Куропаткина Марина. В тюрьме.

Введение

Всем известна поговорка «От тюрьмы и от сумы не зарекайся», означающая, что даже человек, никак не связанный с криминальным миром, однажды может оказаться за решеткой. И в этом случае не важно, какова настоящая причина – серьезное нарушение закона или ошибка следствия: человек оказался в тюрьме, и ему придется провести в ней какое-то время.

Разумеется, нельзя сказать, что тюрьма – спокойное место.

Однако у большинства людей, не имеющих к ней отношения, представление о поведении в тюрьме зачастую формируется по фильмам или книгам, а они далеко не всегда достоверно отражают действительность. Поэтому, попав в тюрьму, многие в первые дни испытывают сильный шок. А между тем от того, как поведет себя человек в первые минуты, часы и дни после ареста, будет зависеть очень многое.

Эта книга будет полезна и тем, кто ожидает, что может оказаться под арестом, и тем, кто надеется, что этого с ними никогда не произойдет. В ней также рассказывается о том, какое на самом деле значение имеют в тюрьме татуировки. Прочитав книгу, вы, возможно, с удивлением узнаете, что лагерный жаргон уже давно вошел в нашу жизнь, мы употребляем его, даже не задумываясь об этом.

 

 

1. Задержание, арест, КПЗ и СИЗО

Итак, с чего же начинается путь в тюрьму? Каким он будет, длинным и мучительным или коротким и безболезненным, зависит прежде всего от того, с каким отношением к себе вам придется столкнуться при аресте и в следственном изоляторе. А это напрямую связано с тем, как вы будете вести себя при задержании и общении с представителями правоохранительных органов.

Задержание

Задержание – очень важный момент в жизни любого человека, когда-либо имеющего столкновения с законом. И этот момент может очень сильно повлиять на сознание задержанного, крайне негативно отразившись на состоянии его нервной системы и психики. И тут самое важное – это не давать волю своим эмоциям и воображению.

Милиция во многих странах, а в частности в России, часто вызывает у людей страх. Разумеется, опытные состоятельные воротилы преступного мира этого страха не испытывают, зная, что милиционеры – тоже люди, и с ними в определенной ситуации даже можно договориться. А вот что касается мирных граждан, здесь дело обстоит несколько сложнее.

И причина страха не в самих сотрудниках милиции, а в отношении к ним задержанного. Дело в том, что обычный человек за всю свою жизнь может ни разу не совершить крупного правонарушения, но обычно за ним числится множество мелких проступков, о которых мало кому известно. Разумеется, когда такого человека внезапно хватают сзади за плечо и раздается сакраментальная фраза: «Гражданин, пройдемте…», – он совершенно рефлекторно пугается и начинает в панике припоминать все те свои прегрешения, за которые его можно привлечь к ответственности. Это могут быть случайная кража газеты, мяч, разбивший соседское окно, или просто переход улицы в неположенном месте.

Как бы то ни было, но внезапное задержание провоцирует шок, а у людей, не отличающихся крепкими нервами, и нервный срыв.

Тюремное заключение как вид наказания впервые ввели в 1550 году повелением царя Ивана Грозного.

Конечно, нередко случается, что, продержав человека несколько часов в отделении милиции, его отпускают с извинениями и напутствием вести себя законопослушно. Но иногда бывает иначе, и не довести обычное задержание по незначительному поводу до ареста можно, только соблюдая определенные правила общения с милиционерами.

Итак, всего минуту назад вы спокойно шли по улице, никуда не торопились и не совершали ничего противоправного, и вот внезапно милиционер берет вас за плечо и предлагает «пройти». Независимо от того, сталкивались вы ранее с подобной ситуацией или нет, среди последующих за ней реакций все равно на первом месте будет растерянность с оттенком зарождающегося ужаса. И вот здесь очень важно его не показать.

Следует помнить о том, что, хотя в милиции служат обычные люди, профессия все же накладывает на их психику определенный отпечаток. Поэтому правила этикета, принятые в обществе в отношении сотрудников охраны правопорядка, принимают иногда чрезвычайно причудливые формы. Так, например, если в обычной ситуации вполне допустимо вежливо оборвать собеседника и уйти по своим делам, с милиционером такой номер не пройдет. В лучшем случае вас накажут долгой прочувствованной речью о ваших правах и обязанностях, в худшем вам придется заплатить солидный штраф, а то и отсидеть срок в тюрьме.

Если вас задержали, неважно, по поводу или без, не раздражайтесь, говорите с милиционером всегда вежливо и терпеливо. Не надо на него кричать, хамить и тем более хватать за руку или тыкать в него пальцем – это может квалифицироваться как оскорбление милиционера, находящегося при исполнении служебных обязанностей или, в отдельных случаях, как нападение.

Для недобросовестного милиционера раздраженный, испуганный человек – идеальная мишень и подходящий источник, из которого можно черпать легкие деньги. Единственно верным поведением в данном случае будет охотное согласие проехать в отделение милиции, терпеливо и охотно объясниться с его сотрудниками, может быть, провести в стенах отделения несколько часов и выйти оттуда свободным человеком.

Многие люди в настоящее время, выходя из дома, не берут с собой документы, когда в этом нет прямой необходимости. Для милиционера, обнаружившего у человека их отсутствие, это может стать поводом для задержания в целях установления личности. В этом случае рекомендуется корректно сообщить служащему охраны правопорядка все интересующие его сведения и терпеливо дождаться их подтверждения, которое затребуют по телефону или компьютерной сети. Хорошая одежда, вежливые манеры и полная несуетливого достоинства походка сведут к минимуму возможность подобного задержания.

Следует помнить о том, что сотрудник милиции имеет полное право задержать вас только в том случае, если у него есть для этого веские основания. Позиция закона в данном отношении достаточно категорична. Человека можно задержать только в следующих случаях:

– если его застали на месте совершения преступления;

– если внешний вид человека говорит о том, что он совершил преступление;

– если некто указал на него как на лицо, совершившее преступление.

Если же у вас есть при себе документы с указанием вашего места жительства, вы выглядите достойно и не пытаетесь скрыться от милиционера, он не имеет права задерживать вас. Поэтому в случае инцидента вы имеете полное право вежливо осведомиться о том, является ли предложение «пройти» задержанием и какое для этого есть основание. Вполне может оказаться, что вас на самом деле вовсе не задерживают, а всего лишь вежливо «приглашают» зайти в отделение и побеседовать.

В соответствии с законом такое приглашение можно вежливо отклонить и уйти. Однако на самом деле все обстоит немного иначе. Как уже было сказано выше, психология работников милиции несколько отличается от обычной, и на вполне безобидный поступок они могут отреагировать до-статочно неадекватно и агрессивно. Поэтому лучшим выходом из данного положения будет либо все же проследовать в отделение и там решить проблему, либо распрощаться с назойливым милиционером и быстро уйти, но только в присутствии нескольких свидетелей, которые помешают ему настоять на своем незаконном требовании.

При задержании милиционер обязан вам представиться и предъявить удостоверение. Правила этикета и закон в данном случае солидарны. Вы можете переписать данные из удостоверения, но брать его в руки и даже просто прикасаться к нему не должны. Помимо всего прочего, это просто невежливо и, несомненно, обидит человека, по отношению к которому проявлено недоверие. Если все же имеются какие-то сомнения в полномочиях милиционера, а тот по какой-то причине не пожелал предъявить удостоверение, можно твердо попросить его сделать это, а в случае повторного отказа вежливо, но решительно отказаться ему подчиниться. Вполне корректным будет также обращение за помощью в ближайшее отделение милиции с жалобой на бесцеремонного милиционера, который, в довершение ко всему, может таковым и не оказаться.

Если милиционер назвал свое имя, показал удостоверение и подтвердил, что происходит именно задержание, необходимо уточнить, по какой статье уголовного кодекса оно проводится и в какое время. Такое любопытство ни в коем случае не является праздным, ведь задержание можно производить только по подозрению в совершении такого преступления, в наказание за которое предусматривается лишением свободы сроком более чем на 1 год.

Выяснение подобных подробностей полезно еще и тем, что в ходе общения милиционер уясняет для себя, что имеет дело не с человеком, совершенно незнакомым с законом, а с уверенным в себе и знающим свои права гражданином. В этом случае сотрудник милиции поостережется задерживать вас без особых оснований, чтобы продержать в отделении несколько часов и отпустить, или просто пугать возможным задержанием.

Если милиционер, который намеревается провести задержание, находится в нетрезвом состоянии или явно агрессивен, ни в коем случае не стоит с ним спорить, пытаться что-либо объяснить или доказать. Не рекомендуется как-либо отвечать на его незаконные требования. Лучше всего держаться официально и корректно, чтобы не придать и без того непростой ситуации личностный характер.

Конечно, принято считать, что современные работники правоохранительных органов должны всегда и во всем придерживаться раз и навсегда установленных правил, но на деле это далеко не так. Нередки случаи, когда сотрудники милиции беспричинно применяют силу по отношению к задержанному, избивая его. В этой ситуации, разумеется, об этикете не может идти никакой речи, главное – выжить и, желательно, сохранить здоровье, поэтому первый и самый главный совет человеку, которому не повезло столкнуться с таким обращением, – кричать как можно громче. Зовите на помощь, любыми способами пытайтесь привлечь к себе внимание прохожих, даже требуйте вызвать милицию. В принципе, смысл слов в такой ситуации не имеет значения, главное, чтобы вас запомнили, а милиционеры, видя окружающую их толпу, поостерегутся продолжать незаконную экзекуцию.

Прибыв в отделение милиции, следует настоять на немедленном составлении протокола задержания и обязательно вписать туда все свои возражения. Протокол должен быть составлен в течение первых 3 часов с момента задержания. В нем должно быть указано время и место задержания, основания для него, результаты, полученные в ходе личного обыска, а также дата и время, когда был составлен этот протокол.

Милиционер, составивший протокол, должен в течение 6 часов известить прокурора о задержании, а также дать возможность вам сообщить о своем местопребывании близким людям.

Составленный протокол обязательно должен быть предложен для прочтения и подписания задержанному. Если в нем обнаружатся какие-то ошибки, об этом следует оставить замечания.

Задержанный имеет полное право не подписывать протокол, поскольку по закону является также и подозреваемым, а этот статус позволяет отказаться давать показания.

Безусловным правом задержанного является возможность требовать от сотрудников милиции четкого и подробного изложения его прав.

Вести себя в отделении милиции следует очень вежливо, предваряя все свои просьбы словами «пожалуйста», «будьте так добры», «не соблаговолите ли вы», «могу ли я». Разумеется, в ответ на любую, даже самую маленькую услугу работника милиции следует вежливо поблагодарить. Помните, что сотрудники правоохранительных органов – тоже люди, и им тоже приятно общаться с вежливым и деликатным человеком.

Если вам удалось найти общий язык с работниками милиции в отделении, что, впрочем, случается достаточно редко, поскольку они по умолчанию относятся к каждому задержанному как к потенциальному, а то и состоявшемуся преступнику, можно попросить их принести вам воды. Эта просьба до-статочно скромная, чтобы ее было легко выполнить, но в то же время значительная, поскольку позволит вам несколько снизить подозрительность окружающих.

Некоторое время назад психологи выяснили, что человек во время приема пищи или питья выглядит наиболее беззащитным и в то же время трогательным. Он вызывает умиление у окружающих, даже если сами они этого не осознают. Однако пить или есть следует культурно, иначе эффект может оказаться прямо противоположным.

Если в ответ на вашу просьбу вам принесли стакан воды, его следует выпить на две трети и вежливо отставить в сторону. Если жажда слишком велика, воду можно допить, но мелкими неторопливыми глотками. Если стакан, в котором принесли воду, не слишком чист, а напиток не отвечает вашим ожиданиям и вы брезгуете ими воспользоваться, необходимо сделать над собой усилие и хотя бы имитировать один глоток.

Оказавшись в отделении милиции, вам следует как можно быстрее связаться со своим адвокатом, если, разумеется, таковой имеется в наличии. Отказать в этом абсолютно законном требовании работники милиции не имеют права. Разумеется, они могут неоднократно сообщать задержанному, что адвоката не удается найти, что он не подходит к телефону, что он не может приехать. Так или иначе, все равно требуйте присутствия адвоката.

Если вам не предъявлено конкретное обвинение, вы можете спокойно уйти из отделения ровно через 72 часа с того момента, как был составлен протокол. Если вас не отпустили, при этом не предъявили никакого обвинения, можете смело обращаться с жалобой в прокуратуру.

Если во время обыска вам попытались что-либо подбросить или протянули какой-то предмет, явно желая, чтобы вы взяли его в руки, ни в коем случае не делайте этого. Опрометчиво оставленные отпечатки пальцев существенно осложнят жизнь как вам, так и вашему адвокату.

Если во время обыска вы заметили, что вам пытаются подбросить компрометирующие улики, немедленно напишите жалобу, хотя маловероятно, что вам позволят это сделать.

Ваши права могут нарушать сами работники милиции. В этом случае с жалобой следует обращаться в прокуратуру. Если нарушения допускают сотрудники прокуратуры, жалоба на их действия должна адресоваться работникам Генеральной прокуратуры. К сожалению, на последних найти управу значительно сложнее, поэтому в случае конфликта с представителем Генеральной прокуратуры жалоба отправляется также в Генеральную прокуратуру, но, скорее всего, она навсегда останется безответной, погребенная в залежах бюрократических документов.

Конечно, жертвой произвола работников милиции можно стать не только на улице при задержании, но и, что гораздо более вероятно, в отделении, куда вас доставили. А если вас начали бить там, кричать уже поздно, да и обращение к начальству уже не поможет – в таких ситуациях все происходит не только с ведома, но и с одобрения руководителей. Разумеется, ни о каком этикете здесь и речи идти не может. Обеспечить себе выживание и наказать милиционеров-садистов можно, только прибегнув к помощи нехитрых уловок. Во-первых, постарайтесь хорошо запомнить имена и лица людей, которые применили к вам насилие, во-вторых, запомните обстановку той комнаты, в которой ведется допрос. Опытные люди, неоднократно испытавшие на себе насильственные методы получения показаний, советуют в том случае, если от удара пошла кровь, постараться испачкать ею как можно больше предметов, чтобы потом использовать ее как доказательство избиения. Даже если самочувствие после «обработки» осталось довольно неплохим, лучше всего симулировать сильную боль. Будет очень хорошо, если дело дойдет до вызова скорой помощи. Тогда врач сможет засвидетельствовать наличие побоев.

Покидая после задержания отделение милиции, вы должны взять специальную справку, в которой будет указана его причина. Это очень важно, поскольку, согласно закону, работники охраны правопорядка не имеют права выпускать задержанного из отделения и тут же задерживать его на тех же основаниях.

Прощаться с сотрудниками милиции следует вежливо. Ваше вполне уместное раздражение или злорадство над их неудачей могут подвигнуть милиционеров на какой-нибудь неблаговидный поступок.

Благополучное завершение инцидента поможет приобрести опыт, который в дальнейшем может очень и очень пригодиться, но что же предпринять, если дело дошло до КПЗ?

КПЗ

КПЗ, или камера предварительного заключения, предназначена для содержания лиц, которые были задержаны на месте преступления, а также людей, которых подозревают в совершении конкретного преступления.

Обычно задержанные находятся в КПЗ недолго – 2–3 суток, однако в исключительных обстоятельствах этот срок может быть продлен до 7, а то и до 30 дней.

Для задержанного из КПЗ существует только два выхода. Первый ведет на свободу, когда человека просто освобождают, а второй – в СИЗО (следственный изолятор) и далее – на скамью подсудимых.

КПЗ – это место, которое человек, проведший в нем хоть какое-то время, запоминает навсегда и прилагает все усилия, чтобы не оказаться там вновь. Неважно, были ли вы внутренне готовы к заключению в КПЗ или нет, все равно, оказавшись там, вы можете совершить множество ошибок и приобрести достаточно богатый и полный впечатлений экстремальный опыт.

Чтобы пройти КПЗ без сильного потрясения, необходимо иметь сильную психику и относиться к жизни с поистине философской безмятежностью. Дело в том, что именно камера предварительного заключения является своего рода преддверием тюрьмы, она позволяет вдохнуть тюремную атмосферу, но оставляет надежду на счастливое решение ситуации и скорое возвращение на свободу.

Разумеется, отношение братвы к КПЗ несколько иное, чем у обычного человека. Так называемые братки, как правило, уже заранее готовы к перспективе не только оказаться в камере предварительного заключения, но и провести некоторый срок в тюрьме, а потому они легче переносят атмосферу всеобщего испуга и уныния, царящую в КПЗ.

Если вам доведется попасть в КПЗ во второй или даже в третий раз, вы уже не испугаетесь угроз следователя, хитрых приемов милиционеров, а также вероятности избиения или даже пыток. Разумеется, при повторном пребывании в КПЗ к вам и относиться будут иначе, понимая, что обычными способами от вас ничего не добьешься.

Но все равно в первый раз шок огромен. Для начала вас разденут, что уже само по себе является сильным ударом по психике, и тщательно обыщут. По правилам, человек, поступивший в КПЗ, должен расстаться со своим ремнем, часами, галстуком, шнурками и всем содержимым карманов, за исключением носового платка. Все изъятые у вас вещи подробным перечнем вносятся в протокол.

В общем-то, не надо беспокоиться о том, что изъятые у вас деньги и вещи будут присвоены милиционерами, поскольку это случается очень редко, да и то, как правило, только в тех случаях, когда задержанный попадает в КПЗ в состоянии сильного алкогольного опьянения, мешающего ему не только стоять на ногах, но и помнить, что у него забрали при обыске. Хотя, если сотрудники решили присвоить себе какую-то сумму или ценную вещь, воспрепятствовать этому практически невозможно. Однако проследить за тем, чтобы в протоколе был указан точный перечень изъятого, необходимо.

После обыска вас поместят в особую камеру, которая обычно имеет дверь в виде металлической решетки. Впрочем, решетчатой может быть не только дверь, но и стены, за исключением одной. Такую камеру и среди задержанных, и среди милиционеров принято называть обезьянником. В ней обычно имеется деревянный помост или лавка, на которых задержанные могут немного отдохнуть и выспаться.

Управления местами лишения свободы в России начали централизироваться весной 1879 года. Тогда было создано Главное тюремное управление, которое в первое время находилось в подчинении Министерства внутренних дел. Затем, в 1895 году, его передали в ведение Министерства юстиции. Такое положение дел сохранялось вплоть до 1922 года.

В обезьяннике может быть установлена видеокамера для наблюдения. Ее монитор выводится напрямую в дежурную комнату, а объектив расположен под потолком и направлен на лежаки. Если вы первый раз попали в КПЗ, ваши соседи, если они уже имеют опыт подобных заключений, обязательно предупредят вас об этом, но даже если и нет, все равно следует соблюдать осторожность.

Поскольку объектив видеокамеры направлен строго в одном направлении, у стены под ним находится так называемая мертвая зона. Находящийся в ней человек невидим для камеры, поэтому, если вам необходимо что-то спрятать, лучше всего делать это в том месте. Если во время обыска вам удалось припрятать сигареты и спички, спрятавшись в мертвой зоне, можно немного покурить.

Поскольку в КПЗ часто содержится не один, а сразу несколько задержанных, в обращении с ними следует тщательно придерживаться определенных правил.

Не торопитесь здороваться за руку и не удивляйтесь, если вам никто не подаст руку – согласно тюремному этикету, распространенному и в КПЗ, за руку здороваться не принято. Причины такого явления будут подробно объяснены позже. При знакомстве достаточно назвать свое имя. С другой стороны, не стоит пугаться, если вам все же протягивают руку для приветствия. В этом случае следует пожать ее.

Держитесь настороже, если вам будут задавать вопросы. Вполне может оказаться, что вместе с вами в камере сидит стукач, или, как его чаще называют, «курица», или «ментовский». В этом случае любое сказанное вами слово будет тщательно анализироваться. К сожалению, стукача далеко не всегда можно узнать. Ведь может так случиться, что ваш сосед по камере и в самом деле является террористом или убийцей, а не притворяется им. «Курицей» может оказаться как случайный задержанный, которому было обещано смягчение приговора, так и специальный оперативник – штатный сотрудник милиции.

Чтобы расколоть вас, стукач будет стараться изо всех сил завоевать ваше доверие. Как правило, он попытается с помощью различных «откровенно», «ты пацан нормальный, поэтому только тебе…» и «по секрету» рассказать вам свою историю и тем самым вызвать вас на откровенный разговор.

Стукач может прикинуться крутым братком, даст вам несколько на первый взгляд отличных советов, а то и начнет вспоминать «общих знакомых», о которых узнать опытному оперативнику достаточно просто.

Стукач может затаиться под личиной случайного сокамерника, например пьяницы или наркомана. Конечно, этот человек вполне может оказаться и обычным задержанным, но рисковать не следует.

Усилия подосланного оперативника вполне могут увенчаться успехом, если вы не удержитесь и похвастаетесь перед ним своими «крутыми» достижениями, а то и разоткровенничаетесь, утешая себя мыслью, что «у них ничего нет на меня – напугают, обломятся и завтра выпустят». Увы, такие ожидания оправдываются совсем не часто, зато ваши откровения могут принести вам же огромный вред. Поэтому в КПЗ лучше всего молчать, как бы вам ни хотелось поговорить от скуки, чтобы расслабиться или просто поделиться своим горем и раздражением. Более того, постарайтесь и сами задавать поменьше вопросов, чтобы вас самих случайно не приняли за стукача и жестоко с вами не расправились.

Согласно закону, задержанных в КПЗ должны регулярно кормить. Делается это за счет государственной казны, но на деле все может быть по-другому. Если у вас есть деньги, вы можете обратиться к милиционеру, и он сходит в магазин и купит вам еды.

«Когда г-жа Верлен и Рембо уехали, подследственного перевели в соседнее полицейское отделение, за ратушей, в “Амиго” – так со времен испанской оккупации его называли местные жители. Поскольку у Поля были деньги, ему официально разрешили находиться в так называемой “пистоли”, что позволяло ему заказывать еду за стенами тюрьмы. Он немедленно потребовал себе бутылку пива, хлеба и сыра» (Пьер Птифис. «Поль Верлен»).

