарф.

…и фетровой шляпе.

Молли берет шляпу и выходит в правую арку.

Вниманию автомобилистов, началась гололедица!

Звонок в дверь.

Ожидается продолжение сильного снегопада и заморозки…

Молли возвращается, выключает радио и поспешно уходит в переднюю.

Голос Молли. Здравствуйте!

Голос Кристофера. Здравствуйте.

Входит Кристофер Рен с чемоданом, который он ставит возле обеденного стола. Это диковатого вида, нервный молодой человек. Длинные растрепанные волосы, яркий плетеный галстук. Держится доверчиво, почти по-детски. Входит Молли.

Кристофер. Погода просто ужасная. Таксист остановился у самых ворот, а к дому подъехать даже не попытался. Хотя бы из спортивного интереса. Вы миссис Рэлстон? Ах, как я рад! Моя фамилия Рен.

Молли. Очень приятно, мистер Рен.

Кристофер. Вы знаете, я представлял вас совсем иначе. Я думал, вы вдова отставного генерала индийских колониальных войск, ужасно мрачная и властная, а весь дом просто забит бенаресской бронзой[1]. Но он восхитителен, совершенно восхитителен. Прекрасные пропорции. (Указывая на стол.) Это подделка. (Указывая на столик возле дивана.) А зато вот этот — настоящий. Я уже влюблен в ваш дом. У вас есть восковые цветы или райские птицы?

Молли. К сожалению, нет.

Кристофер. Жалко! А буфет! Хороший резной буфет красного дерева, с огромными, увесистыми фруктами на дверцах?

Молли. Буфет есть — в столовой. (Смотрит на правую дверь.)

Кристофер (проследив за ее взглядом). Там? (Идет к двери и открывает ее.) Я должен посмотреть. (Уходит в столовую.)

Молли идет за ним. Справа через арку входит Джайлс. Оглядывается и осматривает чемодан. Услышав голоса в столовой, Джайлс выходит также через правую арку.

Голос Молли. Идите сюда, вам нужно согреться.

Молли выходит из столовой, за ней Кристофер.

Кристофер. Это просто совершенство. Настоящая добротная респектабельность. Но почему вы убрали стол красного дерева? Маленькие столики портят все впечатление.

Входит Джайлс.

Молли. Мы думали, они больше понравятся гостям. Это мой муж.

Кристофер (подходит к Джайлсу и пожимает ему руку). Здравствуйте. Ужасная сегодня погода. Напоминает Диккенса… Скруджа и этого невыносимого Малютку Тима. Конечно, миссис Рэлстон, в отношении маленьких столиков вы правы. Меня сбила с толку любовь к стилю того времени. Если у вас есть обеденный стол красного дерева, то вокруг него должны сидеть только домашние. (Поворачивается к Джайлсу.) Суровый красивый отец с бородой, плодовитая и поблекшая мать, одиннадцать детей разного возраста, мрачная гувернантка и еще какое-то существо по имени Бедняжка Гарриет, бедная родственница, преданная как собака и бесконечно благодарная за то, что ей позволено жить в хорошем доме!

Джайлс (которому Кристофер не нравится). Я отнесу ваш чемодан наверх. (Поднимает чемодан. Молли.) Дубовая комната, ты говорила?

Молли. Да.

Кристофер. Надеюсь, там есть ситцевый полог в цветочках?

Джайлс. Нет. (Уходит вверх по лестнице, унося с собой чемодан.)

Кристофер. Кажется, я вашему мужу не слишком-то понравился. Вы давно поженились? Вы очень любите друг друга?

Молли (холодно). Мы женаты уже год. (Направляется к лестнице.) Может быть, вы хотите посмотреть свою комнату?

Кристофер. Вот меня и поставили на место. Но я так люблю всех расспрашивать. По-моему, люди просто чудовищно интересны. А по-вашему?

Молли. По-моему, одни интересны, а другие нет.

Кристофер. Я не согласен. Они все интересны, потому что вы никогда до конца не знаете, что за человек перед вами и что он думает. Например, вы не знаете, что я сейчас думаю. (Загадочно улыбается.)

Молли. Не имею представления. (Берет из коробки сигарету.) Хотите сигарету?

Кристофер. Нет, спасибо. Одни художники по-настоящему знают, что представляют собой другие люди, только они сами не подозревают, что знают это. Но у портретистов все становится видно на холсте.

Молли. Вы живописец?

Кристофер. Нет, я архитектор. Родители нарекли меня Кристофером в надежде, что я стану архитектором[2]. Кристофер Рен! (Смеется.) Как будто только в имени дело. Все, конечно, острят насчет собора Святого Павла. Хотя кто знает, может быть, я буду смеяться последним.

Джайлс появляется из левой арки и идет к правой.

Сборные дома Криса Рена всё же могут оставить след в истории! (Джайлсу). Мне здесь нравится. Ваша жена необыкновенно симпатична.

Джайлс (холодно). Вот как?

Кристофер. И очень красива.

Молли. Ну, не говорите глупостей.

Кристофер. Типичная англичанка: комплименты всегда смущают ее. Европейские женщины воспринимают комплименты как нечто само собой разумеющееся, но в англичанках все их женское достоинство подавляется мужьями. (Смотрит на Джайлса.) В английских мужьях есть что-то ужасно грубое.

Молли (поспешно). Хотите посмотреть вашу комнату?

Кристофер. А это нужно?

Молли (Джайлсу). Подбрось угля в котельной.

Молли и Кристофер поднимаются по лестнице. Джайлс сердито смотрит им вслед. Звонок в дверь. Пауза, затем еще несколько нетерпеливых звонков. Джайлс торопливо уходит в переднюю. Оттуда доносится короткое завывание ветра.

Голос миссис Бойл. Это Монксуэлл-Мэнор, я полагаю?

Голос Джайлса. Да…

Справа входит миссис Бойл; в руках у нее чемодан, несколько журналов и перчатки. Это крупная, внушительного вида женщина в чрезвычайно дурном расположении духа. Следом за ней идет Джайлс.

Миссис Бойл. Я миссис Бойл. (Ставит чемодан на пол.)

Джайлс. Джайлс Рэлстон. Идите к огню, миссис Бойл, вам надо согреться.

Миссис Бойл идет к огню.

Джайлс. Ужасная погода сегодня. Это что, весь ваш багаж?

Миссис Бойл. Майор — Меткаф, кажется, — несет остальное.

Джайлс. Я открою ему. (Выходит.)

Миссис Бойл. Шофер не рискнул подъехать к дому.

Джайлс возвращается и подходит к миссис Бойл.

Он остановился у ворот. Нам пришлось ехать от станции в одном такси, да и это одно было весьма трудно найти. (Обвиняюще.) Нас никто даже не подумал встретить.

Джайлс. Извините. Мы не знали, каким поездом вы приедете, иначе, конечно, мы бы кого-нибудь…

Миссис Бойл. Надо было встречать каждый поезд.

Джайлс. Позвольте ваше пальто.

Миссис Бойл отдает Джайлсу перчатки и журналы, подходит к камину и греет руки.

Моя жена сейчас придет. А я схожу и помогу Меткафу с чемоданами. (Выходит.)

Миссис Бойл (вслед ему). Могли бы по крайней мере расчистить подъездную аллею. Все наспех, все кое-как. (Неодобрительно осматривается.)

Молли сбегает по лестнице, слегка запыхавшись.

Молли. Простите, я…

Миссис Бойл. Миссис Рэлстон?

Молли. Да. Я… (Идет к миссис Бойл, протягивает руку, но тут же убирает ее, не зная, как должна вести себя хозяйка пансиона.)

Миссис Бойл (с неудовольствием оглядывая Молли). Вы очень молоды.

Молли. Молода?

Миссис Бойл. Чтобы управлять таким заведением. Вряд ли у вас есть опыт.

Молли (отступая). Всё когда-то приходится начинать.

Миссис Бойл. Да. Совершенно неопытна. (Смотрит по сторонам.) Старый дом. Надеюсь, он не гниет? (Подозрительно принюхивается.)

Молли (с негодованием). Конечно, нет!

Миссис Бойл. Многие сначала и не подозревают, что их дом гниет, а потом уже ничего нельзя сделать.

Молли. Дом в прекрасном состоянии.

Миссис Бойл. Хм… не мешало бы подкрасить. А в вашем дубе наверняка завелся жучок.

Голос Джайлса. Проходите сюда, майор.

Справа входят Джайлс и майор Меткаф. Майор — широкоплечий человек средних лет с военной выправкой и манерами. Он ставит чемодан на пол и идет к креслу. Молли направляется ему навстречу.

Джайлс. Это моя жена.

Майор Меткаф (пожимая руку Молли). Здрасьте! На улице настоящий буран. Я думал, мы никогда не доберемся. (Замечает миссис Бойл.) О, прошу прощения. (Снимает шляпу.)

Миссис Бойл выходит из комнаты.

Если так пойдет дальше, к утру под окнами будет пять-шесть футов снега. Ничего подобного не видел с тех пор, как был в отпуске в сороковом году.

Джайлс. Я отнесу вещи наверх. (Берет чемоданы. Молли.) Какие комнаты, ты сказала? Голубая и розовая?

Молли. Нет, в розовую я поместила мистера Рена. Ему очень понравилась кровать с пологом. Так что миссис Бойл будет в дубовой комнате, а майор Меткаф — в голубой.

Джайлс (повелительно). Майор! (Идет к лестнице.)

Майор Меткаф (в глубине души солдат). Слушаюсь, сэр! (Следует за Джайлсом наверх.)

Возвращается миссис Бойл.

Миссис Бойл. У вас здесь много трудностей с прислугой?

Молли. Есть одна хорошая приходящая женщина, из местных, она живет в деревне.

Миссис Бойл. А домашняя прислуга?

Молли. Дома никого нет. Только мы.

Миссис Бойл. Та-ак. А я думала, что это пансион на полном ходу.

Молли. Мы только начинаем.

Миссис Бойл. Должна вам сказать, что надлежащий штат прислуги необходимо было иметь до открытия подобного рода заведения. Следовательно, ваша реклама была чистейшим обманом. Позвольте узнать, я тут единственная гостья — то есть мы с майором Меткафом?

Молли. Нет, есть еще несколько.

Миссис Бойл. К тому же такая погода. Настоящий буран. Очень неудачно все складывается.

Молли. Но мы не могли предвидеть погоду!

Кристофер тихо спускается по лестнице и становится за спиной у Молли.

Кристофер (поет).

В ту пору, когда Придут холода, Что делать малиновке в роще, бедняжке?[3]

Обожаю детские стихи, а вы? Они всегда такие трагические и мрачные. Потому-то детям они и нравятся.

Молли. Разрешите вас познакомить: мистер Рен — миссис Бойл.

Кристофер кланяется.

Миссис Бойл (холодно). Очень приятно. Кристофер. Это очень красивый дом, вы не находите? Миссис Бойл. Я уже в таком возрасте, когда удобства важнее внешнего вида.

Джайлс спускается по лестнице и останавливается возле арки.

Если бы я не думала, что это заведение уже действует, я бы никогда сюда не приехала. Я полагала, что здесь все полностью оборудовано, со всеми домашними удобствами.

Джайлс. Вы не обязаны оставаться, если вам здесь не нравится, миссис Бойл.

Миссис Бойл. Я и не собираюсь этого делать.

Джайлс. Если произошло какое-то недоразумение, то, может быть, вам лучше поехать в другое место. Я могу позвонить, чтобы такси вернулось. Дороги еще не закрыты. А у нас столько желающих, что ваше место сразу же будет занято. В любом случае в следующем месяце мы повысим цены на комнаты.

Миссис Бойл. Я никуда не уеду, пока не выясню, что это заведение собой представляет. Не думайте, что вам сейчас удастся меня выставить. Не проводите ли вы меня в мою комнату, миссис Рэлстон? (Величественно направляется к лестнице.)

Молли. Конечно, миссис Бойл. (Следует за миссис Бойл. Проходя мимо Джайлса, нежно.) Милый, ты был неподражаем…

Миссис Бойл и Молли поднимаются по лестнице.

Кристофер (встает; ребячливо). Это совершенно ужасная женщина. Я ее просто не выношу. Дорого бы я дал, чтобы посмотреть, как вы выставите ее на улицу, в снег. Она этого вполне заслуживает.

Джайлс. Боюсь, что от этого удовольствия мне придется отказаться.

Звонок в дверь.

Боже, еще кто-то приехал. (Уходит.)

Голос Джайлса. Входите, входите.

Входит мисс Кейсуэлл с чемоданом в руке. Это молодая женщина несколько мужеподобного вида. На ней длинное темное пальто и светлый шарф; головного убора нет.

Мисс Кейсуэлл (низким мужским голосом). Моя машина застряла в полумиле отсюда — въехала в сугроб.

Джайлс. Разрешите, я возьму… (Берет у нее чемодан.) В машине еще какой-нибудь багаж?

Мисс Кейсуэлл. Нет, я путешествую налегке. Хорошо, что у вас топится камин. (По-мужски садится перед камином.)

Джайлс. Э-э… мистер Рен — мисс…

Мисс Кейсуэлл. Кейсуэлл. (Кивает Кристоферу.)

Джайлс. Моя жена через минуту спустится.

Мисс Кейсуэлл. Спешить некуда. (Снимает пальто.) Я хочу оттаять. Похоже, что вас тут заметет снегом. (Достает из кармана пальто вечернюю газету.) Обещают сильный снегопад. «Вниманию автомобилистов» и так далее. Надеюсь, вы запаслись продуктами?

Джайлс. О да. Моя жена — превосходная хозяйка. В крайнем случае мы всегда сможем съесть наших кур.

Мисс Кейсуэлл. Прежде чем начать есть друг друга, да? (Отрывисто смеется, кидает свое пальто Джайлсу, который ловит его, и садится в кресло.)

Кристофер. Какие новости в газете? Помимо погоды.

Мисс Кейсуэлл. Обычный политический кризис. Да, и превосходное убийство!

Кристофер. Убийство? Мне нравятся убийства!

Мисс Кейсуэлл (протягивает ему газету). Они считают, что это убийца-маньяк. Задушил женщину где-то возле Пэддингтона. Наверное, сексуальный маньяк. (Смотрит на Джайлса.)

Кристофер. Тут не очень-то много сказано. (Читает.) «Полиция разыскивает для опроса замеченного поблизости от Калвер-стрит человека среднего роста в темном пальто, светлом шарфе и фетровой шляпе. Это сообщение полиции передавалось по радио в течение всего дня».

Мисс Кейсуэлл. Чрезвычайно полезное описание. Подходит чуть ли не к любому человеку.

Кристофер. «Полиция разыскивает такого-то для опроса». Это просто вежливый намек на то, что он и есть убийца?

Мисс Кейсуэлл. Может быть.

Джайлс. А кто убитая?

Кристофер. Миссис Лайон. Миссис Морин Лайон.

Джайлс. Молодая, старая?

Кристофер. Не сказано. На грабеж вроде бы не похоже…

Мисс Кейсуэлл. Говорю вам — сексуальный маньяк.

Молли спускается по лестнице и подходит к мисс Кейсуэлл.

Джайлс. Это мисс Кейсуэлл, Молли. Моя жена.

Мисс Кейсуэлл (вставая). Здрасьте. (Энергично пожимает руку Молли.)

Джайлс берет ее чемодан.

Молли. Ужасный вечер. Вы посмотрите свою комнату? Если хотите принять ванну, горячая вода есть.

Мисс Кейсуэлл. Пожалуй, имеет смысл.

Молли и мисс Кейсуэлл идут к лестнице. Джайлс несет за ними чемодан. Оставшись один, Кристофер встает и обследует помещение. Открывает дверь в гостиную, заглядывает и выходит. Через минуту он появляется на лестнице. Идет к правой арке и высовывается в переднюю. Напевает детскую песенку «Маленький Джек Хорнер» и хихикает, производя впечатление человека не вполне нормального. Идет к обеденному столу. Джайлс и Молли, разговаривая, сходят по лестнице. Кристофер прячется за занавеску.

