Ульянов Илья Эрнстович. 1812. Русская пехота в бою. (Продолжение I).

ВЕРЕЯ И ТАРУТИНО

Отступление русской армии через Москву и последовавший марш-маневр, завершившийся размещением в Тарутинском лагере, сопровождались рядом арьергардных боев, в которых участвовали егерские полки. Вторая же половина сентября принесла некоторое затишье на главном направлении. Наполеон в Москве тщетно ожидал мирного соглашения, многие корпуса Великой армии занимали территории вблизи древней русской столицы.

И. С. Дорохов. Портрет из Военной галереи Зимнего дворца. Дж. Доу. 1819-1825 гг.

И. С. Дорохов. Портрет из Военной галереи Зимнего дворца. Дж. Доу. 1819-1825 гг.

Верея. Вид на Верейский кремль и памятник И. С. Дорохову.

Верея. Вид на Верейский кремль и памятник И. С. Дорохову.

Победа при Тарутине 6 октября 1812 г. Гравировал И. Беггров под рук. С. Карделли по оригиналу Д. Скотти. 1814 г.

Победа при Тарутине 6 октября 1812 г. Гравировал И. Беггров под рук. С. Карделли по оригиналу Д. Скотти. 1814 г.

17 сентября в небольшом городе Верее близ Можайска был размещен постоянный неприятельский гарнизон — 1-й батальон 6-го линейного полка из состава 8-го (вестфальского) корпуса А. Жюно. Под руководством полковника Л.В. Конради на небольшой возвышенности, господствующей над городом, было возведено укрепление: небольшое плато обнесли бруствером с палисадом, а в стенах стоявших на плато зданий пробили амбразуры. Вестфальцы занялись заготовкой провианта для армии. М.И. Кутузов решил уничтожить отдаленный вражеский гарнизон. Располагая сведениями о численности и позициях неприятеля и стремясь обеспечить успех дела, он включил в состав отряда генерал-майора И.С. Дорохова довольно большое количество пехоты: батальон егерей 19-го полка и по 2 батальона Вильманстрандского и Полоцкого пехотных полков (один из батальонов Полоцкого полка был затем оставлен в Боровске). В среднем, каждый русский батальон к этому времени насчитывал 400-500 человек. Во избежание излишнего шума и неразберихи Дорохов сформировал три группы, в каждую из которых было выбрано по 200 человек одного полка; 600 ранцев атакующих групп остались под присмотром выделенной роты [42, с. 151]. Ранним утром 28 сентября отряд подошел к городу и в 5 часов начал штурм. Тьма и ненастье стали союзниками русских. Дорохов приказал начальнику штурмовых отрядов полковнику Н.В. Вуичу (шефу 19-го егерского полка) «спускаться в город от Калугской заставы и атаковать с Богом штыком не делав ни одного выстрела и не кричав ура». В голове колонн шли проводники из жителей города, которые отказались укрыться за спинами солдат. В полной тишине штурмующие незаметно подошли к укреплению. Колонна Полоцкого полка под командой штабс-капитана Артемьева 2-го атаковала прямо через вал; очевидно, колонны имели штурмовые лестницы, позволившие преодолеть палисад. Первым в укрепление проник прапорщик Сомов. Колонна егерей, изначально направленная на мост, обнаружив «большие внутренние укрепления», защищаемые вестфальской гренадерской ротой, переменила дирекцию и также взошла на вал. Колонна Вильманстрандского полка присоединилась к первым двум чуть позже. Штурмовые колонны блокировали основную массу противника в каменных зданиях церкви и присутственных мест («ратуши») и наконец сломили сопротивление гренадеров у моста, причем командовавший вестфальской ротой капитан получил 17 штыковых ран. Полковник Конради вспоминал: «Ведомые жителями Вереи, два батальона подобрались сзади к флигелю ратуши и овладели им, находившийся там слабый гарнизон был подавлен. Отсюда русские с помощью штурмовых лестниц взобрались на крышу главного здания, содрали ее и толпами ворвались сверху внутрь. Завязалась отчаянная рукопашная схватка. Мы упорно защищали каждую комнату…» [131, с. 59]. Сбитый с ног Конради издал масонский клич, и — о чудо! — оказавшийся в рядах русских офицер-масон (возможно, М.Ф. Орлов, будущий декабрист) остановил штыки и отвел полковника к Дорохову. Рядовой Вильманстрандского полка Старостенко захватил неприятельское знамя, за что был произведен в унтер-офицеры и награжден Знаком Отличия ордена Св. Георгия. Две роты, засевшие в церкви, по приказу Конради положили оружие. Рота Вильманстрандского полка и гусары очистили от неприятеля городские постройки. Вестфальцы в этом бою потеряли 2 офицеров и 49 солдат убитыми, практически все оставшиеся в живых попали в плен. Потери победителей так и остались неизвестными; во всяком случае, количество убитых превышало 30 человек. Подошедший через несколько часов немецкий отряд не осмелился атаковать русских и ретировался к городку Борисов.

К. Ф. Багговут. Рисунок Луи де Сент-Обена. 1812—15 гг.

К. Ф. Багговут. Рисунок Луи де Сент-Обена. 1812—15 гг.

Сражение при Тарутине.

Сражение при Тарутине.

Эта весьма скромная по масштабам победа вкупе с удачными действиями партизанских отрядов способствовала началу морального возрождения русской армии, нравственные силы которой, казалось, были безвозвратно подорваны ужасами Бородинской резни и оставлением Москвы. В Тарутинском лагере армия каждодневно укреплялась и физически, получая немалые подкрепления и пользуясь выгодами обильного снабжения и относительно безмятежного отдыха.

Прошло три недели после организации лагеря, и стало совершенно ясно, что русские войска в сердце страны вновь обрели боевую мощь, достаточную для продолжения активных действий. И первым эту мощь должен был испытать на себе авангард Великой армии под командованием маршала И. Мюрата. Впрочем, в сражении, развернувшемся 6 октября у реки Чернишня и деревни Винково, русские военачальники не проявили должного старания, и

Мюрату удалось избежать полного разгрома. Из состава пехоты непосредственно в бою приняли участие лишь егеря 20-го, 4-го и 34-го полков. Шедший во главе колонны 2-го корпуса генерал-лейтенант К. Ф. Багговут был убит одним из первых ядер, выпущенных артиллерией французов, что и привело в замешательство весь корпус. 20-й егерский полк майора Горихвостова, оказавшийся на пути отступления неприятеля, подвергся атаке польской кавалерии и понес существенные потери. Польский офицер вспоминал: «[Русские колонны. — И.У.], выдвинув своих стрелков, успели сформировать каре. Наша кавалерия (5-й конно-егерский и 13-й гусарский полки. — И.У.) немедленно атаковала их на рысях и разбила два каре. Следовало удивляться упорству, с которым дралась молодая русская пехота. Я видел лежавших на земле раненых стрелков, которые поднимались, когда мы проходили мимо, и стреляли в нас. Приходилось добивать их, чтобы они не могли принести нам еще больше вреда…» [58, с. 251]. Вероятно, речь в данном случае шла о небольших ротных каре 20-го полка; в целом же полк не только отразил атаку кавалерии, но и захватил орудия. В своем письме Р. Вильсон отмечал, что «неустрашимость и твердость двух русских егерских полков… заслужили всеобщую похвалу и фельдмаршал велел раздать им по 5 руб. на человека» [72, с. 220].

В результате сражения авангард Мюрата потерял до 4 тысяч человек, 38 пушек, обозы и 1 кавалерийский штандарт; наши потери достигали 1500 человек убитыми и ранеными. Достаточно неуклюжие действия армии М.И. Кутузова в этот день тем не менее ознаменовали собой начало завоевания русскими стратегической инициативы.

ВТОРОЕ СРАЖЕНИЕ У ПОЛОЦКА

Ровно через два месяца после первого сражения у Полоцка, к городу вновь подступили русские войска. 2-й и 6-й корпуса Великой армии к этому времени успели укрепить свои позиции, но в то же время соотношение численности противоборствующих сторон кардинально изменилось: у П.Х. Витгенштейна теперь было до 40 тысяч человек, к нему же подходил 10-тысячный корпус Ф.Ф. Штейнгеля, а в двух французских корпусах насчитывалось не более 18 тысяч.

Основные силы Витгенштейна двигались к городу двумя колоннами, или «корпусами». Первый, командование которым было доверено генерал-лейтенанту Г.М. Бергу, был составлен из «пехотных полков 5-й дивизии, запасных батальонов гренадерских полков гвардейского резерва, сводного кирасирского и гвардейских полков 3 эскадронов, Ригского драгунского полка, из батарейных рот № 5, 14-й легкой, № 27, 8 орудий конных № 23, 6 № 3. Авангард оного корпуса под командою генерал-майора Балка, составленного из 25-го и 26-го егерских полков, запасного батальона Кексгольмского пехотного и 4-го эскадрона Гродненского гусарского полка, казачьего Родионова 2-го и 6 орудий конной роты № 3. Другой корпус под командою генерал-лейтенанта кн. Яшвиля составлен был из пехотных полков 14-й дивизии и прикомандированными дружинами С.-Петербургского ополчения, из батарейных рот № 27, 28 и 50, из легких № 9, 26 и 27 и авангард генерал-майора Властова, состоящий из 4 эскадронов Гродненского гусарского полка, из казачьего Платова 4-го полка, из 23 и 24-го егерских полков с прикомандированными к ним 9-й и 1-й дружинами С.-Петербургского ополчения и из конной роты №1» [120, т. 19, с. 273].

5-го октября авангард корпуса Берга опрокинул заслон неприятеля у села Юревичи, причем егеря 26-го полка переправились через реку по мосту, который вражеские солдаты пытались поджечь. Преследование противника велось силами кавалерии, а также роты 26-го егерского полка и роты Кексгольмского пехотного полка. Вторую ночь лил холодный осенний дождь, и дороги превратились в грязное месиво, препятствующее движению.

Утром 6-го октября авангард Балка продолжил наступление; 26-й полк шел вдоль берега Полоты, а 25-й полк и батальон кексгольмцев — по дороге. Русская кавалерия опрокинула несколько эскадронов французов, но сама подверглась атаке и отступила. Гусары, преследуемые французскими кирасирами, неслись прямо к цепи роты 26-го полка под командованием Антоновского, который вспоминал: «…Мои егеря не были безопасными от французских волосатиков — так солдаты их называют. Я вступил в топкие места болота, но оказалось, что трясин в нем не было. Я углубился далее, взошел в воду, ожидал неприятеля… Пропустив свою конницу, я залпами открыл огонь по волосатикам, некоторых опешил, других с коней свалил.