Если же вас вдруг забыли покормить, а есть очень хочется, стучите в дверь и, не стесняясь, жалуйтесь на произвол властей – общественные, хоть и не первоклассные харчи, вам полагаются. В крайнем случае можно написать жалобу.

Жалоб в КПЗ можно писать много, столько, на сколько хватит бумаги. Угроз типа «я сгною тебя» бояться не стоит, вряд ли милиционеру захочется потерять работу из-за жестокого обращения с задержанным. Это только в тюрьме вы будете считаться осужденным, виноватым, а потому практически бесправным членом общества, а в КПЗ ваша вина не доказана, а потому вы имеете такие же права, как и свободный человек, за исключением права покинуть камеру. И обращаться там с вами, если вы не уголовник-рецидивист, будут соответственно.

Обычно люди, прошедшие в свое время КПЗ, относятся к милиционерам, работающим там, скорее, как к нянькам и санитарам, чем как к жестоким правозащитникам. И действительно, сотрудники милиции должны вас охранять, кормить, выводить в туалет, следить за вашим самочувствием и мешать вам вредить своему здоровью, в том числе предпринимать попытки покончить с собой, то есть заботиться о вашем физическом состоянии. Своими правами необходимо пользоваться. Требовать от милиционеров можно многое, однако только то, что не выходит за рамки их обязанностей, а то они могут и обидеться, что существенно скажется на ваших с ними взаимоотношениях.

Между тем, говоря о КПЗ, следует затронуть и такую малоприятную, но не тем не менее актуальную тему, как пытки. Конечно, в большинстве своем и следователи, и милиционеры, такие же люди, как все, просто в силу своей работы они вынуждены преследовать и наказывать правонарушителей. Постоянно иметь дело с садистами, убийцами, насильниками, ворами, террористами и прочими криминальными элементами мало кому нравится, но работа есть работа, и, если у следова-теля есть веские основания подозревать вас в совершении особо тяжкого преступления, а вы отказываетесь давать показания, он вполне может пойти на крайние меры, например пытку. Хотя об этом не принято говорить, случаи подобной насильственной добычи доказательств регистрируются и в России, и за рубежом.

Ахмед Отмани, которому пришлось пережить весь ужас допроса под пыткой, ярко и красочно описал свои переживания в книге «Опыт пыток»: «Во время приступов насилия и боли мне приходилось внушать себе, что это не страшно. Тем самым я бросал вызов и своим мучителям, и самому себе. Я никогда с ними не говорил, я не кричал – и это приводило их в бешенство. Дело дошло до того, что один из них однажды нанес мне пятьсот ударов по пяткам – в попытке заставить меня издать хоть один звук. Они бы предпочли, чтобы я как-то выражал свои чувства, пусть даже ненависть, а не оставался безучастным. Но я полностью закрылся – и от них, и от своей боли… Самое удивительное, иногда мои палачи, думая, что я лежу без сознания, начинали между собой переговариваться. Они обсуждали своих детей, жен, работу. Кто-то звонил своей подружке. Короче говоря, они вели себя, как самые обычные люди, которые, тем не менее, без колебаний, без угрызений совести совершали самые жуткие зверства».

Ахмед Отмани (1943–2004) неоднократно сидел в тюрьме за свои политические убеждения. Получив свободу, он начал заниматься правоохранительной деятельностью, защитой прав человека и стал одним из основателей, а затем председателем Международной тюремной реформы.

Как уже было сказано, обычно пытки применяются по отношению к людям, совершившим особо тяжкие преступления. Крайне неодобрительно относятся милиционеры и к задержанным, которые оказали сопротивление при аресте, напали на представителей закона или предприняли попытку бежать.

При избиении милиционеры стараются не оставлять на теле человека следов насилия. В этом случае доказать, что работники милиции совершали противоправные действия, почти невозможно. Поэтому, по возможности, лучше не доводить дело до серьезного конфликта, говорите со следователем и милиционерами вежливо и ни в коем случае не угрожайте подать на них в суд или заступничеством крутых покровителей.

Осуждать тех, кто не выдержал пыток и «раскололся», согласно тюремному этикету, не принято, ведь мало кто знает свои пределы выносливости, а время в КПЗ тянется очень медленно.

СИЗО

СИЗО, то есть следственный изолятор, – это учреждение, где под охраной содержатся арестованные, в отношении которых судебный приговор не вступил в законную силу.

В СИЗО обычно имеются отделения или отдельные камеры для содержания несовершеннолетних, женщин, больных, приговоренных к смертной казни, впервые арестованных и заключенных, этапируе-мых в ИТУ (исправительно-трудовое учреждение).

В СИЗО также содержатся осужденные, которых должны этапировать или, наоборот, оставить в СИЗО для хозяйственных работ. Имеется в СИЗО и карцер – особое отделение для дисциплинарного наказания.

Попав в СИЗО, человек в первую очередь помещается в камеру-карантин. Он получил свое название в связи с медицинским термином и необходим для профилактики инфекционных заболеваний. Здесь выясняется, не является ли человек носителем какой-либо инфекции.

В первый день карантина арестованного тщательно осматривает фельдшер. Он подробно описывает все особые приметы (родимые пятна, шрамы, физические дефекты) и татуировки заключенного. Если в КПЗ или при задержании вас били, следует рассказать об этом врачу, показать полученные синяки и ссадины, обязательно пожаловаться на недомогания или боли. Врач обязан все это тщательно запротоколировать, а вы – настоять на этом.

«Работники здравоохранения, в особенности врачи, совершают нарушение медицинской этики, если они вовлечены в любые другие профессиональные отношения с заключенными или задержанными лицами, целью которых не является исключительно обследование, охрана или улучшение их физического или психического здоровья» (Принципы медицинской этики. Принцип 3).

СИЗО и КПЗ отличаются друг от друга тем, что первый находится в ведении Министерства юстиции РФ, а вторая – в ведении МВД. Эти ведомства были разделены намеренно, чтобы максимально обеспечить соблюдение прав человека. Таким образом, ваши жалобы и претензии будут обязательно зафиксированы, если, конечно, фельдшеру не поступило специальное указание этого не делать.

Однако это бывает нечасто. Как правило, фельдшер внимательно выслушает жалобы, чтобы убедиться в том, что будущий заключенный действительно здоров, а не скончается через день от внутреннего кровотечения, которое никто не заметил. Администрация тюрьмы не захочет брать на себя ответственность, ведь без врачебного заключения, сделанного сразу по прибытии арестованного, будет сложно доказать, что в тюрьме не убили человека, а что его уже доставили туда в тяжелом состоянии.

Разумеется, при осмотре врача можно немного злоупотребить своим положением, например притвориться – вреда от этого не будет никакого, а вот пользы немало – здесь главное знать меру.

В некоторых тюрьмах медицинский персонал очень толстокож, поэтому без симуляции арестованному не обойтись. Она как раз компенсирует непробиваемость врачей и получится картина, более-менее приближенная к действительности. Если же вы уверены в том, что с вами и в самом деле что-то не так, говорить об этом следует очень громко и настойчиво, ведь получить в тюрьме квалифицированную медицинскую помощь очень сложно, а уж добиться того, чтобы больного заключенного доставили в больницу, практически невозможно. В любом случае тюремных врачей лучше лишний раз хорошенько напугать, если это поможет добиться профессионального внимания, ведь уровень смертности в тюрьме указывает на состояние демократии и соблюдение прав человека. Высокий уровень очень плохо повлияет на статус страны.

Во время пребывания арестованного в карантине он в обязательном порядке сдает медицинские анализы, в том числе на сифилис и ВИЧ-инфекцию, проходит флюорографическое обследование.

Длительность карантина зависит от разных факторов, в том числе и географических. Так, в тюрьмах Калининграда к карантину относятся очень серьезно, держа арестованного в отдельной камере несколько дней, до тех пор пока не будут получены результаты всех сделанных анализов. Но в этом городе, а следовательно и в тюрьме, очень много ВИЧ-инфицированных, поэтому медицинскому персоналу приходится проявлять особую бдительность.

Итак, в первый день в СИЗО арестованного ведут в душ, где выдают один кусок мыла, ведь в это время у человека еще нет ничего собственного, так как родные, если они есть, еще не успевают подсуетиться и передать арестованному необходимые вещи. Затем делаются фотографии и снимаются отпечатки пальцев, которые подшиваются в личное дело.

 

 

2. Виды исправительных учреждений

 

Главная функция исправительных учреждений – это наказание и перевоспитание лиц, преступивших закон. Итак, какой же путь предстоит пройти человеку, совершившему противоправное действие? Конечно, в первую очередь его поместят в камеру предварительного за-ключения (КПЗ), затем переведут в следственный изолятор (СИЗО) и только потом отправят в определенное судом исправительное учреждение.

Исправительными учреждениями в России называют места, предназначенные для отбывания наказания лицами, приговоренными к лишению свободы. В России такими местами являются различные исправительные и воспитательные колонии, лечебные исправительные учреждения, а также тюрьмы.

Раньше люди, преступившие закон, вынуждены были расплачиваться за свои действия, выплачивая штраф или получая физические увечья. Так, например, во многих странах Востока было распространено наказание, согласно которому ворам отрубали одну руку. Держать арестованных людей в темницах, затрачивая на их содержание огромные средства, было непозволительной роскошью, поэтому арестованных обычно отправляли на рудники и галеры, чтобы они трудом расплатились за нанесенный обществу вред. Их также калечили или казнили.

Зарождение капиталистического строя немало изменило в общепринятой тюремной практике. Смертная казнь со временем была отменена, но далеко не везде.

Первые тюрьмы, предназначенные для длительного содержания преступников, впервые были созданы в Европе в XVI веке. В 1595 году в Нидерландах завершилось строительство тюрьмы Цухтхауз, в которой содержались исключительно мужчины.

Сначала тюрьмы являлись местами изолированного содержания преступников и предназначались главным образом для обезвреживания и устрашения правонарушителей. Но постепенно количество заключенных увеличивалось, и возникла необходимость в отдельном содержании мужчин и женщин, а также взрослых людей и несовершеннолетних. Позже заключенных стали распределять по разным исправительным учреждениям в зависимости от совершенного ими преступления и срока наказания.

С появлением уголовного права появилась особая наука, предметом изучения которой являются система тюремного заключения и влияние, которое она оказывает на преступников. Эта наука называется тюрьмоведением. В течение долгого времени условия и порядок отбывания наказания в местах заключения постепенно менялись. На сегодняшний день тюрьмы в капиталистических странах являются основными местами, где правонарушители отбывают назначенное им наказание в виде лишения свободы.

Заключенные делятся на две категории: осужденные и подследственные. Первые вынуждены провести в тюрьме весь срок, который был им назначен судьей. Вторые находятся в тюрьме в целях изоляции от общества только на период следствия, а возможно и дольше, если будет вынесено соответствующее постановление суда.

Исправительные колонии

Исправительные колонии (ИК) в России являются исправительными учреждениями, которые предназначены для отбывания срока лишения свободы осужденными лицами, достигшими совершеннолетия.

К ИК относятся колонии-поселения, исправительные колонии общего режима, исправительные колонии строгого режима и исправительные колонии особого режима. Они различаются между собой условиями содержания.

Наиболее мягкие условия содержания в колонии-поселении. В ней отбывают наказание лица, приговоренные к лишению свободы за противоправные действия, совершенные по неосторожности, а также те осужденные, которые были переведены из ИК общего и строгого режима.

Уголовно-исполнительная система в России часто переходила из ведения одного министерства к другому. В XX веке это происходило неоднократно. В 1922 году пенитенциарные учреждения перешли в ведомство МВД, затем в 30-х и 50-х годах ими недолго управляло Министерство юстиции. Окончательно этому министерству уголовно-исполнительная система была передана только в 1998 году.

В ИК общего режима порядки более жесткие, чем в колонии-поселении. Там отбывают наказание лица мужского пола, осужденные за совершение умышленных преступлений.

В ИК общего режима также могут содержаться женщины, осужденные за совершение умышленных преступлений. Исключение составляют женщины, осужденные за совершение преступления с очень опасным рецидивом.

ИК особого режима в России предназначена для отбывания наказания лицами мужского пола, осужденными за преступления с особо опасным рецидивом. Их приговаривают к пожизненному лишению свободы.

В российских ИК особого режима также содержатся приговоренные к смертной казни. Так как в России введен мораторий на смертную казнь, вынесенный заключенным приговор заменяется лишением свободы – пожизненным или на определенный срок.

ИК строгого режима в России достаточно многочисленны. В таких колониях отбывают наказание лица мужского пола, совершившие особо тяжкие преступления и впервые приговоренные к лишению свободы.

В ИК строгого режима также содержатся осужденные за опасный или обычный рецидив преступления, а также лица, ранее уже приговоренные к лишению свободы. В колониях строгого режима могут содержаться осужденные женского пола, совершившие преступления с особо опасным рецидивом.

Российский исправительный центр является смягченным вариантом колонии-поселения. В нем содержаться лица, приговоренные к ограничению свободы.

Воспитательные колонии

Воспитательные колонии (ВК) раньше назывались воспитательно-трудовые колонии. В них отбывают наказание приговоренные к лишению свободы лица, не достигшие совершеннолетия.

В ВК также содержатся лица, отбывающие срок до того времени, как им исполнится 21 год.

Лечебные исправительные учреждения

Лечебные исправительные учреждения (ЛИУ) в России предназначены для отбывания наказания больными наркоманией или алкоголизмом, приговоренными к лишению свободы, а так же преступниками, страдающими психическими расстройствами, которые не исключают вменяемости.

23 июля 1918 года Народный комиссариат юстиции принял временную инструкцию. В ней говорилось об отмене достаточно гуманного «Устава содержания под стражей», принятого в 1915 году. С этого дня основными учреждениями для исполнения наказания в виде лишения свободы становились трудовые колонии. В 1930 году их преобразовали в исправительно-трудовые лагеря.

Пенитенциарные учреждения

К пенитенциарным учреждениям относятся лагеря, тюрьмы, колонии и другие закрытые учреждения, предназначенные для отбывания осужденными уголовных наказаний. В них также временно содержатся лица, подозреваемые в совершении преступления.

Тюрьмы

Тюрьма в Российской Федерации – это специальное исправительное учреждение, предназначенное для отбывания наказания приговоренными к лишению свободы лицами на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений и за особо опасные рецидивы, а также лицами, являющимися злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, что влечет за собой перевод из исправительных колоний.

Термин «тюрьма» скорее всего произошел от тюркского слова «тюрмя», которое переводится на русский язык как «заключение» или «темница».

В тюрьмах арестанты содержатся в небольших отдельных камерах. У них нет возможности свободно передвигаться по тюрьме и общаться между собой, с охранниками и администрацией учреждения. В отличие от тюрем в лагерях заключенные живут общинами в бараках и имеют возможность перемещаться по зоне. В этом плане их свобода менее ограничена, чем в тюрьмах.

Главными функциями тюрьмы, без сомнения, являются не просто заключение и наказание преступников, но и их перевоспитание. К сожалению, на сегодняшний день тюрьмы в полной мере выполняют лишь первые две.

Методики перевоспитания заключенных не только в большинстве своем не оказывают нужного воздействия, но и ухудшают уже сложившуюся ситуацию.

В качестве исправительных мер администрация тюрем прибегает к одиночному заключению, обязательному труду, разъединению на ночь и т. д. Очень помогает в процессе перевоспитания принятая система вознаграждаемого принудительного труда, соединенная с институтом условного досрочного освобождения.

Такая система позволяет заключенному за время отбывания наказания собрать небольшую сумму за счет выплачиваемых ему за выполнение предложенной работы средств. Разумеется, такая система работает только при условии примерного поведения самого заключенного. В некоторых случаях в качестве вознаграждения за трудолюбие и хорошее поведение заключенного могут досрочно освободить.

В тюрьмах могут содержаться не только осужденные, но и лица, находящиеся под следствием.

Карцер

Cлово «карцер» произошло от латинского слова «career» и означает «темница». Карцер обязательно имеется в каждой тюрьме. Это особое помещение, в котором содержатся осужденные, уличенные в нарушении установленного в тюрьме порядка. В карцере осужденные содержатся в более строгом режиме, чем тот, который к ним применялся, когда они содержались в обычных камерах.

Карцер предназначен для одиночного заключения осужденных, таким образом администрация тюрьмы наказывает провинившихся.

Как правило, под карцер выделяют помещение более чем скромного размера. Хотя по закону карцер должен быть удобен для заключенных, ведь основной смысл наказания карцером заключается в отсутствии общения, на самом деле тюремные карцеры далеко не всегда соответствуют этому требованию. Карцер бывает темным и светлым.

Пол в нем должен быть деревянным или асфальтовым, прочным и ровным, а дверь крепкой, наподобие камерной, снабженной массивным тюремным замком. В двери обязательно должны иметься:

– специальный «глазок» для обзора карцера и наблюдения за заключенным;

– форточка, запираемая на замок вагонного типа через которую заключенному подается пища.

В карцере также обязательно должно быть окно 50 х 50 см, закрытое металлической решеткой и щитом. Этот щит является своего рода жалюзи и закрывает окно снаружи. Внутри окно дополнительно закрыто сеткой.

Карцер обязательно должен освещаться электрической лампой небольшой мощности. Она устанавливается на потолке или в специальной нише над дверью. Лампа также должна быть изолирована мелкоячеистой металлической сеткой, чтобы заключенный не мог до нее добраться.

Помимо уже перечисленного, в карцере обязательно должны быть:

– санитарный узел;

– койка, сделанная из металлического каркаса и деревянного лежака, которая должна крепиться напрямую к стене, при необходимости подниматься и опускаться;

– табурет, с помощью креплений удерживаемый на одном месте;

– стол, так же как и табурет, зафиксированный на одном месте. Он может крепиться как к полу, так и к стене.

Обычно администрация тюрьмы самостоятельно подбирает помещение, которое в дальнейшем используется как карцер.

Вопреки правилам, это может оказаться крохотная комнатушка, лишенная даже минимальных удобств, но снабженная неизменной металлической дверью с форточкой.

Поскольку в карцере заключенный содержится в одиночестве, крайне маловероятно, что ему понадобиться соблюдать там какие-либо правила этикета. Разве что не следует забывать о вежливом тоне при общении к охранникам.

Еду в карцер приносят специальные служащие. Они подают ее в помещение через форточку. Следует аккуратно взять предложенную пищу и вежливо поблагодарить человека, доставившего ее. Пустую посуду следует пододвинуть к форточке, чтобы ее забрали.

Поскольку помещение в карцер является в первую очередь наказанием, у администрации тюрьмы есть много возможностей злоупотреблять им. Это является скорее исключением из правила, но все равно встречается в современных тюрьмах, а потому, попадая в тюрьму, к этому следует быть готовым.

Помните, что содержание в карцерах, не соответствующих установленным требованиям, может быть оценено как бесчеловечное обращение с людьми, то есть пытка, а следовательно, незаконно. Статья 5 Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания гласит: «Подготовка персонала, стоящего на страже соблюдения закона, и подготовка других официальных лиц, которые могут нести ответственность за лиц, лишенных свободы, должна обеспечивать такое положение, при котором полностью учитывалось бы запрещение пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Это запрещение должно также, по мере необходимости, быть включено в такие общие правила или уставы, которые касаются обязанностей или функций каждого, кто может иметь дело с содержанием под стражей таких лиц или обращением с ними».

Таким образом, если с вами обошлись жестоко, вы вполне можете пожаловаться адвокату. Будет назначено расследование, и виновные понесут соответствующее наказание.

«Любое лицо, которое утверждает, что оно подверглось пытке или другому жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство виду обращения и наказания со стороны официального лица или по его подстрекательству, должно иметь право на то, чтобы предъявить жалобу компетентным органам соответствующего государства, и на то, чтобы дело было беспристрастно рассмотрено ими» (Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Статья 8).

Карцер не только негативно влияет на физическое состояние заключенного, но и унижает его человеческое достоинство. Эта ситуация предусмотрена статьей 3. Эта же статья указывает на отличие наказания, проведенного в унизительной форме, от обычного наказания, предусмотренного российским законодательством.

Чтобы защитить заключенных от бесчеловечного обращения администрации тюрем, 9 декабря 1975 года ООН была принята Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. В этой декларации дается определение пытки, указывается на ее опасность для общества: «Для целей настоящей Декларации пытка означает любое действие, посредством которого человеку намеренно причиняется сильная боль или страдание, физическое или умственное, со стороны официального лица или по его подстрекательству с целью получения от него или от третьего лица информации или признаний, наказания его за действия, которые он совершил или в совершении которых подозревается, или запугивания его или других лиц. В это толкование не включаются боль или страдание, возникающие только из-за законного лишения свободы, ввиду состояния, присущего этому или вследствие этого, в той степени, насколько это совместимо с Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными. Пытка представляет собой усугубленный и преднамеренный вид жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания».

А в статье 2 особо указано на то, что пытки полностью противоречат Всеобщей декларации прав человека, поскольку «любое действие, представляющее собой пытку или другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания, является оскорблением человеческого достоинства и должно быть осуждено как нарушение прав человека и основных свобод, провозглашенных во Всеобщей декларации прав человека».

 

3. Перые дни в тюрьме

 

Говорят, что первая неделя в тюрьме – самая тяжелая.

Человеку нужно привыкнуть к новым порядкам и новому статусу.

Человек, попавший за решетку, лишается всех личных вещей, за исключением часов. Поэтому носить следует модель недорогую, крепкую и желательно такую, чтобы работала не от батареек, которые придется регулярно менять, а в тюрьме это большая проблема.

В тюрьме человеку не дадут просто так отсидеть весь срок в камере – его заставят работать уборщиком, поваром, прачкой и т. д. Ни в коем случае не следует избегать такой работы, она сделает сон более крепким, а мышцы – сильными.

Впервые порядок тюремного управления в России определили при царе Алексее Михайловиче.

И конечно, огромную важность для заключенных имеет тюремный этикет. Заключенные, скованные жесткими правилами и представляющие собой сложное общество неуравновешенных и непредсказуемых личностей, за долгое время выработали свои собственные правила поведения в тюрьме. За соблюдением этих правил заключенные следят очень строго. Малейшее их нарушение или пренебрежение этикетом обычно карается быстро и жестоко.