Молли. Мне надо скорее в кухню. Майор Меткаф очень милый. С ним будет легко. А вот миссис Бойл меня просто пугает. У нас будет прекрасный обед. Я думаю открыть две банки рубленого мяса с кашей и банку горошка и сделать картофельное пюре. И крем с тушеным инжиром. Как ты думаешь, это ничего?

Джайлс. Да-а… Только, может быть, не слишком оригинально…

Кристофер (появляясь из-за занавески и становясь между ними). Разрешите мне помочь. Я обожаю стряпать. Почему бы, например, не приготовить омлет? Ведь у вас есть яйца?

Молли. Да, яиц сколько угодно. У нас полно кур. Они несутся не очень хорошо, но все-таки яиц больше чем достаточно.

Джайлс отходит в сторону.

Кристофер. И если в доме найдется бутылка какого угодно, самого дешевого вина, вы можете присоединить ее к «рубленому мясу с кашей», — так вы сказали? — и придать ему континентальный аромат. Покажите мне, где у вас кухня и какие есть припасы, и я надеюсь, что меня посетит вдохновение.

Молли. Идемте.

Молли и Кристофер уходят в кухню. Джайлс хмурится, ворчит что-то нелестное для Кристофера. Берет с кресла газету и стоя углубляется в чтение. Возвращается Молли. Джайлс вздрагивает.

Разве он не прелесть? Надел передник и стряпает. Сказал, чтобы положились на него и не беспокоили его в течение получаса. Если гости хотят сами готовить, это избавит нас от многих забот.

Джайлс. А почему, скажи на милость, ты отдала ему самую лучшую комнату?

Молли. Я тебе говорила, ему понравилась кровать с пологом.

Джайлс. Кровать с пологом ему подавай. Нахал!

Молли. Джайлс!

Джайлс. Терпеть не могу таких. (Многозначительно.) Ты ведь не держала в руках его чемодан, а я держал.

Молли. У него там кирпичи?

Джайлс. Он вообще ничего не весит. По-моему, он совершенно пустой. Наверное, это один из тех молодых людей, которые ездят взад-вперед и надувают владельцев гостиниц.

Молли. Я не верю. Мне он нравится. (Пауза.) А вот мисс Кейсуэлл, по-моему, какая-то странная.

Джайлс. Ужасная женщина — если она женщина.

Молли. Почему это все наши гости или неприятные, или со странностями? Зато майор Меткаф — ни то ни другое.

Джайлс. Пьет наверное!

Молли. Ты думаешь?

Джайлс. Да нет. Просто настроение неважное. Ну по крайней мере теперь мы знаем самое худшее. Все уже приехали.

Звонок в дверь.

Молли. Кто это может быть?

Джайлс. Убийца с Калвер-стрит.

Молли. Перестань.

Джайлс идет к входной двери.

Голос Джайлса. Ах!

Пошатываясь, входит мистер Паравичини с небольшим чемоданом в руке. Это пожилой темноволосый иностранец с пышными усами. Похож на Эркюля Пуаро (только чуть выше ростом), что может сбить публику с толку. Он прислоняется к левой стороне арки и ставит чемодан на пол. Возвращается Джайлс.

Паравичини. Тысяча извинений. Я… где я?

Джайлс. Это пансион Монксуэлл-Мэнор.

Паравичини. Как мне изумительно повезло! Мадам! (Подходит к Молли и целует ей руку.) Какой ответ на мою молитву! Пансион… и очаровательная хозяйка. Мой «роллс-ройс», увы, застрял в сугробе. Все занесло снегом. Где я нахожусь — неизвестно. Так можно замерзнуть до смерти, думаю я. И вот я беру маленький чемоданчик, шатаясь, бреду по снегу и вижу перед собой железные ворота. Жилье! Я спасен. Дважды на вашей аллее я падал в снег, но наконец добрался, и немедленно (оглядываясь по сторонам) отчаяние сменилось радостью. (Другим тоном.) Вы можете дать мне комнату?

Джайлс. Да…

Молли. Только она довольно маленькая.

Паравичини. Естественно, естественно… у вас другие гости.

Молли. Мы только сегодня открыли наш пансион, и поэтому-еще не привыкли к своей роли.

Паравичини (строит глазки Молли). Очаровательна… очаровательна…

Джайлс. А что с вашим багажом?

Паравичини. С ним ничего не случится. Я хорошо запер машину.

Джайлс. Может быть, принести его сюда?

Паравичини. Нет, нет. Уверяю вас, в такой вечер, как сегодня, воры сидят дома. А мои потребности очень невелики. Все, что мне может понадобиться, есть в этом чемоданчике.

Молли. Вам нужно хорошенько согреться.

Паравичини идет к камину.

Я приготовлю вам комнату. К сожалению, там довольно холодно, потому что она выходит на север, но все остальные уже заняты.

Паравичини. Так у вас несколько гостей?

Молли. Да: миссис Бойл и майор Меткаф, мисс Кейсуэлл и молодой человек по имени Кристофер Рен, а теперь и вы.

Паравичини. Да… незваный гость. Гость, которого вы не приглашали. Гость, который только что явился… неизвестно откуда… из снега и ветра. Звучит очень театрально, правда? Кто я такой? Вы не знаете. Откуда я приехал? Вы не знаете. Я окутан тайной. (Смеется.)

Молли смеется и смотрит на Джайлса, который вяло усмехается.

(Кивает Молли, чрезвычайно довольный.) Но теперь я вам скажу вот что. Я дорисую картину. Отныне приездов больше не будет. И отъездов тоже. К завтрашнему дню мы будем отрезаны от цивилизации, а может быть, уже и сейчас отрезаны. Ни мясника, ни булочника, ни молочника, ни почтальона, ни газет — никого и ничего, кроме нас самих. Это восхитительно… восхитительно. Что может быть лучше? Кстати, моя фамилия Паравичини.

Молли. А наша — Рэлстон.

Паравичини. Мистер и миссис Рэлстон? (Оглядывается по сторонам.) А это, вы сказали, пансион Монксуэлл-Мэнор? Хорошо. Пансион Монксуэлл-Мэнор. (Смеется.) Великолепно. (Смеется.) Великолепно. (Смеясь, идет к камину.)

Молли смотрит на Джайлса, и оба с беспокойством смотрят на Паравичини.

 

 

Картина вторая

Место действия то же. На следующий день, вскоре после ленча. Когда занавес открывается, видно, что снегопад прекратился, а за окном вырос огромный сугроб. Майор Меткаф сидит на диване с книгой, миссис Бойл, сидя в большом кресле перед камином, пишет в блокноте, лежащем у нее на коленях.

Миссис Бойл. В высшей степени бесчестно было не сказать мне, что они только открывают этот пансион.

Майор Меткаф. Ну что ж, все на свете имеет начало. Завтрак сегодня был просто отличный. Хороший кофе, яичница, домашний мармелад. Все прекрасно сервировано. Малышка все делает сама.

Миссис Бойл. Дилетанты… для этого должна быть прислуга.

Майор Меткаф. И ленч был превосходный.

Миссис Бойл. Соленое мясо.

Майор Меткаф. Но очень хорошо замаскированное. Под красным винным соусом. А вечером миссис Рэлстон обещала испечь пирог.

Миссис Бойл (подходит к батареям). Батареи чуть тепленькие. Я скажу об этом.

Майор Меткаф. Кровати очень удобные. По крайней мере моя. Надеюсь, что и ваша тоже.

Миссис Бойл. Более или менее. Я не совсем понимаю, почему лучшую комнату надо было отдать этому в высшей степени странному молодому человеку.

Майор Меткаф. Он приехал раньше нас, поэтому его раньше и обслужили.

Миссис Бойл. По рекламе я составила себе совершенно другое представление об этом пансионе. Я думала, что тут есть удобная комната для чтения и вообще гораздо больше места, и кроме того, бридж и другие развлечения.

Майор Меткаф. Предел мечтаний старой сплетницы.

Миссис Бойл. Простите?

Майор Меткаф. Э-э… да-да, я вполне понимаю, что вы имеете в виду.

Кристофер незаметно спускается по лестнице.

Миссис Бойл. Нет, я в самом деле здесь больше не останусь.

Кристофер (смеется). Да, я тоже так думаю. (Уходит в библиотеку.)

Миссис Бойл. Странный молодой человек. Явно психически неполноценный.

Майор Меткаф. Наверное, сбежал из сумасшедшего дома.

Миссис Бойл. Нисколько не удивлюсь, если так оно и окажется.

Справа входит Молли.

Молли (зовет). Джайлс!

Голос Джайлса (сверху). Да?

Молли. Ты не можешь снова разгрести снег у задней двери?

Голос Джайлса. Иду.

Молли уходит.

Майор Меткаф. Я помогу вам, не возражаете? (Идет к правой двери.) Это будет неплохая зарядка. Непременно надо делать зарядку. (Уходит.)

Джайлс спускается по лестнице и идет к выходу. Молли возвращается с тряпкой и пылесосом, пробегает через зал и бежит наверх. На лестнице она сталкивается с мисс Кейсуэлл.

Молли. Простите!

Мисс Кейсуэлл. Ничего страшного.

Молли уходит. Мисс Кейсуэлл медленно спускается в зал.

Миссис Бойл. Поразительная женщина! Имеет ли она какое-нибудь представление о домашнем хозяйстве? Идет с пылесосом через холл. Неужели здесь нет никакой задней лестницы?

Мисс Кейсуэлл (доставая сигарету). Есть прекрасная задняя лестница. Очень удобно на случай пожара. (Закуривает.)

Миссис Бойл. Тогда почему она ею не пользуется? Во всяком случае, вся уборка должна производиться утром, до ленча.

Мисс Кейсуэлл. Насколько я понимаю, нашей хозяйке надо было еще приготовить ленч.

Миссис Бойл. Все очень непродуманно и по-любительски. Тут должен быть соответствующий штат прислуги.

Мисс Кейсуэлл. В наше время ее не так-то легко найти.

Миссис Бойл. Поистине у низших классов нет никакого представления об ответственности.

Мисс Кейсуэлл. Бедные низшие классы. Они закусили удила.

Миссис Бойл (ледяным тоном). Мне кажется, вы социалистка.

Мисс Кейсуэлл. О, я бы не сказала. Я не красная — всего лишь бледно-розовая. Но политика меня не очень интересует — я живу за границей.

Миссис Бойл. Я полагаю, жизнь за границей намного легче?

Мисс Кейсуэлл. Мне не приходится готовить и убирать — в отличие, надо думать, от большинства людей здесь, в Англии.

Миссис Бойл. Увы, Англия катится в пропасть. Теперь не то, что раньше. В прошлом году я продала свой дом. С ним было так трудно.

Мисс Кейсуэлл. С гостиницами и пансионами легче?

Миссис Бойл. Конечно, они разрешают некоторые наши проблемы. А вы надолго в Англию?

Мисс Кейсуэлл. Как выйдет. У меня здесь кое-какие дела. Когда я их закончу, я вернусь обратно.

Миссис Бойл. Во Францию?

Мисс Кейсуэлл. Нет.

Миссис Бойл. В Италию?

Мисс Кейсуэлл. Нет. (Усмехается.)

Миссис Бойл смотрит на нее вопросительно, мисс Кейсуэлл не отвечает. Миссис Бойл начинает писать. Мисс Кейсуэлл усмехается, подходит к приемнику, включает его, затем постепенно усиливает звук.

Миссис Бойл (раздраженно, но продолжая писать). Не так громко, если можно! Мне всегда казалось, что радио отвлекает, когда человек пишет письма.

Мисс Кейсуэлл. Серьезно?

Миссис Бойл. Разумеется, если вы хотите слушать радио именно сейчас…

Мисс Кейсуэлл. Это моя любимая музыка. А письменный стол там. (Указывает на дверь в библиотеку.)

Миссис Бойл. Я знаю. Но здесь гораздо теплее.

Мисс Кейсуэлл. Согласна, здесь гораздо теплее. (Танцует под музыку.)

Миссис Бойл, свирепо взглянув на нее, встает и идет в библиотеку.

Старая ведьма.

Из библиотеки выходит Кристофер.

Кристофер. О!

Мисс Кейсуэлл. Привет!

Кристофер (жест в сторону библиотеки). Куда бы я ни пошел, эта женщина следит за мной и так свирепо смотрит…

Мисс Кейсуэлл (указывая на приемник). Пожалуйста, прикрутите немного.

Кристофер (убавляет звук до минимума). Так хорошо?

Мисс Кейсуэлл. Да, оно выполнило свою задачу.

Кристофер. Какую задачу?

Мисс Кейсуэлл. Тактическую.

Кристофер в недоумении. Мисс Кейсуэлл указывает на дверь в библиотеку.

Кристофер. А, вы имеете в виду ее.

Мисс Кейсуэлл. Она захватила лучшее кресло. Теперь я могу его занять.

Кристофер. Вы ее вытеснили. Я рад. Я очень рад. Мне она не нравится. Давайте подумаем, чем еще можно ее разозлить. Хорошо бы она совсем убралась отсюда.

Мисс Кейсуэлл. В такую погоду? Как бы не так!

Кристофер. А когда снег растает?

Мисс Кейсуэлл. О, до тех пор многое может случиться.

Кристофер. Да… да… это правда. (Идет к окну.) Какой снег красивый. Такой мирный… и чистый. Глядя на него, забываешь обо всем.

Мисс Кейсуэлл (с силой). Я не забываю.

Кристофер. Как вы это сказали!

Мисс Кейсуэлл. Я думала.

Кристофер. О чем?

Мисс Кейсуэлл. Обледенелый кувшин в спальне, обмороженные и кровоточащие руки, одно тонкое дырявое одеяло и ребенок, дрожащий от холода и страха.

Кристофер. Дорогая, это звучит ужасно мрачно… Что это такое? Роман?

Мисс Кейсуэлл. Вы не знали, что я писательница?

Кристофер. Правда?

Мисс Кейсуэлл. Жаль вас разочаровывать. Нет. (Закрывается журналом.)

Кристофер с сомнением смотрит на нее, затем включает радио на полную громкость и выходит в гостиную. Звонит телефон. Молли сбегает по лестнице с тряпкой в руке и подходит к аппарату.

Молли (сняв трубку). Слушаю. (Выключает радио.) Да, пансион Монксуэлл-Мэнор… Что?.. Нет, мистер Рэлстон сейчас не может подойти. Это миссис Рэлстон. Кто?.. Беркширская полиция?..

Мисс Кейсуэлл опускает журнал.

Нет, нет, инспектор Хогбен, боюсь, что это невозможно. Он не сможет сюда попасть. Нас занесло снегом. Совершенно занесло. Дороги непроходимы… Никак не проехать… Да… Хорошо… Но что… Алло… алло. (Кладет трубку.)

Входит Джайлс в пальто. Снимает пальто и вешает его в прихожей.

Джайлс. Ты не знаешь, где вторая лопата?

Молли. Только что звонили из полиции, Джайлс.

Мисс Кейсуэлл. Что, неприятности с полицией? Подача спиртных напитков без патента? (Поднимается по лестнице.)

Молли. Они послали сержанта или еще кого-то.

Джайлс. Ему сюда ни за что не добраться.

Молли. Я так и сказала. Но они уверены, что доберется.

Джайлс. Ерунда. Сегодня даже на джипе не проедешь. А собственно говоря, в чем дело?

Молли. Вот и я спросила. Но он не сказал. Он только сказал, что я должна внушить своему мужу, чтобы он очень внимательно слушал, что скажет сержант… кажется, Троттер, и беспрекословно выполнял его указания. Просто невероятно!

Джайлс. Интересно, что же мы такое натворили?

Молли. Ты думаешь про те нейлоновые чулки из Гибралтара?

Джайлс. А может быть, я забыл зарегистрировать приемник?

Молли. Да нет, квитанция в буфете на кухне.

Джайлс. На днях я чуть было не попал в аварию, но это все вышло по вине того шофера.

Молли. Мы наверняка что-то натворили…

Джайлс (подбрасывая полено в камин). Может быть, это связано с содержанием пансиона? Наверное, мы нарушили какую-нибудь дурацкую инструкцию какого-нибудь министерства. Сейчас ведь их столько, что это практически неизбежно.