Однако кирасиры, сначала как бы не ощутив того… летели за гусарами. Еще два залпа, довольно удачные, и, потом, батальный огонь. Кирасиры приостановились, взглянули на нас, поворотили назад на рысях… Когда миновала опасность, казаки и гусары раненых и спешенных нашими выстрелами кирасир подобрали и с трофеями пленных отправились в свои полки» [78, с. 154, 155].

После этого рота Антоновского подверглась атаке батальонной колонны французов. Русский офицер присоединил к своим бойцам часть роты Кексгольмского полка, разделил всех на три взвода и открыл пальбу плутонгами. Противник приостановился, развернулся во фронт и также разделился на три части, попытавшись обойти русских с флангов. Егеря отступили к сараям и продолжали вести огонь из-за штабелей кирпича, нанося немалый ущерб французам; по словам Антоновского, он «среднюю часть смельчаков остановил и принудил рассыпаться в стрелки, ибо в колонне стало невыносимо им». И все-таки обходное движение французов вынудило егерей покинуть сараи и отступить на более выгодную позицию.

25-й и 26-й егерские сумели оттеснить французов, но генерал Балк был ранен, а неприятель ввел в бой новые силы. На правый фланг в помощь 26-му полку были посланы Севский пехотный полк и дружина ополчения, центр позиции усилен Могилевским полком и двумя дружинами, а левый фланг — Пермским и Калужским пехотными полками и двумя дружинами. Войска правого фланга смогли отогнать французов к опушке леса, а в центре Могилевский полк отразил атаку кавалерии. О дальнейших перемещениях войск Витгенштейн писал: «Пехота и охотники С.-Петербургского ополчения и стрелки наши, видя удачное поражение неприятельской конницы, бросились в штыки на неприятельских стрелков и прогнали оных в самые укрепления.

В то время подоспел резерв. Я приказал из оного сводным гренадерским баталионам 14-й пехотной дивизии и запасным батальонам Таврического и С.-Петербургского гренадерского полка с дружиною № 14 под командою генерал-майора Бегичева, которой командовал всем резервом, и генерал-майора Гамена и сводным кирасирским полком подкрепить центр, запасные же батальоны лейб-гренадер и гренадерского Графа Аракчеева полка с дружиною № 13 повел я для подкрепления правого фланга. Полковника Редигера, находящегося с 25-м егерским полком и 2 эскадронами Гродненских гусар между центром и правым флангом, подкрепил я гвардейским резервом, запасные ж баталионы Павловского и Екатеринославского полка оставил за лесом в резерве» [120, т. 19, с. 280].

Сражение при Полоцке 7-го октября. П. Тесс. 1840-е гг.

Сражение при Полоцке 7-го октября. П. Тесс. 1840-е гг.

Стрелки и охотники ополчения «ударили так быстро в штыки, что неприятель с поспешностью оставил передовые свои укрепления». Контратака французов вернула было утраченные ими позиции, но «Пермской пехотной полк и запасной батальон Таврического и С.-Петербургского гренадерских полков и дружин № 5 и № 14 бросились на неприятельские шанцы и завладели двумя редутами у кирпичного завода, причем храброму камергеру Мордвинову оторвана была нога ядром. В то же время полковник Редигер, наступая во фланг неприятелю с 25-м егерским полком, с запасным батальоном Кексгольмского полка и гвардейским резервом, прогнал его за Воловое озеро. Резерв пехоты гвардии в(ашего) и(мператорского) в(еличества) отличился при сем деле особенною храбростью, и рекруты, составляющие большую часть сего корпуса, просясь сами быть употребленными, старались неустрашимостью своею доказать, что они достойны счастья быть выбраны в защитники особы в. и. в.».

В боях на правом фланге вновь отличились 26-й егерский, Севский пехотный полки, запасной батальон Лейб-гренадерского и гренадерского Графа Аракчеева полков и 10-я и 13-я дружины ополчения.

К этому времени к городу стали подтягиваться полки корпуса Л.М. Ятттвиля и отряд полковника Столыпина, в котором числились сводно-гренадерский батальон 5-й дивизии и 12-я дружина.

Атака «на штыки». Реконструкция.

Атака «на штыки». Реконструкция.

К вечеру французские корпуса были вытеснены к городским укреплениям, но на ночь Витгенштейн отвел свои войска назад, оставив на месте только авангард. Около 16 часов 7 октября русский корпус вновь начал активные действия. Концентрические удары нескольких отрядов вынудили французов начать отступление на другой берег Двины. Заметив это, русские усилили натиск. Витгенштейн рапортовал:

«Ночь уже наступала. Я, желая воспользоваться оной, приказал авангардам моим штурмовать город со всех сторон, поддерживая пехоту действием орудий… Неприятель защищался многочисленною пехотою с большим упорством до 2 ч. пополуночи, но храбрость победоносных войск в. и. в. преодолела все препятствия. Генерал-майор Властов, под ним генерал-майоры Гарпе и Дибич с правого берега, а полковники Редигер и Альбрехт с левого берега Полоты ворвались почти в одно время впереди своих войск первые в город. Генерал-лейтенант Сазонов, увидя храбрых воинов Санкт-Петербургской дружины и Навагинского пехотного полка, ворвавшихся в город, бросился в оный и взошел с ними также из первых. 12-я дружина под командою полковника Нико-лева, срубив под сильнейшим огнем палисады, бросилась первая в Полоцк.

Изумленный неприятель бежал в беспорядке к своим мостам, но только малая часть из оставшихся в городе могла спастись, прочие были поражаемы штыками или взяты в плен. Генерал-майор Гельфрейх взошел почти в то же время со стороны верхнего замка в город и взял в оном одно 6-фунтовое орудие. Неприятель, истребив свои мосты, поставил по левому берегу против всех перекрестных улиц орудия, надеялся, что обыкновенно при штурмах беспорядок придаст ему случай действовать с выгодою по нашим колоннам, но войски в. и. в. показали в сем случае новый опыт послушания российского воинства; собравшись на больших площадях, заняли улицы только стрелками, чем сделали намерение неприятеля тщетным». Захват города обошелся Витгенштейну в 8000 убитых и раненых, французы потеряли несколько меньше, но главной их потерей была утрата стратегической инициативы на санкт-петербургском направлении. В свою очередь, солдаты 1-го отдельного корпуса, окрыленные победой, сложили песню о взятии Полоцка, отдавая должное своим военачальникам:

«…Полководцы наши славны:

Балк, Гамен, сибирский Рот,

Получили также раны,

Лезли все они вперед.

В город первый кто ворвался? —

Наш Сазонов генерал;

Как отчаянный он дрался

И ура! ура! Кричал».

Начиналась же песня громким сравнением:

«Витгенштейн — другой Суворов,

Полоцк — новый Измаил».

МАЛОЯРОСЛАВЕЦ

Вышедшая из Москвы Великая армия, двигаясь к Калуге, 11 октября подошла к уездному городу Малоярославец; передовые батальоны корпуса Е. Богарне поздним вечером заняли город. К этому же пункту спешила и русская армия, стремясь предотвратить продвижение Наполеона. В авангарде армии шел корпус генерала от инфантерии Д.С. Дохтурова, усиленный кавалерией. У самого города ранним утром 12 октября к Дохтурову присоединились армейские отряды И.С. Дорохова и А.Н. Сеславина.

Развернувшееся в этот ясный солнечный день сражение, в котором преимущественно участвовала пехота обеих армий, стало одним из самых ожесточенных за всю кампанию. Большое количество задействованных частей и сами условия боя в городе затрудняют, а точнее, делают практически невозможным детальное воссоздание реальной картины событий, поэтому, как и в главе, посвященной Бородинской битве, мы ограничимся лишь описанием отдельных эпизодов сражения.

Солдат лейб-гвардии Семеновского полка. Реконструкция.

Солдат лейб-гвардии Семеновского полка. Реконструкция.

Для понимания особенностей боевых действий русской армии читателю необходимо напомнить, что к этому времени в подавляющем большинстве русских армейских пехотных и егерских полков основную массу нижних чинов составляли новобранцы и воины ополчения, что далеко не лучшим образом сказывалось на боеспособности пехоты. Весьма красноречиво, хотя и чрезмерно резко, о действиях войск высказался офицер квартирмейстерской части А.А. Щербинин: «Солдаты, между коими было много рекрут, дрались дурно под Малоярославцем. Офицеры одни жертвовали собой».

По данным исследователя А.А. Васильева, в сражении участвовали следующие пехотные части и соединения: 6-й пехотный корпус (7-я пехотная дивизия — Псковский, Московский, Либавский пехотные и 11-й егерский полки, 24-я пехотная дивизия — Ширванский, Бутырский, Уфимский, Томский пехотные полки), отряд И.С. Дорохова (6-й, 19-й, 33-й егерские, Полоцкий, Вильманстрандский и Софийский пехотные полки), отряд А.Н. Сеславина (рота 20-го егерского полка), 7-й пехотный корпус (12-я пехотная дивизия — Смоленский, Нарвский, Алексопольский, Новоингерманландский пехотные полки, 26-я пехотная дивизия — Нижегородский, Ладожский, Полтавский, Орловский пехотные и 5-й егерский полки), 8-й пехотный корпус (2-я гренадерская дивизия — Киевский, Московский, Астраханский, Фанагорийский, Сибирский, Малороссийский гренадерские полки, 27-я пехотная дивизия — Одесский, Тарнопольский, Виленский, Симбирский пехотные и 49-й егерский полки), 1-я бригада 3-й пехотной дивизии (Муромский, Ревельский пехотные полки) [48].

Город не менее семи раз переходил из рук в руки, и каждый раз противоборствующие армии вводили в дело новые и новые полки; эта повторяемость событий дала повод русскому офицеру применить в отношении сражения эпитет «однообразное». Основной тактической схемой в этот день стало взаимодействие колонн, передвигающихся по улицам города, и цепей стрелков и охотников, ведущих бои за огороженные заборами сады и огороды. У границы города, очевидно, могли применяться и развернутые строи батальонов. Тот же Щербинин, приписывая несколько чрезмерные заслуги П.П. Коновницыну, отмечал, что тот «семь раз вел пехотные линии на штурм против засевшего за заборами городских садов неприятеля и прогнал его наконец внутрь города до большой площади, где чудесно гремела битва. У заборов пули пели, а на площади примешались к ним и картечи, и ядра. И свои ядра летели сзади через головы наши».