Знакомство

Итак, вы прибыли в тюрьму под конвоем суровых охранников. Первое, что сделает администрация этого исправительного заведения, – поместит вас на несколько часов или дней в карантин. В самых простых тюрьмах в течение этого времени новичка исправно снабжают чаем и сигаретами. Отсутствие таких поставок может свидетельствовать в первую очередь о том, что вам радикально не повезло, потому что тюрьма, где вы оказались – «красная», или, выражаясь официальным языком, режимная.

Но как бы то ни было, уяснив для себя, что ситуация сложилась не очень хорошая, не следует падать духом и мастерить себе заточку для вскрытия вен или, наоборот, витать в облаках и мечтать о до-срочном освобождении или внезапном заступничестве могущественного покровителя. В тюрьме нет места как отчаянию, так и бесплодным надеждам. Чтобы выжить, необходимо рассчитывать только на свои силы.

Находясь в карантине, постарайтесь расспросить соседей о тюрьме, в которую попали, о жизни и порядках в ней. Помните, что вам могут солгать или утаить некоторые сведения, несмотря на вполне убедительный тон.

Карантин, пожалуй, можно назвать прихожей тюрьмы. Заключенные здесь находятся в крайне неопределенном состоянии, а по-настоящему первый день в тюрьме для заключенного начинается в тот момент, когда его переводят в камеру.

«Шаг в хату был каким-то обморочным. Сравнение с баней верно: она и есть. Примерно 40 градусов воздух, 100 % влажность. В желтом горячем мареве стеной стоят в одних трусах и тапочках потные люди, покрытые сыпью и язвами, смотрят враждебно и чешутся…» («Все должно было быть не так», Алексей Павлов).

Итак, что же диктуют правила тюремного этикета новичку, первый раз в жизни входящему в камеру, которую ему придется делить с одним или несколькими товарищами по несчастью? Войдя в открытую охранником дверь в камеру, громко и отчетливо поздоровайтесь: «Здорово, пацаны!» или «Здорово, народ!».

Прежде чем вас проведут в камеру, вам выдадут матрас, на котором вы будете спать. Войдя, бросьте его на пол, но как можно дальше от унитаза.

Не протягивайте руку для рукопожатия, поскольку вам еще не известно, кому ее можно протягивать, а кому нет.

Ни в коем случае не понтуйте, не пытайтесь казаться матерым, все повидавшим зэком – все равно ваши беззащитность и неопытность будут очевидны.

Вежливо объясните соседям, что в тюрьме вы впервые, порядков не знаете, и почтительно поинтересуйтесь, с кем вам нужно побеседовать, чтобы узнать те правила, в соответствии с которыми надо вести себя в камере. Вас обязательно отправят к опытному уважаемому человеку – смотрящему, который спит на самой нижней койке, расположенной у окна.

Не следует брать за образец многочисленные кинофильмы про сильных и хитрых главных героев, попавших за решетку, наглостью и кулаками завоевавших уважение.

На самом деле так не бывает, а самые смелые и благородные в тюрьме долго не живут – климат не тот.

Разговаривая со смотрящим или другим опытным человеком, не пытайтесь казаться круче, чем есть, и тем более не врите. Наивные вопросы не заставят окружающих людей думать о вас хуже, наоборот, ими вы как бы покажете свое желание усваивать новое и вызовете симпатию. Даже если какие-то вещи вам хорошо знакомы, все равно поинтересуйтесь ими.

Если вы задаете вопрос по делу, а в ответ слышите нечто, не соответствующее настоящему положению вещей, обратитесь к более опытному человеку за разъяснениями. Этим человеком может оказаться смотрящий за всей тюрьмой или корпусом. Солгавший, а тем более представившийся авторитетом будет жестоко наказан.

«От первого пробуждения на общаке можно сойти с ума. Впрочем, как от любого последующего. С новой силой на тебя обрушивается видение, перед которым хочется закрыть глаза. Первым делом стряхнуть с себя тараканов, закурить. Целиком выкурить сигарету не получается, тут же кто-то обращается: „Покурим?“ Ответов два. Или с кем-то уже курю, или положительный» (Алексей Павлов).

Когда вам начнут задавать вопросы о том, по какому обвинению вы попали в тюрьму, или просто о жизни, не врите – правда все равно рано или поздно станет известна, а ваша репутация будет сильно подмочена. Лгать рекомендуется, только если на свободе вы были работником милиции, служили в МВД или если получили срок за сексуальные извращения. Люди, служившие в армии, не считаются изгоями, но и не особо приветствуются. На вопросы об оральном сексе следует отвечать, что вы знаете о нем только от проституток, сами никогда не практиковали и не испытываете желания, к однополой любви относитесь резко отрицательно, а с гомосексуалистами никогда не встречались.

Вопросы экономики, политических взглядов и искусства в тюрьме открыты. На эти темы, если они ни в коей мере не затрагивают тюремную жизнь, можно говорить совершенно откровенно – вас никто не упрекнет и не осудит. Традиционно заключенные придерживаются идеи интернационализма. На вопрос, как вы это понимаете, нужно ответить, что часть названия «национал-», с вашей точки зрения, это не что иное, как духовная общность населения страны. Кстати, идеи расизма в тюрьме запретны.

Если другие заключенные спросят у вас, общались ли вы раньше с другими сидевшими людьми, ответьте правдиво, но не называя имен. При этом добавьте, что, хотя раньше не имели возможности изучить тюремные законы, теперь горите желанием сделать это как можно быстрее.

На вопрос «Ты кто по жизни?» или любой другой, похожий по смыслу, отвечать следует очень осторожно. Если вас посадили по политическим причинам – говорите, что вы «политический», если нет – скажите, что все еще обдумываете этот вопрос.

Если заданный вопрос не касается вас лично, не отвечайте на него конкретно, достаточно уклончивого «не знаю».

Если вопрос задан относительно знакомого вам человека, вежливо поясните, что имеете право отвечать только за самого себя, а этот вопрос надо задать человеку, которого он непосредственно касается.

Если заданный вам вопрос неудобен и вы желали бы обойти его стороной, ответьте какой-нибудь шуткой, остроумие ценится в тюрьме.

Если с вами беседуют на отвлеченные темы, не думайте, что это делается для того, чтобы скоротать время, и старайтесь быть сдержаннее. Дело в том, что следствием любого неосторожного слова может быть создание у заключенных неверного мнения о вас, которое может навредить всем обитателям вашей камеры. Слова, сказанные в тюрьме, не имеют ничего общего со словами, сказанными на свободе в кругу друзей. Слово заключенного приравнивается к совершенному поступку и судится также сурово.

Тщательно соблюдайте правила личной гигиены, но ни в коем случае не справляйте нужду прилюдно или в то время, когда ваши соседи по камере сидят за столом, пьют чай или едят. Это считается не просто признаком дурного тона, но и оскорблением.

Всегда обязательно благодарите заключенного за любую услугу, даже самую маленькую, которую он оказал вам.

Если у вас есть просьба в пределах разумного, не стесняйтесь, обращайтесь с ней к человеку, который, по вашему мнению, сможет ее выполнить, но будьте готовы расплатиться за ее выполнение.

Слова «спасибо» и «пожалуйста» говорить в тюрьме совсем не обязательно. Первое можно заменить на «я очень признателен», а второе – «по возможности». Более подробно о том, что можно и чего нельзя говорить в тюрьме, будет рассказано ниже.

Вежливость среди сокамерников очень важна. Помните, что никакое доброе слово или поступок не останется незамеченным и обязательно вернется к вам с процентами.

Тюремный этикет позволяет заключенным обращаться на «ты» даже к людям, которые намного авторитетнее и старше их.

Правила поведения, диктуемые тюремным этикетом, позволяют употреблять в общении прозвища и уменьшительные формы имен.

Если вам предлагают сыграть на интерес, вежливо, но твердо откажитесь даже в том случае, если на свободе вы считались одним из лучших игроков. Вашими противниками будут виртуозные шулеры, выиграть у которых, если вы не профессионал в той же области, невозможно. Возможно, в первый раз вам и дадут выиграть, но затем пощады ждать не придется. Дело в том, что, в отличие от джентльменских правил, тюремный этикет позволяет и даже приветствует обман в игре.

Объявить результат шулерской игры недействительным можно только в том случае, если вы продемонстрируете шулеру и свидетелям тот самый прием, с помощью которого вас обманули, но для этого надо разбираться в нечестных приемах лучше самого обманщика, а это практически нереально. Более подробно об играх будет рассказано ниже.

Никогда не берите из общака камеры больше, чем вы можете туда внести.

Не делайте звонков по сотовому телефону, если в этом нет крайней необходимости, ведь вам придется не только оплатить сам разговор, но и положить определенную сумму в общак.

Если вам предлагают попробовать наркотики, решительно, но вежливо откажитесь. Разумеется, читать поучительные лекции щедрому распространителю нельзя, это посчитают грубостью и откровенным «наездом».

Не берите ничего в долг. Согласно тюремному этикету единственным долгом, который можно признать, является игровой долг.

Никогда не давайте обещания внести в общак определенную сумму или конкретную вещь.

Обещать можно только то, что реально выполнимо. За невыполненные обещания так или иначе придется расплатиться.

«Крик “хата, баланда!” вызывает голодный рефлекс, и скоро баланда перестает быть вонючей, и рыбкин суп кажется приемлемым. Хлеба совсем мало, белый часто не дают вовсе. Растянуть пайку на сутки не хватает терпения, она съедается сразу, чувство голода переносится легче, когда знаешь, что у тебя нет ни крошки» (Алексей Павлов).

Стукачи в тюрьме

Попав в тюрьму, приложите все силы, чтобы научиться понимать людей и ладить с ними. Обязательно следует общаться с сокамерниками, ведь только в процессе разговора можно узнать друг друга, хотя, конечно, заключенные не столько слушают, сколько наблюдают за движениями людей, абсолютно верно считая это единственным способом действительно узнать человека.

Дело в том, что под маской матерого заключенного или неопытного новичка вполне может скрываться подосланный, которого на тюремном жаргоне принято называть стукачом или гадом. Он может скрываться и под личиной смотрящего в камере. Узнав о подсыле, следует подумать, как избавиться от него, ведь просто перейти в другую камеру вам не позволят охранники, да и сами заключенные без восторга отнесутся к такому переселению, особенно если не будут предоставлены доказательства, что в камере подсыл.

Подсыл, или, как его называют сами заключенные, стукач, необходим охране и милиции для того, чтобы быть в курсе разговоров арестантов. В первое время новички находятся в очень возбужденном состоянии, а потому говорят много, охотно и не всегда контролируют свою речь. Когда пройдет определенное время и человек освоится в новых условиях, разговорить его будет значительно труднее, чем в первые дни. Об этом красноречиво свидетельствует одна любопытная история, рассказанная Виталием Лозовским: «Однажды, в том же Калининграде к нам в камеру после карантина (как он сказал) закинули некоего типа, который гнул пальцы, все разводил по понятиям, рассказывал о том, как он круто провел время предыдущей ходки, как его на зоне уважали, как менты его ломали при приеме и т. д. Пробыл он у нас недолго, с неделю, прижился плохо – никто с ним нисколько не сблизился, никто его особо не слушал, малолетка разве что – плохонький был трепач. Потом исчез».

Обычно в тюрьме заключенные не исчезают просто так. Арестанты, с которыми им доводится контактировать, обычно знают, что случилось с их товарищем, и охотно делятся этой информацией. Однако тот заключенный, о котором пишет Лозовский, пропал, хотя на свободу его не должны были выпускать, а о переводе никто ничего не слышал. Но вскоре совершенно случайно сокамерникам пропавшего арестанта удалось пролить свет на непонятное исчезновение товарища: «В дни, когда он был у нас, он переписывался с кем-то, и уже позже, когда нашу хату раскидывали и мы собирали все свои шмотки, обнаружили потерянную маляву, которую он почему-то не вскрыл – видать получил, отложил на позже и потом потерял…».

При Екатерине II, которая вложила много сил в совершенствование уголовно-исполнительной системы, было создано множество тюрем. Часть из них используется и в настоящее время. Также при Екатерине II создали подробный и очень прогрессивный «Проект положения о тюрьмах».

Согласно правилам тюремного этикета, заключенные ни в коем случае не должны вскрывать чужую почту. Это считается самым тяжелым проступком из всех возможных в среде заключенных и наказывается очень жестоко. Почта считается личным и святым делом каждого человека. Если заключенного, которому пришло письмо, перевели из камеры или тюрьмы, его почту отправляют обратно. Если заключенный освобожден или отправлен на этап, а потому не имеет возможности получить почту, она уничтожается. «Но, в данном случае, внешнего листа с адресами не было – он его сорвал, и мы не знали, чья это малява, потому и вскрыли.

В этой самой маляве, ему адресованной, некто писал о том, что он недавно заехал на карантин, а перед этим праздновал неделю свадьбу, передавал приветы от каких-то общих знакомых, которые что-то хотели узнать у него, а еще перед этим вспоминал, как они тоже были на карантине вместе раньше, что-то уточнял. Писал, что скоро снова будет на воле и снова увидит этих самых общих знакомых, спрашивал, что им сказать.

То есть, из этой малявы однозначно стало понятно, что он периодически “садился” в тюрьму дней на 10–14 (на срок карантина), слушал, разговаривал, периодически его выводили типа анализы сдавать, отпечатки снять, сфотографироваться. В это время он сливал всю добытую информацию. Затем, к окончанию срока карантина, его забирали, как будто переводили в постоянную хату, и он исчезал – уходил в краткосрочный отпуск на срок, пока в карантине полностью не обновится контингент, т. е. на следующие 14 дней. Затем снова на “работу”… Мы маляву переслали смотрящему – арестантская солидарность все-таки. Что было дальше – не знаю. Вот такие бывают “блатные”. Так что еще раз в этой связи напомню принцип, по которому можно заподозрить такую курицу – чем больше заворачивает пальцы, чем больше пыли пускает, особенно при неадекватной наружности и поведении – тем вероятность больше».

В 1802 году при Министерстве внутренних дел основали Департамент исполнительной полиции. На него возложили работу по управлению делами, связанными с тюремной организацией. Несмотря на это, тюрьмами все еще фактически управляли местные власти и губернаторы.

Как показывает практика, довольно часто заключенные точно знают, кто из их соседей является «курицей», но в силу некоторых причин ничего не предпринимают. Их логика в данном случае довольно проста: зачем наказывать стукача, если он уже сам извелся мыслью о неминуемом разоблачении? Страх очень быстро и качественно подтачивает как моральные, так и физические силы человека. Любая месть в таких обстоятельствах будет только излишней жестокостью, а заключенные, как правило, – люди справедливые и снисходительные. Да и вряд ли стукач согласился работать на милицию от хорошей жизни, скорее всего его не только запугали, но и избили. К тому же показать, что другим заключенным известен стукач, и выгнать его – значит ожидать вскоре прихода нового, которого узнать будет очень трудно. А когда знаешь, кто стучит, становиться легче, тем более что в одну камеру обычно вселяют только одного стукача, реже – двоих. Стукач в камере может даже оказаться полезным, если надо донести до сведения работников милиции какую-то информацию или дезинформацию.

О присутствии в камере стукача может быть известно далеко не всем его соседям. Однажды случилось так, что один из заключенных узнал, что его хлебник (сосед по камере, с которым он вынужден был делить еду и есть из одной тарелки) – стукач. Возмущение обманутого заключенного было огромным, тем более что остальные арестанты, зная о деятельности стукача, не сочли необходимым предупредить неудачливого арестанта.

Когда обиженный заключенный попытался предъявить претензии в связи с этим обстоятельствам несознательным соседям по камере, ему логично ответили, что, по негласным правилам, нельзя откровенно называть человека стукачом, если в этом нет абсолютной уверенности. Необходимо предоставить железобетонные доказательства, а это далеко не так просто, как может показаться на первый взгляд.

 

Психология заключенных и общение с ними

Нормы поведения в тюрьме, определяемые особым этикетом, сильно влияют на взаимоотношения с заключенными. И вот здесь очень важно понимать, с кем вам придется иметь дело.

Если рассмотреть общую массу заключенных, можно выделить две разновидности арестантов: блатные (братва) и мужики.

Блатными называют людей, которые живут по особым воровским «понятиям». Сами себя они обозначают как бродяг, братву, босоту и т. д. Работники милиции в данном отношении более конкретны. Для них блатные – это профессиональные преступники.

«На спецу шконки стоят параллельно стенам, на общаке перпендикулярно, вплотную друг к другу, иногда с разрывом – привилегированные места. Нижний ярус завешен простынями, получаются как бы отдельные палатки, в каждой из которых собирается определенный круг знакомых и протекает своя особенная жизнь; к проверке пологи поднимаются, обнажая ячеистое нутро камеры. За одной из таких занавесок в проеме между шконками за крохотным столом собралась братва» («Все должно было быть по другому» Алексей Павлов)

Для таких людей тюрьма – родной дом, куда они возвращаются раз за разом на своем длинном жизненном пути, которым иногда гордятся, а иногда воспринимают как досадное, но вполне закономерное недоразумение.

В тюрьме блатные находятся в обществе равных себе и пользуются случаем, чтобы набраться опыта у других заключенных – крутых авторитетов или просто опытных людей.

Мужиками называют людей, совершивших бытовые преступления, в основном в нетрезвом состоянии, по неосторожности, из жадности или случайно. Это обычные среднестатистические граждане, случайно попавшие за решетку и считающие тюрьму концом своей жизни.

В принципе, термины «блатные» и «мужики» являются скорее лагерными. В тюрьмах они редко используются. Там заключенных, как правило, делят на «реальных пацанов» и «шушеру». Первые ведут себя активно и нагло, а вторые – боязливо и осторожно, пытаясь адаптироваться к незнакомой среде и странным этическим нормам.

Выпестовывание и сохранение «понятий» происходит за счет блатных. И именно «понятия» являются краеугольным камнем, на котором держится тюремный этикет.

«Перебирая взглядом лица, трудно найти человека, который может показаться интересным; лица искажены и упрощены, на каждом застывшая маска страдания, разница лишь в степени. Если кто смеется, то выглядит не смешно, с таким же успехом мог бы плакать. Но как-то арестанты друг друга находят и стихийно образуют семьи. Есть люди, с которыми не важно, о чем говорить, с ними легко. На воле обычно они становятся друзьями. В следственном изоляторе дружить опасно, но ощущение взаиморасположения иногда дает душевный отдых» (Алексей Павлов).

Если вы попали в камеру, где поддерживается жесткий «понятийный порядок» – вам очень повезло. Царящая там атмосфера не имеет ничего общего с той, которую принято демонстрировать в многочисленных кинофильмах. Никто ничего ни у кого не отнимает хитростью, силой или угрозой. Физическое насилие строго запрещено, впрочем, так же как и матерная брань. Сокамерники общаются между собой вежливо и очень дипломатично, часто используя слова «благодарю», «будь любезен» и т. д. Возникающие конфликты давятся в зародыше, а споры «разруливаются» очень быстро и оперативно.

Такое положение вещей объясняется достаточно просто. Несколько человек, запертых в тесной камере и лишенных не только средств для развлечения, но и порой самых необходимых вещей, в отсутствии контролирующего элемента элементарно перегрызутся. Плохо будет всем. Разумеется, умные, опытные заключенные изо всех сил стараются предотвратить такое развитие ситуации. Нарушителя карают жестоко и незамедлительно. Если он беспричинно ударил кого-то, то должен быть готов к тому, чтобы расстаться со своим здоровьем, а то и честью. Рано или поздно, но справедливое возмездие настигнет его обязательно. Этот принцип в тюрьме поддерживается более чем старательно еще и потому, что, если вы могли наказать нарушителя, но не сделали этого, неважно, по какой причине, накажут вас.

Тюремный этикет не допускает даже такой простой фразы, как «А пошел ты…». Казалось бы, она не окончена, а потому не может считаться оскорблением, но на самом деле это не так. Человек, которому фраза адресована, имеет полное право ударить или ответно оскорбить охальника, а в некоторых случаях и убить. Это единственное исключение из правила, запрещающего насилие в камере.

«Мой вывод: люди в тюрьме больше склонны к самоорганизации, чем на воле. Если бы арестанты не поддерживали друг друга и не были терпимы, выжить бы было трудно не только морально, но и физически. Настоящий беспредел в тюрьме имеет на плечах погоны» (Алексей Павлов).

Фраза «пошел на…!» воспринимается заключенными буквально, неважно, как к этому относится произнесший ее. Она означает, что человек, ее сказавший, намеревается совершить над оскорбленным акт сексуального насилия или же стать его объектом, то есть мгновенно переведен в категорию «девочек» (пассивных гомосексуалистов).

Понятийный кодекс чести, этот своеобразный сборник требований этикета, требует от оскорбленного быстрого и жесткого ответа на оскорбление. Если ответа не было, это означает, что он признает себя «девочкой» и впоследствии обязательно ей станет. В лучшем случае человек, не ответивший на оскорбление, будет считаться «чмошником» и «чушкой», с которым брезгуют общаться остальные «нормальные» заключенные.

Конечно, проблема гомосексуальных связей в тюрьме стоит особенно остро. И далеко не всегда в «девочки» определяются заключенные, в чем-то провинившиеся перед тюремным сообществом. Не надо забывать и о матерых преступниках, нашедших себе в тюремных стенах огромное количество жертв, которые не в силах оказать достойное сопротивление насильникам. В своем романе «Спасение из Шоушенка» Стивен Кинг очень откровенно и правдоподобно обрисовал такое положение вещей, существующее на настоящий момент во многих тюрьмах мира: «Теперь несколько слов о сестрах. В других тюрьмах существуют какие-то другие термины для обозначения этих людей. Позже в моду вошло название “королевы убийц”. Но в Шоушенке они всегда назывались сестрами. А впрочем, не вижу особой разницы. Не все ли равно, как именовать это явление, суть от этого не изменится.