Молли. Ох, милый, дался нам этот пансион! Вот нас занесло снегом неизвестно на сколько дней, и все ходят злые, и в конце концов мы съедим весь наш запас консервов.

Джайлс. Ну, не огорчайся, дорогая. (Обнимает Молли.) Сейчас ведь все в порядке. Я насыпал угля во все ведра, принес дрова, накормил кур. Теперь поставлю кипятильник и нарублю щепок на растопку… (Умолкает; после паузы.) Знаешь, Молли, должно быть, стряслось что-то серьезное, если они посылают сержанта полиции в такую погоду. Наверное, это действительно необходимо…

Джайлс и Молли встревоженно глядят друг на друга. Из библиотеки выходит миссис Бойл.

Миссис Бойл. А, вот и вы, мистер Рэлстон. Вам известно, что батарея в библиотеке совершенно ледяная?

Джайлс. Извините, миссис Бойл, у нас не хватает угля и…

Миссис Бойл. Я плачу семь гиней в неделю — семь гиней! — и я не желаю мерзнуть.

Джайлс. Я добавлю угля. (Уходит.)

Миссис Бойл. Миссис Рэлстон, позволю себе заметить: здесь у вас остановился чрезвычайно странный молодой человек. Его манеры… и его галстуки… и причесывается ли он когда-нибудь?

Молли. Это блестящий молодой архитектор.

Миссис Бойл. Простите?

Молли. Кристофер Рен — архитектор.

Миссис Бойл. Милочка моя, разумеется, я слышала о сэре Кристофере Рене. Конечно, он архитектор. Он построил собор Святого Павла. Вы, молодежь, думаете, что, кроме вас, на свете образованных людей нет.

Молли. Я имела в виду этого Рена. Его зовут Кристофер. Родители назвали его так, потому что надеялись, что он станет архитектором. (Берет сигарету из коробки.) И он стал им — или почти стал, так что все получилось хорошо.

Миссис Бойл. Хм. Звучит не слишком правдоподобно. На вашем месте я навела бы некоторые справки. Что вам о нем известно?

Молли. То же, что о вас, миссис Бойл, — что вы оба платите нам по семь гиней в неделю. (Закуривает.) Это ведь все, что мне надо знать, правда? И все, что меня касается. И совершенно не важно, нравятся мне мои гости или (многозначительно) не нравятся.

Миссис Бойл. Вы молоды и неопытны и должны быть рады совету человека, который лучше знает жизнь. А этот иностранец?

Молли. А в чем дело?

Миссис Бойл. Вы ведь его не ждали?

Молли. Нельзя прогонять путника, миссис Бойл, это противозаконно. Вам следовало бы знать это.

Миссис Бойл. Почему вы так говорите?

Молли. Вы же были судьей, миссис Бойл.

Миссис Бойл. Я сказала только, что ваш Паравичини, или как он там себя называет, кажется мне…

Паравичини спускается по лестнице.

Паравичини. Осторожнее, моя дорогая. Стоит заговорить о дьяволе, а он тут как тут. Ха-ха!

Мисс Кейсуэлл (подскочив от неожиданности). Я не слышала, как вы вошли.

Паравичини. Я вошел на цыпочках. (Показывает.) Никто меня не слышит, если я этого не хочу. По-моему, это очень забавно.

Миссис Бойл. Вы думаете?

Паравичини (садясь в кресло). Одна молодая особа…

Миссис Бойл (поднимаясь). Я должна дописать свои письма. Может быть, в гостиной немного теплее. (Уходит в гостиную.)

Молли провожает ее до двери.

Паравичини. У моей очаровательной хозяйки расстроенный вид. Что случилось, дорогая? (Игриво посматривает на нее.)

Молли. Сегодня все ужасно трудно. Это из-за снега.

Паравичини. Да, снег многое затрудняет. (Встает.) Или облегчает. Да… очень облегчает.

Молли. Я не знаю.

Паравичини. Вы еще очень многого не знаете. Например, вы почти ничего не знаете о том, как управлять пансионом.

Молли. Да, вы правы. Но у нас это непременно получится.

Паравичини. Браво, браво! (Аплодирует.)

Молли. Я не такая плохая кухарка…

Паравичини (игриво). Вы, вне всякого сомнения, очаровательная кухарка. (Подходит к Молли и берет ее за руку.)

Молли отдергивает руку и отходит в сторону.

Разрешите мне предостеречь вас, миссис Рэлстон. (Идет за ней.) Вы с мужем слишком доверчивы. Скажите, ваши гости представили вам какие-нибудь рекомендации?

Молли. А это полагается? Я думала, люди просто… просто приходят.

Паравичини. Не мешает знать кое-что о людях, которые спят под вашей крышей. Возьмите меня, например. Я пришел и сказал, что моя машина въехала в сугроб и застряла. Что вы обо мне знаете? Ровным счетом ничего! Может быть, я вор, разбойник, скрываюсь от правосудия… Может быть, я сумасшедший… или даже убийца.

Молли (отшатываясь). Ах!

Паравичини. Видите! И о других своих гостях вы знаете не больше.

Молли. Ну, что касается миссис Бойл…

Миссис Бойл выходит из гостиной.

Миссис Бойл. В гостиной невозможно сидеть — такой там холод. Я буду писать здесь.

Паравичини. Разрешите, я в таком случае помешаю в камине. (Подходит к камину и мешает в нем кочергой.)

Справа входит майор Меткаф.

Майор Меткаф (со старомодной скромностью). Миссис Рэлстон, нет ли тут вашего мужа? Кажется, замерзли трубы в… м-м… э-э… в нижней гардеробной.

Молли. О Боже! Какой ужасный день. Сначала полиция, теперь трубы.

Паравичини с грохотом роняет кочергу. Майор Меткаф застывает как парализованный.

Миссис Бойл (пораженная). Полиция?

Майор Меткаф (громко, словно не веря). Полиция, вы говорите?

Молли. Они звонили. Только что. Сказали, что сюда послан сержант. Но он к нам ни за что не доберется.

Входит Джайлс с корзиной дров.

Джайлс. Уголь никуда не годится — больше половины камни. А цена… Что такое, что-нибудь случилось?

Майор Меткаф. Я слышал, что сюда направляется полиция. В чем дело?

Джайлс. Не волнуйтесь, никто не пройдет сюда в такую погоду. Сугробы, наверное, в пять футов вышиной. Все дороги занесены. Сегодня никто сюда не попадет. (Идет с дровами к камину.) Простите, мистер Паравичини, я положу это на пол.

Раздаются три резких удара в окно, и сержант Троттер прижимает лицо к стеклу и всматривается. Молли вскрикивает и показывает на него рукой. Джайлс распахивает окно. Сержант Троттер стоит на лыжах; это веселый и весьма обыкновенный молодой человек.

Троттер. Мистер Рэлстон?

Джайлс. Да.

Троттер. Благодарю вас, сэр. Сержант Троттер из Беркширской полиции. Можно снять лыжи и положить их куда-нибудь?

Джайлс (указывая направо). Идите туда, к главному входу, — я вас встречу.

Троттер. Благодарю вас, сэр.

Джайлс оставляет окно открытым и выходит в переднюю.

Миссис Бойл. Вот за что мы теперь платим нашей полиции — за то, что они занимаются зимним спортом.

Паравичини (подходит к Молли; жарким шепотом). Для чего вы вызвали полицию, миссис Рэлстон?

Молли. Я не вызывала. (Закрывает окно.)

Слева, из гостиной, входит Кристофер.

Кристофер. Кто этот человек? Откуда он? Он прошел мимо окна гостиной на лыжах. Весь в снегу и такой энергичный.

Миссис Бойл. Хотите — верьте, хотите — нет, но этот человек — полицейский. Полицейский — на лыжах!

Джайлс и Троттер входят из передней. Троттер несет в руках лыжи.

Джайлс. Э-э… это сержант полиции Троттер.

Троттер. Добрый день.

Миссис Бойл. Неужели вы сержант? Вы слишком молоды.

Троттер. Не так молод, как кажется, мэм.

Кристофер. Зато вы ужасно энергичный.

Джайлс. Давайте поставим ваши лыжи под лестницу.

Джайлс и Троттер выходят через правую арку.

Майор Меткаф. Простите, миссис Рэлстон, можно мне позвонить по телефону?

Молли. Конечно, майор Меткаф.

Кристофер. Какой симпатичный, правда? Я и раньше всегда думал, что полицейские очень симпатичные люди.

Миссис Бойл. Глуп как пробка. С первого взгляда видно.

Майор Меткаф (в трубку). Алло! Алло!.. (Молли.) Миссис Рэлстон, ваш телефон испорчен, совершенно испорчен.

Молли. Полчаса назад он был в порядке.

Майор Меткаф. Я думаю, провод порвался под тяжестью снега.

Кристофер (истерично смеется). Итак, мы теперь совершенно отрезаны. Совершенно отрезаны. Правда, забавно?

Майор Меткаф. Не нахожу ничего смешного.

Миссис Бойл. Абсолютно ничего.

Кристофер. Ну, вам этого не понять. Тсс, легавый идет.

Справа входит Троттер, за ним Джайлс.

Троттер (вынимая записную книжку). Теперь перейдем к делу, мистер Рэлстон. Миссис Рэлстон?

Джайлс. Вы хотите говорить с нами одними? Тогда можно пойти в библиотеку.

Троттер. В этом нет необходимости, сэр. Если будут присутствовать все, это сэкономит время. Разрешите мне сесть сюда. (Идет к правому концу обеденного стола.)

Паравичини. Прошу прощения. (Проходит мимо Троттера к левому концу стола.)

Троттер. Благодарю вас. (Располагается с видом судьи за обеденным столом.)

Молли. Ну, скорее скажите нам. Что мы сделали?

Троттер (удивленно). Сделали? О, ничего такого, миссис Рэлстон. Совсем наоборот. Речь идет о полицейской охране, понимаете?

Молли. О полицейской охране?

Троттер. Это связано со смертью миссис Лайон — миссис Морин Лайон, с Калвер-стрит, двадцать четыре, Лондон, Вест-два, убитой вчера, пятнадцатого числа текущего месяца. Может быть, вы слышали или читали что-нибудь об этом?

Молли. Да. Я слышала по радио. Она была задушена.

Троттер. Совершенно верно, мэм. (Джайлсу.) Вот что я хочу узнать прежде всего: были вы знакомы с этой миссис Лайон?

Джайлс. Никогда о ней не слышал.

Молли отрицательно качает головой.

Троттер. Вы могли знать ее не под фамилией Лайон. Это не настоящая фамилия. Она была зарегистрирована в полиции, и по отпечаткам пальцев мы без труда установили ее личность. Ее настоящее имя было Морин Стэннинг. Она была замужем за фермером Джоном Стэннингом, который жил на Лонгриджской ферме, недалеко отсюда.

Джайлс. Лонгриджская ферма! Это там, где эти дети?..

Троттер. Да, дело о Лонгриджской ферме.

Мисс Кейсуэлл спускается по лестнице.

Мисс Кейсуэлл. Трое детей…

Все смотрят на нее.

Троттер. Совершенно верно, мисс. Корригэны. Два мальчика и девочка. Были приведены в суд как нуждающиеся в опеке и защите. Их поселили у Стэннингов на Лонгриджской ферме. Один из них вскоре умер вследствие постоянного жестокого обращения. Это дело вызвало тогда настоящую сенсацию.

Молли (очень взволнованно). Это было ужасно.

Троттер. Стэннингов приговорили к тюремному заключению. Стэннинг умер в тюрьме. Миссис Стэннинг, отбыв свой срок, была освобождена. Вчера, как я сказал, ее нашли задушенной в доме номер двадцать четыре по Калвер-стрит.

Молли. Кто это сделал?

Троттер. Это я и хочу узнать, мэм. Поблизости от места преступления была найдена записная книжка с двумя адресами. Один — Калвер-стрит, двадцать четыре. Другой (после паузы) — Монксуэлл-Мэнор.

Джайлс. Что?

Троттер. Да, сэр. Вот почему инспектор Хогбен, получив это сообщение из Скотланд-Ярда, счел необходимым послать меня сюда и выяснить, нет ли какой-либо связи между этим домом — или кем-нибудь, кто в нем находится, — и делом о Лонгриджской ферме.

Джайлс. Никакой связи. Абсолютно никакой. Это, должно быть, совпадение.

Троттер. Инспектор Хогбен не считает это совпадением, сэр. Он приехал бы сам, будь это возможно. Но из-за погоды и потому, что я умею ходить на лыжах, он послал меня, поручив собрать подробные сведения обо всех, кто находится в доме, и доложить ему по телефону, а также принять все необходимые меры, чтобы обеспечить безопасность обитателей дома.

Джайлс. Безопасность? А какая опасность, по его мнению, нам угрожает? Боже мой, не думает же он, что здесь кого-то должны убить?

Троттер. Не хочу пугать дам, но, откровенно говоря, дело именно в этом.

Джайлс. Почему?

Троттер. Я затем и нахожусь здесь, чтобы узнать это.

Джайлс. Но все это — сплошное безумие.

Троттер. Да, сэр. Вот почему это и опасно.

Миссис Бойл. Какой вздор!

Мисс Кейсуэлл. По-моему, это притянуто за уши.

Кристофер. Удивительно интересно.

Молли. Может быть, вы нам еще не все рассказали, сержант?

Троттер. Да, миссис Рэлстон. Под этими двумя адресами было написано: «Три слепые мышки». На теле убитой лежала записка: «Первая», а ниже были нарисованы три мышки и ноты. Это оказалась мелодия детской песенки «Три слепые мышки». Вы знаете ее. (Поет.) «Три мышки слепых…»

Молли (поет).

Взгляни, как бегут Три мышки слепых За фермершей следом…

О, это ужасно.

Джайлс. Там было трое детей и один умер?

Троттер. Да, младший мальчик одиннадцати лет.

Джайлс. А что стало с остальными двумя?

Троттер. Девочку кто-то удочерил, и следы ее потерялись. Старшему мальчику теперь было бы года двадцать три. Он дезертировал из армии, и с тех пор о нем ничего не слышно. Военный психиатр утверждает, что он явный шизофреник. (Поясняя.) Попросту говоря, не все дома.

Молли. И думают, что это он убил миссис Лайон — миссис Стэннинг?

Троттер. Да.

Молли. И что у него мания убийства и он придет сюда и будет пытаться убить кого-то?.. Но почему?

Троттер. Это я и должен у вас выяснить. По мнению инспектора, здесь есть какая-то связь. (Джайлсу.) Вы утверждаете, сэр, что сами никогда не имели никакого отношения к делу о Лонгриджской ферме?

Джайлс. Нет.

Троттер. И вы тоже, мэм?

Молли (с усилием). Я… Нет… то есть… никакого отношения.

Троттер. А прислуга?

Миссис Бойл делает неодобрительный жест.

Молли. Мы не держим прислуги. (Встает.) Да, кстати… Сержант Троттер, с вашего разрешения я пойду на кухню. Я буду там, если я вам понадоблюсь.

Троттер. Пожалуйста, пожалуйста, миссис Рэлстон.

Молли уходит. Джайлс направляется за ней, но его останавливают слова Троттера.

Теперь я хочу узнать ваши имена.

Миссис Бойл. Но это нелепо. Мы просто живем в этом подобии гостиницы. Мы приехали только вчера. Мы не имеем никакого отношения к этому дому.

Троттер. Но вы знали, что приедете сюда. И заказали комнаты заранее.

Миссис Бойл. Ну да. Все, кроме мистера… (Смотрит на Паравичини.)

Паравичини. Паравичини. Моя машина застряла в сугробе.

Троттер. Понятно. Любому, кто следовал за вами, нетрудно было точно установить, куда вы приехали. Я хочу знать только одно, и хочу знать это немедленно. Кто из вас имеет какое-либо отношение к этому делу о Лонгриджской ферме?

Мертвая тишина.

Вы не очень разумно себя ведете. Один из вас находится в опасности — в смертельной опасности. Я должен узнать, кто это.

По-прежнему тишина.