Первым еще затемно в атаку были брошен трехбатальонный 33-й егерский полк, который сумел отбросить к монастырю два батальона французов, но был оттеснен к окраинам города подошедшими подкреплениями. На помощь ему выдвинулся 6-й егерский полк, также состоящий из трех батальонов. Русские полки, к которым в скором времени присоединились 19-й егерский и батальон Вильманстрандского пехотного, вновь дошли почти до переправы, но так и не смогли вытеснить неприятеля за реку. Во главе егерей 19-го полка с крестом в руке шел в атаку священник отец Василий Васильковский, получивший в этот день рану в голову. Французы, усилившись, опять захватили город и даже вышли за заставы. В ответ последовала контратака 11-го егерского, поддержанная ранее введенными в бой батальонами, в результате которой неприятель откатился к монастырю… Атаки и контратаки следовали одна за другой. В полном молчании в город ворвался 3-й батальон Либавского пехотного полка под командованием генерала Талызина; солдатам батальона не велено было заряжать ружья и кричать «ура». Несколько позже таким же образом атаковали и батальоны Софийского полка. А.П. Ермолов в своем рапорте отметил, что «полковник Халяпин с Софийским полком и полковник Глебов с резервами 6-го егерского полка ударили и все опрокинули». Рядом с упомянутыми полками в атаку шли Томский и Полоцкий пехотные. Вильманстрандский пехотный полк, выйдя на Торговую площадь, застал уже окончание этой атаки: усилившийся неприятель шаг за шагом теснил русские батальоны. Вильманстрандцы стремительным броском очистили не только площадь, но и дошли до моста; за ними следовали перемешавшиеся батальоны прочих полков. Триумф был недолгим: в город вошла итальянская дивизия генерала Пино и прогнала потерявшие управление русские полки за заставы.

Д. С. Дохтуров. Миниатюра неизвестного художника по оригиналу В. Боровиковского. 1811 г.

Д. С. Дохтуров. Миниатюра неизвестного художника по оригиналу В. Боровиковского. 1811 г.

Казанский собор. 1739-1744 гг. Малоярославец.

Казанский собор. 1739-1744 гг. Малоярославец.

По всей видимости, на главной Торговой площади Малоярославца бастионом русских войск стал каменный Казанский собор. Мы можем только предполагать, что именно происходило в сохранившихся и по сей день святых стенах. При очередном отступлении русских часть пехотинцев заперлась в здании собора. Толстые стены и окна с осыпавшимися стеклами давали возможность даже небольшому гарнизону держать под обстрелом улицы, идущие со стороны реки, по которым и поднимались французские колонны. В заполненном дымом соборе солдаты, задыхаясь и протирая слезящиеся глаза, судорожно заряжали и стреляли в ненавистные вражеские ряды. Верткие французские стрелки пробирались к стенам и пытались вломиться в железную северную дверь, но она была забаррикадирована изнутри, а русские пули продолжали жалить, выискивая все новые жертвы. Наконец французы подкатили орудия. Вдоль по улице, идущей от монастыря, пушки били ядрами и картечью в алтарную часть и в главы собора, с севера 3-фунтовое орудие пыталось разбить запертую дверь. Внутри здания воцарился ужас: начались пожары, картечные и ружейные пули густо летели в окна, сверху от сотрясения обрушивались стрехи глав и валились святые кресты… Смогли ли уйти защитники? А может быть, новая атака родных полков спасла упорный гарнизон? Мы никогда не узнаем этого, но памятником доблести остались стены собора и сведения об ущербе, нанесенном ему во время сражения: разорена «соборная Казанской Божией Матери (церковь. — И.У.) разбитием с одной стороны сверху стены пушечным ядром и с другой — ударением оными и картечами в стену оной, так что внутри оной от ударов перервалась железная связь и стрехи глав сниспали на каменный пол и вторгнувшись в землю на аршин, перешиблись и ни одного стекла целого в рамах оной церкви не оставалось, главы оной все сшиблены, крышки железные летучими ядрами, бомбами обвалены и подожжены…» [103, с. 220, 222].

Уже утром в непосредственной близости от города остановились полки 7-го и 8-го пехотных корпусов. Солдатам, проделавшим ночной марш беглым шагом, разрешено было отдохнуть; многим даже удалось поспать, несмотря на раскаты ружейного и артиллерийского огня. После 14 часов в бойню начали втягиваться части 7-го корпуса. Первыми, вступившими в дело, стали Ладожский и Полтавский пехотные полки, освободившие Спасскую слободу и центр города. На левом фланге продвигались Орловский и Нижегородский полки, а на правом — полки 12-й дивизии. В завязавшемся тяжелом бою чаша весов постоянно колебалась. Русским стрелкам приходилось вытеснять неприятеля из занимаемых им укрытий, чтобы дать возможность установить артиллерию. Ладожский полк, по всей видимости, прорвался к центру через овраг и неожиданно ударил во фланг и тыл французам, расположенным на Торговой площади. В Полтавском полку целый батальон под командованием капитана Г. А. Асеева был рассыпан в стрелки и дошел до самого моста; командиры рот этого батальона шли в атаку с ружьями в руках. Унтер-офицеры и старослужащие солдаты «собственным примером поощряли» и «стыдили за трусость» новобранцев. Полубатальон другого батальона под командованием майора И.Д. Ермакова 1-го остановил контратаку неприятеля и подкрепил стрелков. Капитан Нарвского полка Кузминский, увидев отступление стрелков, подоспел со взводом и залпом остановил продвижение противника. Поручик Митюрин привел для подкрепления цепи дивизион. Поручик Алексопольского полка Кунцевич, участвуя в рукопашной схватке, был ранен, но вырвал у неприятельского солдата ружье и заколол его. Майор Новоингерманландского полка Ильин, очевидно, приказал своему батальону залечь за укрытием; подпустив вражескую колонну «на близкую дистанцию», он встретил ее залпом и довершил поражение штыковым ударом [48, с. 57-64].

Сражение при Малоярославце 12 октября 1812 г. Литография С. Шифляра по рисунку А. Дмитриева-Мамонова. 1823 г.

Сражение при Малоярославце 12 октября 1812 г. Литография С. Шифляра по рисунку А. Дмитриева-Мамонова. 1823 г.

И все-таки напор французских и итальянских частей заставил русское командование ввести в дело свежие полки 8-го пехотного корпуса. Момент вступления в сражение 27-й пехотной дивизии красноречиво описал офицер Симбирского полка Д.В. Душенкевич: «Ударен подъем после доброго отдыха, дорога покрылась сверкающим блеском оружия, ярко отражающимся в глаза французам, стоявшим на высоте той стороны реки в густых, многочисленных колоннах. Многие наши полки пошли левее, под лесом, а нам велено вступить в дело: «Левое плечо вперед!» — и мы очутились под пулями у самых стен Малоярославца» [74, с. 118]. Согласно рапорту командира дивизии генерал-майора Д.П. Неверовского, полк, «откомандированный вправо, удерживал с мужеством данное ему для охранения место и высланными от него стрелками прогонял неприятеля, на него наступающего». «Очутившись под пулями», симбирцы за несколько часов активных действий потеряли 351 человека из 845 [48, с. 117]. При этом, по всей видимости, полк даже ни разу не ходил в массовые атаки, а все потери были понесены под градом пуль в стрелковых цепях. Рядом с Симбирским полком также стрелками действовал Одесский пехотный, в то время как Тарнопольский и Виленский полки под командованием самого Неверовского неоднократно опрокидывали неприятеля на левом фланге русской позиции. Несколько позже к ним присоединились охотники Ревельского и Муромского полков 3-й пехотной дивизии. Прапорщик Ревельского полка Романов, убив одного неприятельского офицера, взял другого в плен.

В сумерках, при свете горящих домов, введенные в действие гренадерские полки — Малороссийский, Сибирский и Астраханский — на обоих флангах вновь отбросили противника за реку и некоторое время удерживали под контролем участки берега, пока не были оттеснены свежими дивизиями корпуса маршала Даву. На левом фланге в бой пришлось ввести Московский пехотный полк. Активные боевые действия на этом завершились, хотя «перестрелка с обеих сторон почти до полуночи не прекращалась. Казаки, за цепью стрелков, стояли в линии перед горевшим городом, откуда из пламени, как адские тени, выскакивали итальянцы и задирали наших стрелков» [133, с. 227]. Но и русские не оставались в долгу: ночью астраханские гренадеры вновь проникли в западную часть города, совершив некую «диверсию» — очевидно, нападение на изолированные подразделения французов.

Памятник героям Отечественной войны 1812 г. Малоярославец.

Памятник героям Отечественной войны 1812 г. Малоярославец.

По воспоминанию Душенкевича, «мы ночевали под выстрелами неприятельской цепи, так что в колоннах лежащих людей несколько было ранено. Ночью какой-то вестник-утешитель рассевал в рядах наших радость, что неприятель, по замечаниям, со всех пунктов ретируется; утром, однако, нас отвели несколько верст на избранную позицию, куда неприятель не смел приблизиться» [74, с. 118].

День 12 октября дорого обошелся обеим сторонам, потери каждой из которых составили около 7000 человек. При этом даже официальные французские источники отмечали большие потери именно среди русских новобранцев. В 27-м бюллетене Великой армии от 15 октября с показным оптимизмом заявлялось: «На месте сражения найдено 1700 русских, между коими 1100 рекрут в серых мундирах… Старая русская пехота истреблена» [72, с. 259]. В ошибочности такого мнения французам предстояло убедиться довольно скоро…

ВЯЗЬМА

Отступающая по старой Смоленской дороге Великая армия во второй половине октября подошла к городу Вязьма. К 22 октября в городе находился корпус маршала М. Нея, в 8 верстах к востоку от города — корпуса вице-короля Е. Богарне и генерала Ю. Понятовского, а в 12 верстах — арьергард армии в составе корпуса маршала Л.Н. Даву. Непосредственное преследование Даву осуществлял казачий корпус М.И. Платова совместно с 26-й пехотной дивизией (Ладожский, Полтавский, Орловский и 5-й егерский полки). Армия М.И. Кутузова двигалась южнее параллельно маршруту французов. Авангард армии под командованием генерала от инфантерии М.А. Милорадовича, в составе которого числились полки 2-го и 4-го пехотных корпусов, к утру 22 октября вышел на Смоленскую дорогу в 8 верстах от Вязьмы, разгромил пехотную бригаду неприятеля и практически перекрыл путь отступления корпуса Даву силами 17-й, а затем и 4-й пехотных дивизий. Егерская бригада 4-й дивизии заняла кустарник вдоль дороги, а пехотные полки (Кременчугский, Волынский и Тобольский) развернулись правее егерей, выставив батарею. Французы пытались отбросить русских от дороги, но попытки их оказались тщетны, хотя и привели к большим потерям с обеих сторон. Из состава 4-й дивизии более всех пострадал Кременчугский полк, в котором только потери командного состава достигали 13 человек [57, с. 188]. В конечном счете, Е. Богарне развернул свой корпус фронтом на восток, а вскоре к нему присоединился Понятовский и одна из дивизий Нея.