В наше время уже ни для кого не секрет, что за тюремными стенами процветает содомия. Это и не удивительно. Большое количество мужчин на долгое время оказываются в изоляции и не могут получать удовлетворения привычным путем. Поэтому часто те из них, кто на воле общался только с женщинами, в тюрьме вынуждены заниматься сексом с мужчинами, чтобы не сойти с ума от переполняющего их желания. Впрочем, если хотите знать мое мнение, то гомосексуальная склонность была заложена в них с самого начала. Потому что если бы они были настолько гетеросексуальны, насколько привыкли себя считать, то они стали бы терпеливо дожидаться, пока их выпустят на свободу к женам и подругам.

Также есть достаточное количество мужчин, которые имели несчастье быть молодыми, симпатичными и неосмотрительными – их совратили уже в тюрьме. В большинстве случаев им отводится женская роль, и партнеры этих бедняг соревнуются друг с другом за обладание ими. А есть еще сестры. Для тюремного общества это то же, что насильники для общества за этими стенами.

Обычно сестры – заключенные, отбывающие длительный срок за тяжкие преступления: насилие, убийство, грабеж и так далее. Как правило, их жертва молода, слаба и неопытна… Или, как в случае с Энди, только выглядит слабой. Их охотничьи угодья – души, задний двор за помещениями прачечной, иногда лазарет. Неоднократно изнасилование происходило в маленькой, тесной, как шкаф, комнате, выполняющей функции кладовки или подсобного помещения в прачечной. Чаще всего сестры берут силой то, что могут получить и по-хорошему: их жертвы, будучи уже совращены, довольно забавно испытывают увлечение своими партнерами, как шестнадцатилетние девчонки увлекаются своими Пресли Редфордами. Но для сестер, судя по всему, основное удовольствие состоит именно в том, чтобы брать силой… И я полагаю, так будет всегда».

Так что же делать, если некто большой, очень сильный и жестокий задумал сделать беззащитного, не-опытного новичка своей сексуальной игрушкой? Если повезет, защиту можно найти у тех же блатных авторитетов или научиться защищаться самостоятельно. И разумеется, чтобы избежать нежеланного сексуального контакта, следует повнимательнее следить за своим языком. Кроме фразы «пошел на…», следует избегать фраз «пошел ты в…», «…твою мать», а также различных вариаций на схожие темы. Слово «пидор» особенно не приветствуется в тюрьме, и если вы уже кого-то так назвали, то придется «отвечать за свой базар». Даже безобидное междометие «б…» обязательно будет истолковано таким образом, что и сам матершинник не рад будет.

Обязательно следует отметить, что в тюрьме принцип «сказал – подтверди» имеет особое значение, ведь по нему живут все заключенные. Дело в том, что людям, по многу лет запертым в тесном, досконально изученном здании, заняться, кроме периодической грязной работы, бывает практически нечем. В связи с этим у них развивается обостренное чувство своего рода справедливости. Поэтому-то тюремный этикет включает в себя неукоснительно выполняемое и очень важное правило, согласно которому, если ты что-то сказал, то должен ответить за каждое свое слово. То есть если вы совсем не уверены в том, что говорите, например сколько цилиндров в двигателе бьюика определенной модели, промолчите. Впрочем, это правило необычайно ценится и в обычной свободной жизни.

К слову сказать, в тюрьме знание приемов различных единоборств и большая физическая сила стоят мало – пространства мало, драки запрещены, да и тюремным этикетом они не дозволяются. В такой обстановке победителем может стать только самый хитрый и ушлый, который хорошо знает арестантские традиции и понятия и умеет красиво, а главное, быстро говорить. Споры, как правило, решаются с помощью отточенных фраз, взглядов, поз и жестов, и окружающие сразу понимают, чего стоит каждый из противников.

 

4. Первый год в тюрьме

 

Опытные люди говорят, что в первый год заключения в тюрьме человек в основном живет сладкими и горькими воспоминаниями о прежней свободной жизни, с надеждой вскоре вернуться к ней.

На второй год заключенные смиряются со своим положением и начинают внимательно изучать особенности и порядки тюремной жизни, при этом заостряя внимание на ее самых негативных сторонах.

На третий год заключенный обычно приходит к мысли, что он не просто «сидит» в тюрьме, а продолжает жить, правда, в несколько иной, неудобной и полной ограничений, обстановке.

Если вдруг ситуация сложилась так, что вы оказались за решеткой, постарайтесь ни на один день не забывать о том, что выражение «лишение свободы» – это всего лишь официальная фраза из судебного приговора. Ни один суд не сможет лишить человека свободы, если она живет в его сердце, поэтому главное в тюрьме – помнить, человек может выжить везде, где захочет.

Что же касается особенностей тюремного этикета, необходимо отметить, что тюрьмы бывают разных режимов, а следовательно, и нормы поведения в них различны. В дальнейшем основной упор будет делаться на исправительные заведения общего режима, которые наиболее распространены в России и за рубежом.

Опасные слова

В тюремном жаргоне есть слова, которые употребляются свободными людьми в повседневной жизни, но которым заключенные придают новый смысл, очень часто противоположный первоначальному. Из-за этого, разговаривая с заключенным, следует быть очень осторожным, поскольку вас могут неправильно понять, что чревато самыми разными плачевными последствиями.

Одним из самых опасных считается слово «спросить». Оно очень часто используется в целях провокации. Как говорят сами заключенные, в тюрьме не спрашивают. Можно только интересоваться.

«Спросить» – означает «потребовать ответа или наказать за какое-то действие»:

– Можно спросить?

– Спросить?! С меня?! Ну попробуй, предъяви…

Не следует также использовать слово «обидеть» и все производные от него. В понимании заключенных обидеть значит «опустить»:

– Я обижен.

– Так ты обиженный?

– Нет.

– Докажи…

Вот и готовая провокация. Доказать что-либо в этом случае бывает достаточно сложно.

Нельзя употреблять слово «свидетель». Его заменяют на синоним «очевидец».

Говорить заключенным «спасибо» крайне рискованно – могут не так понять. Выражать свою признательность можно только словом «благодарю» или словосочетанием «от души».

Никогда не надо говорить «докажу». В ответ на это можно услышать: «Доказывают законники, ты что, тоже из их числа?». Слово «доказать» можно заменить более нейтральным «обосновать».

Так же нельзя говорить «до свидания» и еще много подобных вежливых слов. Перечислять их можно очень долго.

Как вежливо справить нужду

В тюрьмах в каждой камере имеется небольшой гигиенический уголок с унитазом и раковиной. Иногда он отгораживается от остального пространства камеры самодельными занавесками, однако, к большому сожалению, заключенным они совершенно не мешают циркуляции по комнате звуков и запахов. Разумеется, в большой камере такое неудобство переносить легче, чем в маленькой.

К сожалению, далеко не всегда охрана позволяет заключенным отгораживать занавесками такие места общего пользования, и во время проверок срывает их. Делается это главным образом для того, чтобы заключенный ни на миг не почувствовал себя уютно, как дома, в уединении, а также из опасения, что он попробует удавиться или задушить соседа шнурком от занавески.

Заключенные очень любят посмеяться по поводу различных пикантных запахов и звуков:

– Ты что такое ел?

– Загниваешь, братан…

– Глаза режет – жги вату.

Кстати, вату в тюрьме действительно жгут для перебивания неприятного запаха. Ее выщипывают из матрасов, что и объясняет, почему у заключенных они такие тонкие. Иногда вата заменяется бумагой, но редко, так как бумага в тюрьме на вес золота.

Если справляющий нужду арестант очень уж интенсивно и звучно выпускает газы, над ним начинают подшучивать, порой весьма жестоко и ехидно.

Между прочим, согласно нормам тюремного этикета, заключенные, справившие нужду, обязательно должны тщательно вымыть руки. Причина этого лежит далеко не в области гигиены. Дело в том, что среди арестантов мытье рук считается ритуальным. Если руки касались гениталий, но после этого их не мыли в воде, они считаются «грязными», а все, с чем они входили в соприкосновение – «запомоенным» или «зафоршмаченным».

Заключенный, пожавший «грязную руку», признается «обиженным». А человек, забывший сполоснуть руки, может без всяких объяснений получить по физиономии. Впрочем, в первый и второй раз ему могут просто вежливо напомнить о неприличном упущении, но уж в дальнейшем слабую память вполне могут подлечить кулаком.

Существует и еще несколько обязательных правил тюремного этикета, касающихся справления нужды и других гигиенических процедур. Так, например, если в камере кто-то справляет естественную нужду, остальные заключенные не должны ничего есть или пить. Даже обычная конфета, положенная в рот, в такой момент считается «грязной» и должна быть немедленно выброшена. Это же правило действует и в обратном направлении: если в камере кто-то ест, посещать гигиенический уголок, не важно, по какому поводу, запрещено. Из этого правила есть только одно исключение: если камера очень большая, заключенным во время общей трапезы можно справлять только малую нужду. Это вызвано тем, что иногда бывает сложно дождаться, пока все население большой камеры, а там иногда проживает до 50 человек и больше, закончит принимать пищу.

Если население камеры только-только сформировалось, правила поведения должны быть подробно обговорены и приняты единогласно всеми ее обитателями.

Игры

В тюрьме у арестантов очень много свободного времени, которое нужно чем-то занять. Разумеется, в такой ситуации игры, шутки и розыгрыши играют очень важную роль. Игры являются своеобразной отдушиной для людей, находящихся в глубоком унынии и депрессии. Конечно, дать разрядку пребывающим в тяжелом состоянии духа людям могут и обычные разговоры, и рукоделие, но все же игры стоят там на особом счету.

Игры бывают двух видов: на интерес и без интереса. В первом случае игра идет со ставками, а во втором – просто для приятного проведения времени.

Тюремные игры заключенные используют как верное средство «разведения лохов». Опытные арестанты умело обхаживают жертву, играют на ее чувствах, расточая похвалы и взращивая в душе «разводимого» чувство собственной значимости. Затем, когда лох расслабится и начнет ставить на кон большие ставки, часто больше, чем у него имеется, кидала наносит удар.

Если заключенному нечем рассчитаться за долги, он может отработать их в качестве «коня» – своего рода раба, который обязан выполнять все, что прикажет ему «хозяин», то есть или стать «девочкой», или совершить какой-то серьезный поступок, например избить или даже убить кого-то.

Карточный долг считается долгом чести. Человек, который отказался его выплатить, может быть очень жестоко наказан, даже изнасилован или убит. Если в тюрьме царят более-менее человеческие порядки, смотрящие, как правило, устанавливают верхнюю планку ставок, например 100 или 200 долларов.

В тюрьмах, чтобы «кинуть» или наказать человека, широко используется шпилевой способ. Он заключается в том, что шпилевой вынуждает жертву проиграть некоторую, даже самую небольшую сумму, но достаточную для того, чтобы проигравший попросил людей, находящихся за пределами тюрьмы, передать необходимые деньги.

Обычно проигравшему дается некоторый срок, в течение которого он может погасить свой долг, и в это время оперативники начинают работать. С их помощью письма могут не найти адресата, деньги могут не попасть по назначению, пропуск на свидание не будет получен. Срок оплаты проходит, и задолжавший понимает, что у него серьезные проблемы.

Его долг мгновенно вырастает до астрономиче-ских сумм, или же имеет место обычная насильственная расправа. Случается и так, что в результате подобных действий у оперативников, которые предлагают свою помощь, появляется очередной стукач.

Среди понятийных тюремных правил, касающихся азартных игр, есть одно очень важное, но соблюдаемое далеко не во всех тюрьмах. Согласно ему, нельзя играть на интерес (шпилить) с человеком, который отсидел в тюремной камере срок менее одного года.

Игра на интерес чрезвычайно выгодна тюремной «элите», ведь шпилевые игроки должны выплачивать в общак сумму, составляющую примерно 25% от всего выигрыша. Новичок, впервые попавший в тюрьму, может стать жертвой не только шпилевого игрока, но и куда более опасных деятелей игрового тюремного бизнеса. Например, ему могут предложить сыграть в любую игру, но когда он оказывается в проигрыше, то с удивлением слышит, что игра шла на некую сумму, например 200 долларов. Разумеется, новичок начинает протестовать и уверять всех, что не играл на деньги. Тогда выигравший вполне может заявить: «Ничего не знаю, я играл на интерес»: А затем обратиться к сокамерникам: «Кто-нибудь слышал, что он садился играть без интереса?». Разумеется, в этой ситуации окажется, что никто ничего не слышал, не знает и знать не желает.

Может случиться и так:

– На что играем?

– Ни на что.

– Проиграл? Плати 100 баксов.

– Но мы ведь играли ни на что…

– Правильно, но для меня 100 баксов и есть ничто.

На первый взгляд данная ситуация кажется смешной, нелепой и несерьезной. Но это не так. Уйти от оплаты в данном случае, конечно, можно, но репутация будет погублена навсегда. Вот поэтому в тюрьме, прежде чем сесть играть, обязательно следует громко и четко заявить: «Играем без интереса». Эта фраза универсальна, но она должна быть подтверждена партнером. Между тем основной совет людям, оказавшимся в тюрьме: ни в коем случае не играйте на интерес, особенно первое время своего местонахождения в тюремной камере.

В тюрьме также играют на «спортивный интерес», то есть на отжимания, приседания, прыжки и т. д. Часто случается так, что проигравший не в силах выполнить поставленное перед ним условие, то есть отжаться несколько десятков раз за час, и тогда ему разрешают заменить проигрыш на некий эквивалент, например продукты или деньги. Такое положение вещей нередко считается беспредельщиной, но новички легко на него идут.

Тюремному шулеру проще всего оттачивать свое мастерство в играх с костями и картами. Между тем карты в тюрьмах находятся под строжайшим запретом, и если охрана застанет кого-нибудь за компрометирующей игрой, провинившихся строго наказывают. Но это ничуть не вразумляет остальных, да и сам провинившийся очень скоро принимается за старое.

Запрет на карточные игры введен, скорее всего, из-за обилия различных шулерских приемов или же просто из идейных соображений.

Поскольку карты в тюрьме под запретом и получить их легальным путем в посылке невозможно, заключенные делают их самостоятельно. Эта технология очень проста, хотя на изготовление одной колоды карт у человека может уйти много времени. Карты клеятся хлебным клейстером из газет, долгое время выравниваются и шлифуются, раскрашиваются и метятся.

Если вы не являетесь опытным шулером, ни в коем случае не играйте с заключенными на интерес в карты, ведь карточные игры тем и интересны, что они подразумевают солидный выигрыш. А если нет потенциальной выгоды, играть в карты никто не будет – это напрасный риск. Да и непрофессионал-картежник, опасаясь обыска, никогда не станет держать карты при себе, стало быть, если вам кто-то предложил перекинуться картишками – или вам предстоит сражаться с опытным кидалой, или охранники решили провести «чистку».

Разрешенными считаются такие игры, как домино, шашки, шахматы, морской бой и нарды. Разумеется, и в них можно играть на интерес.

Честными, исключающими всякое шулерство играми, безусловно, считаются шашки и шахматы, ведь там практически невозможно смухлевать, разумеется, если противники знают правила. Игры, в которых принимают участие несколько человек, например домино, опаснее, поскольку существует возможность общения посредством тайных знаков.

Еще одно важное правило. Если вы сами не играе-те, а всего лишь присутствуете и наблюдаете, ни в коем случае не подсказывайте, не комментируйте и не обсуждайте ход игры с другими зрителями и игроками, особенно если игра идет на интерес. Проигравший может объявить, что в его неудаче виноват непрошеный комментатор, и тогда проигрыш придется выплачивать именно вам.

Игры, в которых используются кости, например нарды, особенно опасны. Начать следует с того, что известно множество способов манипулирования фишками, и опытный кидала может при необходимости выкинуть требуемое число. Чтобы уменьшить вероятность обмана, рекомендуется использовать пластиковый стаканчик или разные методики метания костей, например ударом о некую преграду, то есть рикошетом, или из под стола.

Прически

Прически в тюрьме следует носить по понятиям. Тема отращивания или удаления волос в тюрьме стоит достаточно остро, ведь многие мужчины до ареста носят усы и бороду, длинную шевелюру. Да и женщины на воле привыкают к длинным волосам и очень не желают их лишаться в неволе.

Прически в тюрьме, как мужчинам, так и женщинам, можно носить любые, тут все зависит от личных предпочтений и реакции на них администрации тюрьмы. Конечно, слишком выделяться не стоит, но ничего страшного, если вы решите выстричь себе нестандартную челку. Единственное, что по тюремному этикету неприемлемо, – это прически в стиле панк и женские прически на головах мужчин, в последнем случае таких мужчин быстро зачисляют в категорию «девочек».

Однако, если подойти к проблеме причесок с практической точки зрения, длинные волосы в тюрьме – не признак роскоши или символ свободы, а серьезная проблема. В камере жара, грязь: могут завестись вши. Исстрадавшиеся заключенные в конце концов не выдерживают и стригутся налысо или просто очень коротко. Подмышки и интимные места по возможности подбриваются.

Брить голову не рекомендуется только в одном случае: если предстоит суд, так как судьи при виде лысых голов заключенных почему-то испытывают весьма негативные эмоции и могут отреагировать более чем неадекватно и накинуть годик к определенному сроку заключения.

Усы и бороды охранники заставляют осужденных сбривать.

Причина этого не совсем ясна. Может быть, они делают это по инструкции, а возможно, и просто из принципа.

В женских тюрьмах жестких ограничений в плане причесок нет. Однако, как показала практика, многие женщины также из практических соображений регулярно сбривают волосы как на голове, так и на теле.

Клички по понятиям

Клички в тюрьме можно получить, а можно и придумать себе самостоятельно, как, например, придумывают ники в мировой сети Интернет.

Раньше в тюрьмах свято соблюдался ритуал, в соответствии с которым новичок, который желал войти в число блатных, вставал у решетки камеры и кричал: «Тюрьма-старуха, дай кликуху».

Остальные заключенные с радостью включались в игру и начинали предлагать клички, сначала шуточные и довольно оскорбительные, например Вантуз, но затем входили во вкус и со смехом и препирательством подбирали все более основательнее. Разумеется, у человека, который запросил себе кличку, должно хватить ума на то, чтобы отказаться от самых смешных и издевательских, прокричав: «Не катит!».

На сегодняшний день этот ритуал соблюдается редко, в основном с его помощью издеваются над новичками, которые мечтают быстрее войти в тюремную «элиту».

Чифирь

Тюремная жизнь полна особых ритуалов, в том числе там существует и ритуал чаепития. Даже если в камере есть еда, но нет чая, считается, что ее обитатели живут «на голяк».

В тюрьме чай называется чифирем. За долгие годы, когда заключенные пьют его очень часто, они очень привыкают к этому напитку и, выйдя на свободу, продолжают пить его. Резкое прекращение приема чифиря для бывшего заключенного оборачивается жестокой ломкой, схожей с наркотической.

Общение в тюрьме в основном происходит в процессе чаепития. Общая кружка идет по кругу, а заключенные тем временем обсуждают наболевшие проблемы или отдыхают. Арестанты, сидящие на корточках кругом и попивающие чифирь, – типичная картина тюремной жизни.

Чтобы приготовить чифирь, особого умения не нужно. Технология очень проста, но имеет свои секреты.

Чтобы получился первоклассный чифирь, требуется хорошая крепкая заварка. Если она все же недостаточно крепка, чифирь «не попрет», даже при его неумеренном потреблении. Если же заварка чрезмерно крепка, получается не чифирь, а «смола», которая дает совсем другой эффект. «Прет» от «смолы» чрезмерно. Заключенный, выпивший этого зелья, может быстро почувствовать недомогание и спазмы в желудке. Да и вкус «смолы» чрезвычайно неприятный.

Верная дозировка заварки устанавливается в каждой камере опытным путем и, если используются различные сорта чая, бывает разной.

Доза на одного человека («заметка») составляет примерно полтора спичечного коробка сухого чая, если чай мелколистовой. Крупнолистовой следует сначала измельчить, и только потом заваривать. Его понадобится немного больше – примерно два спичечных коробка без верха.

Чтобы заварить хороший чифирь, нужен черный чай, но бывает, используется и зеленый, которого требуется немного больше. Классическим считается чай, завезенный из восточных и южных стран, ближнего зарубежья, например из Грузии. Он до-статочно крепкий и недорогой, что с учетом его потребления очень важно для заключенных.

Если чай хороший и крепкий, его, как знак наивысшей похвалы, называют ядом. К сожалению, многие современные сорта чая, несмотря на свою дороговизну, этим условиям не отвечают.

Из дорогих сортов чая чифирь готовят крайне редко, только когда отсутствует более подходящий. Многие современные смеси очень ароматны, а ведь чифирь и так пить нелегко из-за непомерной крепости. Избыток яркого аромата усложняет его употребление. Поэтому для заваривания чифиря не используют и чай с ароматическими отдушками.

Чтобы заварить чай, следует вскипятить воду в емкости и сверху засыпать заваркой. Очень важно, чтобы заварка полностью закрывала поверхность воды. Емкость закрывается крышкой, и чай начинает настаиваться. Перемешивать его ни в коем случае нельзя, ведь чай должен выпариться.

Заваривается чифирь примерно 10 минут, пока заварка не опустится на дно. Затем чай фильтруется с помощью сита и распивается. Ситечко для чая – редкость для заключенных, но если оно имеется, с ним обращаются очень бережно.

Чифирь можно «подорвать» еще раз. После первого настаивания его греют на огне, но не доводят до кипения, в ходе этого процесса заварка на дне поднимается вверх. Кипятильником сделать это невозможно, потому что чай при этом теряет свой вкус.

«Подорванный» чифирь, по мнению заключенных, – самый лучший, однако в связи с редкой возможностью воспользоваться огнем делают его редко.

Пить чифирь необходимо сразу, как только он будет готов. Его, немного горячим, сливают в общую кружку, садятся в круг и пускают ее по рукам. Когда чифирь в кружке остывает, его разбавляют оставшимся в заварнике.

Если круг заключенных очень велик, чифирь разливают в две, а то и в три кружки. Редко случается так, что кому-то одному чифирь наливают в маленькую отдельную кружку. Это происходит в том случае, если человек чем-то болен или не может принять участие в общем распитии по какой-то причине. В отдельную посуду также принято отливать «чертям» и «обиженным». Остальные распивают чифирь в общем кругу.