Хорошо, я буду спрашивать одного за другим. (Паравичини.) Начнем с вас, хотя вы, кажется, попали сюда более или менее случайно, мистер Пари…

Паравичини. Пара — Паравичини. Но, дорогой инспектор, я не знаю ничего, абсолютно ничего из того, о чем вы говорите. Я иностранец. Мне ничего не известно об этих местных делах прошлых лет.

Троттер (поднимаясь и подходя к миссис Бойл). Миссис…

Миссис Бойл. Бойл. Не понимаю… это наглость… Почему, скажите пожалуйста, я должна иметь отношение к такому… к этому ужасному делу?

Майор Меткаф бросает на нее острый взгляд.

Троттер (глядя на мисс Кейсуэлл). Мисс…

Мисс Кейсуэлл (медленно). Кейсуэлл. Лесли Кейсуэлл. Я никогда не слышала о Лонгриджской ферме и ничего о ней не знаю.

Троттер (майору Меткафу). Вы, сэр?

Майор Меткаф. Меткаф, майор. Об этом деле я читал в свое время в газетах. Тогда я квартировал в Эдинбурге. Личного касательства не имел.

Троттер (Кристоферу). А вы?

Кристофер. Кристофер Рен. В то время я был ребенком. По-моему, я даже не слышал об этом деле.

Троттер (садясь). И это всё, что вы можете сказать, — все вы?

Молчание.

Что ж, если один из вас будет убит, вам придется винить самих себя. Мистер Рэлстон, могу я теперь осмотреть дом снаружи? (Выходит вместе с Джайлсом.)

Кристофер. Боже, как мелодраматично! А он очень приятный, правда? Полицейские меня восхищают — такие деловые и бесстрастные. А все это дело — просто мороз по коже!.. «Три слепые мышки». Как это? (Насвистывает или напевает мелодию.)

Миссис Бойл. Мистер Рен!

Кристофер. Вам не нравится? Но эта мелодия — подпись, подпись убийцы. Даже интересно, какое он находил в этом удовольствие?

Миссис Бойл. Мелодраматическая чепуха. Я не верю ни одному слову.

Кристофер (подходит к ней сзади). Подождите, подождите, миссис Бойл. Вот я подкрадусь к вам сзади, и вы почувствуете мои руки на своем горле…

Миссис Бойл. Перестаньте. (Встает.)

Майор Меткаф. Хватит, Кристофер. Неудачная шутка. Собственно говоря, это вообще не шутка.

Кристофер. Как не шутка! Именно шутка. Шутка сумасшедшего. Это-то и делает все таким восхитительно жутким. (Оглядывается по сторонам и хихикает.) Видели бы вы сейчас свои физиономии. (Уходит.)

Миссис Бойл. Исключительно плохо воспитанный и неуравновешенный молодой человек.

Входит Молли.

Молли. Где Джайлс?

Мисс Кейсуэлл. Водит нашего полицейского по дому.

Миссис Бойл. Ваш друг архитектор ведет себя в высшей степени странно.

Майор Меткаф. Молодые люди в наше время нервные. Будем надеяться, что с годами это пройдет.

Миссис Бойл. Нервы? Меня выводят из терпения люди, которые говорят, что у них нервы. У меня нет никаких нервов.

Майор Меткаф. Нет? Что ж, может быть, для вас это лучше, миссис Бойл.

Миссис Бойл. Что вы имеете в виду?

Майор Меткаф. По-моему, вы в то время были здесь судьей. И на вас лежит ответственность за отправку этих троих детей на Лонгриджскую ферму.

Миссис Бойл. Послушайте, майор Меткаф, можно ли меня считать ответственной? Мы получили сообщение сотрудников благотворительной организации. Хозяева фермы были милейшие люди, которые страшно просили, чтобы детей отдали им. Это нас вполне устраивало. Яйца, свежее молоко и здоровая жизнь на воздухе.

Майор Меткаф. Пинки, удары, голод и злобные хозяева.

Миссис Бойл. Откуда я могла это знать? Они так прилично разговаривали.

Молли. Да, я не ошиблась. (Смотрит на миссис Бойл.) Это были вы…

Майор Меткаф бросает острый взгляд на Молли.

Миссис Бойл. Человек старается выполнить свой общественный долг, а получает одни оскорбления.

Паравичини (смеясь от души). Простите меня, но все это в высшей степени забавно. Я получаю большое удовольствие. (Продолжая смеяться, выходит в гостиную.)

Миссис Бойл. Мне он с самого начала не понравился!

Мисс Кейсуэлл. Откуда он взялся? (Берет сигарету из коробки.)

Молли. Я не знаю.

Мисс Кейсуэлл. Темная личность. Да еще румянится и пудрится. Отвратительно. Наверное, уже старик. (Закуривает.)

Молли. А скачет, как молодой.

Майор Меткаф. Вам понадобятся дрова. Я принесу. (Уходит.)

Молли. Только четыре часа, а уже почти темно. Я включу свет. (Зажигает бра над камином.) Так лучше.

Пауза. Миссис Бойл беспокойно смотрит на Молли, потом на мисс Кейсуэлл, которые не сводят с нее глаз.

Миссис Бойл (собирая свои письменные принадлежности). Куда я дела свою ручку? (Выходит в библиотеку.)

Из гостиной доносятся звуки фортепиано — мелодия «Три слепые мышки», подбираемая одним пальцем.

Молли (подходит к окну и задергивает занавеску). Какая противная мелодия.

Мисс Кейсуэлл. Вы ее не любите? Она напоминает вам о детстве… несчастливом детстве?

Молли. Я в детстве была очень счастливой.

Мисс Кейсуэлл. Вам повезло.

Молли. А вы не были счастливы?

Мисс Кейсуэлл. Нет.

Молли. Как жалко!

Мисс Кейсуэлл. Но это было давно. Человек все может преодолеть.

Молли. Наверное.

Мисс Кейсуэлл. Или не все? Черт возьми, трудно сказать.

Молли. Говорят, то, что было в детстве, значит больше, чем все остальное.

Мисс Кейсуэлл. Говорят… Кто говорит?

Молли. Психологи.

Мисс Кейсуэлл. Все вздор. Сплошная чепуха. Мне не нужны психологи и психиатры.

Молли. Мне никогда не приходилось к ним обращаться.

Мисс Кейсуэлл. Ваше счастье. Все это чушь. Жизнь — это то, что вы из нее делаете. Идите прямо вперед и не оглядывайтесь.

Молли. Не всегда можно удержаться.

Мисс Кейсуэлл. Ерунда. Зависит от силы воли.

Молли. Может быть.

Мисс Кейсуэлл (с силой). Я знаю.

Молли. Вы, наверное, правы… (Вздыхает.) Но иногда что-нибудь случается… и заставляет вспомнить…

Мисс Кейсуэлл. Не уступайте. Отвернитесь.

Молли. Вы думаете, это правильно? Не знаю. Может быть, все как раз наоборот. Может быть, по-настоящему человек должен не отворачиваться, а повернуться лицом.

Мисс Кейсуэлл. Смотря о чем вы говорите.

Молли (с легким смехом). Иногда я сама не знаю, о чем говорю.

Мисс Кейсуэлл. Прошлое касается меня лишь настолько, насколько я этого хочу.

Джайлс и Троттер спускаются по лестнице.

Троттер. Наверху все в порядке. (Идет в столовую, затем возвращается.)

Мисс Кейсуэлл уходит в столовую, оставив дверь открытой. Молли начинает прибирать в холле.

(Идет к левой двери и открывает ее.) Что там? Гостиная?

После того, как дверь открыта, звуки фортепиано становятся гораздо громче. Троттер входит в гостиную, прикрыв за собой дверь, затем возвращается.

Голос миссис Бойл. Не будете ли вы так любезны прикрыть дверь. Здесь такие сквозняки.

Троттер. Простите, мэм, я должен был осмотреть помещение. (Закрывает дверь и уходит вверх по лестнице.)

Джайлс (подходя к Молли). Молли, что все это…

Троттер спускается по лестнице.

Троттер. Ну вот, обход закончен. Ничего подозрительного. Я могу доложить инспектору Хогбену. (Идет к телефону.)

Молли. Но телефон испорчен. Вы не сможете позвонить…

Троттер (круто поворачиваясь). Что? (Снимает трубку.) С каких пор?

Молли. Майор Меткаф обнаружил это сразу после вашего прихода.

Троттер. Но перед этим он был в исправности. Инспектор Хогбен легко дозвонился сюда.

Молли. Да. Наверное, потом провода порвались под тяжестью снега.

Троттер. Вряд ли. Скорее, они были перерезаны. (Кладет трубку на рычаг и поворачивается к присутствующим.)

Джайлс. Перерезаны? Но кто мог это сделать?

Троттер. Мистер Рэлстон… Что вы знаете о людях, которые живут в вашем пансионе?

Джайлс. Я… мы… мы, собственно говоря, ничего о них не знаем.

Троттер. Ага.

Джайлс. Миссис Бойл написала нам из борнмутского отеля, майор Меткаф из… Откуда?

Молли. Из Лимингтона.

Джайлс. Рен — из Хэмпстеда, а эта Кейсуэлл — из частной гостиницы в Кенсингтоне. Паравичини, как мы вам говорили, явился совершенно неожиданно вчера вечером. Тем не менее я полагаю, у всех у них есть продовольственные талоны[4] или что-нибудь в этом роде.

Троттер. Конечно, я все это изучу. Но на такого рода данные нельзя особенно полагаться.

Молли. Но даже если этот… этот маньяк хочет проникнуть сюда и убить нас всех или одного из нас, мы сейчас в полной безопасности. Из-за снега. Никто сюда не проберется, пока не стает снег.

Троттер. Если только он уже не пробрался.

Джайлс. Уже пробрался?

Троттер. Почему же нет, мистер Рэлстон? Все эти люди прибыли сюда вчера вечером. Через несколько часов после убийства миссис Стэннинг. Времени на дорогу было вполне достаточно.

Джайлс. Но все, кроме мистера Паравичини, заказали комнаты заранее.

Троттер. Ну и что же? Преступления были подготовлены.

Джайлс. Преступления? Совершено только одно преступление. На Калвер-стрит. Почему вы уверены, что здесь произойдет другое?

Троттер. Я не уверен, что произойдет, — я надеюсь предотвратить его. Но уверен, что будет сделана попытка.

Джайлс. Я не могу поверить. Это выглядит так фантастично.

Троттер. Это не фантазия. Это только факты.

Молли. У вас есть описание внешности человека, которого видели в Лондоне?

Троттер. Рост средний, телосложение ничем не примечательное, темное пальто, фетровая шляпа, лицо закрыто шарфом. Говорит шепотом. (Пауза.) Здесь в прихожей висят три темных пальто… Одно из них ваше, мистер Рэлстон… Три фетровые шляпы…

Молли. Я все же не могу поверить.

Троттер. Понимаете, меня беспокоит этот телефонный провод. Если он был перерезан… (Подходит к телефону, наклоняется и изучает шнур.)

Молли. Мне надо приготовить овощи. (Уходит.)

Джайлс берет с кресла перчатку Молли, держит и поглаживает ее с отсутствующим видом. Достает из перчатки лондонский автобусный билет, смотрит на него, затем вслед Молли, затем снова на билет.

Троттер. Есть здесь второй аппарат?

Джайлс (нахмурившись смотрит на автобусный билет и отвечает не сразу.) Простите. Вы что-то сказали?

Троттер. Да, мистер Рэлстон. Я спросил: есть здесь второй аппарат?

Джайлс. Есть — наверху, в нашей спальне.

Троттер. Попробуйте позвонить оттуда.

Джайлс, держа в руке перчатку и автобусный билет, с растерянным видом идет к лестнице и поднимается по ней. Троттер продолжает исследовать телефонный шнур; отдергивает занавески и открывает окно, стараясь проследить, куда уходит шнур. Идет к правой арке, наклоняется, возвращается с фонарем. Подходит к окну, выпрыгивает наружу, наклоняется, рассматривает что-то, затем исчезает из виду. Миссис Бойл, дрожа от холода, выходит из библиотеки и замечает открытое окно.

Миссис Бойл (идя к окну). Кто оставил это окно открытым? (Закрывает окно, задергивает занавески, идет к камину и подбрасывает в огонь полено. Включает приемник. Раздаются звуки музыки. Хмурится и ловит другую программу.)

Голос по радио. …Чтобы понять то, что я называю механизмом страха, надо изучить воздействие страха на человеческое сознание. Представьте себе, например, что вы один — или одна — в комнате. Вечер. Дверь позади вас тихо открывается…

Дверь справа открывается. Кто-то насвистывает мелодию «Три слепые мышки».

Миссис Бойл (вздрогнув, оборачивается; с облегчением). А, это вы. Не могу поймать ничего подходящего. (Поворачивается к приемнику и настраивается на музыкальную программу.)

В дверь просовывается рука, которая тянется к выключателю. Свет гаснет.

Что вы делаете? Зачем вы выключили свет?

Регулятор громкости повернут до упора; сквозь музыку слышно хрипение и шум борьбы. Тело миссис Бойл падает. Молли входит и останавливается в растерянности.

Молли. Почему так темно? Какой шум! (Включает свет и подходит к приемнику, чтобы убавить звук. Видит миссис Бойл, которая лежит, задушенная, перед диваном, и вскрикивает.)

Занавес быстро закрывается.

 

 

Действие второе

Место действия то же. Десять минут спустя. Когда занавес открывается, тело миссис Бойл убрано. Все собрались в зале. Троттер главенствует, сидя за обеденным столом. Молли стоит у стола. Все остальные сидят.

Троттер. Итак, миссис Рэлстон, соберитесь и подумайте — подумайте…

Молли (на пределе). Я не могу думать. Голова онемела.

Троттер. Миссис Бойл была убита непосредственно перед тем, как вы подошли к ней. Вы пришли из кухни. А в передней вы никого не видели и не слышали?

Молли. Нет… никого. Только радио здесь орало. Я не могла понять, кто включил его на такую громкость. При этом я бы все равно больше ничего не услышала, правда ведь?

Троттер. Несомненно, таков был замысел преступника или (многозначительно) преступницы.

Молли. Как я могла еще что-то слышать?

Троттер. Может быть, вас провели. Если убийца вышел из комнаты туда (показывает налево), а вы в это время шли из кухни, он мог услышать ваши шаги и ускользнуть по задней лестнице или в столовую…

Молли. По-моему… я не уверена… я слышала, как дверь скрипнула… и закрылась… как раз когда я выходила из кухни.

Троттер. Какая дверь?

Молли. Не знаю.

Троттер. Подумайте, миссис Рэлстон, соберитесь и подумайте. Наверху? Внизу? Рядом? Справа? Слева?

Молли (со слезами в голосе). Говорю вам, не знаю. Я даже не уверена, что я вообще что-то слышала.

Джайлс (сердито). Перестаньте ее запугивать. Разве вы не видите, что она не в состоянии отвечать?

Троттер (резко). Мы расследуем убийство, мистер Рэлстон. До сих пор никто не относился к этому серьезно. В том числе миссис Бойл. Она не все мне рассказала. И вы все тоже. Теперь миссис Бойл мертва. Если мы не докопаемся до сути — и быстро, заметьте, — может произойти еще одно убийство.

Джайлс. Еще одно? Вздор. Почему?

Троттер (мрачно). Потому что слепых мышек было три.

Джайлс. И все они умрут? Но должна же быть какая-то связь — я хочу сказать, еще какая-то связь — с делом о Лонгриджской ферме.

Троттер. Да, связь должна быть.

Джайлс. Так почему же еще одна смерть здесь?

Троттер. Потому что в найденной нами записной книжке было только два адреса. На Калвер-стрит, двадцать четыре, имелась одна-единственная возможная жертва. Она мертва. Но здесь, в Монксуэлл-Мэнор, выбор более широк. (Многозначительно оглядывает присутствующих.)

Мисс Кейсуэлл. Чепуха. Неужели, по-вашему, здесь могут случайно оказаться два человека, причастных к делу о Лонгриджской ферме? Какое невероятное совпадение!