Сражение за Вязьму. Неизвестный художник. 1-я четверть XIX в.

Сражение за Вязьму. Неизвестный художник. 1-я четверть XIX в.

План сражения при Вязьме (Вороновский В. М. Отечественная война 1812 г. в пределах Смоленской губернии. СПб., 1912).

План сражения при Вязьме (Вороновский В. М. Отечественная война 1812 г. в пределах Смоленской губернии. СПб., 1912).

Услышав канонаду, Платов также перешел в наступление на арьергард Даву. В рапорте командира дивизии генерал-майора И.Ф. Паскевича говорилось: «Генерал Платов приказал 300 егерей 5-го полка посадить на конь и приспеть на одну высоту с действующими уже Милорадовича войсками… Скорость равна была усердию. В мгновение прискакавшие стрелки вступили в дело, открывшаяся батарея привела

неприятеля в замешательство, противостоявшая ей батарея умолкла, одно орудие подбито. Егеря бросились на батарею: она уже принадлежала им, но превосходные неприятельские силы исхитили сие из рук их; одно, однако же, большого калибра орудие досталось храброму 5-му Егерскому полку под личным начальством шефа оного полковника Гогеля…» Изрядно потрепанные войска Даву, преследуемые Платовым и обстреливаемые артиллерией Милорадовича, приняли вправо от дороги и, бросив большую часть обозов, присоединились к основным силам.

Приготовившиеся к обороне французы обладали существенным численным преимуществом, и Милорадович торопил с прибытием 26-ю дивизию, полки которой и так уже почти бежали. 5-й егерский еще раз почти дошел до неприятельской батареи, но французская колонна опрокинула его и угрожала нашей артиллерии. «Капитан Поздеев встретил их картечью, а прибежавший Ладожский полк обратил неприятеля в бегство…» В 5-м егерском полку в этот день было убито и пропало без вести 147 нижних чинов, 1 офицер был убит, а 2 — ранены [94, с. 165]. Среди описаний подвигов офицеров полка встречались и такие: капитан Руднев производился в майоры за то, что «находясь со стрелками, посаженными на казачьих лошадях, теснил неприятеля…»

Сражение при Вязьме 22-го октября. П. Тесс.

Сражение при Вязьме 22-го октября. П. Тесс.

В центре атаковали 26-я дивизия с застрельщиками Ладожского полка впереди и 2-й корпус, левее — 4-й пехотный корпус, на правом фланге активно действовала кавалерия. Французы вынуждены были отступить к самому городу К 16 часам в город вступила 1-я бригада 11-й пехотной дивизии. Генерал-майор П.Н. Чоглоков вел в атаку Перновский пехотный полк, приказав развернуть знамена и бить в барабаны. Перновский и Кексгольмский полки, двигаясь по горящим улицам Вязьмы, достигли Торговой (Богородицкой) площади, в то время как с северо-востока в город вошли полки 26-й дивизии. Часть французов еще продолжала отстреливаться из окон домов и позже была взята в плен, но основные силы уже отступили, потеряв за день не менее 4 тысяч убитыми и ранеными и 3 тысячи пленными. Мост на реке Вязьме, по словам Паскевича, был захвачен, и русские войска, потери которых составили около 1800 человек, уже в полной темноте остановились у городской заставы.

ВТОРОЕ СРАЖЕНИЕ У КРАСНОГО

В начале ноября через город Красный в сторону границы двинулись пестрые полчища ослабленной и уже не слишком многочисленной Великой армии, следующей отдельными, растянутыми почти на 4 перехода колоннами.

2 ноября отряд генерал-майора А.П. Ожаровского, в котором, помимо кавалерии, состоял уже неоднократно нами упоминаемый 19-й егерский полк, совершил нападение на город и, разгромив неприятельский батальон, захватил часть обозов. Подошедшая дивизия М. Клапареда заставила отряд отступить, причем излишне уверенный в пассивности французов Ожаровский разместился на ночлег в селе Кутьково в трех верстах от города. Бой, очевидно, был достаточно ожесточенным: у егерей было ранено 4 офицера, один из них — смертельно.

3 ноября, незадолго до наступления темноты, к большой дороге между деревней Ржавкой и селом Мерлино восточнее Красного вышел авангард русской армии под командованием М.А. Милорадовича и, развернувшись вдоль дороги, начал обстрел отступающих колонн и обозов. Посаженные вдоль дороги березы, еще недавно прикрывавшие отступление Неверовского, теперь сослужили хорошую службу французам: между деревьями были установлены легкие пушки, а цепи стрелков заняли позиции перед посадками. 2-й корпус генерал-лейтенанта С.Н. Долгорукова частично повернул фронт в сторону Смоленска, а 7-й корпус Н.Н. Раевского — в сторону Красного. Некоторое время русские ограничивались артиллерийским обстрелом и наскоками легкой кавалерии, тем более, что стрелки 7-го корпуса встретили неожиданное препятствие: обледеневшие склоны оврага не давали возможности добраться до дороги. Наконец замыкающие колонны французов подверглись атаке 5-го егерского полка полковника Гогеля и нескольких гусарских и уланских эскадронов. Штыковым ударом егеря заставили одну из колонн положить оружие и захватили несколько пушек. Н.Н. Раевский так описывал этот эпизод: «… 5-й мой егерский полк, стоявший полевее, имел довольно значительную сшибку, в коей отнял с боем у неприятеля 4 пушки и взял в плен генерала Мериажа, ехавшего в коляске по причине раны… в ногу» [134, с. 79]. Кроме того, на дороге неприятелем было оставлено еще до 30 орудий, а количество пленных достигало 2000. Темнота положила конец активным боевым действиям русских, но, как оказалось, не французов.

Остановившийся в Красном Наполеон приказал генералу Ф. Роге с дивизией Молодой гвардии разгромить русский отряд Ожаровского. Ночью лагерь отряда у села Кутьково был атакован. Начальник русского отряда, по всей видимости, не смог должным образом обеспечить охрану позиций, а затем и правильно оценить силу неприятеля, поэтому пехота попала в практически безвыходное положение. К этому времени в 19-м егерском полку вряд ли насчитывалось более 400 человек. Почти все они ночевали в лагере перед селом, и быстро двигающиеся французские батальоны застали их врасплох. Генерал А.П. Ермолов в своих воспоминаниях отметил: «Приблизившись к Красному, не соблюл он (Ожаровский. — И.У.) должной осторожности, полагая, что отступающий неприятель ничего не предпримет. Ночью граф Ожаровский атакован стремительно гвардиею Наполеона в больших силах. Велика была потеря в храбром егерском полку; особенным счастием уцелела артиллерия, и при общем замешательстве темнота была спасительным покровом».

Сержант полка фузилеров гренадер Молодой гвардии Бургонь вспоминал об этих драматических моментах: «… В ту минуту, как мы пошли в атаку… мы увидали лежавших распростертыми на снегу несколько сот русских, которых мы сперва приняли за мертвых или за тяжко раненых. Мы миновали их, но едва успели мы пройти немного вперед, как они вскочили, подняли оружие и стали стрелять в нас, так что мы вынуждены были сделать полуоборот, чтобы защищаться. К несчастью для них, позади подоспел еще батальон… которого они не заметили. Тогда они попали между двух огней: в каких-нибудь пять минут их не осталось ни одного в живых; к этой военной хитрости русские часто прибегали, но тут она им совсем не удалась…

Пройдя через русский лагерь и атаковав селение, мы заставили неприятеля побросать часть артиллерии в озеро, после чего большинство их пехоты засело в домах, часть которых была в огне. Там-то мы и дрались с ожесточением врукопашную. Произошла страшная резня, мы рассыпались, и каждый сражался сам по себе… Перед нами был род мызы, где засели русские и где они были блокированы солдатами нашего полка. Единственным путем отступления был для них ход в обширный двор, но и тот был загражден барьером, через который они принуждены были перелезать.

Во время этого обособленного боя я заметил во дворе русского офицера на белом коне, который бил саблей плашмя своих солдат, порывавшихся бежать, перескакивая через барьер; в конце концов ему удалось овладеть проходом, но в ту минуту, как он собирался перескочить на ту сторону, лошадь его была ранена пулей и упала под ним, так что проход стал затруднительным. С этого момента бой стал еще отчаяннее. При свете пожара происходила сущая бойня. Русские, французы — вперемежку, в снегу, дрались, как звери, и стреляли друг в друга чуть не в упор…

«В штыки! Ура! Ура!». Художник В. Верещагин.

«В штыки! Ура! Ура!». Художник В. Верещагин.

 

Русские, засевшие на мызе и блокированные нами, видя, что им угрожает опасность сгореть живьем, решили сдаться; один раненый унтер-офицер под градом пуль явился к нам с предложением о сдаче. Тогда полковой адъютант послал меня с приказанием прекратить огонь… Но наши солдаты, сражавшиеся отчаянно, ничего не слушали и продолжали свое. Русские, потеряв надежду на спасение и, вероятно, не имея более боевых припасов, чтобы защищаться, попытались массами выйти из здания, где они засели и где их уже начало поджаривать; но наши солдаты оттеснили их назад. Немного времени спустя, не имея больше сил терпеть, они сделали новую попытку, но едва успели несколько человек выскочить во двор, как все здание рухнуло, и в нем погибли более сорока человек. Впрочем, тех, что успели выскочить, постигла участь не лучше…» [45, с. 88-91].

Д.В. Давыдов очень точно охарактеризовал это трагичное происшествие: «…Ожаровский поражен был в селе Кутькове. Справедливое наказание за бесполезное удовольствие глядеть на тянущиеся неприятельские войска и после спектакля ночевать в версте от Красного на сцене между актерами. Генерал Роге с Молодой гвардией подошел к Кутькову во время невинного усыпления отряда Ожаровского и разбудил его густыми со всех сторон ружейными выстрелами. Можно вообразить себе свалку и сумятицу, которая произошла от сего внезапного пробуждения! Все усилия самого Ожаровского и полковника Вуича, чтоб привести в порядок дрогнувшие от страха и столпившиеся в деревне войска их, были тщетны! К счастью, Роге не имел с собою кавалерии, что способствовало Ожаровскому, отступая от Кутьково, собрать отряд свой и привести оный в прежде бывший порядок, с минусом половины людей».