Каждый человек, принявший участие в церемонии распития чифиря, согласно нормам этикета и тюремным ритуалам, может отпить только по два глотка драгоценного напитка. Над новичками, которые по незнанию позволили себе отхлебнуть три глотка, иногда подшучивают, говоря, что больше двух глотков делают только «петухи» («девочки»).

Строгое регламентирование количества глотков очень важно, чтобы пресекать возможные споры. Старые заключенные также шутят, что в том, что чифирь пьется горячим, есть величайший философский смысл, дескать, это необходимо для того, чтобы какой-нибудь удалец не исхитрился и не отпил чифиря больше, чем положено, обделив кого-то из сотоварищей.

Пьется чифирь только на голодный желудок. Любая еда сильно снижает эффект от распития чифиря, поэтому опытные чифиристы, всей душой преданные идее «чайного прихода», никогда не пьют чифирь во время или после еды. Именно так арестанты отличают «правильных» чифиристов от прочих «приблудных», которых многие заключенные любят ругать чифирастами.

Чтобы эффект от чифиря был полным, принимать пищу можно только через полчаса после кругового чаепития, а лучше – через 40–50 минут. Если это правило не соблюдать, можно серьезно повредить здоровью, например долгое время мучиться от запоров.

Сладкий чифирь, по словам опытных зэков, – извращение и отрава. Если сахар смешать с чифирем, он в значительной мере усилит действие активных веществ чая. Давление человека повысится, пульс участится, появятся головная боль и спазмы сосудов.

В этом случае приход, конечно, наступает быстро, но в такой форме, что его можно и не заметить на фоне общего плохого самочувствия и страхов перед тахикардией и сердечным приступом. Таким образом, сластят чифирь только заключенные с ярко выраженными суицидальными и мазохистскими наклонностями, ведь покончить с собой с помощью сладкого чифиря можно, только если сердце заведомо слабое или имеется гипертоническая болезнь, да и то только от чрезмерной дозы такого чифиря, и лишь за несколько раз, что более чем мучительно.

Согласно правилам, чифирь нужно пить без всего. Тогда его горьковатый насыщенный вкус позволит употребляющего его в полной мере прочувствовать прелесть свежезаваренных чайных листьев.

Впрочем, классический чифирь предпочитают пить старые, много повидавшие заключенные, знающие в этом толк, остальные могут себе позволить сопровождать распитие чифиря поеданием конфет, как правило, леденцов, которые держат во рту на всем протяжении распития напитка. Конфеты сильно смягчают горький вкус чифиря, делая его вкус более приемлемым для неопытных людей. Поскольку в тюрьме конфеты все же роскошь, бывает и так, что одну конфету делят между собой сразу несколько человек. Настоящие ценители позволяют себе взять одну конфетку только после завершения чаепития.

«Приход» от чифиря наступает почти одновременно с окончанием чаепития, достигает своего пика через 10–15 минут и держится часами.

Чифирь вызывает резкое сокращение гладкой мускулатуры, а потому сразу после окончания церемонии в направлении унитаза выстраивается целая очередь из страждущих заключенных. Такое явление арестанты называют «приход чифириста».

Далее наступает настоящий «приход», который сопровождается резким изменением психического состояния человека. Этот процесс протекает очень индивидуально, но обычно сопровождается сильным возбуждением, быстро растущей активностью и другими симптомами, сильно схожими с теми, которые присутствуют при употреблении алкоголя или марихуаны.

Когда действие чифиря заканчивается, заключенный начинает испытывать сонливость и подавленность, становится раздражительным и необщительным, но новая порция напитка возвращает ему хорошее самочувствие и радужное мировосприятие.

Длительное потребление чифиря провоцирует развитие зависимости, схожей с наркотической. При длительном перерыве в приеме чифиря человек начинает страдать от депрессии и сильных головных болей.

Однако даже небольшая доза чифиря может быстро вернуть заключенного в обычное состояние. За неимением чифиря его функции могут выполнить таблетки цитрамона, так как в их состав входит кофеин. Поэтому заядлые чифиристы при любой возможности стараются достать цитрамон и старательно припрятывают его на черный день.

Если по какой-то причине нет возможности приготовить нормальный чифирь, заключенные, которые чувствуют сильную зависимость от него, могут жевать сухой чай. «Приход», полученный от этого, конечно, не сравнится с «приходом» от потребления полноценного чифиря, но на некоторое время все же может отодвинуть ломку.

В тюрьмах обычно чифирят два раза в день, крайне редко – три раза, но это считается непомерной роскошью, к тому же при слишком частом потреблении чифиря легко получить передозировку, а в итоге головную боль, спазмы кишечника, рвоту, перевозбуждение или апатию.

Однако не стоит считать, что потребление чифиря наносит только вред здоровью людей. В тюрьме редко появляются свежие продукты, поэтому чайные листья обычно являются основным источником витаминов для ослабленных организмов зэков, ведь чай изготовляется по технологии, которая позволяет сохранить в листьях множество полезных веществ. Кроме того, чай оказывает заметное стимулирующее воздействие, поэтому, если не злоупотреблять им, при регулярном использовании чай может оказаться очень полезен.

После приготовления чифиря остается заварка. Ее называют «вторяком» (нифелем или нитфелем). Этот продукт считается в какой-то степени благородным, его не считают зазорным употреблять даже очень крутые заключенные, однако он не дает «прихода». Из «вторяков» готовят чай, если возникает угроза того, что в ближайшем будущем возникнут проблемы со свежей заваркой. Такой чай можно пить с сахаром, точно так же, как на воле.

Чем-то средним между чифирем и «вторяком» является «купец». Это достаточно крепкий чай, который также не дает «прихода», но сильно стимулирует. Его обычно пьют, чтобы поддержать или усилить эффект, полученный от распития чифиря. Многие пьют «купца», чтобы отдохнуть от частого распития «яда» или просто посидеть в тесном кругу, вспомнив волю, поделив на всех одну конфетку или шоколадку и запив ее крепким чаем.

Если заключенные готовили «подорванный» чифирь, оставшиеся от него «вторяки» считаются «третьяками» и ценятся очень мало. Их обычно отдают зэкам из низших каст для вываривания.

Нередко «вторяками» расплачиваются со шнырем, который готовит чифирь «авторитету» – заваривает его, процеживает и подносит заказчикам уже готовым, оставляя себе «вторяки» в качестве оплаты. Честность шныря в таком деле ценится очень высоко, а обман карается сурово. Так, один из заключенных описал случай, когда один пронырливый шнырь приноровился делать на заказ чифирь из недостаточно горячей воды и сухого чая. При этом все нужные вещества в чифирь, естественно, не попадали, а оставались в пользовании сообразительного мошенника. В конечном итоге шныря разоблачили и заставили съесть огромное количество «вторяков», специально собранных по соседям.

Если «вторяков» и «третьяков» очень много, их сушат, а «смолой» – очень крепким чаем, по своей консистенции напоминающим кисель, – пропитывают одежду, перед тем как отправиться в карцер.

В очень больших камерах есть такая должность, как чаевар. Кроме него, никто не имеет права заваривать чифирь. Делается это для того, чтобы избежать неразберихи и конфликтов. Чаевары получают за свою работу сигареты и «вторяки».

«Третьяки» и «четверяки» почти полностью пус-тые, но некоторые ловкачи ухитряются и из них вытащить немного активных веществ. Для этого их вываривают вместе с содой. Этот метод больше смахивает на самоубийство, но тем не менее используется. Его нередко используют в тюремных столовых, чтобы сбыть чай на сторону и получить от этого прибыль. Зэков при этом поят отходами, вываренными в соде.

Шмон

Шмоном на языке заключенных называется тщательный обыск, проводимый работниками тюрьмы. Это позволяет им находить и конфисковать у заключенных контрабандные продукты, оружие и наркотические вещества.

Шмоны бывают общетюремными, когда обыскивают всех заключенных, предварительно разведя их по камерам, камерными, когда обыскиваются только обитатели конкретной камеры, или личными. В последнем случае внимание тюремной администрации привлекает только один заключенный, которого обыскивают с повышенной бдительностью.

Причин для шмона может быть множество. Тюремные работники могут заподозрить контрабанду или планирование побега. Суицидальные намерения осужденных также являются причиной тщательного обыска, чтобы лишить его возможности свести счеты с жизнью с помощью подручных предметов. В некоторых случаях причинами частых шмонов служат напряженные отношения между арестантами и тюремными охранниками, которые таким образом срывают на подопечных свое зло или же просто развлекаются.

Во время шмона заключенного раздевают, заставляют присесть на корточки и раздвинуть ягодицы, а затем тщательно проверяют анус и прямую кишку, а у женщин – влагалище и матку на наличие посторонних предметов – таких, как наркотики, оружие или любая другая контрабанда.

«Выгнать хату к лепиле для взятия проб из области заднего прохода удалось лишь после вызова резерва. Красные повязки и дубинки, готовые поплясать по головам, вразумили самых стойких приверженцев понятия, что по кишке мусора могут пройти только по беспределу» (Алексей Павлов).

Одежда обыскиваемого внимательно осматривается. При поступлении осужденного в тюрьму из его обуви извлекаются супинаторы, которые представляют собой металлические пластины, которые заключенные могут заточить и использовать для изготовления оружия – заточек.

Несмотря на регулярные шмоны, заключенные каким-то образом ухитряются проносить в камеры деньги и другие запрещенные предметы.

Согласно тюремному этикету, заключенные ни в коем случае не могут доносить охранникам о наличии нелегальных предметов у соседей. Даже если это делается в строжайшем секрете, в тюрьме, где «даже у стен имеются уши», все быстро становится известным, и доносчика жестоко карают. Дело может дойти и до убийства.

Поэтому, если вы заметили, что ваши сокамерники прячут запрещенные предметы, делайте вид, что ничего не замечаете, и ни в коем случае не обсуждайте с окружающими этот факт.

Исключение из данного правила можно сделать только в том случае, когда у вашего недруга появилось контрабандное оружие и есть вероятность, что оно может быть использовано против вас. Тогда донос может стать единственным средством спасения, но даже в этом случае он может встретить неодобрение других заключенных.

Во время шмона следует выполнять все требования охранников-инспекторов, ни в коем случае не показывая своего раздражения и гнева.

«Возвращение в хату мучительно. Мимо охранников с собаками, почти бегом, руки за спину, отставать нельзя, по внутренней лестнице на продол – в вонючую дыру раскоцанных тормозов. А там бедлам, все перевернуто, валяется в куче, где чьи вещи, не разберешь: был шмон» (Алексей Павлов).

В общем-то, главной целью постоянно проводимых в тюрьмах шмонов является предотвращение убийств и самоубийств. В своих «Записках диссидента» А. А. Амальрик, говоря о шмонах, написал так: «После подъема разносили черный хлеб и туалетную бумагу – на вес золота, никакие ссылки на понос не действовали, вместе с бумагой возвращали очки, которые на ночь отбирали – вероятно, когда-то кто-то стеклами очков порезал себе вены, днем в глазок заглядывали каждые пять минут».

Известно, что в разных странах разные порядки. Говорят, что чем выше уровень жизни заключенных в тюрьме, тем более процветающая страна. Однако даже в Америке, которая славится высоким уровнем жизни и соблюдением правовых основ, в тюрьмах время от времени допускаются нарушения гражданских прав человека.

Так, например, совсем недавно на служащих тюрьмы острова Райкес была подана жалоба. В ней говорилось, что заключенные этого исправительного учреждения подвергались унизительным процедурам, в частности обыску. При этом женщин не только заставляли раздеваться, но и подвергали гинекологическому осмотру. Мужчин вынуждали полностью обнажаться для обыска на глазах других заключенных.

В конце концов люди, возмущенные издевательствами тюремщиков, объединились и подали на них групповой иск. Он был удовлетворен, но многие люди, прошедшие тюрьму острова Райкес, еще долгое время не могли прийти в себя и забыть об испытанном унижении. Одним из них является Марсель Сафрати, который, отбывая срок заключения в Бруклинской тюрьме, также был подвергнут унизительному обыску: «Я не мог понять, почему надо мной так издеваются, я умолял их прекратить», – писал он. Судья так же не смог понять, чем вызваны такие жестокие действия служителей тюрьмы, и резко осудил их, ссылаясь на статью № 3 Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, в которой говорится: «Каждое государство должно, в соответствии с положениями данной Декларации, принимать эффективные меры для того, чтобы не допускать пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания в сфере его юрисдикции».

«Никакое государство не может разрешать или терпимо относиться к пыткам и другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания. Исключительные обстоятельства – такие, как состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием для пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» (Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Статья 4).

Действия тюремщиков, обыскивающих Сафрати, тем более непонятны, поскольку финансиста арестовали у него дома по обвинению его бывшей подруги в том, что он якобы пытался незаконно увезти из школы их общих детей. Когда выяснилось, что обвинение было полностью сфабриковано и в указанное женщиной время Сафрати на самом деле улаживал дела в автоинспекции, финансиста с извинениями отпустили. Однако инцидент уже произошел. Сафрати раздели и подвергли обыску. Вспоминая об этом ужасном для него происшествии, американец рассказывал: «Одного за другим нас выводили из камеры и заставляли раздеваться. После того как я выполнил требование, полицейские – мужчины и женщины – заставили меня согнуться и внимательно разглядывали. Что они искали? Пулемет? А в это время находившиеся в камере со смехом обсуждали меня…».

Марселя Сафрати обыскивали дважды, и оба раза с особенной тщательностью. При этом мужчина чувствовал себя униженным и крайне беспомощным. Согласно решению суда, за испытанный моральный ущерб Марселю Сафрати выплатили 25 000 долларов.

В той же тюрьме через процедуру унизительного обыска прошел Д. Ценс, который и дал ход иску. Этот небогатый житель Статен-Айленда был арестован за небольшое нарушение и препровожден в бруклинскую тюрьму, где с ним обращались как с закоренелым преступником. Оказавшись на свободе и не помня себя от возмущения, он рассказывал: «Они заставляли меня принимать при обыске всевозможные позы. Вынудили раздвигать руками ягодицы на глазах у всех».

Вырвавшись из рук тюремщиков, Ценс немедленно обратился за помощью к Ричарду Кардинале – своему адвокату, которому и рассказал всю историю. Тот немедленно занялся поиском других освобожденных людей, побывавших в подобной ситуации.

Ричард Кардинале утверждает, что практика обысков с раздеванием очень распространена в тюрьмах, однако если нет правонарушений, имеющих отношение к наркотикам и оружию, подобные обыски считаются противозаконными.

«Каждое государство должно систематически рассматривать методы и практику ведения допроса и условия содержания под стражей и обращения с лицами, лишенными свободы, на его территории, с тем чтобы не допускать каких-либо случаев пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» (Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Статья 6).

При подготовке документов для подачи группового иска адвокат выяснил, что унизительному обыску в тюрьме было подвергнуто более 40 000 человек. Пораженный этим обстоятельством, Департамент исправительных заведений немедленно издал приказ, запрещающий подобную практику. В конечном итоге иск был удовлетворен, и город согласился осуществить выплату пострадавшим от незаконных обысков весьма значительную сумму в качестве компенсации.

Впрочем, иногда шмоны проводятся и заканчиваются далеко не так унизительно. В грузинских тюрьмах совсем недавно во время обыска тюремщики обнаружили и конфисковали у заключенных огромное количество сотовых телефонов.

 

5. Татуировки и символы

 

В данной главе дается объяснение значений татуировок, которые используются в преступном мире России, а следовательно, и в российских тюрьмах. Сразу следует упомянуть о том факте, что нанесение определенных татуировок в соответствии только со своими желаниями, то есть самовольно, среди зэков считается серьезным промахом и карается жестоко и быстро.

В данной главе не будут затронуты современные виды татуировок, распространенные среди прогрессивной современной молодежи. Речь также не будет идти о татуировках, пропагандирующих антисемитизм и фашизм. Хотя во многих тату присутствуют подобные тематики, они являются частью истории преступного мира, а потому будут рассматриваться только с точки зрения тюремного и блатного этикета.

Появление татуировок в тюрьме

Очень долгое время татуировки использовались в основном с целью идентификации людей. Так, например, в советские времена с этой целью правительство ввело программу обязательной регистрации татуировок у людей, преступивших закон, что значительно облегчало процесс их опознания в дальнейшем.

Татуировки, по сути, символичны и содержат огромное количество разнообразной информации. Их смысловое значение отражает личность преступника, его специализацию, а также указывает на то, по какому именно уголовному делу его осудили, где он отбывал наказание, и какое, собственно, место в уголовной иерархической лестнице он занимает.

Человек, понимающий язык татуировки, глядя на маленький, часто незамысловатый рисунок на теле, может многое узнать о носителе татуировки, его вкусах и биографических данных. Нередко асоциальные личности подвергались арестам именно из-за татуировок, однако это ни в коей мере не научило их осторожности. Страсть к самовыражению посредством татуировок у преступников, можно сказать, в крови и душе.

Желание порисоваться, превознести свои достоинства и внушить уважение и страх, как правило, и приводит людей к мастеру тату.

В тюрьме татуировка – очень важная часть опознавательно-иерархической системы. Татуировка рассказывает окружающим людям о характере и жизни носителя, подчеркивая его достоинства и способности. Пожалуй, в данном случае татуировки можно назвать знаками отличия, наподобие погон в армии или цветных лент на костюмах дипломатов.

В зависимости от татуировки, которая указывает на место, которое человек занимает в преступном мире, к нему и относятся соответственно, с уважением или без. И татуировка в данном случае диктует правила поведения, то есть тюремного этикета.

Итак, что же представляет собой татуировка в сугубо практическом, то есть телесном плане? Не углубляясь в медицину, можно выразиться следующим образом: татуировка – это искусственное нарушение целостности кожного покрова человека с помощью колющих (режущих) инструментов и последующее введение в кожу красящих веществ для получения стойких рисунков или иных изображений.

Термин «татуировка», по мнению специалистов, произошел от древнего полинезийского слова «тату». В переводе на русский язык оно означает «рисунок». Впрочем, очень может быть, что этот вариант неверен и на самом деле слово «татуировка» является производным от имени одного из полинезийских богов – «Тики», который, предположительно, и является родоначальником татуировки, принесшим ее людям.

Впрочем, отсутствие в данном случае единодушия у исследователей понятно. Огромное количество различных версий позволяет видеть толкование слова в культуре разных народов. Например, некоторые исследователи считают, что термин «татуировка» произошел от явайского слова «тау», по смыслу идентичного полинезийскому «тату». «Тау» переводится как «раненый».

В Европе татуировка появились примерно в начале XVIII века. Тогда на различных ярмарках начали выступать люди, за плату демонстрировавшие зрителям свое татуированное тело.

Немного позднее, в 1890 году, французская актриса Прекрасная Ирэна начала выступать с демонстрацией своей татуировки любопытной публике и очень быстро стала популярной. С этого времени татуировка начала быстро распространяться среди моряков, а позднее и преступников.

«У кого цветные татуировки, тем труднее, красные и зеленые воспаляются сильнее, чем синие, набухают, как нарывы; драконы, церкви, русалки, изречения кажутся рельефными, как бы приклеенными к телам. На одном написано: „Избавь меня, боже, от друзей лукавых, а от врагов я избавлюсь сам“ (Алексей Павлов „Должно было быть не так“.).

Символика татуировок, распространенных в преступном мире, вырабатывалась постепенно. Рисунки постепенно менялись, усложнялись. Многие из них постепенно исчезали, появлялись другие.

Современная татуировка несет огромную смысловую нагрузку. Так, например, шестиконечные звезды на плечах расскажут знающему человеку о том, что арестант категорически отказывается принимать установленный в тюрьме порядок и настроен крайне асоциально. Татуировка в виде сжимающей нож руки укажет на то, что ее обладателя осудили за хулиганство.

К сожалению, полностью достоверная расшифровка татуировок невозможна, поскольку трафареты, с помощью которых наносятся рисунки, меняются очень часто. Тем не менее огромное количество мотивов татуировок, изучаемых специалистами в течение долгого времени, позволяют в какой-то мере выделить схожие признаки рисунков и на их основе делать заключения. Такая возможность придется как нельзя более кстати, если вам предстоит оправиться в тюрьму и, соответственно, общаться с другими осужденными, большинство из которых наверняка будут татуированы.

Правильно расшифровав смысл татуировки человека, можно узнать, с кем вас свела судьба, и подобрать верную линию поведения. Следует учитывать, однако, что истинное значение татуировок преступников может быть совсем не таким, как его объясняют сами обладатели экстравагантных наколок. Например, самое безобидное, на первый взгляд, изображение Мадонны, держащей на руках младенца, по словам зэков, означает, что ее обладатель тоскует по дому, матери, жене и детям. На самом деле символика Мадонны другая. Ее можно трактовать как «мой дом – тюрьма» или «я – тюремное дитя».

Виды и трактовка тюремных татуировок, позволяющих определить статус осужденного

Тюремные татуировки бывают нескольких видов. В тюремной среде наибольшей популярностью пользуются перстневые, эполетные, звездочные, наколенные и биографические татуировки. Нередко осужденные делают себе татуировки в виде каких-то надписей, аббревиатур или дат, которые могут означать дату рождения человека, дату его осуждения и т. д.

Эполетные татуировки

Эполетные татуировки наносятся на плечи.

Эполетные татуировки

Эполетные татуировки

Такие татуировки выполняют функции армейских эполет и погон. На них отражено, какое положение в преступной среде занимает человек, какие имеет заслуги и как он относится к своей работе.

Как правило, эполетными татуировками украшают себя самые уважаемые и искусные воры, которые стоят высоко на иерархической лестнице.

1. Несколько вариантов наплечных татуировок, выполненных в виде погон. Их носят воры-«отрицалы», пользующиеся немалым авторитетом.

Присутствующая на погонах аббревиатура SS говорит о том, что вор является не безжалостным грабителем, а преступником, который «сохранил совесть».

2. Это погоны «Полковника». Они накалываются для того, чтобы показать своего рода богемность обладателя, который может себе позволить работать только в тех случаях, когда у него появляется такое желание.