Троттер. При определенных обстоятельствах это совпадение не было бы таким уж невероятным. Подумайте об этом, мисс Кейсуэлл. (Встает.) Теперь я хочу точно установить, кто где находился в момент убийства миссис Бойл. Я уже слышал заявление миссис Рэлстон. Вы занимались в кухне приготовлением овощей. Выйдя из кухни, вы прошли коридор, затем переднюю и оказались здесь. Радио работало на полную громкость, но свет был выключен, и в прихожей было темно. Вы включили свет, увидели мисс Бойл и вскрикнули.

Молли. Да. Я кричала и кричала. И наконец пришли люди.

Троттер. Да, как вы сказали, пришли люди, много людей с разных сторон — все более или менее одновременно. (Выдерживает паузу, идет на авансцену и поворачивается спиной к залу.) Так вот, когда я вылез из этого окна, чтобы осмотреть телефонный провод, вы, мистер Рэлстон, пошли наверх, чтобы проверить второй аппарат. Где вы были, когда миссис Рэлстон вскрикнула?

Джайлс. Я был еще в спальне. Второй аппарат тоже не работал. Я выглянул из окна, чтобы посмотреть, не видно ли перерезанного провода, но ничего не увидел. Не успел я закрыть окно, как раздался крик Молли, и я побежал вниз.

Троттер (опершись на обеденный стол). Эти простые действия отняли у вас довольно много времени, мистер Рэлстон.

Джайлс. Не нахожу.

Троттер. Я бы сказал, что вы определенно не торопились.

Джайлс. Мне было о чем подумать.

Троттер. Отлично. Теперь, мистер Рен, я хочу послушать ваше сообщение. Где были вы?

Кристофер. Я заглянул в кухню, чтобы узнать, не могу ли я чем-нибудь помочь миссис Рэлстон. Я просто обожаю готовить. После этого я пошел наверх в свою спальню.

Троттер. Зачем?

Кристофер. Пойти в спальню — это ведь вполне естественная вещь, вы не находите? Бывает иногда, что человеку хочется побыть одному.

Троттер. Вы пошли в спальню, потому что вам захотелось побыть одному?

Кристофер. И причесаться… и… навести там порядок.

Троттер (сурово глядя на взъерошенные волосы Кристофера). Вы хотели причесаться?

Кристофер. Так или иначе, но я был там!

Троттер. И вы услышали крик миссис Рэлстон?

Кристофер. Да.

Троттер. И спустились вниз?

Кристофер. Да.

Троттер. Удивительно, что вы и мистер Рэлстон не встретились на лестнице.

Кристофер и Джайлс смотрят друг на друга.

Кристофер. Я спустился по задней лестнице. Она ближе к моей комнате.

Троттер. А поднимались вы в свою комнату тоже по задней лестнице или отсюда?

Кристофер. Тоже по задней лестнице.

Троттер. Понятно. Мистер Паравичини.

Паравичини. Я говорил вам. Я играл на пианино в гостиной — вот там, инспектор. (Показывает.)

Троттер. Я не инспектор, а всего лишь сержант, мистер Паравичини. Кто-нибудь слышал, как вы играли?

Паравичини (улыбаясь). Не думаю. Я играл очень, очень тихо… одним пальцем.

Молли. Вы играли «Три слепые мышки».

Троттер (резко). Это верно?

Паравичини. Да. Это очень запоминающаяся мелодия. Это — как правильно сказать? — навязчивая мелодия. Вы со мной согласны?

Молли. По-моему, ужасная мелодия.

Паравичини. И все же она застревает в голове. Кто-то ее насвистывал.

Троттер. Насвистывал? Где?

Паравичини. Боюсь сказать. Может быть, в передней, может быть, на лестнице, а может быть, даже наверху, в спальне.

Троттер. Кто насвистывал «Три слепые мышки»?

Молчание.

Это вы выдумали, мистер Паравичини?

Паравичини. Нет, нет, инспектор, — то есть простите, сержант, — я не стал бы этого делать.

Троттер. Ну, продолжайте, вы играли на пианино…

Паравичини (показывая палец). Одним пальцем — вот так… А потом я услышал радио… на полную громкость… кто-то просто вопил. Это оскорбило мой слух. И после этого… внезапно… я услышал крик миссис Рэлстон.

Троттер (загибая пальцы). Мистер Рэлстон наверху. Мистер Рен наверху. Мистер Паравичини в гостиной. Мисс Кейсуэлл?

Мисс Кейсуэлл. Я писала письма в библиотеке.

Троттер. Вам было слышно, что здесь происходит?

Мисс Кейсуэлл. Нет, я ничего не слышала, пока миссис Рэлстон не закричала.

Троттер. И что вы сделали тогда?

Мисс Кейсуэлл. Я пошла сюда.

Троттер. Сразу же?

Мисс Кейсуэлл. Мне кажется, да.

Троттер. Вы говорите, что писали письма, когда услышали крик миссис Рэлстон?

Мисс Кейсуэлл. Да.

Троттер. И вы поспешно встали из-за стола и пошли сюда?

Мисс Кейсуэлл. Насколько я помню, да.

Троттер. И все же, кажется, на письменном столе в библиотеке не осталось недописанного письма.

Мисс Кейсуэлл. Я захватила его с собой. (Открывает сумку, достает письмо и протягивает его Троттеру.)

Троттер (смотрит на письмо и возвращает его обратно). «Дорогая Джесси»… гм… это ваша подруга или родственница?

Мисс Кейсуэлл. А вот это, черт возьми, уже не ваше дело! (Отворачивается.)

Троттер. Может быть, и так. Но знаете, если бы я писал письмо и услышал чей-то крик, я, наверное, не стал бы складывать это письмо и прятать в сумку, а пошел бы узнать, что случилось.

Мисс Кейсуэлл. Не стали бы? Как интересно.

Троттер. Теперь вы, майор Меткаф. Вы говорите, что были в подвале. Что вы там делали?

Майор Меткаф (любезно). Я осматривался. Просто осматривался. Я заглянул в чулан под лестницей возле кухни. Много хлама и спортивного инвентаря. И я заметил там еще одну дверь, открыл ее и увидел лестницу. Мне стало любопытно, и я спустился по ней. Ну и подвалы у вас!

Молли. Рада, что они вам понравились.

Майор Меткаф. Да нисколько. Старый монастырский склеп, я бы сказал. Может быть, отсюда и название «Монксуэлл»?[5]

Троттер. Мы сейчас занимаемся не изучением древностей, майор Меткаф. Мы расследуем убийство. Миссис Рэлстон слышала скрип закрывающейся двери. Именно чуланная дверь закрывается со скрипом. Возможно, что после убийства миссис Бойл убийца услышал шаги миссис Рэлстон, возвращающейся из кухни, проскользнул в чулан и закрыл за собой дверь.

Майор Меткаф. Все может быть.

Пауза.

Кристофер. В чулане должны быть отпечатки пальцев.

Майор Меткаф. Мои там, разумеется, есть. Но преступники, как правило, довольно предусмотрительны и надевают перчатки.

Троттер. Как правило, да. Но все преступники рано или поздно ошибаются.

Паравичини. Вы в этом уверены, сержант?

Джайлс. Слушайте, не напрасно ли мы теряем время? Один человек, который…

Троттер. Простите, мистер Рэлстон, я веду расследование.

Джайлс. Очень хорошо, но… (Идет к двери.)

Троттер (повелительно). Мистер Рэлстон!

Джайлс возвращается.

Благодарю вас. Мы должны установить как мотивы, так и наличие возможности. Я хочу сказать вам вот что: возможность была у каждого из вас.

Неуверенные возгласы протеста.

Троттер. Здесь две лестницы — любой мог подняться по одной из них, а спуститься по другой. Любой мог проникнуть в подвал через дверь возле кухни, подняться по ступенькам и выйти через люк к основанию верхней лестницы. Несомненно, фактом является то, что в момент убийства каждый из вас был один.

Джайлс. Но послушайте, сержант, вы говорите так, словно мы все под подозрением. Это же нелепо!

Троттер. При расследовании убийства все находятся под подозрением.

Джайлс. Но вы же отлично знаете, кто убил ту женщину на Калвер-стрит. Вы сами сказали, что это старший из двух мальчиков с фермы. Умственно неполноценный молодой человек, которому сейчас двадцать три года. Ну так среди нас только один такой, черт возьми! (Указывает на Кристофера и надвигается на него.)

Кристофер. Это неправда… неправда! Вы все против меня. Вы хотите пришить мне убийство. Это травля, вот что это такое.

Майор Меткаф (мягко). Спокойно, парень, спокойно. (Похлопывает Кристофера по плечу и достает трубку.)

Молли (подходя к Кристоферу). Всё в порядке, Крис. Никто против вас ничего не имеет. (Троттеру.) Скажите ему, что всё в порядке.

Троттер (смотрит на Джайлса; бесстрастно). Мы не занимаемся подстраиванием обвинений.

Молли (Троттеру). Скажите ему, что вы не собираетесь его арестовывать.

Троттер (бесстрастно). Я никого не собираюсь арестовывать. Для этого мне нужны доказательства. У меня нет доказательств — пока нет.

Джайлс. Ты сошла с ума, Молли. (Троттеру.) И вы тоже. Только один человек соответствует приметам, и, хотя бы из соображений безопасности, он должен быть арестован. Это было бы справедливо по отношению к остальным.

Молли. Подожди, Джайлс, подожди. Сержант Троттер, могу я… могу я сказать вам два слова?

Троттер. Конечно, миссис Рэлстон. (Остальным.) Выйдите, пожалуйста, в столовую.

Все выходят.

Джайлс. Я остаюсь.

Молли. Нет, Джайлс, и ты тоже, пожалуйста.

Джайлс (яростно). Я остаюсь. Я не понимаю, что с тобой случилось, Молли.

Молли. Прошу тебя.

Джайлс выходит вслед за остальными, оставив дверь открытой. Молли закрывает ее.

Троттер. Да, миссис Рэлстон, что вы хотели мне сказать?

Молли. Сержант Троттер, вы думаете, что этот… этот безумный убийца должен быть старшим из тех троих детей с фермы, но вы ведь не знаете этого наверняка?

Троттер. Фактически мы ничего не знаем. Пока известно только, что женщина, которая вместе со своим мужем морила детей голодом, была убита, и женщина-судья, ответственная за их отправку на ферму, тоже была убита. Телефонная линия, связывающая меня с полицейским управлением, была перерезана…

Молли. Но утверждать этого вы не можете. А вдруг это из-за снега.

Троттер. Нет, миссис Рэлстон, провод был перерезан умышленно. У самого входа в дом. Я нашел это место.

Молли (потрясенная). Понятно.

Троттер. Сядьте, миссис Рэлстон.

Молли (садясь на диван). Но все равно, вы не знаете…

Троттер. Я исхожу из наиболее вероятного. Смотрите, все сходится: психическая неуравновешенность, детский склад ума, побег из армии и заключение психиатра.

Молли. Да, и поэтому все как будто указывает на Кристофера. Но я не верю, что это Кристофер. Тут что-то другое.

Троттер. Например?

Молли (запнувшись). Ну, например… разве у этих детей не было родных?

Троттер. Мать была пьяницей. Она умерла вскоре после того, как у нее отобрали детей.

Молли. А отец?

Троттер. Он был сержантом и служил за границей. Если он жив, то сейчас он, вероятно, уже демобилизовался.

Молли. И вы не знаете, где он находится?

Троттер. У нас нет никаких сведений. Проследить его путь — дело нелегкое, но можете быть уверены, миссис Рэлстон, полиция учитывает все возможные варианты.

Молли. Но вы не знаете, где он сейчас находится, и если сын умственно неполноценный, то и отец может быть ненормальным.

Троттер. Да, это возможно.

Молли. И если он вернулся домой, — может быть, после японского плена, после стольких страданий, — вернулся и узнал, что его жена умерла, а одного из сыновей замучили до смерти, — согласитесь, ведь он мог потерять голову и поддаться жажде мести!

Троттер. Это только предположения.

Молли. Но это возможно?

Троттер. О да, миссис Рэлстон, это вполне возможно.

Молли. Так что убийца может быть пожилым человеком или даже стариком. (Пауза.) Когда я сказала, что позвонили из полиции, майор Меткаф страшно взволновался. Честное слово. Я видела его лицо.

Троттер (задумавшись). Майор Меткаф?

Молли. Средних лет. Военный. Очень милый и вроде бы совершенно нормальный, но ведь ненормальный может и не бросаться в глаза?

Троттер. Да, часто это совершенно незаметно.

Молли. Так что не один Кристофер под подозрением. Майор Меткаф тоже.

Троттер. У вас есть еще какие-нибудь предположения?

Молли. Мистер Паравичини уронил кочергу, когда я сказала, что звонили из полиции.

Троттер. Мистер Паравичини. (Задумывается.)

Молли. На вид он совсем старый, и иностранец, и все такое, но, может быть, он не так стар, как выглядит. Он движется как молодой и явно употребляет косметику. Мисс Кейсуэлл тоже это заметила. Он, может быть, — я знаю, это звучит очень мелодраматично, — но он, может быть, загримирован.

Троттер. Вам очень не хочется, чтобы преступником оказался мистер Рен?

Молли. Он какой-то беспомощный. И такой несчастный.

Троттер. Миссис Рэлстон, разрешите сказать вам следующее. Я с самого начала помнил обо всех возможных вариантах. Мальчик Джорджи, отец и еще кое-кто. Была еще сестра, вы помните?

Молли. Ах… сестра?

Троттер. Убийцей Морин Лайон могла быть и женщина. Шарф, надвинутая мужская фетровая шляпа, к тому же убийца говорил шепотом. Голос выдает пол. Да, это могла быть и женщина.

Молли. Мисс Кейсуэлл?

Троттер. Она, пожалуй, старовата для этой роли. (Подходит к двери в библиотеку, открывает ее, заглядывает, затем закрывает дверь.) О да, миссис Рэлстон, выбор очень широк. Например, вы сами.

Молли. Я?

Троттер. Ваш возраст как раз подходит.

Молли хочет протестовать.

(Останавливает ее.) Нет, нет. Что бы вы о себе ни говорили, я не смогу вас сейчас проверить, помните это. Затем ваш муж.

Молли. Джайлс? Что за чепуха?

Троттер. Они с Кристофером Реном примерно одного возраста. Допустим, ваш муж выглядит старше своих лет, а Кристофер Рен — моложе. Точный возраст определить очень трудно. Что вы знаете о вашем муже, миссис Рэлстон?

Молли. Что я знаю о Джайлсе? Не задавайте глупых вопросов.

Троттер. Сколько времени вы женаты?

Молли. Ровно год.

Троттер. И где вы с ним познакомились?

Молли. На танцах в Лондоне. Мы оказались в одной компании.

Троттер. Вы встречались с его родными?

Молли. У него нет родных. Они все умерли.

Троттер (многозначительно). Все умерли?

Молли. Да… но вы всё нарочно искажаете. Его отец был адвокатом, а мать умерла, когда Джайлс был еще ребенком.

Троттер. Вы ведь только пересказываете то, что он вам говорил.

Молли. Да, но… (Отворачивается.)

Троттер. Сами вы ничего не знаете.

Молли (стремительно поворачивается). Возмутительно, что…

Троттер. Вы были бы удивлены, миссис Рэлстон, если бы узнали, сколько у нас дел, похожих на ваше. Особенно после войны. Разрушенные дома, погибшие семьи. Человек говорит, что он служил в авиации или только что прошел военную подготовку. Родители погибли… родни никакой. Сейчас у молодых людей нет прошлого, и они начинают решать сами за себя. Раньше родители и родственники наводили справки, прежде чем дать согласие на помолвку. С этим покончено. Девушка просто выходит замуж за своего молодого человека. Иногда она в течение года или двух не знает, что он проворовавшийся клерк, или дезертир, или еще что-нибудь не слишком приятное. Сколько времени вы были знакомы с Джайлсом Рэлстоном, когда выходили за него замуж?

Молли. Только три недели… Но…

Троттер. И вы ничего о нем не знали?