* * *

4 ноября М.А. Милорадович полностью перекрыл дорогу в районе села Мерлино силами 2-го корпуса с 11-й дивизией в первой линии. Войскам 7-го корпуса, ночевавшим в некотором отдалении, пришлось по целине нагонять двигавшиеся по дороге колонны французов. В это время полки 2-го корпуса вступили в бой. Авангард корпуса Е. Богарне, встретив многократно превосходящие силы русских, отклонил предложение о сдаче и двинулся в атаку. По мнению Ф. Сегюра, русские даже расступились, пораженные безумной храбростью противника; но, по всей видимости, фланговые батальоны просто повернулись под углом к дороге, концентрируя огонь. Залпы более 50 орудий и пехоты отбросили французов на исходные позиции. Следуя инструкциям Кутузова, Милорадович вел бой весьма осмотрительно, придерживаясь исключительно оборонительной тактики: своей волей он забрал в подкрепление 2-го корпуса 12-ю дивизию, а Раевский с 26-й дивизией занял позиции параллельно дороге, имея на правом фланге протяженный, но узкий лес, в котором расположились егеря 5-го полка. Только кавалерия время от времени переходила в атаку.

Собравшийся корпус Богарне еще несколько раз пытался пробиться вдоль большой дороги, но, отброшенный огнем, двинулся в обход правого фланга 26-й дивизии. Часть дивизии Ж. Брусье атаковала 5-й егерский и находившиеся возле леса пехотные полки; егеря, отступив, открыли 2 спрятанных на опушке орудия, залпы которых и последующая атака полков Паскевича заставили французов отступить. Одновременно на ослабленный левый фланг Раевского двинулись 2 неприятельские колонны. Атака Московского драгунского полка приостановила их движение и заставила свернуться в каре, а в это время подошел Орловский пехотный полк. В рядах полка к этому времени было не более 350 человек, но это были опытные бойцы. Раевский вспоминал: «Неприятель оставался в… бездействии. Я рассеял слабый Орловский полк в стрелки, кои немедленно окружили три неприятельские фаса. Эксцентрический огонь неприятеля мало наносил нам вреда, но огонь стрелков моих и с ними пришедшего орудия производил большое опустошение в колонне. После нескольких минут сей неравной битвы, драгуны мои и стрелки, видя колонну несколько расстроенной, вдруг бросились на нее по собственному побуждению: все пало под острием, рассеялось или положило оружие! Таким образом… генерал Елизер, 32 офицера, несколько сот рядовых и 2 орла были трофеями сего дня» [134, с. 82, 83]. Стемнело. Со стороны Красного было замечено движение отряда французской Императорской гвардии под командованием А. Дюронеля. Белозерский полк вступил в бой, а подоспевшая кавалерия заставила гвардейцев отступить. Между тем Богарне, сделав еще несколько безуспешных попыток пробиться, в конце концов бросил всю артиллерию и обоз и, обойдя позиции Милорадовича севернее, присоединился к войскам Наполеона в Красном.

Барон Г. В. Розен. Рисунок Луи де Сент-Обена. 1812-15 гг.

Барон Г. В. Розен. Рисунок Луи де Сент-Обена. 1812-15 гг.

 

Утром 5 ноября на Смоленской дороге появились колонны корпуса Даву. Кутузов, предполагая, что Наполеон ушел из Красного, решил перекрыть дорогу у села Доброе к западу от города и уничтожить попавшие в окружение войска французов. Поэтому Милорадович со 2-м и 7-м корпусами, установив массу артиллерии вдоль дороги, ограничился обстрелом подходящих от Смоленска колонн, генерал-лейтенант Д.В. Голицын с 3-м корпусом двинулся непосредственно на город с юга, заняв деревню Уварово, а генерал от кавалерии А.П. Тормасов с 6, 8 и 5-м (в порядке следования) корпусами пошел в обход города, выделив «малый» авангард в составе лейб-гвардии Егерского, лейб-гвардии Финляндского, двух лейб-кирасирских полков и роты гвардейской легкой артиллерии. В свою очередь Наполеон, стремясь спасти отставшие корпуса, двинул гвардию в сторону Лосмина и Уварова. В завязавшемся бою со стороны русских в этот день основные роли сыграли артиллерия и кавалерия. Стоит, пожалуй, отметить особенности боевого порядка 1-й гренадерской дивизии на оборонительных позициях: между батальонами было установлено по 2 орудия. К вечеру, заметив обходной маневр Тормасова, приостановленного сверхосторожным Кутузовым, Наполеон отступил по все еще свободной дороге на запад вместе с остатками корпуса Даву Последние колонны дивизии Фридерикса все-таки были атакованы у Доброго авангардом Тормасова.

Сохранилась весьма примечательная диспозиция Тормасова для атаки на неприятеля, в которой среди прочего говорилось: «Под прикрытием (малого) авангарда, 6-й корпус, прошед дер. Сорокину, строит немедленно полковые к атаке колонны и подвигается вперед, имея 8-е взводы первых батальонов и 1-е взводы вторых в голове колонн; в таком же порядке 8-й корпус, пройдя упомянутую дер. Сорокину, делает тот же маневр, составя вторую линию в колоннах к атаке; наконец 5-й корпус, пройдя в свою очередь дер. Сорокину, строится в третью линию в колоннах… Все движения во время действий делать без шуму и торопливости, стрелков много не рассыпать, и действовать более в густых колоннах и холодным ружьем» [70, с. 245, 246]. Таким образом, пехотный корпус должен был выстроиться в одну линию из 12 колонн. Колонна силой в два батальона (то есть на текущий момент, не более 400-600 человек) имела глубину в 24 шеренги, а длину — не более 25 рядов. Но основным силам Тормасова так и не суждено было в тот день вступить в бой.

Авангардная легкая бригада гвардейской дивизии двигалась шестирядными колоннами. Кутузов, задержав обходной маневр почти на два часа, теперь поторапливал, и егеря буквально бежали по заснеженной проселочной дороге. Выгнав французов из деревни Кутково, авангард развернулся в батальонные колонны у села Сорокина и, выслав вперед стрелков, двинулся к Доброму. Атака кирасиров полков не увенчалась успехом, но стрелковая цепь двух гвардейских полков, поддержанная всеми тремя батальонами Финляндского полка, опрокинула неприятеля к деревне. Штабс-капитан Финляндского полка Байков с солдатами захватил все 8 орудий дивизии Фридерикса. Французы еще некоторое время сопротивлялись в горящем селе, но ударившие с трех сторон егеря не оставили им шанса на успех.

Тормасов в своем докладе Кутузову сообщал: «Генерал-лейтенант князь Голицын, командующий 3-м пехотным корпусом и 2-ю кирасирскою дивизиею, нанес неприятелю сильное поражение, выгнал его из г. Красного и положил на месте более 2 тысяч человек. В то самое время авангард войск, назначенный к отрезанию неприятелю дороги, выгнал неприятеля из деревни Кутьково и преследовал его на большую дорогу, ведущую из г. Красного к селу Доброму, где неприятель, соединяясь с бегущими из города, старался пушечною пальбою удерживать стремление колонны наших и способствовать своему отступлению.

Генерал-майор барон Розен, командовавший сим авангардом, открыв с своей стороны пушечную пальбу и построя колонны к атаке, ударил двумя батальонами лейб-гвардии Егерского полка в штыки, истребил сильную неприятельскую колонну и принудил другую, таковую же, положить оружие. Лейб-гвардии Финляндский полк выгнал неприятеля из села Доброва, положа на месте более 1000 человек. 6-й, 8-й и 5-й корпуса между тем превозмогли все затруднения в проходе двух дефилей, где артиллерия по чрезмерной крутизне горы должна была движима быть руками, и выстроилась в боевой порядок, отрезав дорогу неприятеля. Тогда замешательство оного было совершенное, он гнан был штыками и преследуем кавалериею весьма быстро. Поле сражения было усеяно его трупами; часть оного, коя избегла гибели, рассыпалась в лесу, откуда беспрестанно приводят пленных… В плен взяты нами генерал один, штаб и обер-офицеров — 76, нижних чинов до 4 тысяч, 32 пушки с зарядными ящиками, фельдмаршальский повелительный жезл… и 2 значка» [49, с. 87].

Как ни странно, несмотря на ожесточенность боя, Финляндский полк потерял за весь день всего 9 нижних чинов ранеными [70, с. 249]; очевидно, изнурение французов дошло до предела, и их выстрелы почти не достигали цели… Уже ночью две роты лейб-егерей и две роты финляндцев рассеяли двигающуюся в обход Доброго неприятельскую колонну (или толпу?), взяв в плен 15 офицеров и более 1000 солдат с 3 орудиями; потерь у гвардейцев не было.

* * *

И все-таки самым трагичным для французов стал день 6 ноября, когда к Красному, вокруг которого уже стояла вся русская армия, подошел корпус маршала М. Нея.

К 15 часам войска Милорадовича заняли позиции за глубоким Лосминским оврагом. Французская дивизия Э. Рикара под огнем артиллерии сумела перейти овраг, но была атакована полками 12-й пехотной дивизии с фронта и 26-й дивизии с левого фланга. Остатки французской колонны отступили и присоединились к основным силам Нея.

Принц Е. Вюртембергский. Рисунок Луи де Сент-Обена. 1812-15 гг.

Принц Е. Вюртембергский. Рисунок Луи де Сент-Обена. 1812-15 гг.

 

Милорадович также перестроил свои полки: у большой дороги встал 3-й корпус генерал-лейтенанта П.А. Строганова с 1-й гренадерской дивизией в первой линии, правее него — 7-й пехотный корпус Н.Н. Раевского с 26-й дивизией в первой линии; позади основной позиции разместилась кавалерия и войска 2-го пехотного корпуса генерал-лейтенанта принца Е. Вюртембергского. Позиция 1-й гренадерской дивизии выглядела следующим образом: «Гренадеры всех 6 полков (очевидно, гренадерские роты. — И.У.) высланы были в стрелки и заняли крутой, длинный овраг, идущий вдоль дороги; по сю сторону оврага, на возвышениях, расположилась наша артиллерия. Батальоны укрылись перед самым оврагом, за отлогостью высоты» [148, с. 487].