3. Погоны «Белая гвардия». Их следует трактовать следующим образом: «Не хочу работать и не буду».

4. «Прошел ЗУР». ЗУРом называется зона усиленного режима.

5. «Я – вор».

6. «Дави коммунистов, делашей, стукачей и сук».

7. «Закону воров не изменю», или «Авторитет».

8. «Вор в законе».

9. «Боец». Такую татуировку накалывают себе «каратели» – заключенные, которые по распоряжению «авторитета» принимают карательные меры по отношению к неугодным, то есть наказывают их посредством насильственного физического воздействия.

10. «Прошел дисциплинарный изолятор в ВТК».

Наколенные татуировки «отрицалов»

«Отрицалами» в преступном мире принято называть матерых преступников, имеющих за спиной несколько судимостей. В своем кругу они безоговорочно признаются авторитетами и очень опасны для окружающих.

Во времена советской власти «отрицалы» являлись неофициальной оппозицией, которую несправедливо преследовали за политические убеждения. Многие татуировки «отрицалов» имеют политическую подоплеку. Так, например, нередко встречаются карикатурные изображения известных политических лидеров прошлого – таких, как Сталин и Ленин. Многие татуировки этого вида включают в себя изображения колючей проволоки, черепов, крестов, звезд и т. д.

Наколенные татуировки «отрицалов» наносятся на коленные чашечки. Все они так или иначе выражают протест против существующей власти и отказ следовать требованиям общества.

1. «Мне судья – один Бог».

2. «Я – избранник Бога на Земле».

3. Татуировка означает, что ее обладатель – анархист.

4. Татуировка сообщает, что ее обладатель – вор в законе.

5. Татуировка мусульманина. «Покорюсь только Аллаху».

Наколенные татуировки

Наколенные татуировки

Перстневые татуировки

Перстневые татуировки в преступной среде считаются классикой. Их носят с гордостью, и они часто выполняют роль своеобразных визитных карточек.

Перстневые татуировки обычно наносятся без принуждения, но бывают и исключения. Татуировки, символизирующие самые низкие, а потому унизительные ранги, накалываются насильно, чтобы при перемещении из одного места лишения свободы в другое осужденный не мог занять более высокое иерархическое положение, чем ему уже было присвоено.

Татуировки, нанесенные насильно, обычно удаляются заключенным после возвращения на свободу или же дополняются элементами и превращаются в другие, более невинные.

Перстневые татуировки носят не только мужчины, но и женщины, хотя и гораздо реже. Обычно их делают себе заключенные с большим стажем, при этом они во многом копируются с мужских вариантов.

Перстневые татуировки наносятся на фаланги пальцев в виде перстней.

аз3512аз3513

Перстневые татуировки

Перстневые татуировки

Ниже перечислены их основные разновидности и указаны значения:

1. «Был в местах лишения свободы». Эта татуировка носит чисто информативный характер. Ее может нанести себе любой человек, когда-либо побывавший в местах лишения свободы.

2. «Загубленная юность». Такую татуировку наносят преступникам, которые отбывали срок заключения в местах лишения свободы в молодости.

3. «Отсидел срок звонком». Это говорит о том, что заключенный, носящий данную татуировку, отсидел в исправительном учреждении весь назначенный ему срок лишения свободы, не был амнистирован или освобожден досрочно. С таким человеком при общении следует вести себя осторожно, разговаривать, используя минимальное количество жаргонных слов, особенно если нет полной уверенности в их значении.

4. «Судим за убийство или нанесение тяжких телесных повреждений». Люди, носящие такую татуировку, бывают двух типов. Одни могут являться действительно жестокими убийцами, с которыми нужно общаться, соблюдая осторожность. Другие же могли совершить преступление в состоянии аффекта, а в реальной жизни отличаться тихим и миролюбивым характером. В этом случае правильной линией поведения будет демонстрация умеренного дружелюбия и вежливые, но не слишком вычурные манеры.

5. «Судим за разбой». С людьми, носящими эту татуировку, следует вести себя поосторожнее, не пытаться представить себя как крутого авторитета, но и не давать себя в обиду. Лучше всего общаться с осужденными, носящими такой рисунок, с позиции умеренной силы. Если на вас напали – дайте отпор, но сами в драку не лезьте без необходимости.

6. «Судим за грабеж». Обычно люди, занимающиеся грабежом, несколько трусоваты. Они с готовностью нападают на беззащитную жертву, но атаковать срезу несколько человек в одиночку не осмеливаются. Общаться с ними следует с позиции уверенной силы, но не вызывающе. Если ваш сосед по камере носит эту татуировку, постарайтесь поменьше играть с ним в азартные игры, дразнить или делать объектом насмешек. Помните, преступники, промышляющие грабежом, могут испугаться прямого конфликта, но всегда будут готовы ударить в спину.

7. «Судим за кражу». Такую татуировку носят воры и люди, которые испытывают потребность в создании асоциальных групп, то есть банд и других преступных группировок. Лучшей линией поведения при общении с ними будет вежливое отклонение поступающих вам предложений. Также не следует излишне откровенничать, поскольку все ваши слова и действия в дальнейшем могут быть использованы против вас же.

8. «Судим за хулиганство». Эта татуировка может наноситься не только на пальцы, но и на мочки ушей. Она может толковаться также, как «Склонен к негативным проявлениям» или «Плохо поддается перевоспитанию». Хулиганы в большинстве своем уважают только один язык – язык силы. В общении с ними следует сразу же расставить все точки над и: это вы будете делать, это – нет, это вам не нужно, а вот над этим вы подумаете.

9. «Отрицало», или «Отрицала». Обладатель этого рисунка крайне негативно относится к судебно-исполнительному аппарату, а в частности к сотрудникам милиции. Он также не приемлет идею преступников, которые решили сотрудничать с властями или встали на путь исправления. Известно, что в большинстве случаев обладатель такой татуировки занимает высокий ранг в воровском мире. При общении с «отрицалами» следует свести к минимуму разговоры о правоохранительных органах, избегать конфликтов и разговоров на личные темы.

11 декабря 1879 года Государственный Совет России принял Закон «Об основных положениях преобразований тюремной системы», в котором говорилось о том, что каждого заключенного следует держать в отдельной камере. Схожая рекомендация появилась в принятых ООН в 1955 году «Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными».

10. «Мужик». Эту татуировку наносят тем осужденным, которые желают показать, что они не имеют никакого отношения к делам блатных, предпочитают держаться в стороне от всякого рода «разборок», лишены конкретного статуса в среде себе подобных и не желают его приобретать. Это самый благоприятный склад ума и характера. С такими людьми можно общаться более-менее откровенно, разумеется, соблюдая определенную осторожность.

11. «Петух», или «голубой». Данный рисунок носят люди самого низшего ранга из всех имеющихся в преступном мире. С такими заключенными брезгуют общаться не только блатные, но и остальные преступники. Статус «голубого» присваивается людям, отличающихся слабоволием, осужденным за попытку или совершение изнасилования, а также осужденным, которые оказались не в состоянии расплатиться по карточным долгам. Татуировка «петух» в подавляющем большинстве случаев наносится насильно.

Общение с такого рада заключенными негативно скажется на вашей репутации. Даже малейшее подозрение в том, что вы поддерживаете с «голубым» дружественные отношения, может моментально опустить вас до схожего статуса, и дороги обратно не будет. Поэтому, зная о том, что ваш сосед – «петух», постарайтесь общаться с ним без проявлений презрения, но с соблюдением определенной дистанции.

12. «Шестерка». Такой татуировкой в преступном мире отмечают «шестерок», прислуживающих «авторитетам». Воры в законе используют их в качестве мальчиков на побегушках. С «шестерками» в тюрьме следует вести себя осторожно, поскольку они нередко шпионят за соседями для своего «хозяина».

13. «Проход через Кресты». Эта татуировка отмечает людей, которые, находясь под следствием, провели время в СИЗО. Корона в данном случае означает, что обладатель татуировки являлся частым нарушителем режима следственного изолятора, нередко конфликтовал с тюремной администрацией и, возможно, является «авторитетом» в уголовном мире.

14. «Четыре вышки и ЗК». Рисунок свидетельствует об отсидке в исправительных учреждениях. Эта татуировка встречается часто, в основном у людей, когда-либо отбывавших наказание в местах лишения свободы.

15. «Точка». Вместо точки в татуировке может присутствовать закругленный крест. Рисунок символизирует побеги, которые заключенный совершал из исправительных учреждений. Каждому побегу соответствует одна точка или крест.

16. «Один в кругу друзей». Обладатель такой татуировки был осужден и отбывал срок наказания в местах лишения свободы.

17. «Память о родителях» или «Я – убийца». Рисунок символизирует собой долгую память и тоску по родителям, которые умерли в то время, когда человек сидел в тюрьме. Возможна и другая трактовка. Такую татуировку наносят себе люди, которые стремятся отомстить врагам из числа служителей закона. Заштрихованный холм под крестом свидетельствует о том, что этот человек сделал то, что намеревался.

18. «По стопам любимого отца». Эту татуировку наносят себе осужденные, родители которых также занимались противоправной деятельностью.

19. «Судим за изнасилование».

20. «Квартирный вор». Говорит о том, что владелец этой перстневой татуировки является большим специалистом по взломам квартир и кражам.

21. «Убийца».

22. «Прописан в зоне». Носят преступники, не-однократно осужденные и несколько раз отбывавшие срок в местах лишения свободы.

23. «Дал раскрутку в зоне». Этот рисунок говорит о том, что заключенный, уже находясь в местах лишения свободы, совершил противоправное действие.

24. «Был в крытой». Татуировка, как правило, наносится на верхнюю фалангу большого пальца. Она свидетельствует о том, что осужденный отбывал срок лишения свободы в исправительно-трудовой колонии особого режима.

25. «Прошел тюрьму особого назначения».

26. «От сумы и от тюрьмы не зарекайся». Это обычная, очень распространенная татуировка, никакого особенного значения не имеющая.

27. «Я родился в тюрьме», или «Моя судьба – небо в крупную клетку». Символика этой татуировки неопределенна.

28. «Вкалывать не хочу и не буду». Отмечает осужденных, которые всеми силами уклоняются от исправительно-трудовых работ в местах отбывания наказания.

29. «Попал в зону малолеткой и переведен во взросляк». Наносят совсем молодые заключенные.

30. «Плевать на режим, ментов и прокуратуру». Этой татуировке отдают предпочтение заключенные-анархисты или «отрицалы».

31. Символ главаря воровской группировки.

32. «Впределах». Татуировка авторитетного вора.

33. «Жук-скарабей». Это оберег вора и символ его удачи.

34. «Я рожден вором». Татуировка говорит о специфике работы заключенного, она наносится на большой палец руки.

35. «До заключения служил в военно-строительном отряде».

36. «Шеф экспроприаторов». Носитель такого рисунка является главарем банды рэкетиров.

37. «Дисциплинарный батальон». Имеющаяся под крестом цифра говорит о соответствующем сроке отбывания наказания в батальоне за совершение воинского преступления.

38. «Сегодня здесь, а завтра там». Так отмечают себя воры-гастролеры.

39. «Сирота», или «Воспитанник детского дома».

40. «Рэкетир кавказской национальности».

41. «Круглый сирота», или «В жизни надейся только на себя».

42. «Сборщик абиссинского налога», или «Рэкетир – пролетарский экспроприатор». Носят члены группировок, занимающихся рэкетом.

43. «Стал вором из-за нищеты и разладов в семье», или «Безотцовщина».

44. «Авторитет». Этой татуировкой отмечают себя авторитеты, которые пользуются немалым уважением в уголовном мире.

45. Татуировка заключенных-анархистов.

46. «Недоволен приговором».

47. «Мохнатый вор». Татуировка встречается крайне редко. Ее наносят заключенным, отбывающим срок за изнасилование.

48. «Привет ворам». Татуировка, говорящая о специфике работы владельца. Ее наносят себе воры.

49. Говорит о том, что заключенный уже отбывал один срок наказания в исправительно-трудовой колонии.

50. «Польский вор». Может трактоваться двояко: вор-одиночка, предпочитающий работать без помощи сообщников, и вор, отказавшийся от уголовной деятельности.

51. «Любитель женщин». Татуировка наносится насильно.

52. «Бубновый». Эта татуировка наносится стукачам против их воли.

53. Символ осужденных-анархистов.

54. Татуировка говорит о клятве отомстить за поруганную любовь.

55. «Чушок». Татуировка часто насильно наносится заключенным, которые, попав за решетку, не захотели следить за собой, опустились.

56. Татуировка «авторитета».

57. «Воровской крест». Традиционная воровская татуировка.

58. «Прошла Кресты». Женская татуировка. По значению схожа с мужским перстнем № 13.

59. «В кругу воров». Женская татуировка. Наносится воровками.

60. «Кобел». Женская татуировка. Говорит о том, что ее владелица – активная лесбиянка.

61. «Пацанка». Женская татуировка, которая используется воровками.

62. «Отрицала». Наносят осужденные женского пола, говоря о своих антиобщественных жизненных принципах.

63. «Их не судят». Этой татуировкой отмечают себя молодые женщины-заключенные.

64. «Первая судимость». Женская татуировка.

Звездочные татуировки

Звездочные татуировки представлены звездами всех возможных форм, цветов и содержания.

Звездами отмечены преступники, стоящие на верхней ступеньке иерархической лестницы преступников, то есть «авторитеты», паханы, воры в законе и т. д.

Татуировки этого типа накалываются на кожу в области груди, под ключицами, там, где обычно носят медали. Как и все другие татуировки, звезды рассказывают о характере человека, его взглядах на жизнь и отношении к закону. Бывают звездочные татуировки националистического типа.

аз3519

Звездочные татуировки

Звездочные татуировки

1. «Оскал», «Все для меня – ничего от меня», «Здесь я дома». Эту татуировку наносят воры в законе, паханы зоны и другие «авторитеты».

2. «Стал вором от нищеты и бесправия».

3. «Живу, пока горит моя свеча».

4. «Да хранит меня Бог от голода, нищеты, ментов, мусоров и коммунистов!»

5. «При царе русские были людьми». Была популярна среди противников коммунистического режима.

6. «Держи зону в страхе и повиновении». Татуировка воров в законе.

7. «Стал вором от нищеты и бесправия». Наиболее часто ее можно увидеть у украинцев.

8. «Мой Бог – Адольф Гитлер».

9. «Нет Бога кроме Аллаха». Распространена среди мусульман.

10. «Добро и зло ходят рядом».

11. «Человек человеку – волк».

12. «Вор, скрывай свою жизнь».

13. «Зона – мой дом отдыха», «Ваше всегда станет наше». Татуировку носят воры в законе.

14. «Сам живи и давай жить другим». Цифрами обозначаются статьи Уголовного кодекса, по которым был осужден обладатель татуировки.

15. «Никогда не был и не стану рабом. Я свободен духом и телом». Татуировка пахана зоны.

16. «Начал воровать малолеткой». Знак потомственного вора.

17. Отличительный знак «отрицалы».

18. «Слава Аллаху, что я мусульманин», «Нет Бога кроме Аллаха».

Биографические татуировки

Биографические татуировки рассказывают о биографии их обладателей, его склонностях и интересах.

Характер биографических татуировок может быть угрожающим, агрессивным, просто информативным, сексуальным и т. д. Случается, что их основным элементом являются различные изображения крестов, церквей и других религиозных символов, но это не означает, что смысл татуировки действительно религиозный. Напротив, эти рисунки могут призывать к бунту или мести.

аз3521аз3522аз3523аз3524аз3525

Биографические татуировки

Биографические татуировки

Раньше фрагменты церквей в татуировках, например купола, символически отображали срок лишения свободы, к которому был приговорен человек. Ангелы почитались в качестве оберегов, а купидоны говорили о том, что человек ищет свою любовь. Сегодня и купола, и ангелы рисуются произвольно.

Во многих татуировках присутствуют такие элементы, как черепа, причем не только человеческие, и кости. Они как бы говорят о том, что их обладателей следует обходить стороной.

Ниже приведены самые распространенные на сегодняшний день биографические татуировки, и дано их объяснение.

1. Горящие в пламени крест, Библия, голова Иисуса Христа и слово «Свобода». Наносится на грудь или плечо. Она говорит об антисоветском мировоззрении обладателя. Символизирует сгоревшие в пламени партийного огня веру и свободу.

2. Кинжал, пронзающий черта. Наносится на любую часть тела. Татуировка антисемитов.

3. Маленькие кресты. Наносятся на пальцы рук, виски или грудь женщин-воровок.

4. Звезды и полумесяц. Наносятся на грудь или нижнюю часть предплечья мусульманами.

5. Серп, молот и кости, скрещенные над ними. Наносится на ноги или руки. Говорит о страданиях обладателя за его убеждения.

6. Распятие. Накалывается на грудь. Говорит о честности и верности обладателя.

7. Икона Богородицы с младенцем Иисусом. Наносится немного ниже ключиц на грудь. Говорит о честности и верности ее обладателя партнерам и друзьям.

8. Цветок лилии или ромашки. Может наноситься на любую часть тела. Символизирует воровскую «малину», «семью» или «клан». Обычно на лепестки цветка наносят инициалы членов «семьи».

9. Голова кота в шляпе. Символ воровской деятельности, осторожности и удачливости обладателя. Если она наносится на предплечье или плечо – человек, носящий ее, является КОТом, то есть «коренным обитателем тюрьмы», если в область подмышки – она говорит о том, что ее обладателю «тюрьма – дом родной», если на ногах – человек отбывал наказание за разбой.

10. Змея, обвившая кинжал. Наносится вором высокого ранга, часто главарем банды.

11. Костер и горящая в нем женщина. Наносится на бедро. Означает «Месть той, которая меня предала». Срок отбывания наказания, как правило, соответствует количеству поленьев на костре.

12. Парусник. Символ вора-гастролера.

13. Бегущий олень. Наносится на область груди, немного ниже ключиц. Говорит о том, что осужденный имеет склонность к побегам из исправительных учреждений.

14. Парящий в небе орел, сжимающий в лапах чемодан. Смысл аналогичен бегущему оленю.

15. Голова девушки. Наносится на плечо. Говорит о том, что осужденный достиг 17-летия в воспитательно-трудовой колонии.

16. Череп и кинжал. Наносится на область груди. Говорит о том, что обладатель – вор в законе или был неоднократно судим.

17. Девушка, приговоренная к казни, и стоящий рядом палач с топором. Наносится на грудь или переднюю поверхность бедра. Говорит о том, что ее обладатель был судим за убийство близкого родственника или женщины.

18. Гладиатор, римский воин или русский воин, вооруженный мечом. Наносится на любую часть тела «бойца» – заключенного, который, подчиняясь пахану на зоне, расправляется по его приказу с другими осужденными.

19. Голова чудовища с рогами и клыками. Наносится на область груди. Говорит о том, что ее обладатель негативно относится к правоохранительным органам и администрации исправительных заведений.

20. Паутина и сидящий на ней паук. Так отмечают себя заключенные-наркоманы.

21. Крест и на его фоне голова Иисуса Христа. Говорит о судимости за хулиганство.

22. Кувшин и вылетающий из него джин. Наносится на переднюю часть бедра, плечо, грудь или предплечье. Этой татуировкой отмечают себя заключенные-наркоманы.

23. Готовящиеся к схватке быки и надпись под ними на немецком языке «Сила выше права». Наносится главным образом на лопатки. Говорит о том, что ее обладатель борется за главенство в уголовной среде.

24. Тигриная голова в профиль. Говорит о негативном отношении к органам власти и готовности защищать себя.

25. Тигр, попирающий передней лапой человеческий череп, масть пик и латинская буква «D», иногда увенчанная короной. Наносится на область предплечья или груди. Говорит о судимости за грабеж.

26. Распятая на «воровском кресте» женщина. Наносится на область предплечья, груди или передней поверхности бедра.

27. Змея, обвивающая обнаженную женщину. Располагается на спине, как правило, в области лопаток или ягодиц. Наносится обычно насильно. Является символом пассивного гомосексуалиста.

28. Корона со знаками червонной и бубновой мастей. Накалывается на область спины. Знак пассивного гомосексуалиста.

29. Пират, сжимающий в зубах нож, на котором иногда ставится аббревиатура ИРА (иду резать актив). Наносится в область плеча или груди. Является символом угрозы.

30. «Писарь». Предостерегает. Символизирует силу и ловкость обладателя, особенно в обращении с холодным оружием, которое он готов пустить в ход.

31. Птица, сжимающая в когтях человеческий череп, летящая в небе на фоне пальм и солнца. Знак воровской удачи, который обычно носят «авторитеты».

32. Символ вора в законе.

33. Рисунок-оберег, который защищает от преследований закона.

Аббревиатуры

Нередко встречаются татуировки в виде аббревиатур или отдельных букв, они имеют необычную смысловую нагрузку, характерную для исправительных учреждений.

При истолковании многих таких татуировок можно столкнуться с нецензурными или жаргонными словами.

В некоторых случаях аббревиатурные татуировки наносятся двум и более людям. Обычно это является символом братания. Каждому человеку наносится одна или несколько букв из аббревиатуры, но так, чтобы при сложении можно было прочитать исходное слово. Например, одному осужденному на тыльную сторону ладони наносятся буквы «бр», а другому – «ат». Если эти люди пожмут друг другу руки, буквы образуют слово «брат».

Смысл многих аббревиатур известен только ограниченному числу людей. Более того, одна и та же аббревиатура в разных тюрьмах или областях страны может истолковываться по-разному. Но все же большинство татуировок-аббревиатур является общепринятыми сокращениями, которым в преступном мире был присвоен совершенно неожиданный смысл.

Татуировки-аббревиатуры могут наноситься на любую часть тела и содержать фразы любого характера, например угрозы, клятвы, признания в любви или какую-то конкретную информацию. Самым поразительным в данной разновидности татуировок, без сомнения, является то, что они чрезмерно сентиментальны, а нередко и примитивны.

Ниже перечислены самые известные татуировки-аббревиатуры.

АЛЕНКА – а любить ее надо, как ангела.

АЛЛЮР – анархию люблю любовью юной – радостно.