Молли. Неправда, я все о нем знала! Я точно знала, что он за человек. Он Джайлс. И это полный абсурд — подозревать, что он какой-то страшный сумасшедший, одержимый манией убийства. Он даже в Лондоне не был вчера, когда произошло это убийство!

Троттер. Где он был? Здесь?

Молли. Он ездил куда-то за проволочной сеткой для курятника.

Троттер. Он привез сетку?

Молли. Нет, он не нашел такой, как надо.

Троттер. Отсюда около тридцати миль до Лондона. А-а, у вас есть расписание поездов! (Берет расписание и читает.) Всего час поездом и час с небольшим на автомобиле.

Молли (топает ногой). Я вам говорю, что Джайлс не был в Лондоне.

Троттер. Одну минутку, миссис Рэлстон. (Идет в переднюю и возвращается с темным пальто в рунах.) Это пальто вашего мужа?

Молли (подозрительно). Да.

Троттер (достает из кармана пальто сложенную вечернюю газету). «Ивнинг ньюс». Вчерашняя. Продавалась на улицах около половины четвертого.

Молли. Я не верю!

Троттер. Не верите? Не верите? (Выходит, унося пальто.)

Молли сидит в кресле, уставившись в газету. Дверь справа медленно открывается. В комнату заглядывает Кристофер, видит, что Молли одна, и входит.

Кристофер. Молли!

Молли (вздрагивает и прячет газету под подушку на кресле). Ох, как вы меня напугали!

Кристофер. Где он? Куда он ушел?

Молли. Кто?

Кристофер. Сержант.

Молли. А, он пошел туда.

Кристофер. Если бы я только мог выбраться! Куда-нибудь, как-нибудь. Можно мне где-нибудь спрятаться — в доме?

Молли. Спрятаться?

Кристофер. Да, от него.

Молли. Зачем?

Кристофер. Но, дорогая, все так настроены против меня. Они все считают меня убийцей — особенно ваш муж.

Молли. Не обращайте на него внимания. (Пауза.) Послушайте, Кристофер, ведь нельзя же всю жизнь убегать от жизни.

Кристофер. Почему вы это говорите?

Молли. Но это правда, разве нет?

Кристофер (безнадежно). Да, это чистая правда.

Молли (мягко). Когда-то придется взрослеть, Крис.

Кристофер. До чего не хочется!

Молли. На самом деле вас зовут не Кристофер Рен?

Кристофер. Нет.

Молли. И вы не собирались стать архитектором?

Кристофер. Нет.

Молли. Зачем же вы…

Кристофер. Зачем я называл себя Кристофером Реном? Просто для смеха. И потом, в школе надо мной смеялись и дразнили Кристофером Робином[6]. Робин — Рен, очень похоже. Малиновка и королек… В школе был сплошной ад.

Молли. Как вас зовут по-настоящему?

Кристофер. Это не важно. Я сбежал из армии. Там все было чудовищно, я ее ненавидел.

Молли внезапно чувствует какую-то неловкость, которую Кристофер замечает.

Да, я что-то вроде этого неизвестного убийцы. Я единственный, кто соответствует приметам. Понимаете, моя мама… моя мама…

Молли. Да… что же она?

Кристофер. Все было бы в порядке, будь она жива. Она бы заботилась обо мне…

Молли. Нельзя же, чтобы о вас заботились до старости. В жизни всякое может случиться. И мы должны сами все преодолевать… должны идти дальше своей дорогой.

Кристофер. Это невозможно.

Молли. Нет, возможно.

Кристофер. Вы хотите сказать — с вами так было?

Молли (глядя ему в лицо). Да.

Кристофер. И что это было? Что-нибудь очень плохое?

Молли. То, чего я никогда не забуду.

Кристофер. Это связано с Джайлсом?

Молли. Нет, это произошло задолго до того, как мы познакомились.

Кристофер. Но тогда вы были совсем девочкой.

Молли. Может быть, именно потому это было так… ужасно. Это было отвратительно… отвратительно… Я стараюсь выбросить это из головы! Стараюсь никогда об этом не думать.

Кристофер. Значит, вы тоже убегаете. Убегаете от жизни… вместо того, чтобы взглянуть ей в лицо.

Молли. Да… пожалуй, в каком-то смысле.

Молчание.

Если принять во внимание, что я никогда вас не видела до вчерашнего вечера, мы знаем друг друга довольно хорошо.

Кристофер. Да, это странно, правда?

Молли. Не знаю. Наверное, между нами существует какое-то родство душ.

Кристофер. По-вашему, мне следует остаться?

Молли. А что вам, честно говоря, еще делать?

Кристофер. Я могу стянуть лыжи сержанта. Я хорошо хожу на лыжах.

Молли. Это было бы ужасно глупо. Все равно что признать себя виновным.

Кристофер. Сержант Троттер и так думает, что я виновен.

Молли. Нет, он так не думает. По крайней мере… я не знаю, что он думает. (Достает из-под подушки газету и смотрит на нее с неожиданной яростью.) Я его ненавижу, ненавижу, ненавижу…

Кристофер (испуганно). Кого?

Молли. Сержанта Троттера. Он вбивает в голову такое… Это неправда… не может быть правдой.

Кристофер. О чем вы?

Молли. Я не верю… никогда не поверю…

Кристофер. Чему вы не поверите? В чем дело, скажите!

Молли (показывая газету ему). Видите?

Кристофер. Да.

Молли. Что это такое? Вчерашняя вечерняя газета… лондонская. Она была в кармане у Джайлса. Но Джайлс не ездил вчера в Лондон.

Кристофер. Ну, если он был здесь целый день…

Молли. Нет, его здесь не было. Он поехал на автомобиле искать проволочную сетку для курятника, но не нашел.

Кристофер. Ну и что же? Наверное, после этого он поехал в Лондон.

Молли. Тогда почему он мне об этом не сказал? Зачем ему было говорить, что он все время ездил по округе?

Кристофер. Может, из-за сообщений об убийстве…

Молли. Он не знал об убийстве. Или знал? Знал?

Кристофер. Господи, Молли. Вы же не думаете… сержант не думает… (Роняет газету на диван.)

Молли. Я не знаю, что думает сержант. Он может вам внушить все, что угодно. Вы начинаете задавать вопросы сами себе, начинаете сомневаться. Вам кажется, что человек, которого вы хорошо знаете и любите, что он, может быть… чужой. (Шепотом.) Как в страшном сне. Вы среди друзей, но вдруг вы смотрите на их лица, и это уже не друзья, а совсем другие люди, они только притворялись друзьями. Может быть, никому нельзя верить… может быть, все чужие? (Закрывает лицо руками.)

Кристофер подходит к ней, пытается отнять ее руки от лица. Справа из столовой входит Джайлс, но останавливается, увидев их.

Джайлс (в дверях). Я, кажется, помешал.

Молли. Нет, мы… просто разговаривали. Мне надо в кухню… там пирог и картофель… и потом, я должна приготовить… приготовить шпинат.

Кристофер (вставая). Я помогу вам.

Джайлс. Нет.

Молли. Джайлс!

Джайлс. Tкte-а-tкtes сейчас не очень полезны для здоровья. Вы не пойдете в кухню и не будете подходить к моей жене.

Кристофер. Но послушайте…

Джайлс (в ярости). Не подходите к моей жене, Рен! Она не должна стать следующей жертвой.

Кристофер. Ах, вот что вы обо мне думаете!..

Джайлс. Именно это. По дому свободно разгуливает убийца… и мне кажется, что его приметы совпадают с вашими.

Кристофер. Не только с моими.

Джайлс. С чьими же еще?

Кристофер. Вы слепой или притворяетесь слепым?

Джайлс. Я думаю о безопасности своей жены.

Кристофер. Я тоже. И не собираюсь оставлять вас здесь вдвоем с ней.

Джайлс. Какого черта…

Молли. Пожалуйста, идите, Крис.

Кристофер. Не уйду.

Молли. Пожалуйста, идите, Кристофер. Пожалуйста. Серьезно…

Кристофер. Я буду рядом. (Неохотно выходит.)

Джайлс. Что все это значит? Молли, ты спятила? Готова отправиться в кухню с человеком, у которого мания убийства!

Молли. Нет у него никакой мании.

Джайлс. Стоит только поглядеть — сразу видно, что псих.

Молли. Нет. Он просто несчастный. Можешь мне поверить, Джайлс, он не опасен. Я бы знала. И потом, я могу за себя постоять.

Джайлс. То же самое говорила миссис Бойл!

Молли. Ну, Джайлс, перестань.

Джайлс. Послушай, что у тебя с этим типом?

Молли. Что значит — что у меня с ним? Мне жаль его, вот и все.

Джайлс. Может быть, вы встречались раньше. Может быть, ты сама пригласила его сюда, а теперь вы оба делаете вид, будто встретились первый раз в жизни. Вы тут уже все обстряпали!

Молли. Джайлс, ты в своем уме? Как ты смеешь говорить такие вещи?

Джайлс. Тебе не кажется странным, что он остановился в таком неудобном месте, на отшибе?

Молли. Что же тут странного? Мисс Кейсуэлл, майор Меткаф и миссис Бойл тоже остановились здесь.

Джайлс. Я читал когда-то, что эти маньяки-убийцы обладают способностью привлекать женщин. Похоже, что это так. Где ты с ним познакомилась? Сколько времени это продолжается?

Молли. Перестань, пожалуйста, это просто невозможно! Я в глаза не видела Кристофера Рена до вчерашнего вечера.

Джайлс. Это ты так говоришь. А может быть, ты ездила в Лондон, чтобы тайно встретиться с ним.

Молли. Ты отлично знаешь, что я уже больше месяца не была в Лондоне.

Джайлс (странным тоном). Больше месяца не была в Лондоне? Это правда?

Молли. Конечно, правда. А в чем дело?

Джайлс. Значит, правда? Тогда что это такое? (Достает из кармана перчатку Молли и вынимает из нее автобусный билет.)

Молли вздрагивает.

Эту перчатку ты надевала вчера. Ты выронила ее, и я поднял, когда разговаривал с сержантом Троттером. Смотри, что в ней, — лондонский автобусный билет!

Молли (с виноватым видом). Ах, это…

Джайлс. Так что ты вчера была не только в деревне, ты и в Лондон съездила.

Молли. Хорошо, я ездила…

Джайлс. Пока я тут колесил по округе.

Молли (с ударением). Пока ты тут колесил по округе…

Джайлс. Ну, признавайся. Ты ездила в Лондон.

Молли. Ладно. Я ездила в Лондон. И ты тоже!

Джайлс. Что?

Молли. Ты тоже ездил. Ты привез с собой вчерашнюю газету. (Берет с дивана газету.)

Джайлс. Откуда она у тебя?

Молли. Из твоего пальто.

Джайлс. Кто-нибудь мог положить ее мне в карман.

Молли. Да? Неужели? Нет, ты был в Лондоне.

Джайлс. Хорошо, я был в Лондоне. Но я ездил туда не для того, чтобы встретиться с женщиной.

Молли. (в ужасе, шепотом). Не для того… ты уверен, что не для того?..

Джайлс. А? Ты о чем? (Подходит к ней ближе.)

Молли (отскакивая). Отойди. Не подходи ко мне.

Джайлс (идет за ней). В чем дело?

Молли. Не трогай меня.

Джайлс. Вчера ты ездила в Лондон к Кристоферу Рену?

Молли. Не будь идиотом. Конечно, нет.

Джайлс. Тогда зачем?

Молли (мечтательно улыбаясь, другим тоном). Я… не скажу тебе этого. Может быть… теперь… я забыла, зачем я ездила.

Джайлс. Молли, что с тобой произошло? Ты сразу стала совсем другая. Я не узнаю тебя.

Молли. Может быть, тебе следовало узнать меня раньше. Сколько мы женаты? Год? Но ты ведь по-настоящему ничего обо мне не знаешь. Что я делала, о чем думала, что чувствовала, от чего страдала до нашего знакомства?

Джайлс. Молли, ты с ума сошла…

Молли. Ладно, я сошла с ума! Почему бы и нет? Может быть, это даже забавно — сойти с ума!

Джайлс. Черт возьми, что ты…

Справа входит мистер Паравичини и становится между ними.

Паравичини. Ну, ну. Я надеюсь, что вы, молодые люди, не наговорили друг другу лишнего. Это так часто бывает, когда ссорятся влюбленные.

Джайлс. «Ссорятся влюбленные»! Ничего себе!

Паравичини. Именно так. Именно так. Я знаю, что с вами сейчас происходит. Я сам прошел через все это, когда был молод. Jeunesse, jeunesse[7]… как сказал поэт. Вы, кажется, недавно женаты?

Джайлс. Это вас не касается, мистер Паравичини.

Паравичини. Нет, нет, совершенно не касается. Я только пришел сказать, что сержант не может найти свои лыжи; по-моему, он очень сердится.

Молли. Кристофер!

Джайлс. Что такое?

Паравичини. Он спрашивает, может быть, вы их случайно куда-нибудь переставили, мистер Рэлстон?

Джайлс. Нет, что вы!

Справа входит Троттер, красный и раздраженный.

Троттер. Мистер Рэлстон, миссис Рэлстон, вы никуда не переносили мои лыжи из чулана?

Джайлс. Конечно, нет.

Троттер. Кто-то их взял.

Паравичини. А почему вы стали их искать?

Троттер. Снег все еще лежит. Мне здесь нужна помощь, подкрепление. Я думал дойти на лыжах до полицейского участка в Маркет-Хэмптоне и сообщить о создавшемся положении.

Паравичини. И теперь вы не можете… ай-ай-ай… Кто-то позаботился о том, чтобы вы не смогли этого сделать. Но могла быть и другая причина.

Троттер. Да? Какая же?

Паравичини. Что, если кто-то хотел удрать отсюда?

Джайлс (Молли). Почему ты только что воскликнула «Кристофер»?

Молли. Просто так.

Паравичини (хихикая). А, так наш молодой архитектор сбежал? Очень, очень интересно.

Троттер. Это правда, миссис Рэлстон?

Кристофер спускается по лестнице.

Молли. О, слава Богу. Вы все-таки не ушли.

Троттер. Вы не брали мои лыжи, мистер Рен?

Кристофер (удивленно). Ваши лыжи, сержант? Нет, зачем бы я стал их брать?

Троттер. Миссис Рэлстон думала… (Смотрит на Молли.)

Молли. Мистер Рен очень любит кататься на лыжах. Я подумала, что он мог взять их, просто чтобы немножко размяться.

Джайлс. Размяться?

Троттер. Слушайте меня все. Это очень серьезно. Кто-то лишил меня единственной связи с внешним миром. Я хочу, чтобы все собрались здесь — немедленно.

Паравичини. По-моему, мисс Кейсуэлл пошла наверх.

Молли. Я схожу за ней. (Идет наверх.)

Паравичини. Я оставил майора Меткафа в столовой. (Открывает дверь в столовую и заглядывает туда.) Майор Меткаф! Его там нет.

Джайлс. Я поищу его. (Уходит.)

По лестнице спускаются Молли и мисс Кейсуэлл. Майор Меткаф выходит из библиотеки.

Майор Меткаф. Привет, вы меня искали?

Троттер. Да, по поводу моих лыж.

Майор Меткаф. Ваших лыж?

Паравичини (зовет). Мистер Рэлстон!

Справа появляется Джайлс.

Троттер. Никто из вас двоих не брал лыжи, которые стояли в чулане возле кухни?

Мисс Кейсуэлл. О Боже, конечно, нет. Зачем они мне?

Майор Меткаф. И я их не трогал.

Троттер. Тем не менее, они пропали. (Мисс Кейсуэлл.) Как вы поднимались в свою комнату?

Мисс Кейсуэлл. По задней лестнице.

Троттер. Значит, вы проходили мимо чулана.

Мисс Кейсуэлл. Возможно… но у меня нет ни малейшего представления о том, где находятся ваши лыжи.

Троттер (майору Меткафу). Вы сегодня были в этом чулане.

Майор Меткаф. Да, был.

Троттер. В момент убийства миссис Бойл.

Майор Меткаф. В момент убийства миссис Бойл я находился в подвале.