Ней лично возглавил атаку дивизии Ж.Н. Разу, поддержанную огнем 6 орудий. 40 русских пушек громили приближающиеся колонны. «Едва неприятельская колонна приблизилась, как батарейная рота открыла огонь из всех орудий, пехотные стрелки били с боков, а казаки и гусары, заехав в тыл, произвели страшное опустошение. Французы видели неизбежную свою гибель, но бросились отчаянно», — вспоминал очевидец. Перед позициями 26-й дивизии французские колонны смогли перейти овраг. Милорадович в своем рапорте писал: «Невзирая на сильный картечный и ружейный огонь, неприятельские колонны шли прямо на наши батареи. Дивизия генерал-майора Паскевича двинулась им навстречу… При сближении колонн настала ужасная тишина по всей линии. Мгновенно неприятельские колонны штыками были опрокинуты» [49, с. 91, 92]. В этой атаке вновь отличились Орловский пехотный и 5-й егерский полки.

Гренадеры армейской пехоты в зимней походной форме. И. Каппи. 1815 г.

Гренадеры армейской пехоты в зимней походной форме. И. Каппи. 1815 г.

 

На левом фланге Милорадович, видя решительное движение неприятеля, крикнул Павловскому полку: «Дарю вам эту колонну!» «Под командой своего полковника Павловские гренадеры обессмертили себя многими подвигами; без страху бросались они на неприятеля в штыки, залпами встречавшего их; у оврага пало от залпа около 95 рядовых, с храбрым своим капитаном Барыбиным; это еще более ожесточило павловцев, и они шли в рукопашный бой, били прикладами, эфесами и кулаками…» [147, с. 488]. Рядом с павловцами так же решительно действовали батальоны Екатеринославского, Таврического и Санкт-Петербургского полков.

«Лейб-гренадерского полка поручик Поричков, сняв с себя шинель и сюртук, оставшись только в шерстяной жилетке, взял от уральского унтер-офицера ружье и сумку, бросился с охотниками гренадерских полков в овраг; он подкрепил таким образом ранее высланных и дрался врукопашную…» [147, с. 487].

Французские колонны дрогнули и откатились назад. «Генералы их напрасно подавали разительные примеры храбрости. Один из них изрубил около себя трех наших гренадер, хотевших взять его в плен живым; только раненого штыками взяли его и привели к графу Строганову; он был уже сед и имел, по-видимому, более 60-ти лет…»

По свидетельству очевидца, вся эта атака продолжалась не более четверти часа… Ней, видя бесполезность своих усилий, все-таки решил до наступления темноты удерживать инициативу, а потому бросил подошедшую дивизию Ф. Ледрю на правый фланг русской линии. И вновь русские пехотные полки — Полтавский, Ладожский, Орловский — при поддержке артиллерии разгромили и отбросили наступающих. В быстро сгущающихся сумерках остатки многострадального корпуса укрылись в лесу и двинулись в сторону Днепра, через который и переправились по тонкому ненадежному льду, бросив последние орудия и обозы. На этом злоключения Нея не закончились. На следующий день у села Гусиное он подвергся атаке летучего корпуса Платова, в составе которого состоял 1-й егерский полк (20-й егерский к этому времени уже был оставлен в качестве гарнизона Смоленска). Платов чрезвычайно неудачно спланировал нападение, послав в глубокий обход французов егерский полк, численность которого не превышала 360 человек. Ней не стал дожидаться атаки, а сам отбросил казачьи полки и, постоянно преследуемый, теряя людей, в конце концов присоединился к главной армии. По мнению майора 1-го егерского полка М.М. Петрова, «если бы в обход балки не послали артиллерию и егерский полк, а оставили перед лицом неприятельской колонны удерживать ее отступление, наведя из засады батареи и стрелков чрез всю ночь, истребляя лавами казаков высылаемых из колонн застрельщиков французских, а с тылу отдалили всякое нападение и в то же время все прочие излишние казачьи полки быстро двинули с шестью орудиями на Оршу, стараясь отодвинуть как наивозможно дальше неприятеля, как я о том предлагал лично полковнику Кайсарову, то на другой день разве смерть спасла бы душу маршала Нея из плена русского!» [126, с. 209, 210].

аз1523

Схемы действий при г. Красный 1-5 ноября 1812 г. (Гулевич С. А. История Л. Гв. Финляндского полка 1806-1906. СПб. 1906-1909).

Схемы действий при г. Красный 1-5 ноября 1812 г. (Гулевич С. А. История Л. Гв. Финляндского полка 1806-1906. СПб. 1906-1909).

 

За несколько дней сражения французы по разным оценкам потеряли до 10 тыс. человек убитыми и до 30 тысяч пленными, свыше 200 орудий и 6 знамен. Потери русских не превышали двух тысяч.

Донесение Милорадовича о сражении в Красном прозвучало подлинным гимном пехоте: «Сие дело решило, что русская пехота первая в свете. Наступающие колонны неприятельские под сильным картечным и ружейным огнем, в отчаянном положении решившиеся умереть или открыть себе путь, были опрокинуты штыками храбрых русских, которые, ожидая их с хладнокровной твердостью, бросились на них с уверенностью в победе» [94, с. 172].

Справедливости ради необходимо отметить, что на всем протяжении сражения Кутузов всячески сдерживал войска, ограничивая тактическую инициативу командиров. Поэтому, за редким исключением, пехотные корпуса вели оборонительные бои, допуская лишь локальные контратаки. Единственным значимым исключением стал рейд авангарда барона Г.В. Розена на Доброе.

БЕРЕЗИНА

Русснкiй солдатъ въ походе 1813 г. (По рисунку съ натуры).

Русснкiй солдатъ въ походе 1813 г.
(По рисунку съ натуры).

 

7 ноября адмирал П.В. Чичагов, находясь в Минске, выслал к городу Борисову на реке Березине сильный авангард генерал-лейтенанта К.О. Ламберта в составе 5 кавалерийских и 3 казачьих полков, 3 артиллерийских рот, а также 7-го (в составе 3 батальонов), 13-го, 14-го и 38-го егерских и Витебского пехотного полков. Через два дня вслед за авангардом выступила и вся 3-я Западная армия, оставив в Минске Ряжский пехотный и Татарский уланский полки.

Ламберт с пехотой и частью кавалерии, совершив ускоренный ночной марш, прибыл к Борисову ранним утром 9-го ноября, но оказалось, что за несколько часов до этого стоящие в городе незначительные силы французов были усилены дивизией Я.-Г. Домбровского. Перед русским авангардом встала задача захвата находящегося на западном берегу реки тет-де-пона — предмостного укрепления, состоявшего из двух редутов с ретраншементом в центре. Численность неприятеля в городе к этому моменту превышала силы русской пехоты, но Ламберт принял решение атаковать позиции противника, пользуясь темнотой. Он оказался абсолютно прав: некоторый сумбур, воцарившийся в городе с приходом польской дивизии, помешал Домбровскому должным образом подготовиться к отпору, а столь быстрого появления русских войск никто не ожидал. Майор 14-го егерского полка Я.О. Отрощенко вспоминал: «Мы видели неприятельские пикеты, расположенные в поле. Они сидели возле огоньков, не зная того, что мы окружаем их. 14-й Егерский полк взял влево и пришел к редуту без малейшей тревоги. Стоявший на валу часовой показывал нам рукой к Борисову, не признавая нас за неприятелей, потому что еще темно было: мы шли около самого рва в ту сторону, куда указывал часовой». На левый редут двинулся 38-й егерский полк, в центре шел сам Ламберт с 7-м егерским. 2-й батальон 14-го егерского, двигаясь взводной колонной, дважды встречал в темноте колонны врага, но так и не был опознан. Возле первой неприятельской колонны Отрощенко предложил дать залп 1-м взводом, но полковник Красовский, пытаясь обеспечить бесшумность нападения, закричал «пардон», и польский полк, как ни странно, принял егерей за французов. Батальон Красовского повернулся кругом и двинулся в другую сторону, но и там наткнулся на колонну противника. И снова Красовский воспользовался своей уловкой, но тут уже Отрощенко «с досадой сказал «8-й взвод стреляй». Раздались выстрелы, несколько человек тут же упали, прочие побежали назад и бросили два орудия и двух волов; орудия и волы взяты и я тотчас приказал одному взводу броситься в редут, который не был еще занят никем; в то же время бросился было туда и неприятель из другого редута, но его встретили выстрелами. В это время закипела перестрелка везде.

Первый батальон, спустившись вниз, увидел кучку кавалеристов стоявших возле моста. Стрелки наши пустили к ним пули; один из них упал, прочие бросились на мост и ускакали в Борисов. В последствии оказалось, что тут был польский генерал Домбровский, командовавший этим отрядом, в это время он делал диспозицию и был тут ранен в руку» [123, с. 62].

38-й егерский полк ворвался в левый редут, был выбит поляками, перегруппировался и совместно с 7-м егерским вновь пошел в атаку. Именно 1-й батальон 7-го егерского полка майора Михеева захватил валы редута. Первым взошедший на вал прапорщик полка Столяревский был тяжело ранен, во рву был также тяжело ранен прапорщик Выстребенцов, прапорщик Кар-вовский со стрелками обстреливал амбразуру и во рву получил легкое ранение в голову, был убит майор Азарич и ранен майор Михеев; наконец, на самом валу был убит генерал-майор Энгельгардт. 7-й егерский захватил 2 орудия и до 500 пленных, 38-й полк, также потерявший немало чинов, среди которых 4 офицера, закрепился на редуте [154, с. 53].

Дорога к самому городу от тет-де-пона проходила по свайному мосту длиной не менее 600 метров. Для обеих сторон сохранение моста было приоритетной задачей, поэтому попыток уничтожения его даже не предпринималось. К 10 часам утра неприятель укрепился в ретраншементе и забаррикадировал вход на мост. Посылаемые из города зарядные ящики подвергались обстрелу, поручик 38-го егерского полка Браилица из ружья убил двух лошадей в одной из упряжек.

Часть вырвавшихся из предмостного укрепления войск, а также подошедший арьергард Домбровского пытались вернуть утраченные позиции, но были отброшены 13-м егерским, Витебским пехотным полками и кавалерией.

Около полудня Ламберт повел 13-й и 38-й полки на штурм ретраншемента, но был ранен, как и командиры обоих полков; оставшиеся без командования егеря отступили. Генерал-майор В.В. Вяземский привел в порядок батальоны и возобновил наступление, направив 7-й егерский на левый фланг укрепления, а 14-й егерский — в обход правого фланга. Сам Вяземский получил смертельное ранение, из строя вновь выбыло немало солдат и офицеров, но укрепление было захвачено. Егерские полки вышли к мосту.