АМУР-ТНМН – ангел мой ушел рано – так начались мои несчастья.

БАРС – бей актив, режь сук.

БЕРЛИН – буду ее ревновать, любить и ненавидеть.

БЖСР! – бей жидов, спасай Россию!

БОГ – был осужден государством; буду опять грабить; бог отпустит грехи; будь осторожен, грабитель.

БОГИНЯ – буду одной гордиться и наслаждаться я.

БОСС – был осужден советским судом.

БОТН – буду отныне твоя навеки.

ВИМБЛ – вернись, и мне будет легче.

ВИНО – вернись и навсегда останься.

ВОЛК – вот она, любовь, какая; вору отдышка – легавым крышка.

ВОР – вождь Октябрьской революции.

ВОРОН – вор – он рожден одной ненавистью.

ВУЗ – вечный узник зоны.

ГОРЕ – Господь обездолил рабыню Еву.

ГОРН – государство обрекло в рабы навеки.

ГОТТ – горжусь одним тобой только.

ДЖОН – дома ждут одни несчастья.

ДМНТП – для меня нет тебя прекрасней.

ДНО – дайте немного отдохнуть.

ЕЛКА – его (ее) ласки кажутся ароматом.

ЖИРСПК – жиды из русских сделали подопытных кроликов.

ЖНССС – жизнь научит смеяться сквозь слезы.

ЖУК – желаю удачных краж; жизнь украли коммунисты.

ЗЕК – здесь есть конвой.

ЗЛО – за все легавым отомщу; зэк любит отдыхать.

ИРА – иду резать актив.

ИРКА-ЕНТР – и разлука кажется адом – если нет тебя рядом.

КАТ – каторжник.

КЛЕН – клянусь любить его (ее) навек.

КЛОТ – клянусь любить одного (одну) тебя.

КОТ – коренной обитатель тюрьмы.

КРЕСТ – как разлюбить, если сердце тоскует?

КУБА – когда уходишь – боль адская.

ЛБЖ – люблю больше жизни.

ЛЕБЕДИ – любить его (ее) буду, если даже изменит.

ЛЕВ – люблю его (ее) вечно.

ЛИМОН – любить и мучиться одному (одной) надоело.

ЛИС – любовь и смерть.

ЛИСТ – люблю и сильно тоскую.

ЛОМ – люби одного (одну) меня.

ЛОРА – любовь обошла раба-арестанта.

ЛОРД – легавым отомстят родные дети.

ЛОТ – люблю одного (одну) тебя.

ЛОТОС – люблю одного (одну) тебя очень сильно.

ЛСД – любовь стоит дорого.

ЛТВ – люби, товарищ, волю.

ЛУЧ – любимый ушел человек.

МОЛЧУ – моя одержимая любовь и чувства умерли.

МИР – меня исправит расстрел.

НЕБО – не грусти, если будешь одна (один).

НКВД – нет крепче воровской дружбы.

ОСМН – останься со мной навсегда.

ПИЛОТ – помню и люблю одного (одну) тебя.

ПИПЛ – первая и последняя любовь.

РИТМ – радость и тоска моя.

РОСТ – рано остался сиротой тирана.

РУБИН – разлука близка и неизбежна.

САПЕР – счастлив арестант после его расстрела.

САТУРН – слышишь, а тебя уже разлюбить невозможно.

СВАТ – свобода вернется, а ты?

СЕНТЯБРЬ – скажи, если нужно, то я буду рядом.

СЛИВА – смерть легавым и всему активу.

СЭР – свобода – это рай.

ТМЖ – тюрьма мешает жить.

ТУЗ – тюрьма учит закону; тюремный узник.

УСОРВ – умрет стукач от руки вора.

УТРО – ушел тропою родного отца.

ЦМОС – цель мою оправдывают средства.

ЭТАП – экскурсия таежных арестантских паханов.

ЮДВ – юный друг воров.

ЮГ – юный грабитель.

ЯБЛОКО – я буду любить одного, как обещала.

ЯДРО – я дарю радость однажды.

ЯЛТА – я люблю тебя, ангел.

ЯРДС – я рожден для счастья.

Татуировки-надписи

Татуировки-надписи бывают двух типов: цифровыми и текстовыми. Первые могут быть либо самостоятельными, либо являться частью более сложной татуировки. Вторые тоже могут быть или отдельными элементами росписи, или входить в состав сложных татуировок, дополняя и поясняя их.

Татуировки-тексты обычно представляют собой простенькие фразы, смысл которых сводится к признаниям в любви, дружбе и верности. Татуировкой-надписью можно нанести на кожу заклинания или афоризмы. Нередко встречаются душещипательные жалобы и просьбы или молитвы.

Наиболее часто татуировки-надписи представлены фразами следующего содержания:

«Рожден для мук, в счастье не нуждаюсь».

«Если ты не знаешь горя – полюби меня!».

«Пусть ненавидят, лишь бы боялись».

«Девственность – роскошь».

«Умерщвление – не убийство».

«Прощай и люби меня».

«Главный в зоне – вор в законе».

«Они устали ходить под конвоем».

Нередко преступники накалывают на тело татуировки-афоризмы, для пущего эффекта переводя их на иностранный язык, часто с ошибками. Такая мода появилась во времена советской власти, когда заключенные протестовали против советской идеологии.

Ниже перечислены самые распространенные татуировки-надписи на иностранных языках и дан их перевод:

Английские

«Battle of life» – «Битва за жизнь».

«Help yourself» – «Помоги себе сам».

«I can not afford to keep a consciense» – «У меня нет средств содержать совесть».

«In God we trust» – «На Бога мы уповаем».

«Killing is no murder» – «Умерщвление – не убийство».

«Now or never» – «Теперь или никогда».

«Struggle for life» – «Борьба за жизнь».

«Sweet is revenge» – «Сладка месть».

«To be or not to be» – «Быть или не быть».

«Wait and see» – «Поживем – увидим».

Немецкие

«Da hin ich zu Hause» – «Здесь я дома».

«Der Mensch, versuche die Gцtter nicht» – «Человек, не искушай богов».

«Du sollst nicht erst den Schlag erwarten» – «He жди, пока тебя ударят».

«Eigentum ist Fremdentum» – «Собственность есть чужое».

«Ein Wink des Schicksals» – «Указание судьбы».

«Ich habe gelebt und geliebt» – «Я жил и любил».

«Leben und leben lassen» – «Живи и давай жить другим».

«Macht geht vor Recht» – «Сила выше права».

«Wein, Weib und Gesang» – «Вино, женщины и песни».

«Weltkind» – «Дитя мира».

Латинские

«Audaces fortuna juvat» – «Счастье сопутствует смелым».

«Cave!» – «Остерегайся!».

«Contra spem spero» – «Без надежды надеюсь».

«Cum deo» – «С Богом».

«Debellare superbos» – «Подавлять гордыню».

«Dictum factum» – «Сказано – сделано».

«Errare humanum est» – «Человеку свойственно ошибаться».

«Est quaedam flere voluptas» – «В слезах есть что-то от наслаждения».

«Ex voto» – «По обету».

«Faciam ut mei memineris» – «Сделаю так, чтобы ты обо мне помнил».

«Fatum» – «Судьба».

«Fecit» – «Сделал».

«Finis coronat opus» – «Конец венчает дело».

«Fortes fortuna adjuvat» – «Судьба помогает смелым».

«Homo homini lupus est» – «Человек человеку волк».

«Homo liber» – «Человек свободный».

«Homo res sacra» – «Человек – вещь священная».

«Ignoti nulla cupido» – «О чем не знают, того не желают».

«In hac spe vivo» – «Этой надеждой живу».

«In vino veritas» – «Истина в вине».

«Juravi lingua, mentem injuratam gero» – «Я клялся языком, но не мыслью».

«Magna res est amor» – «Великое дело – любовь».

«Malo mori quam foedari» – «Лучше смерть, чем бесчестье».

«Malum necessarium – necessarium» – «Неизбежное зло – неизбежно».

«Memento mori» – «Помни о смерти».

«Memento quod est homo» – «Помни, что ты человек».

«Me quoque fata regunt» – «Я тоже подчиняюсь року».

«Mortem effugere nemo potest» – «Смерти ни-кто не избежит».

«Ne cede malis» – «He падаю духом в несчастье».

«Nil inultum remanebit» – «Ничто не останется неотмщенным».

«Noli me tangere» – «Не тронь меня».

«Oderint, dum metuant» – «Пусть ненавидят, лишь бы боялись».

«Omnia vanitas» – «Все – суета!».

«Per aspera ad astra» – «Через тернии – к звездам».

«Pisces natare oportet» – «Рыбе надо плавать».

«Potius sero quam nunquam» – «Лучше поздно, чем никогда».

«Qui sine peccato est» – «Кто без греха».

«Quod licet Jovi, non licet bovi» – «Что позволено Юпитеру, не позволено быку».

«Recuiescit in pace» – «Покоится с миром».

«Sic itur ad astra» – «Так идут к звездам».

«Suum quique» – «Каждому свое».

«Tu ne cede malis, sed contra audentior ito» – «He покоряйся беде, но смело иди ей навстречу».

«Unam in armis salutem» – «Единственное спасение – в борьбе».

«Veni, vidi, vici» – «Пришел, увидел, победил».

«Via sacra» – «Святой путь».

«Vita sene libertate nihil» – «Жизнь без свободы – ничто».

«Vivere militare est» – «Жить – значит бороться».

Итальянские

«Cercando in vero» – «Ищу истину».

«Due cose belle ha il mondo: Amore e Morte» – «В мире прекрасны два явления: Любовь и Смерть».

«Fu… e nоn е!» – «Был… и нет его!».

«Guai chi la tocca» – «Горе тому, кто ее коснется».

«II fine giustifica i mezzi» – «Цель оправдывает средства».

«La donna e mobile» – «Женщина непостоянна».

«Senza amare andare sul mare» – «Без любви блуждать по морю».

«Senza dubbio» – «Без сомнения».

«Sono nato libero – е voglio morire libero» – «Я родился свободным – и хочу умереть свободным».

Французские

«Arrive ce qu’il pourra» – «Будь что будет».

«A tout prix» – «Любой ценой».

«Buvons, chantons, et aimons» – «Пьем, поем и любим».

«Cache ta vie» – «Скрывай свою жизнь».

«Croire a son etoile» – «Верить в свою звезду».

«Dieu et liberte» – «Бог и свобода».

«Dieu et mon droit» – «Бог и мое право».

«La bourse ou la viе» – «Кошелек или жизнь».

«La viе est un combat» – «Жизнь – это борьба».

«Le devoir avant tout» – «Долг прежде всего».

«Sans phrases» – «Без лишних слов».

«Tous les moyens sont bons» – «Все средства хороши».

 

 

6. Экстремальные обстоятельства. Женские тюрьмы

 

Попав в тюрьму, нужно быть готовым ко всему, даже если вы намерены не нарушать правил и законов в надежде, что вас освободят досрочно за примерное поведение. Поэтому в этой главе будут рассмотрены некоторые ситуации, в которые, может быть, даже не желая того, вовлечен каждый. К ним относятся акции протеста и карательные меры по отношению к заключенным.

Акции протеста (голодовки, реже – акты массового самоубийства) направлены на то, чтобы улучшить условия заключения, отстоять свои права в тюрьме. Они могут быть как массовыми, так и одиночными.

Как отстоять свои права

Как уже говорилось ранее, надзиратели в тюрьмах считают, что довольный заключенный – это ошибка природы, а следовательно, необходимо сделать все возможное, чтобы осужденный довольным ни в коем случае не был, иначе тюрьма превратится для него не в место отбывания наказания, а в санаторий, что решительно противоречит ее главному назначению.

Поскольку администрация тюрьмы придерживается этой довольно жесткой позиции, заключенным ничего не остается, как попытаться вынудить их пойти на некоторые уступки хитростью или даже с помощью адвоката.

Итак, как же улучшить себе в тюрьме условия содержания? Первый приходящий на ум совет позаимствован из богатого опыта дрессировщиков – веди себя примерно, будь понастойчивее, и тебя угостят лакомым кусочком. В данном случае лакомым кусочком может быть что угодно: прогулка, сигареты или просто маленький кусочек белого хлеба – огромная редкость в тюремных застенках.

А. А. Амальрик в своих «Записках диссидента» рассказывает о методах, с помощью которых у тюремщиков можно добыть крайне необходимый предмет: «Кормили лучше, чем в других тюрьмах, но так, чтобы зэк слегка голодал; в ларьке без разрешения следователя нельзя было на месяц взять масла более полукилограмма, сахара более килограмма, те же ограничения были для передач. Из-за обострения гастрита меня мучил черный хлеб, а без хлеба донимал голод, белый же мне давать отказывались, “у половины человечества гастрит”, по счастью половина человечества еще не сидит в тюрьмах. Я решил взять медчасть измором: записывался сначала раз в неделю, потом два, а потом каждый день – брезгливолицые врачихи, старая и молодая, с ненавистью смотрели на меня, сделали анализ желудочного сока – нормальный.

– Как же нормальный, когда у меня боли в желудке.

– Что же, мы ваш сок подменили, что ли?

– Конечно, подменили, – не растерялся я и их все-таки додавил, в одно прекрасное утро в кормушку сунули кусок белого хлеба. Я положил его на полку, чтобы съесть с чаем, а до чая полюбоваться как на зримое свидетельство победы – но перед завтраком вбежал возбужденный старшина и с криком: “Где хлеб?!” – схватил кусок: медчасть мне хлеб дала, но оперчасть списки просмотрела и спохватилась – “не ту линию” вел я на следствии, чтоб белый хлеб получать».

Бывают ситуации, когда даже победа оборачивается разочарованием. Поэтому одно из основных правил заключенного: если есть еда – не откладывай ее про запас, а съедай сразу, чтобы избежать казусов.

Акции протеста

В российских тюрьмах, как и во всем мире, заключенные нередко проводят акции протеста. Слышали или знают о них около 52% населения, оставшиеся 48% впервые услышали о них в ходе опроса, который и позволил вывести данные цифры.

Большинство людей, узнавших о бунтах среди заключенных, в той или иной степени сочувствовали протестующим, возмущались тюремной системой, которая вынуждает заключенных идти на подобные меры. И лишь немногие возмутились их поведением. Слышался и такой вопрос: «Какие права они могут требовать, если сами являются преступниками?».

Когда людей спросили, что, по их мнению, провоцирует заключенных на акции протеста, большинство опрашиваемых ответили, что бунт – это не что иное, как протест против имеющих место условий содержания осужденных в тюрьме и попытка вынудить администрацию улучшить их. Есть также мнение, что заключенные обычно протестуют против произвола тюремной администрации и добиваются справедливости и уважения к своим правам.

Голодовка является самым простым, экономичным и демонстративным способом бескровного протеста, который взяли на вооружение заключенные многих тюрем. Отказ от пищи является вынужденной мерой, с помощью которой заключенные добиваются внимания СМИ и администрации, требуя определенных уступок.

Тем не менее следует упомянуть, что, если во многих странах Европы и Америки, где осужденные содержатся в очень хороших условиях, голодовка в полной мере оправдывает свое прямое назначение, то в России и тем более в менее развитых государствах это происходит далеко не всегда.

Об этом красочно говорит Андрей Кудин в своем произведении «Как выжить в тюрьме»: «Не проходило и дня, чтобы кто-то не пытался объявить голодовку в знак протеста против произвола властей, наивно полагая, будто бы на Украине можно кого-нибудь удивить голодовкой. Простодушные, доверчивые существа! В этой стране на взрывы ядерных реакторов возле столицы никто внимания не обращает, а тут голодовка какого-то зэка… Ну и что? Пускай себе голодает, раз хочется. Тем более, что интересоваться у голодающего, чего ему, собственно, не хватает для полного счастья, по меньшей мере, бесперспективно. Обычно не хватает именно того, что давать никто не собирается. Например, освободить из-под стражи или подарить на день рождения ящик с тротилом, чтобы было чем взрывать Министерство Внутренних Дел.

Периодически на тюремном горизонте появлялись радикально настроенные элементы, которые не разменивались на растянутые во времени голодовки, а настойчиво резали подручными средствами вены».

Совершенно очевидно, что многие заключенные, выступившие с акцией протеста, на самом деле не верят в ее успех, а идут на нее просто от отчаяния, до последнего не теряя надежды. К сожалению, очень часто их ожидания оказываются напрасными. Когда речь заходит о нуждах заключенных или каких-то безвозмездных финансовых вливаниях, правительство любой страны становится глухим и слепым, если, разумеется, не находится под пристальным надзором СМИ. Только если голодовка заключенных привлекла внимание общественности, она может увенчаться успехом. В противном случае отчеты о нигде не фигурирующей голодовке навсегда останутся похороненными в сейфе начальника исправительного учреждения, где досадный инцидент имел место.

Для того чтобы привлечь внимание СМИ, организуют массовые акции самоубийства, ведь такой инцидент замолчать намного сложнее. Однако его организовать значительно сложнее.

Но не только в России организуются бунты заключенных. Совсем недавно в Турции была проведена масштабная акция по эвакуации осужденных, которые объявили бессрочную голодовку. Во время насильственного прекращения акции протеста, по словам Хикмет Сами Тюрк, министра юстиции, 57 военнослужащих и узников пострадали, 2 военнослужащих и 15 арестантов погибли.

Голодовка продолжалась 60 дней. Ее проводили особо опасные криминально-политические заключенные, которые не желали, чтобы их переводили в новые тюрьмы усиленного режима с одиночными изолированными камерами. Дело в том, что перевести предполагалось руководителей преступных группировок, которые нередко организовывали бунты среди заключенных, сопровождающиеся кровопролитием. Естественно, те были недовольны таким поворотом событий, несмотря на то что новые тюрьмы, по словам организаторов «переезда», полностью соответствуют европейским стандартам.

Чтобы прекратить голодовку, властям Турции пришлось применить силу. В некоторых ситуациях, когда заключенные оказывали активное сопротивление силам полиции, не обошлось и без использования слезоточивого газа.

Много шума подняли и заключенные тюрем Тбилиси, которые в попытке совершить массовый побег подняли бунт. Побег был сорван. Вся операция, проводимая полицией, длилась несколько часов. В результате у заключенных было изъято несколько единиц огнестрельного оружия. Многие узники и сотрудники спецназа были ранены, некоторые погибли.

По словам главы министерства юстиции, «Тилиси избежал реальной угрозы массового побега заключенных». Министр Гиа Кавтарадзе подчеркнул, что «все, что произошло, является хорошо организованной провокацией, но это не остановит нас в проведении реформы пенитенциарной системы – мы доведем ее до конца».

Карательные меры

Заключенные тюрем должны строго соблюдать правила, установленные для них администрацией. Если этого не происходит, надзиратели вправе применять к ним различные карательные меры, начиная от карцера и заканчивая принудительной работой. Конечно, и тут есть место злоупотреблениям, особенно когда дело касается злостных нарушителей.

Так, Ахмед Отмани описывал свой опыт, который, разумеется, получил не в российской тюрьме, а за рубежом. Тем не менее написанный им текст очень ценен именно с точки зрения достоверности. Его нельзя полностью ассоциировать с царящими в России тюремными порядками, но можно принять к сведению, ведь он как нельзя более достоверно отражает отношение надзирателей к заключенным, так же как и многих российских обывателей.

В своей статье Отмани подчеркивает безосновательную жестокость служащих охраны правопорядка: «Меня доставили в Министерство внутренних дел, и там прогнали сквозь строй полицейских, которые плевали в меня, избивали и дергали за усы. Они излили на меня свой гнев, потому что им пришлось потратить слишком много времени на поиски. Они принесли вина, начали плясать вокруг меня и всячески надо мной издеваться. Я попал в руки к настоящему мастеру пыток, о нем среди арестованных ходили легенды – он любил выдирать щипцами куски кожи и вообще применял самые изощренные пыточные приемы. В 1973 году меня пытали куда дольше, чем в 1968 году, правда с перерывами. Я сильно ослаб после нескольких голодовок, поэтому на какое-то время меня оставляли в покое, давая возможность восстановить силы. Меня запирали в камере, со скованными руками и ногами. А потом принимались заново. Среди прочего, мне жгли кожу эфиром и оставляли рану открытой, чтобы она загноилась».

«Любое заявление, которое, как установлено, было сделано под пыткой или в результате другого жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство вида обращения и наказания, не может привлекаться в качестве свидетельства против лица, которого касается любое судебное преследование, или против любого другого лица, имеющего отношение к судебному преследованию» (Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Статья 12).

Разумеется, в России подобное издевательство над осужденными в тюрьмах вряд ли имеет место, хотя утверждать это со 100%-ной гарантией невозможно. Тем не менее, по сравнению с тюрьмами стран третьего мира, особенно африканскими и мусульманскими, в российских учреждениях, где отбывают срок, арестанты считаются более чем гуманными.

Пытки оставили и на теле, и в сознании Отмани ужасающий след, однако позднее он сам признавал, что вынес из этого печального опыта «осознание сложности человеческой натуры». Он писал: «Полицейские сторожили меня круглые сутки. Однажды один из них, когда его смена закончилась и он собирался уходить, заплакал, потому что видел, как один из палачей помочился на меня – в бессильной злобе, в ярости, что я все время молчу. Одни вели себя как эсэсовцы, а другие испытывали стыд и возмущение, видя, каким пыткам меня подвергали».

Однако такой исход – редкость, ведь выдержать карательные меры, даже значительно более мягкие, может далеко не каждый. Результатом жестокого обращения могут стать появившиеся в голове заключенного мысли о самоубийстве.

Суицид

Самоубийства в тюрьме – не редкость; как ни пытаются бороться с ними надзиратели, заключенные все равно находят способ свести счеты с жизнью. Удавка и заточка – вот наиболее типичные инструменты осужденного, который вознамерился улизнуть от правосудия таким вот оригинальным способом.

В России конца XIX века к тюрьмам были пристроены производственные мастерские и созданы обширные библиотеки. Заключенных также начали учить грамоте. Пенитенциарная наука развивалась с огромной скоростью. Огромной популярностью пользовались выходящие в те времена печатные издания, посвященные проблемам исправительных учреждений – таких, как «Тюремный вестник».