Троттер. Когда вы проходили через чулан, стояли там лыжи?

Майор Меткаф. Не имею представления.

Троттер. Вы должны помнить, стояли там лыжи или нет!

Майор Меткаф. Не надо кричать на меня, молодой человек. Я не думал ни о каких лыжах. Меня интересовали подвалы. Здешняя архитектура очень любопытна. Я открыл другую дверь и спустился вниз. Так что я не могу вам сказать, были лыжи в чулане или их там не было.

Троттер. Вы понимаете, что вы, вы сами имели прекрасную возможность взять их?

Майор Меткаф. Да, да, разумеется. То есть если бы я захотел.

Троттер. Вопрос в том, где они сейчас.

Майор Меткаф. Мы их найдем. Надо только всем поискать как следует. Лыжи не иголка. Это огромная штука, лыжи. Давайте все возьмемся за поиски. (Идет к двери.)

Троттер. Не спешите, майор Меткаф. Может быть, этого от нас и ждут.

Майор Меткаф. А? Я вас не понимаю.

Троттер. Я поставил себя на место этого безумного, но хитрого человека. Теперь подумаем, чего он добивается от нас и что он сам собирается делать дальше. Я должен опередить его хотя бы на один шаг. Потому что, если я этого не сделаю, произойдет еще одно убийство.

Мисс Кейсуэлл. Неужели вы до сих пор в это верите?

Троттер. Да, мисс Кейсуэлл. Я верю. Три слепые мышки. Две мышки вычеркнуты — с третьей еще предстоит расправиться. Вас здесь шестеро. И один из вас убийца!

Пауза. Все встревоженно и беспокойно смотрят друг на друга.

Один из вас убийца. Я еще не знаю, кто, но я узнаю. А другой — намеченная им жертва. Я обращаюсь к этому человеку. Миссис Бойл не захотела мне довериться — миссис Бойл мертва. Вы, кто бы вы ни были, тоже что-то скрываете. Перестаньте: вы в опасности. Убивший дважды не станет медлить перед третьим убийством. И я не знаю, кто из вас нуждается в защите.

Пауза.

Ну, живее тот из вас, кому в связи с этим старым делом есть в чем упрекнуть себя, даже если это какая-то мелочь, — пусть откровенно расскажет обо всем.

Пауза.

Не хотите? Хорошо. Я найду убийцу — я в этом не сомневаюсь, — но для одного из вас может быть слишком поздно. И я скажу вам еще одну вещь: убийца радуется этому! Да, он сейчас здорово веселится.

Пауза.

Ладно, можете идти.

Майор Меткаф уходит в столовую. Кристофер поднимается по лестнице.

Паравичини. Кстати о курах, дорогая. Вы пробовали когда-нибудь куриную печенку на гренках с толстым слоем foie gras[8], очень тоненьким ломтиком бекона и gras soupçon[9] свежей горчицы? Пойдемте на кухню и посмотрим, что мы с вами можем состряпать. Прелестное занятие. (Берет Молли за правую руку.)

Джайлс (беря Молли за левую руку). Я сам помогаю своей жене, Паравичини.

Молли отталкивает руку Джайлса.

Паравичини. Ваш муж боится за вас. Вполне естественно, при таких обстоятельствах ему не нравится, что вы будете наедине со мной.

Молли отталкивает руку Паравичини.

Он опасается моих садистских наклонностей, а не бесчестных (Строит ей глазки). Увы, с мужем всегда столько неудобств (Целует пальцы Молли). Arrivederci[10].

Молли. Я уверена, что Джайлс не думает.

Паравичини. Он очень мудр. Не надо рисковать. Как я докажу вам, ему или нашему упрямому сержанту, что у меня нет мании убийства? Доказывать отсутствие чего-либо так трудно. А предположим, что я в самом деле… (Напевает с закрытым ртом «Три слепые мышки»).

Молли. О, не надо!

Паравичини. Но какая веселая песенка! Вы не находите? Она им «хвосты отрубила ножом кривым» — чик-чик-чик! Восхитительно. Как раз то, что нравится ребенку. Эти детки — жестокие создания. Некоторые из них так никогда и не взрослеют.

Молли испуганно вскрикивает.

Джайлс. Сейчас же перестаньте пугать мою жену.

Молли. Я понимаю, это глупо. Но ведь я нашла ее. У нее все лицо почернело. Не могу забыть…

Паравичини. Я знаю. Забывать трудно. И вы не из тех, кто забывает.

Молли (бессвязно). Мне надо идти… еда… обед… приготовить шпинат… и картошка вся разварилась… пожалуйста, Джайлс.

Джайлс и Молли выходят. Паравичини смотрит им вслед, усмехаясь. Мисс Кейсуэлл стоит у камина, задумавшись.

Троттер. Чем вы ее расстроили, сэр?

Паравичини. Я, сержант? О, просто маленькая невинная шутка. Я люблю шутить.

Троттер. Бывают хорошие шутки… а бывают и не очень хорошие.

Паравичини. Я думаю о том, что вы хотите этим сказать, сержант.

Троттер. А я думал о вас, сэр.

Паравичини. В самом деле?

Троттер. Я думал о вашем автомобиле, который застрял в сугробе… так удачно.

Паравичини. Вы хотите сказать — неудачно, сержант?

Троттер. Зависит от точки зрения. Кстати, куда вы направлялись, когда с вами произошел этот… несчастный случай?

Паравичини. О, я ехал к своему другу.

Троттер. Который живет здесь по соседству?

Паравичини. Недалеко отсюда.

Троттер. А его имя и адрес?

Паравичини. Послушайте, сержант Троттер, какое это сейчас имеет значение? То есть, я хочу сказать, это никак не связано с нашим теперешним трудным положением.

Троттер. Мы всегда добиваемся исчерпывающей информации. Как, вы сказали, зовут этого вашего друга?

Паравичини. Я не говорил.

Троттер. Не говорили. И кажется, не собираетесь. Очень интересно.

Паравичини. Но тут может быть столько причин. Любовь., осторожность… Эти ревнивые мужья…

Троттер. В вашем возрасте поздновато бегать за женщинами.

Паравичини. Дорогой сержант, я, может быть, совсем не так стар, как кажется.

Троттер. Я так и думал, сэр.

Паравичини. Что?

Троттер. Что вы, может быть, не так стары, как… хотите выглядеть. Множество людей стремятся выглядеть моложе своих лет. Но если человек старается выглядеть старше… тогда невольно спрашиваешь себя: почему?

Паравичини. После того, как вы задали вопросы стольким людям, вы перешли к самому себе? Не слишком ли вы усердствуете?

Троттер. Я могу получить ответ от самого себя… Но от вас я добился немногого.

Паравичини. Ну хорошо, хорошо, попробуйте снова… если у вас еще есть вопросы.

Троттер. Один или два. Откуда вы приехали вчера вечером?

Паравичини. Это просто — из Лондона.

Троттер. Адрес в Лондоне?

Паравичини. Я всегда останавливаюсь в отеле «Ритц».

Троттер. Прекрасный отель, наверное, Ваш постоянный адрес?

Паравичини. Не выношу ничего постоянного.

Троттер. Ваше занятие или профессия?

Паравичини. Я играю на бирже.

Троттер. Вы маклер?

Паравичини. Нет, нет, вы меня не поняли.

Троттер. Эта игра доставляет вам удовольствие? И вы уверены в себе? Но я на вашем месте не был бы слишком уверен. Помните, вы замешаны в деле об убийстве. Убийство не забава.

Паравичини. И даже это убийство? (Хихикает.) Боже мой, вы слишком серьезны, сержант Троттер. Я всегда предполагал, что у полицейских нет чувства юмора. Допрос окончен — по крайней мере, на время?

Троттер. На время — да.

Паравичини. Весьма благодарен. Пойду, поищу ваши лыжи в гостиной. Возможно, кто-нибудь спрятал их в пианино. (Уходит.)

Троттер смотрит ему вслед нахмурившись, подходит к двери и открывает ее. Мисс Кейсуэлл тихо идет к лестнице.

Троттер (закрывает дверь; не поворачивая головы). Одну минуту.

Мисс Кейсуэлл (останавливаясь). Вы мне?

Троттер. Да. Может быть, вы присядете?

Мисс Кейсуэлл. Хорошо, так что же вам угодно?

Троттер. Вы слышали вопросы, которые я задавал мистеру Паравичини?

Мисс Кейсуэлл. Да, слышала.

Троттер. Я хотел бы получить от вас некоторые сведения.

Мисс Кейсуэлл. Что вас интересует?

Троттер. Полное имя, пожалуйста.

Мисс Кейсуэлл. Лесли Маргарет (пауза) Кэтрин Кейсуэлл.

Троттер (чуть изменившимся голосом). Кэтрин. Так. Адрес?

Мисс Кейсуэлл. Вилла Марипоза, Золотая сосна, Мальорка.

Троттер. Это в Италии?

Мисс Кейсуэлл. Это остров, испанский остров.

Троттер. Понятно. А ваш английский адрес?

Мисс Кейсуэлл. Лиденхолл-стрит, банк Моргана, для передачи мисс Кейсуэлл.

Троттер. Другого английского адреса нет?

Мисс Кейсуэлл. Нет.

Троттер. Сколько времени вы находитесь в Англии?

Мисс Кейсуэлл. Неделю.

Троттер. А где остановились?

Мисс Кейсуэлл. Отель «Ледбери», Найтсбридж.

Троттер. Что привело вас в Монксуэлл-Мэнор, мисс Кейсуэлл?

Мисс Кейсуэлл. Мне захотелось деревенской тишины…

Троттер. Как долго вы предполагали — или предполагаете — оставаться здесь? (Теребит волосы правой рукой, накручивая их на палец.)

Мисс Кейсуэлл. Пока не сделаю того, ради чего я сюда приехала. (Замечает его движение.)

Троттер. И что же это?

Пауза.

Что же это? (Перестает теребить волосы.)

Мисс Кейсуэлл (недоуменно, сдвинув брови). А?

Троттер. Ради чего вы сюда приехали?

Мисс Кейсуэлл. Простите. Я задумалась.

Троттер. Вы не ответили на мой вопрос.

Мисс Кейсуэлл. Я, право, не понимаю, почему я должна на него отвечать. Это касается только меня. Исключительно личное дело.

Троттер. Все равно, мисс Кейсуэлл.

Мисс Кейсуэлл. Не будем спорить.

Троттер. Разрешите узнать, сколько вам лет.

Мисс Кейсуэлл. Пожалуйста. Это указано в моем паспорте. Мне двадцать четыре года.

Троттер. Двадцать четыре?

Мисс Кейсуэлл. Вы подумали, что я выгляжу старше? Это верно.

Троттер. Кто-нибудь в Англии мог бы поручиться за вас?

Мисс Кейсуэлл. Мой банк сообщит вам о состоянии моих финансовых дел. Могу также отослать вас к своему адвокату — очень достойному человеку. Рекомендаций от знакомых представить не могу — я большую часть жизни провела за границей.

Троттер. На Мальорке?

Мисс Кейсуэлл. На Мальорке и в других местах.

Троттер. Вы родились за границей?

Мисс Кейсуэлл. Нет, я уехала из Англии, когда мне было тринадцать лет.

Напряженная пауза.

Троттер. Вы знаете, мисс Кейсуэлл, я никак не могу вас понять.

Мисс Кейсуэлл. А это важно?

Троттер. Не знаю. (Садится в кресло.) Что вы делаете здесь?

Мисс Кейсуэлл. Кажется, это вас беспокоит.

Троттер. Беспокоит… (Пристально смотрит на нее.) Вы уехали за границу, когда вам было тринадцать лет?

Мисс Кейсуэлл. Двенадцать-тринадцать, около того.

Троттер. Тогда ваша фамилия была Кейсуэлл?

Мисс Кейсуэлл. Это моя теперешняя фамилия.

Троттер. А какую фамилию вы носили тогда? Отвечайте.

Мисс Кейсуэлл. Что вы стараетесь доказать? (С трудом сохраняет спокойствие.)

Троттер. Я хочу знать, какая у вас была фамилия, когда вы покинули Англию.

Мисс Кейсуэлл. Это было давно. Я забыла.

Троттер. Есть вещи, которые не забываются.

Мисс Кейсуэлл. Возможно.

Троттер. Несчастье… отчаяние…

Мисс Кейсуэлл. Да… наверное.

Троттер. Как ваше настоящее имя?

Мисс Кейсуэлл. Я вам сказала — Лесли Маргарет Кэтрин Кейсуэлл.

Троттер. Кэтрин? Черт возьми! Так что же вы тут делаете?

Мисс Кейсуэлл. Я… О Боже… (Плачет.) Зачем я сюда приехала!

Троттер удивлен и испуган. Входит Кристофер.

Кристофер. Я всегда думал, что полиции запрещено вести допросы с применением пыток.

Троттер. Я только задал мисс Кейсуэлл несколько вопросов.

Кристофер. Вы расстроили ее. (Мисс Кейсуэлл.) Что он сделал?

Мисс Кейсуэлл. Нет, ничего. Это просто… все это… убийство… это так ужасно. (Встает и смотрит на Троттера.) На меня это так сильно подействовало… Я пойду к себе. (Уходит.)

Троттер (смотрит ей вслед). Это невозможно… Я не могу в это поверить…

Кристофер. Во что вы не можете поверить? В шесть невозможных вещей до завтрака, как Белая Королева[11]?

Троттер. А, да. Что-то в этом роде.

Кристофер. Боже, у вас такое лицо, словно вы видели привидение.

Троттер (прежним тоном). Я видел то, что мне следовало увидеть раньше. Я был слеп, как крот. Но думаю, что теперь дело сдвинется с мертвой точки.

Кристофер (дерзко). У полиции есть улика?

Троттер (с легкой угрозой). Да, мистер Рен, наконец есть улика. Я хочу, чтобы все снова собрались здесь. Вы знаете, где они?

Кристофер. Джайлс и Молли в кухне. Я помогал майору Меткафу искать ваши лыжи. Мы заглядывали в самые невероятные места, но все безрезультатно. Где находится Паравичини, не знаю.

Троттер. Я приведу его. А вы ступайте за остальными.

Кристофер выходит.

Кристофер (открывает дверь.) Мистер Паравичини! Мистер Паравичини! Паравичини!

Входит веселый Паравичини.

Паравичини. Да, сержант? Чем могу быть вам полезен? У маленького полицейского лыжи пропали, «и думал он, сидя на месте, что скоро найдутся и сами вернутся лыжи, с убийцею вместе».

Входит майор Меткаф, затем Джайлс и Молли с Кристофером.

Майор Меткаф. Что происходит? Троттер. Присядьте, майор, миссис Рэлстон…

Никто не садится.

Молли. А я не могу прийти попозже? Сейчас это очень некстати.

Троттер. Есть более важные вещи, чем еда, миссис Рэлстон. Миссис Бойл, например, не захочет больше есть.

Майор Меткаф. Очень бестактно сказано, сержант.

Троттер. Сожалею, но мне нужно ваше содействие, и я требую его. Мистер Рэлстон, попросите мисс Кейсуэлл снова спуститься вниз. Она пошла в свою комнату. Скажите ей, что это всего на несколько минут.

Джайлс уходит.

Молли. Нашлись ваши лыжи, сержант?

Троттер. Нет, миссис Рэлстон, но я, кажется, догадываюсь, кто их взял и с какой целью. Сейчас я больше ничего не буду об этом говорить.

Паравичини. Да, пожалуйста, не говорите. Я всегда считал, что объяснения надо приберегать к самому концу. Знаете, волнующая последняя глава.

Троттер (укоризненно). Это не игра, сэр.

Кристофер. Не игра? Я думаю, вы ошибаетесь. По-моему, это именно игра… для кого-то.

Паравичини. Вы думаете, что убийца получает удовольствие? Может быть… может быть.

Джайлс и мисс Кейсуэлл, теперь совершенно спокойная, спускаются по лестнице.

Мисс Кейсуэлл. В чем дело?

Троттер. Садитесь, мисс Кейсуэлл, миссис Рэлстон.

Мисс Кейсуэлл и Молли садятся. Джайлс остается стоять.