Отрощенко так описывал дальнейшие события: «Длинный через реку Березину мост представлял небезопасный дефилей, особенно при виде орудий, защищавших его. Полковник Красовский предоставлял честь идти вперед командовавшему 13-м егерским полком полковнику Избашу, но тот отвечал: ступай ты; полковник Красовский, оборотясь к нам, сказал: 14-й егерский полк вперед, и мы уже были на мосту Наш молодец полковник шел впереди с первым батальоном, я со вторым вслед за ним. За нами прочие полки сомкнутыми полувзводными колоннами. Мы уже прошли до загиба моста, на конце его видели зевающие две гаубицы большого калибра; но вдруг из-за строений показалась неприятельская колонна. Егеря 1-го батальона закричали ура! и остановились. Я для куража сказал: второй батальон на руку, вперед, ура! Вместе с этим все двинулось бегом за полковником. Колонна неприятельская отступила назад и рассыпалась между строениями; егеря вбежали в город…» [123, с. 63]. Майор Отрощенко, очевидно, был неплохим психологом. Его приказ 2-му батальону атаковать с ружьями на руку означал, что замыкающие солдаты впередистоящего батальона могли попасть на штыки; не мудрено, что после этого весь 1-й батальон поспешно подался вперед.

К 17 часам город был полностью захвачен. Потери Домбровского составили около 2500 человек и 6 орудий. Отряд Ламберта потерял около 2000 человек, в основном пехотинцев, то есть потери в ряде полков достигали 50% численности.

* * *

Вечером 9-го ноября в Борисов вошел отряд Ланжерона, а на следующий день — сам Чичагов. Самым логичным действием в сложившихся условиях было бы остановиться на западном берегу, заблокировав мост, и на этой позиции встретить войска Наполеона, но Чичагов стремился к скорейшему соединению с корпусом Витгенштейна, а потому перевел основную часть армии и все обозы на левый берег.

11 ноября авангард, теперь уже под командованием генерал-майора П.П. Палена 2-го, выступил в восточном направлении, но у деревни Лошница подвергся нападению корпуса маршала Ш.-Н. Удино. Артиллерия вскоре была подавлена огнем французских батарей,

кавалерия не могла действовать из-за недостатка места, поэтому вся тяжесть боя легла на пехоту авангарда, колонны которой стояли у самого леса. Отрощенко вспоминал: «Французы тотчас стали наступать решительно. Их кавалерия шла густой колонной. Мы встретили ее сильным огнем и нанесли ей смерть. Но она, презирая опасность, бросилась к пехоте и заставила ее принять с дороги в лес, и пошла по дороге густыми непрерывными колоннами. Мы с близкой дистанции били любого кавалериста. Но они не обращали на нас внимания, шли, можно сказать, стеной. Они все были закоптевшие. Латы заржавленные, хвосты на шишаках обгоревшие, одежда порванная, прожженная. Некоторые имели на себе салопы и разные лохмотья.

Я с батальоном держался возле дороги, и егеря мои беспрестанно валили и всадников, и лошадей, пока были патроны. Густой лес и болота затрудняли мое отступление; люди устали и промокли, мокрый снег с елей валился на нас, но к вечеру подул северный ветер и стало морозить…» [123, с. 63].

Стремительное наступление французов посеяло настоящую панику в войсках Чичагова, перекинувшуюся даже на части, стоявшие на западном берегу. По воспоминанию генерала Орурка, Апшеронский пехотный полк, посланный в город, «не дошел половины моста и шарахнулся назад» [53, с. 48]. Большая часть армейских обозов досталась противнику. Генерал-майор князь А.Г Щербатов пытался организовать сопротивление, но толпа бегущих всадников и пехотинцев из состава авангарда смешала ряды… Французский 24-й конно-егерский полк, по свидетельству очевидца, «напал на пеший финляндский стрелковый (очевидно, все-таки Нашебургский или Якутский пехотный. — И.У.) полк, защищавший городские траншеи, окружил его, и без особенных потерь взял его почти целиком в плен» [49, с. 152]. Бой завершился с отступлением русских частей на западный берег реки; часть моста была сожжена.

Переправа через реку Березину. П. Тесс. 1840-е гг. Фрагмент.

Переправа через реку Березину. П. Тесс. 1840-е гг. Фрагмент.

 

Отрезанные от основной армии полки авангарда, расстреляв все патроны, разными способами переправлялись через Березину. Ольвио-польский гусарский полк на крупах лошадей перевез на другой берег батальон егерей. Остатки батальона Отрощенко сначала перешли приток Березины по настеленным жердям, связанным среди прочего и офицерскими шарфами, а затем вместе с разрозненными остатками других полков переправились у деревни Студянка вброд и с помощью одной лодки и казачьих лошадей.

Потери армии в этом неудачном бою оценить довольно сложно, но речь в любом случае идет о нескольких тысячах убитых, раненых и пленных; один только 14-й егерский в этот день потерял до 500 человек, и на следующий день в строю насчитывалось не более 250 нижних чинов.

Еще и 13 ноября остатки рассеянных полков перебирались через реку, но вечером этого дня на восточном берегу появились массы французских войск. Именно у деревни Студянка Наполеон решил организовать переправу для остатков Великой армии, к которой после катастрофы при Красном присоединились достаточно боеспособные корпуса маршалов Ш.-Н. Удино и К. Виктора.

Утром 14 ноября французы оттеснили от места будущей переправы высланный для наблюдения отряд шефа 28-го егерского полка генерал-майора П.Я. Корнилова и в течение дня навели два моста через реку. Первым реку перешел корпус Удино, переправа основных сил армии Наполеона началась на следующий день. Кутузов по-прежнему не спешил вступать

в единоборство с самим Наполеоном, поэтому вся тяжесть последовавших в окрестностях переправы боев легла на войска 3-й Западной армии и 1-го отдельного пехотного корпуса генерала от кавалерии графа П.Х. Витгенштейна. Положение еще более осложнялось неверными действиями Чичагова, совершенно сбитого с толку обманными движениями французов, и в не меньшей степени — противоречивыми распоряжениями фельдмаршала.

Днем 14 ноября к месту переправы подошел отряд генерал-лейтенанта Е.И. Чаплица, пехота которого состояла из 14-го и 32-го егерских полков. В течение дня к русским войскам присоединились еще 38-й егерский полк и 1-я бригада 15-й пехотной дивизии — Козловский и Колыванский пехотные полки; весь отряд занимал позиции на опушке Стаховского леса. Условия местности диктовали тактику боя — почти вся пехота сражалась в составе стрелковых цепей; часть кавалерии пришлось спешить. Существенную поддержку пехоте оказывала сильная артиллерия русских. Вечером батальон Козловского полка, поддержав отступающую цепь егерей, опрокинул колонну неприятеля на правом фланге. Как вспоминал Отрощенко, «мы получали постепенно небольшие и незначительные подкрепления, и сражение шло с ожесточением с обеих сторон; но французы уже пошли большими массами к Зембину; они переправлялись и ночью, и всю ночь была перестрелка».

15 ноября на западном берегу воцарилось относительное спокойствие, нарушаемое только редкими локальными стычками. Интересную ситуацию в своем труде описал А.И. Михайловский-Данилевский: «Иные из наших егерей находились сзади неприятельской цепи и то же было с неприятельскими застрельщиками. Все стояли в том положении, в каком настигнуты были накануне темною холодной и ненастной ночи. С рассветом наши и французские офицеры разводили стрелков как на учебном поле, без всяких неприязненных действий. Потом с обеих сторон стояли спокойно, день прошел без выстрела. Никто не имел охоты начинать дела. Наши по малочисленности не атаковали, ожи-дая прибытия армии из-под Борисова, а францу-зы не имели причин завязывать дела, радуясь бездействию русских, дозволившему им завер-шить переправу» [107, с. 370,371].

Основные боевые действия в этот день развернулись южнее, где у Старого Борисова войска Витгенштейна разгромили дивизию генерала Л. Партуно. В бою отличилось ополчение, а также Азовский, Навагинский и 25-й егерский полки. Наутро остатки французской дивизии сдались.

16 ноября на правом берегу Березины у местечка Стахово завязался тяжелейший бой между войсками адмирала Чичагова и французскими войсками под командованием маршала Нея. Русский авангард Чаплица на рассвете атаковал противника в Стаховском лесу вдоль дороги из Борисова. К этому времени он располагал 9 егерскими полками: на левом фланге двигались 7, 12 и 28-й полки, в центре — 10-й и 22-й, на правом фланге — 14, 27, 32 и 38-й. Русским цепям удалось серьезно потеснить стрелков противника и к 9 часам, заняв опушку леса, дать возможность артиллерии начать обстрел переправы. По словам Отрощенко, «войска наши налегли на неприятеля и преследовали его быстро». Подошедшие со стороны французов подкрепления остановили продвижение полков Чаплица. Бой принял затяжной характер. Участник событий писал: «Мы дрались как в тесной нагорной битве, все действовалось орудиями и стрелками; если уменьшались и редели ряды оных, тотчас были посылаемы другие на подкрепление; теряли народ, разили неприятеля, но не подавались вперед; правый наш фланг в одно время протиснул неприятеля, подался было вперед, но посланный самим Наполеоном на помощь резерв приостановил успех наш. Я сам был свидетелем, что целые полки таким образом были разбросаны в стрелках и перемешаны между собой» [53, с. 42].

Если в одном месте русская цепь 10-го и 38-го полков опрокидывала французов, то в другом батальон 32-го егерского почти в то же время, подвергшись атаке поляков, попадал в окружение и пробивался к своим… Польские полки были в свою очередь опрокинуты контратакой Козловского и Колыванского полков, причем, по свидетельству поляков, часть оставшихся у них в тылу «убитых» русских егерей внезапно поднялась и возобновила стрельбу.

Для поддержки Чаплица Чичагов двинул вперед 9-ю и 18-ю пехотные дивизии под общим командованием генерал-лейтенанта И.В. Сабанеева, который, «будучи чрезвычайно пристрастен к рассыпному строю» [114], еще не дойдя до места сражения, рассыпал в цепь большинство батальонов 18-й дивизии. Приближение этой огромной и неуклюжей массы стрелков вызвало недоумение в авангарде. Чаплиц вспоминал: «Каково же было мое удивление, когда вдруг я услышал за собою крики «Ура!» и барабанный бой и увидел рассыпавшихся людей, в виде застрельщиков. Я послал справиться, какие это войска, и мне ответили, что крики доносились из колонн, посланных в рассыпную в лес. Я возвратился к войскам, предлагал, приказывал, наконец, настаивал, чтобы их опять построили в колонны, но все начальники отвечали, что они действуют по приказаниям, ими полученным. Вследствие этого я постарался найти генерала Воинова, которому сообщил, какие неудобства предвидятся мною и должны неизбежно произойти от таких распоряжений. Генерал ответил мне, что это приказание отдал генерал Сабанеев, и уже невозможно поправить зло; поэтому я повсюду искал генерала Сабанеева, но за невозможностью его найти и зная, что дело требует моего присутствия впереди, отправился к своему посту» [122, с. 511, 512].