Примечательно то, что далеко не все заключенные находят такой выход из положения наилучшим. По словам Андрея Кудина, автора произведения «Как выжить в тюрьме», все осужденные делятся на две группы. «Характерной чертой коллег по несчастью было тупое равнодушие как к своей дальнейшей судьбе, так и к собственному здоровью. Часть заключенных давным-давно перестала за собой следить (а зачем?), живя, пока живется, жизнью примитивных животных (съесть, что дадут, оправить естественные надобности, а в остальное время валяться на нарах, воткнув неподвижный взгляд в потолок). Другие арестанты, наоборот, проявляли недюжинную активность, носясь как угорелые из угла в угол, распустив пальцы веером, а сопли пузырями. По всей видимости, они еще не набегались на свободе, в их задницах продолжало пылать пламя пионерских костров. Им нравилось изображать из себя тюремных авторитетов и время от времени изрекать глубокомысленные фразы типа: „“Наш дом – тюрьма” или “На свободе делать нечего”. Окружающие поддакивали, как попугаи, кивая в такт головами. Вместе с тем, большинство арестантов прекрасно понимало, что делать нечего как раз в тюрьме. Они суетились, нервно грызли ногти и вечно куда-то спешили. Старались сделать как лучше, а получалось как обычно – все хуже и хуже…“.

Безделье в тюрьме плавно перетекает в скуку, затем в тоску и отчаяние, что может привести к тому, что заключенный начнет обдумывать, а затем и попытается совершить попытку покончить с собой.

Чаще всего заключенные режут себе вены, и после этого, как правило, не умирают, а продолжают влачить существование в тюрьме. Многие, решившись на последний шаг, подсознательно продолжают надеяться, что их спасут, что, как правило, и происходит. Суицидальные попытки, увенчавшиеся успехом, не так часты, как может показаться на первый взгляд.

«Многие, выйдя на свободу, уносят свою тюрьму с собой на свежий воздух, прячут ее в сердце, как тайный позор, и в конце концов, подобно несчастной отравленной твари, заползают в какую-нибудь нору и умирают. Какая жалость, что их к этому вынуждают, и какая несправедливость – чудовищная несправедливость – со стороны Общества, которое их к этому вынуждает!» (Оскар Уайльд).

Женские тюрьмы

Как правило, когда речь заходит о тюрьме, чаще всего имеется в виду мужская тюрьма. Именно о них, в основном, писалось и в этой книге. Тем не менее не следует забывать и о другом бедствии российской исправительной политики – тюрьмах, где содержатся женщины.

Атмосфера, царящая в женских исправительных заведениях, еще более гнетуща, чем в мужских. В качестве иллюстрации этого можно привести отрывок из произведения Илмы «Мое фанданго»: «В женской тюрьме живут “семьями”. Внутри семьи все делят передачи и поддерживают друг друга. Семью определяет не статья, а социальный статус по воле.

Без семьи здесь не выживают. Все глупые фильмы и романы о женской тюрьме и о том, как “один в поле воин” – просто херь.

В женском СИЗО нет законов и авторитетов. Нет понятий. Здесь творится беспредел. Здесь режут, бьют и сажают на ерши – по причине и без, 90% сидящих в СИЗО – это убийцы – бытовушницы (аффект, опьянение, тяжкие телесные со смертельным исходом и т. д.). Остальные десять процентов сидят за грабеж и хулиганку».

Не правда, что женщины более миролюбивы, чем мужчины.

Точнее, это верно далеко не всегда. Если учитывать контингент отбывающих срок в женских тюрьмах, неудивительно, что там процветает насилие, в том числе и сексуальное.

Если вам не повезло и вас определили в женскую тюрьму, соблюдайте крайнюю осторожность. Впервые попав в камеру, не суетитесь, спокойно осмотритесь, выберите себе свободную койку и займите ее. Потом выжидайте – кто-нибудь обязательно подойдет знакомиться. Как правило, это делает старшая. Разговаривая с ней, будьте лаконичны и вежливы, но избегайте употребления слишком интеллигентных фраз или слов – не так поймут. В своей книге Илма описывает такую ситуацию в наиболее предпочтительном варианте: «Ко мне подходит красивая плотная женщина лет тридцати “Как зовут?”.

Я отвечаю ей. Достаю сигареты – протягиваю. Ее зовут Альфия. Она красивая татарка и говорит так, что я успокаиваюсь. Потом она отходит».

Новенькие в камере в любых обстоятельствах вызывают у заключенных интерес. И тут главное, чтобы он не перешел в специфический: «Проходит еще время, прежде чем ко мне подходит другая баба – у нее плоское лицо, широкая кость. Она невысокая и очень крепкая. Сокамерницы зовут ее Мотька.

“Какая у нас красивенькая девулька появилась…” – Все. Началось. Я знаю, что она будет дое…, пока не заварит бучу. Я должна этого избегать.

“Ну чо, девулька, откуда мы такие сладенькие?” – сзади за ее спиной худенькая девушка с острым носиком и лицом мыши.

Мотька подходит ближе. Я сжимаю кипятильник в кармане. Я не знаю, что мне делать. Прошло слишком мало времени – за меня никто рубиться не будет. У меня нет “семьи”».

За новенькую заключенную и впрямь не будут заступаться подруги, поскольку у нее их просто нет, поэтому есть только два варианта дальнейшего развития событий: сдаться и на весь оставшийся срок превратиться в прислужницу или сексуальную рабыню или оказать достойное сопротивление, но провести после этого некоторое время в лазарете. Впрочем, можно попытаться выйти из затруднительного положения с помощью нехитрой дипломатической политики:

«Я достаю сигареты. Много. Протягиваю ей (уйди!). Она берет. Разворачивается, собирается уйти. Я вздыхаю. Я так сжала кипятильник, что с трудом разжимаю руку в кармане.

Вдруг она резко останавливается и идет назад.

“А чо так мало? Тебе жалко? Для нас жалко? Ты жадная сучка” – Она дергает меня с нар и рывком за свитер поднимает на ноги. Черт, сильная».

В случае же провала попытки примирения главными аргументами опять становятся кулаки. «Я смотрю ей в глаза – я не жду. Откидываю голову назад и бью лбом ей в нос. Кровь. Сразу и много. Получи, тварь!

“Эта сука мне нос сломала!!!” – и тут же, как по команде, ее “семейницы” кидаются на меня. Человек пятнадцать. Я теряю равновесие и падаю. Альфия что-то кричит и тут же я не вижу, а скорее чувствую, что кто-то оттаскивает от меня “мышь”, которая вцепилась в волосы. Дверь открывается. Забегают конвойные. Но здесь сразу – тишина. Я поднимаюсь с пола. Мне повезло, за меня кто-то “впрягся”. Я не знаю кто».

«За решеткой у человека нет друзей. Вы должны заниматься только своим делом. И никогда, ни в коем случае не следует смотреть прямо в глаза» (Стивен Оберфест, тренер по боевым единоборствам, обучающий людей тому, как выжить в тюрьме).

Что же все-таки роднит мужскую и женскую тюрьмы? Ответов множество, но самым главным, безусловно, является один – никто не любит стукачей. Пожаловаться на то, что тебя избили – значит или подписать себе смертный приговор, или стать всеми презираемой «крысой». Главная героиня произведения «Мое фанданго» не совершила такой ошибки: «Врач изолятора спрашивает меня, как это случилось. Я отвечаю – упала. Она кивает. Она слышит это почти каждый день. Пока я никого не вложила – у меня есть шанс выжить. Стукачке шанса нет».

 

Приложение. Тюремный жаргон

В главе приведены слова из тюремного (блатного) жаргона, которые могут быть непонятны человеку, впервые попавшему за решетку. Поскольку многие их них могут толковаться не только двояко, но и трояко, имеет смысл конкретизировать их значение, чтобы избежать осложнений, связанных с их неуместным употреблением.

Прочитав его, многие с удивлением могут обнаружить, что в их разговорной речи намного больше слов, относящихся к тюремно-лагерно-блатному жаргону, чем они до того времени думали.

А

Абажур – все в полном порядке.

Авторитетный – заключенный, который имеет достаточно высокий статус среди блатных и мужиков. «Авторитетным» нельзя называть членов неформальных групп, к которым относятся «черти», «опущенные», «козлы» и т. д.

Амбал – мужчина крупного телосложения.

Амбар – штрафной изолятор в ИТУ.

Ансамбль – компания или группа гомосексуалистов.

Анаша – гашиш.

Арестант – 1) блатной; 2) «авторитетный»; 3) вор в законе.

Арию задать – 1) скандалить; 2) кричать от боли.

Артист – аферист, опытный мошенник.

Атлет – заключенный, выполняющий приказы блатных, которые, как правило, носят насильственный характер по отношению к остальным заключенным.

Б

Баклан – хулиган. Слово часто используется для выказывания пренебрежения. «Авторитетных» бакланами называть нельзя.

Бардак – беспорядок в камере, характеризующийся общей распущенностью, при которой страдают многие заключенные.

Барыга – спекулянт, который торгует в зоне сигаретами, чаем и «колесами».

Бесконвойник – часто называется расконвойником. Это заключенный, который имеет право практически беспрепятственно (но с разумными ограничениями) передвигаться вне зоны.

Беспредел – беспорядок в камере (см. Бардак), нарочно созданный лжеблатными или администрацией. Беспредел бывает блатным и ментовским. Первый является открытым насильственным нарушением тюремных законов блатными, которое направлено по отношению к остальным заключенным. Второй подразумевает проявления жестокости должностных лиц или тюремной администрации по отношению к заключенным.

Беспредельный – по тюремным законам, беззаконный.

Беспредельщик – сотрудник ИТУ или заключенный, творящий произвол.

Бич – слабовольный человек, который быстро попадает в зависимость от более властных соседей. Как правило, он не может постоять за себя и попадает в услужение к другим заключенным.

Блатной – заключенный, имеющий реальную власть среди заключенных – так называемая тюремная элита. Блатные являются профессиональными преступниками, пользуются немалым уважением среди своих и являются оппозицией административной власти тюрьмы.

Боец – см. Атлет.

Босяк – 1) заключенный, который признает тюремные законы и славится своими правильными понятиями; 2) блатной.

Братва – 1) заключенные, которые охотно признают тюремные законы; 2) блатные; 3) группа заключенных, находящихся в одной камере.

Бродяга – см. Босяк.

Бычок – окурок.

В

Вертухай – надсмотрщик, контролер, охранник в ИТУ.

Вломить – донести о контрабанде или человеке.

Вмазаться – 1) быть задержанным с поличным; 2) принять наркотик.

Вор в законе – «элита» преступного, а следовательно, и тюремного мира.

Воровские наказы – новые правила, которые появляются в ходе обсуждения новой проблемы заключенными. Из наказов составляется тюремный закон.

Воровской закон – свод норм и неписаных правил, обязательных для всех воров.

Выкупить – обнаружить, разоблачить доносчика в камере или тюрьме.

Вышак – высшая мера наказания – расстрел.

Г

Главпетух – негласный лидер «опущенных». Представляет членов своей касты во время контактов с лидерами прочих неформальных групп, решает спорные вопросы и проблемы, которые возникают внутри группы «опущенных». Его функции могут выполнять «мама» и «папа», другие неформальные лидеры.

Гладиатор – см. Боец.

Гопник – заключенный, творящий произвол по отношению к одному или нескольким людям. Обычно он силой отбирает понравившийся предмет у жертвы.

Гоп-стоп – уличный разбой.

Грев – продукты и деньги, контрабандой доставляемые заключенным.

ГУИН – Главное управление по исполнению наказаний МВД РФ. В ведении этого ведомства находятся многие российские пенитенциарные учреждения.

ГУЛАГ – В 30–50-е годы являлось Главным управлением лагерями.

Д

Деза – сознательная дезинформация.

ДИЗО – дисциплинарный изолятор.

Домушник – квартирный вор.

Дурак – 1) заключенный, прошедший комиссию психиатров и признанный ею психически больным; 2) подследственный, который подвергся психиатрической экспертизе и был признан невменяемым во время совершения преступления; 3) подследственный, которого направили на психиатрическую экспертизу.

Душняк – создание для одного или всех заключенных невыносимых условий с целью изменения их поведения. Душняк бывает зэковским, направленным на одного или нескольких заключенных, или ментовским, который создается тюремной администрацией.

Ж

Жабры – 1) горло; 2) грудная клетка.

Жало – 1) нож; 2) интрумент для нанесения татуировок.

Жбан – голова.

Жулик – см. Блатной.

Жучок – 1) молодой вор; 2) фарцовщик.

З

Заболтать – приготовить какое-либо наркотическое средство, предназначенное для внутривенного введения.

Забуриться – 1) быть задержанным на месте преступления; 2) проиграться; 3) уйти в запой.

Завалить – убить.

Закон – свод неписаных правил и норм, действующий среди всех заключенных или отдельной группы. Называется тюремным законом.

Законтачить – дотронуться до предмета, в частности пищи, к которому прикоснулся «опущенный». К ним не могут прикоснуться другие заключенные без риска также стать «опущенными». Законтаченные вещи признаются порчеными и опасными.

Замочить – см. Завалить.

Западло – нарушение тюремного закона. «Не западло» – поступок, соответствующий нормам этого закона.

Заминироваться – см. Законтачить.

Заточка – железный остро заточенный стержень, используемый во время конфликтов между заключенными в качестве оружия.

Зачушканить – см. Законтачить.

Зашкварить – см. Законтачить.

Зэк (зэка) – заключенный (заключенные).

Зона – обобщенное название всех мест лишения свободы.

И

Ибэ – человек, строго соблюдающий все правила воровского закона.

Игра на верняк – игра в карты с применением шуллерских приемов.

Игра на глаз – игра, которая ведется краплеными картами, с пометками на них, которые можно определить визуально.

Игра на заманку – игра в карты, при которой пробуждают в игроке азарт, давая ему выиграть партию.

Игра на очко – игра в карты, при которой ставкой в партии является совершение акта мужеложества.

Игра на складку – игра в карты, при которой используется заранее подготовленная колода.

Игра на счатье – игра в карты без использования каких-либо шуллерских приемов.

Игра на характер – игра в карты, при которой шуллер принимает в рассчет слабые стороны противника.

Игра на щуп – игра в карты, при которой используются крапленые карты, при этом имеющиеся на них пометки определяются на ощупь.

Игра под интерес – игра в карты, в ходе которой обязательно объявляется ставка каждого игрока.

Игра под ответ – игра в долг.

Игра по шансу – игра с использованием шуллерских приемов.

Играть на три (четыре) звездочки – игра, при которой ставкой является жизнь одного из заключенных.

Играть на флейте – совершить акт мужеложества.

Играть по пятому номеру – симулирование какого-либо психического заболевания.

ИТК – исправительно-трудовая колония. Учреждения лагерного типа, в которых содержатся совершеннолетние осужденные.

К

Канитель – нарушение правил общения, а также нанесение определенного вреда конкретному заключенному при невыясненных обстоятельствах со стороны. См. Бардак.

Капо – доносчик или заключенный, который добровольно соглашается сотрудничать с тюремными надзирателями.

Кентовка – группа из нескольких заключенных, которые хорошо друг к другу относятся и при необходимости оказывают поддержку.

Козел – заключенный, открыто сотрудничающий с тюремной администрацией.

Козырный фраер – авторитетный» блатной.

Контролер – надзиратель.

Конь – способ незаконной связи между камерами (леска или веревка, натянутая между окнами или от двери к двери, с помощью которой передаются вещи и почта).

Косяк – 1) самокрутка с анашой или папироса; 2) нарушение правил тюремного закона; 3) неудачный поступок; 4) человек, смотрящий на кого-либо исподлобья.

Косячный – заключенный, часто совершающий действия, которые идут вразрез со существующими нормами тюремного закона.

КПЗ – камера предварительного заключения.

Красная зона – зона в тюрьме, где распоряжаются тюремная администрация и «козлы».

Красный – см. Козел.

Круг – небольшое тюремное сообщество, обычно образованное земляками.

Ксива – 1) документ, удостоверяющий личность; 2) нелегальные письмо или записка, чаще называемые малявой.

Кум – сотрудник оперативной службы СИЗО или ИТУ.

Кумовская мутка (кумовская травка) – провокации, которые оперативники в своих целях устраивают в тюрьме. Обычно стравливаются разные группы заключенных.

Л

Лаба – музыка.

Лабать шопена – 1) принимать участие в похоронной процессии; 2) играть на похоронах.

Лажа – 1) обман; 2) проявление сочувствия; 3) проявление снисхождения); 4) позор.

Лажать – 1) фальшивить; 2) обманывать кого-либо.

Ламка – нары.

Лапач – сотрудник уголовного розыска.

Лапик – взятка.

Ларь – магазин в ИТУ.

Ломка – 1) состояние абстиненции, наступающее после прекращения приема спиртных напитков или наркотических средств; 2) способы воздействия на заключенного с целью заставить его отказаться от правильных понятий.

М

Малолетка – 1) часть отделения в СИЗО, предназначенное для содержания несовершеннолетних заключенных; 2) несовершеннолетний заключенный; 3) система исправительных учреждений для несовершеннолетних преступников.

Малява – письмо, записка.

Маргаритка – пассивный гомосексуалист.

Масть – 1) воровская группировка; 2) специальность вора; 3) счастье; 4) судьба; 5) начальство.

Матрасовка – матрасный чехол. В него заключенный складывает свои вещи во время переезда из камеры в камеру.

Мокрушник – убийца.

Мокрое дело – убийство.

Н

Навернуть – сделать необдуманное высказывание.

Наезд – предъявление неких необоснованных обвинений или требований, целью которых является запугивание этого человека или провокация его на ответные агрессивные действия, которые станут предлогом для избиения этого человека.

Накладка – набор крапленых карт для шуллерской игры.

Наколка – 1) татуировка; 2) обман; 3) сведения о чем-либо.

Нихач – 1) оперативный сотрудник милиции; 2) осведомитель.

О

Общак – 1) коллективная собственность осужденных, который состоит из продуктов, денег или любых других полезных вещей; 2) порядок, в соответствии с которым поступающие в камеру вещи и продукты поровну распределяются между заключенными, за исключением «опущенных»; 3) многоместная камера в СИЗО; 4) исправительно-трудовая колония общего режима.

Опустить – 1) совершить насильственный акт мужеложества; 2) обыграть в карты.

Опущенный – человек, над которым были совершены позорные действия (насильственный акт мужеложества и др.).

Отрицалы – антиобщественно настроенные заключенные.

П

Пайка – 1) положенная заключенному порция хлеба; 2) казенные продукты, положенные заключенным (хлеб, чай и т. д.).

Параша – 1) унитаз в камере; 2) емкость для испражнений в камере, где отсутствует канализация; 3) грязная посуда; 4) сплетня или клевета.

Пахан – 1) «авторитетный» вор в законе; 2) опытный вор-наставник; 3) главарь преступной группировки.

Пацан – несовершеннолетний вор.

Первоходочник – заключенный, отбывающий свой первый срок.

Петух – 1) пассивный гомосексуалист; 2) оскорбление; 3) радиоприемник.

Правилка – 1) самосуд заключенными; 2) нож.

Правильный – уважаемый, честный, авторитетный.

Предъявить – обвинить в нарушении тюремного закона.

Пресс – методика, позволяющая подавить волю заключенного (пытка).

Примочки (приколы) – провокации человека, которого стремятся разозлить или поставить в нелепое положение.

Р

Работать на контору – сотрудничать с оперативной частью ИТУ.

Работать по отвертке – воровать у других заключенных.

Работяга – заключенный, который отдает ворам часть зарплаты.

Радостный – психически больной.

Разборка – выяснение отношений между заключенными.

Развязаться – нарушить режим содержания в ИТУ.

Раскрутка – получение дополнительного срока за совершение нового преступления. Выносится по решению суда.

С

Свалить – убежать.

Сдать – донести на кого-либо.

Семья – см. Кентовка.

Сесть на колеса – скрываться.

Спросить – наказать за нарушение тюремного закона.

Стеклорез – заключенный, отбывающий срок за изнасилование.

Стельки – игральные карты.

Стойка – 1) выдержка; 2) адвокат; 3) поза заключенного, которого избивают за какую-либо провинность или нарушение закона.

Т

Танкист – см. Боец.

Тачковать – следить за человеком, чтобы потом его шантажировать.

Тихушник – скрытый стукач.

Торпеда – 1) заключенный, выполняющий функции палача среди заключенных; 2) телохранитель.

У

Угловой – блатной. Является негласным лидером в камере, бараке и т. д.

Ф

Фанеру ломать – разбивать или давить заключенному грудную клетку. Любимый способ пытки у малолетних преступников.

Фаршмануться (форшмануться) – оказаться скомпрометированным.

Фуфло – 1) ложь, 2) зад.

Х

Хата – камера.

Хозяин – начальник тюрьмы или колонии.

Ц

Цапануть, цепануть – дать взятку.

Центряк – блатные с их ближайшим окружением.

Цурка – 1) дежурный милиционер в отделении милиции; 2) надзиратель в ИТУ.

Цытра – каша.

Ч

Черный – см. Блатной.

Черт – 1) работник правоохранительных органов; 2) осужденный, выдающий себя за блатного.

Чушок – представитель одной из низших каст среди заключенных. Ниже только «опущенные».

Ш

Шкварной – см. Опущенный.

Шконка – койка или лежанка.

Шкура – куртка заключенных.

Шкурка – донос на заключенного.

Шмон – обыск.

Шнырь – заключенный, выполняющий хозяйственную работу в камере.

Шпилить – шпионить.

Щ

Щебенка – 1) сухари; 2) соль.

Щуп – пометки на картах, по которым можно во время игры определить их масть на ощупь.

Э

Экскурсия – поиск наркотиков.

Эстафета – пеший этап заключенных.

Этапка – помещение, к котором некоторое время содержатся осужденные-новички, прибывшие в тюрьму или колонию.

Ю

Юбиляр – человек, который впервые попробовал какой-либо наркотик.

Юзить – 1) уклоняться от прямого ответа; 2) скрываться; 3) подхалимничать.

Я

Ягодица – щека.

Яманные очки – фальшивые документы.

Ямба – гашиш.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.