(Официальным тоном.) Прошу внимания! Вы помните, что после убийства миссис Бойл я всех вас опросил. Ваши заявления касались вашего местопребывания в момент совершения убийства. Заявления были следующие (смотрит в записную книжку): миссис Рэлстон — в кухне, мистер Паравичини играет на пианино в гостиной, мистер Рэлстон — в своей спальне, мистер Рен, а также мисс Кейсуэлл — в библиотеке, майор Меткаф (пауза) — в подвале.

Майор Меткаф. Верно.

Троттер. Таковы были ваши заявления. У меня не было никакой возможности проверить их. Они могли быть правдой, а могли и не быть. Несомненно только, что пять из них были правдивыми, а одно ложное — какое? (пауза) Пятеро из вас говорили правду, один лгал. У меня есть план, который поможет мне обнаружишь лжеца. И если я обнаружу того из вас, кто солгал, я буду знать, кто совершил убийство.

Мисс Кейсуэлл. Не обязательно. Кто-то мог солгать по какой-либо иной причине.

Троттер. Сильно сомневаюсь.

Джайлс. Но в чем смысл всего этого? Вы только что сказали, что у вас не было возможности проверить наши заявления.

Троттер. Да, но теперь каждый должен будет пройти через все это второй раз.

Паравичини (вздыхая). А, старая история. Реконструкция преступления.

Джайлс. Заграничные штучки.

Троттер. Не реконструкция преступления, мистер Паравичини. Реконструкция действий людей, по-видимому, невиновных.

Майор Меткаф. И что вы надеетесь таким образом узнать?

Троттер. Простите, я не могу рассказать этого прямо сейчас.

Джайлс. Вы хотите повторить представление?

Троттер. Да, мистер Рэлстон.

Молли. Это ловушка.

Троттер. Что вы хотите сказать?

Молли. Это ловушка, я знаю.

Троттер. Я только хочу, чтобы каждый из вас делал в точности то, что делал тогда.

Кристофер (тоже с подозрением). Но я не понимаю… просто не могу понять… что вы узнаете, заставив людей повторить свои прежние действия. По-моему, это нелепо.

Троттер. Вы так думаете, мистер Рен?

Молли. Меня от этого избавьте. У меня слишком много дел в кухне.

Троттер. Я никого не могу освободить. (Встает и обводит присутствующих взглядом.) Глядя на вас, можно подумать, что вы все виновны. Почему вы все так упираетесь?

Джайлс. Идет, сержант. Мы все будем помогать. Да, Молли?

Молли (неохотно). Хорошо.

Джайлс. Рен?

Кристофер кивает.

Мисс Кейсуэлл?

Мисс Кейсуэлл. Да.

Паравичини (всплеснув руками). О да, я согласен.

Джайлс. Меткаф?

Майор Меткаф (после паузы, медленно). Да.

Джайлс. Мы все должны делать в точности то же, что и раньше?

Троттер. Да, будут совершены те же самые действия.

Паравичини (поднимаясь). Тогда я возвращаюсь в гостиную к пианино. Я снова буду подбирать одним пальцем мелодию, которая стала подписью убийцы. (Напевает, дирижируя пальцем.) «Тум-дум-дум… дум-дум-дум…»

Троттер. Не спешите, мистер Паравичини. (Молли.) Вы играете на пианино, миссис Рэлстон?

Молли. Да.

Троттер. И знаете мелодию «Три слепые мышки»?

Молли. Ее знают все.

Троттер. Значит, вы можете подобрать ее одним пальцем, как это делал мистер Паравичини?

Молли кивает.

Хорошо. Пожалуйста, пойдите в гостиную к пианино и будьте готовы начать играть, когда я дам вам знак.

Молли идет к двери.

Паравичини. Но, сержант, если я правильно понял, мы все должны повторить наши прежние роли.

Троттер. Будут совершены те же действия, но не обязательно теми же людьми. Спасибо, миссис Рэлстон.

Паравичини открывает дверь. Молли выходит.

Джайлс. Не вижу смысла.

Троттер. Смысл есть. Он состоит в проверке первоначальных утверждений и, может быть, одного утверждения в особенности. Теперь прошу внимания. Я назначу каждому из вас новое место. Мистер Рен, будьте добры, пойдите на кухню. Проследите за обедом миссис Рэлстон. Вы ведь очень любите готовить.

Кристофер выходит.

Мистер Паравичини, поднимитесь в комнату мистера Рена. Туда удобнее идти по задней лестнице. Майор Меткаф, поднимитесь в комнату мистера Рэлстона и осмотрите там телефон. Мисс Кейсуэлл, что, если я попрошу вас спуститься в подвал — вы не возражаете? Мистер Рен покажет вам дорогу. К сожалению, кто-то должен воспроизвести мои собственные действия. Мне очень неприятно, мистер Рэлстон, но вам придется вылезти в это окно и осмотреть телефонный провод до самой входной двери. Довольно холодное занятие, но вы здесь, вероятно, самый выносливый человек.

Майор Меткаф. А что будете делать вы?

Троттер (подходит к радиоприемнику, включает и выключает его). Я сыграю роль миссис Бойл.

Майор Меткаф. Рискованное дело, а?

Троттер. Все оставайтесь на своих местах, пока я вас не позову.

Мисс Кейсуэлл встает и выходит. Джайлс отдергивает правую занавеску. Майор Меткаф поднимается по лестнице. Троттер кивком головы предлагает Паравичини сделать то же.

Паравичини (пожимая плечами). Детская игра! (Уходит.)

Джайлс. Ничего, если я надену пальто?

Троттер. Я даже хотел вам это посоветовать.

Джайлс приносит из передней свое пальто, надевает его и снова подходит к окну.

(Идет к обеденному столу и начинает писать в записной книжке.) Возьмите мой фонарь, сэр. Он за занавеской.

Джайлс становится на подоконник и спрыгивает наружу.

(Идет к двери в библиотеку и исчезает за ней. Вскоре он возвращается, выключив свет в библиотеке, идет к окну, закрывает его и задергивает занавеску. Подходит к камину и опускается в большое кресло. Затем встает и направляется к левой двери; зовет.) Миссис Рэлстон, сосчитайте до двадцати и начинайте играть. (Закрывает левую дверь, подходит к арке и заглядывает на лестницу.)

Слышна мелодия «Три слепые мышки». Пауза.

(Идет к противоположной стене и выключает бра. Быстро идет обратно, включает настольную лампу и возвращается к левой двери; зовет.) Миссис Рэлстон! Миссис Рэлстон!

Входит Mолли.

Молли. В чем дело?

Троттер закрывает дверь и прислоняется к косяку.

У вас такой вид, будто вы очень довольны собой. Вы узнали то, что хотели?

Троттер. Именно то, что хотел.

Молли. Вы знаете, кто убийца?

Троттер. Да, знаю.

Молли. Кто же из них?

Троттер. Вам следовало бы это знать, миссис Рэлстон.

Молли. Мне?

Троттер. Да, вы вели себя чрезвычайно легкомысленно. Вы не все мне рассказали, и это чуть не стоило вам жизни. Вам несколько раз угрожала серьезная опасность.

Молли. Я вас не понимаю.

Троттер (все еще вполне естественно и дружелюбно). Послушайте, миссис Рэлстон. Мы, полицейские, совсем не так тупы, как вы думаете. Все это время мне было известно, что вы имели непосредственное отношение к делу о Лонгриджской ферме. Вы знали, что миссис Бойл была судьей по этому делу. Короче, вы знали все. Почему же вы ничего не сказали?

Молли (очень взволнованная). Я хотела забыть… забыть…

Троттер. Ваша девичья фамилия Уэринг?

Молли. Да.

Троттер. Мисс Уэринг. Вы были учительницей в школе — в той школе, где учились эти дети.

Молли. Да.

Троттер. Правда ли, что Джимми — тот, который умер, — сумел отправить вам письмо? Он молил о помощи свою добрую молодую учительницу. Вы не ответили на это письмо.

Молли. Я не могла. Я его не получила.

Троттер. Вы просто… не стали утруждать себя.

Молли. Это неправда. Я была больна. В тот самый день я заболела воспалением легких. Письмо отложили вместе с остальными. Только через несколько недель я нашла его среди других писем. Но тогда бедный мальчик уже умер… (Закрывает глаза.) Умер… Умер… Ждал, что я сделаю что-нибудь… надеялся… постепенно теряя надежду… С тех пор это преследует меня… Если б только я не была больна… если б я только знала… Как чудовищно, что такие вещи могут происходить.

Троттер (неожиданно осипшим голосом). Да, это чудовищно. (Вынимает из кармана револьвер.)

Молли. Я не знала, что полицейские носят револьверы… (Внезапно видит лицо Троттера и задыхается от ужаса.)

Троттер. Полицейские не носят… Я не полицейский, миссис Рэлстон. Просто я позвонил из автомата и сказал, что говорят из полиции и что сержант Троттер направляется сюда. Знаете, кто я, миссис Рэлстон? Я Джорджи, брат Джимми.

Молли. Ах! (Дико озирается.)

Троттер (вставая). Не советую кричать, миссис Рэлстон, иначе мне придется пустить в ход револьвер… Мне хотелось бы с вами немного поговорить. (Отворачивается.) Я сказал, мне хотелось бы с вами немного поговорить. Джимми умер. (Его интонации и жесты становятся очень простыми и детскими.) Та противная, злая женщина убила его. Ее посадили в тюрьму. Но разве тюрьму она заслужила! Я сказал, что убью ее когда-нибудь. И я это сделал. В тумане. До чего было забавно. Надеюсь, что Джимми знает. «Я убью их всех, когда вырасту», — так я сказал себе. Потому что взрослые могут делать все, что им нравится. (Весело.) А теперь через минуту я убью вас.

Молли. Не надо. (Старается говорить как можно убедительнее.) Вам никогда не выбраться отсюда целым.

Троттер (обиженно). Кто-то спрятал мои лыжи! Я не могу их найти. Но это ерунда. Не важно, выберусь я отсюда или нет. Я устал. Это было так забавно. Наблюдать за всеми вами. И притворяться полицейским.

Молли. От револьвера будет столько шума.

Троттер. Пожалуй. Лучше обычным способом, руками. (Медленно приближается к ней, насвистывая «Три слепые мышки».) Последняя мышка в мышеловке. (Бросает револьвер на диван, наклоняется над Молли, зажимая ей рот левой рукой и протягивая правую к ее шее.)

Справа входят майор Меткаф и мисс Кейсуэлл.

Мисс Кейсуэлл. Джорджи! Джорджи, ты узнаешь меня? Помнишь ферму, Джорджи? Старую толстую свинью и быка, который гонял нас по полю. И собак.

Троттер. Собак?

Мисс Кейсуэлл. Да, Спота и Плэйна.

Троттер. Кэт?

Мисс Кейсуэлл. Да, Кэт — теперь ты узнал меня?

Троттер. Кэт, это ты? Что ты здесь делаешь?

Мисс Кейсуэлл. Я приехала в Англию, чтобы найти тебя. Я не узнавала тебя, пока ты не стал накручивать волосы на палец.

Троттер теребит волосы и накручивает их на палец.

Да, ты всегда так делал. Джорджи, идем со мной. (Твердо.) Ты пойдешь со мной, Джорджи.

Троттер. Куда мы пойдем?

Мисс Кейсуэлл (мягко, как ребенку). Не беспокойся, Джорджи. Мы пойдем туда, где за тобой будут смотреть и позаботятся, чтобы ты больше ничего плохого не сделал. (Поднимается по лестнице, ведя Троттера за руку.)

Майор Меткаф (зажигает свет, идет к лестнице и смотрит им вслед; зовет). Рэлстон! Рэлстон! (Идет наверх по лестнице.)

Вбегает Джайлс. Бросается к Молли, поднимает ее и кладет револьвер на деревянный столик.

Джайлс. Молли, Молли, ты цела? Милая, милая моя!

Молли. Ох, Джайлс!

Джайлс. Кто бы мог вообразить, что это Троттер!

Молли. Он безумный, совершенно безумный.

Джайлс. Да, но ты…

Молли. Я оказалась замешана в эту историю, когда работала в школе. Я не была виновата, но он думал, что я могла спасти этого мальчика.

Джайлс. Ты должна была рассказать мне.

Молли. Я хотела забыть.

Майор Меткаф спускается по лестнице.

Майор Меткаф. Всё в порядке. Ему дали снотворное, скоро он заснет, а его сестра присмотрит за ним. Бедняга совсем свихнулся, это ясно. Я с самого начала это подозревал.

Молли. Вы подозревали? Вы не верили, что он полицейский?

Майор Меткаф. Я знал, что не полицейский. Дело в том, миссис Рэлстон, что полицейский — я.

Молли. Вы?

Майор Меткаф. Как только нам в руки попала эта записная книжка с адресом Монксуэлл-Мэнор, мы поняли, что совершенно необходимо отправить туда кого-то. Когда майор Меткаф узнал об этом, он согласился уступить мне свое место. Я не мог понять, в чем дело, когда неожиданно появился Троттер. (Замечает на столике револьвер и берет его.)

Молли. А Кейсуэлл — его сестра?

Майор Меткаф. Да, она узнала его как раз перед последним происшествием. Не знала, что делать, но, к счастью, догадалась обратиться ко мне, очень своевременно. Начинает таять, скоро прибудет помощь. Да, кстати, миссис Рэлстон, я принесу лыжи. Я забросил их за полог в спальне. (Уходит.)

Молли. А я думала, это Паравичини.

Джайлс. Надо полагать, они как следует обыщут его машину. Не удивлюсь, если у него запасное колесо набито швейцарскими часами. По всему видно, что нечист на руку; мелкий товар — как раз его дело. Молли, ты, наверное, думаешь, что я…

Молли. Джайлс, что ты делал вчера в Лондоне?

Джайлс. Покупал тебе подарок, милая. Мы поженились ровно год назад.

Молли. И я за тем же ездила в Лондон и не хотела, чтобы ты знал!

Джайлс. Не может быть!

Молли (подходит к секретеру и достает оттуда сверток; протягивает сверток Джайлсу). Это сигары. Надеюсь, они неплохие.

Джайлс (распаковывая сигары). Спасибо, милая. Да они просто восхитительные!

Молли. Ты будешь их курить?

Джайлс (отважно). Буду.

Молли. А мне какой подарок?

Джайлс. Ах, я и забыл. (Выбегает в прихожую и возвращается с шляпной коробкой. Гордо.) Это шляпа.

Молли. Шляпа? Но я никогда не носила шляп.

Джайлс. Тем лучше. Будешь носить.

Молли (вынимая шляпу из коробки). О, какая красивая!

Джайлс. Надень ее.

Молли. Потом, когда уложу волосы.

Джайлс. Хороша, правда? Продавщица сказала, что это последний крик шляпной моды.

Молли надевает шляпу. Вбегает майор Меткаф.

Майор Меткаф. Миссис Рэлстон! Миссис Рэлстон! На кухне что-то горит!

Молли (бежит в кухню). Боже, это мой пирог!

Занавес быстро закрывается.

 

 

Примечания

1. Бенарес (Варанаси) — один из древнейших городов Индии, центр художественного кустарного производства.

2. Кристофер Рен (1632–1723) — английский архитектор, построивший собор Св. Павла в Лондоне.

3. Здесь и далее стихи в переводе В. Лунина.

4. В годы Второй мировой войны в Англии было введено рационирование пищевых продуктов, частично сохранившееся до 1954 года.

5. Монашеский колодец (англ.).

6. Кристофер Робин — персонаж книги А. Милна «Винни-Пух и все, все, все».

7. Молодость, молодость (фр.).

8. Гусиная печенка (фр.).

9. Капелька (фр.).

10. До свидания (ит.).

11. Кристофер имеет в виду разговор Алисы с Белой Королевой из книги Л. Кэрролла «В Зазеркалье»: «В невозможные вещи верить невозможно». — «Просто вы мало упражнялись, — сказала Королева. — Я в вашем возрасте хоть полчаса в день, но упражнялась. И мне иной раз удается с утра натощак поверить сразу в шесть невозможных вещей».

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.