План сражения при Ст. Борисове 15 ноября 1812 г. (Харкевич В. И. 1812 г. Березина. СПб., 1893).

План сражения при Ст. Борисове 15 ноября 1812 г. (Харкевич В. И. 1812 г. Березина. СПб., 1893).

 

Между тем Наполеон бросил в атаку кирасирскую дивизию Ж.П. Думерка и легкую кавалерию, которые двинулись прямо по редкому лесу и, прорвав ослабленные цепи егерей авангарда, набросились на свежие русские дивизии. Внезапное нападение вызвало настоящую панику в рядах пехоты Сабанеева: лишенные общего командования солдаты открыли беспорядочный огонь, нередко нанося урон находившимся впереди егерям. Вся русская линия резко подалась назад, уступив почти всю ранее захваченную территорию. Расстроенные подразделения пытались строить подобие каре на полянах, но кирасиры сминали и опрокидывали их. Это была минута подлинного триумфа кавалерии. Под ударами французских палашей и под конскими копытами пехота потеряла несколько сотен человек, еще несколько сотен положили оружие; только самоотверженные контратаки русской кавалерии и активное сопротивление 9-й дивизии предотвратили полный разгром 18-й дивизии и авангарда. Такие катастрофические последствия не могут быть полностью объяснены ни внезапностью кавалерийской атаки, ни пробелами в обучении солдат. Егерские и пехотные полки 3-й Западной армии имели очень неплохой боевой опыт, а способы противодействия атаке кавалерии входили в основы егерского учения. Таким образом, главной причиной поражения приходится считать тактический просчет генерала Сабанеева, а также и моральный фактор: войска армии, до солдат включительно, не ждали серьезного противодействия со стороны неприятельской конницы и, встретив решительный отпор, поддались панике.

До позднего вечера части Чичагова не оставляли попыток вновь оттеснить противника к переправе, егерей сменили застрельщики пехотных полков, но героическое сопротивление швейцарских и польских полков, поддержанных кавалерией, остановило стремление русских.

Переход через Неман. Рисунок из дневника офицера лейб-гвардии Семеновского полка А. В. Чичерина. 1 января 1813 г.

Переход через Неман. Рисунок из дневника офицера лейб-гвардии Семеновского полка А. В. Чичерина. 1 января 1813 г.

 

На левом берегу Березины наступление вели войска Витгенштейна, которым на позициях у деревни Студянка противостоял разноплеменный корпус маршала К. Виктора. Первыми с русской стороны в бой вступили 25-й егерский и сводно-егерский полки, вскоре поддержанные 24-м егерским из корпуса генерал-майора Г.М. Берга. Бергская бригада генерала Дама сделала попытку захватить русскую батарею, гранаты и ядра которой, сильно досаждая корпусу Виктора, в то же время посеяли панику у переправы. Егерские полки в первые минуты отступили под натиском неприятеля, но затем «ударили на него в штыки и, прогнав его опять через малый ручей, разделяющий обе позиции, преследовали его стрелками до самых орудий его». Сходство зимнего обмундирования враждующих сторон чуть было не привело войска Виктора к серьезной ошибке. 20-летний генерал баденской бригады В. Хохберг вспоминал: «Наблюдая за отступлением бергской бригады, я вдруг увидел приближающуюся к нам колонну. Было пасмурно, и я не мог разглядеть, какой это отряд, но, видя их белые кивера, я принял их за поляков. Вдруг я заметил, что они стреляют в нас; чтобы не допустить ошибки, я двинулся к ним, крича, чтобы они перестали стрелять, и тут только увидел, что это русские» [153, с. 221]. Воронежский, Низовский пехотные и 24-й егерский полки усиливали давление в центре. Заметив концентрацию неприятельской кавалерии, 24-й егерский свернулся в каре и отбил первую атаку бригады Фурнье, но во второй атаке каре было прорвано; до 500 человек попали в плен. На левом фланге Севский и Пермский пехотные и 1-й Морской полки с успехом удерживали натиск противника. Воронежский и Низовский полки штыками опрокинули атакующие колонны и вновь прогнали их до артиллерийской батареи. Атака саксонской бригады на центр русских войск была отбита этими же полками при поддержке запасных батальонов 1-й гренадерской дивизии; пехота Витгенштейна взяла до 300 пленных. В свою очередь, атака русской кавалерии и Могилевского полка на правом фланге также была отбита. Корпус Виктора после этого отодвинулся к переправе, где и продолжал удерживаться до тех пор, пока не получил приказ отступать на западный берег. В целом, усилия Витгенштейна в этот день были более чем скромными, учитывая, что против 12 тысяч солдат Виктора он направил не более 14 тысяч из подчиненного ему 40-тысячного корпуса; из-за этого на позициях у Студянки весь день шел практически равный бой, несомненно, породивший немало драматических и героических ситуаций, но в конечном итоге так и не приведший к решительным результатам. На следующий день Витгенштейну выпала сомнительная слава сбора трофеев и пленных на восточном берегу Березины; боеспособные силы Наполеона к этому времени уже двигались к Вильно.

За время боев у Березины Великая армия по разным оценкам потеряла от 25 до 40 тысяч человек, а русские войска — от 8 до 15 тысяч, но стратегическая задача Наполеона была достигнута — он сам вместе с боеспособными частями смог вырваться из окружения.

 

 

Заключение

Тактика русской пехоты в период военных действий с Наполеоном отличалась известной гибкостью, что было обусловлено динамичным изменением приемов ведения боевых действий и отсутствием наработанных тактических навыков. В конфликтах европейских государств были задействованы массовые армии, возможность создания которых появилась после почти повсеместного изменения принципов комплектования войск. С другой стороны, рост числа новобранцев повлек за собой ослабление профессиональных качеств каждого конкретного бойца. Развитие материальной части артиллерии, повышение подвижности полевых артиллерийских систем и увеличение их количества привело к тому, что на полях сражений все большую роль стал играть орудийный огонь. Таким образом, на второй план была оттеснена стрельба пехоты, преимущественное использование которой лежало в основе линейной тактики прошедшего века. Ответом на изменившуюся ситуацию стало активное использование пехотой построений в виде колонн и рассыпного строя, разрежение боевых порядков, увеличение протяженности позиций и стремление к использованию пересеченной местности, а также естественных и искусственных укрытий. Колонны позволяли сочетать быстроту перемещений с силой ударного воздействия, а также и с пониженными требованиями к подготовке войск. Рассыпной же строй в известной степени компенсировал отсутствие массового ружейного огня протяженных линий, а в ряде случаев позволял осуществлять реальное огневое давление на противника. Все перемены тактики пехоты в начале века имели в своей основе стремление достичь идеального компромисса в использовании трех тактических форм построения.

Русские войска достигли известных успехов в этих поисках, пожалуй, даже раньше, чем французы, ставшие при Наполеоне общепризнанными законодателями практически во всех областях военного устройства. Реальным доказательством этого факта служит славный Итальянский поход А.В. Суворова, к сожалению, не повлекший за собой ощутимых результатов, но зато вписавший немало громких побед в военную летопись России. Первые антифранцузские кампании XIX века по многим причинам стали неудачными, и к 1812 г. многие современники уже сомневались в способности русской армии эффективно противостоять гению императора Франции. Война рассеяла все сомнения и вновь выдвинула военную силу Российской империи на главенствующую позицию.

Оказалось, что русская пехота умела с должной гибкостью сочетать различные тактические построения, но в основе ее действий, как и во времена Суворова, лежала ярко выраженная ударная тактика. Полки редко поддерживали длительный огневой бой, при любой возможности переходя в штыковые атаки. С суворовским постулатом — «всякая стрельба кончается штыками» — неразрывно перекликались положения официальных документов 1812 года, например бородинской диспозиции: «На случай наступательного во время действия движения, оное происходит в сомкнутых к атаке колоннах, в каковом случае стрельбою отнюдь не заниматься, но действовать быстро холодным ружьем».

Теоретически основной тактической формой пехоты по-прежнему продолжал оставаться развернутый трехшереножный строй. Наличие третьей шеренги, в большинстве случаев не принимавшей участия в ведении огня, явно свидетельствовало о стремлении к повышению устойчивости фронта подразделения, прежде всего, в штыковом бою. Развернутый строй мог выполнять и ударные функции, но в этом случае требования к подготовке и дисциплинированности солдат многократно возрастали. На практике наиболее распространенными формами построения оказались колонны и стрелковые цепи.

В первой половине кампании 1812 г. русские войска в большинстве случаев придерживались оборонительной тактики. В обороне гораздо чаще, чем в наступлении, использовался развернутый строй. Там, где позволяла местность, сочетание огня артиллерии и пехотных линий давало очень неплохие результаты. Кроме того, относительно тонкие линии, находясь на позициях, несли меньшие потери от артиллерийского огня неприятеля, ведущегося с дальнего расстояния. Задача удержания противника вне зоны эффективного огня возлагалась на рассыпной строй егерей или стрелков линейной пехоты. Фланги позиций, как правило, усиливались колоннами. В колоннах же вставали и резервы, что позволяло быстрее реагировать на изменение тактической обстановки. Стремлением к сохранению преимущественно оборонительной тактики объясняется и попытка фактического возрождения полковой артиллерии, сделанная после Бородинской битвы, когда катастрофическое снижение численности пехоты привело к существенному ослаблению огневой мощи подразделений. Выставляемые на флангах батальонов легкие орудия призваны были компенсировать недостаток ружейного огня и таким образом усилить оборонительные порядки. Мы не располагаем данными о примерах использования такого построения. Изменившаяся стратегическая обстановка диктовала необходимость перехода к наступательным действиям.

Для пехоты такие действия полностью отвечали ее стремлению к использованию ударной тактики. К сожалению, нередко наступательный порыв войск сдерживался командованием, что и не позволяло достигать решительных результатов, но с каждым сражением у солдат и офицеров крепла уверенность в своей непобедимости. Этому способствовало и общее снижение боеспособности наполеоновских войск, ставшее особенно заметным после сражений при Красном. К сожалению, уменьшение противодействия противника совпало с сокращением численности русских войск и с затруднением перемещений сомкнутых строев по заснеженной целине. Трудно сказать, что собой представляли колонны на завершающем этапе кампании, когда во многих батальонах оставалось по 100-300 человек. Можно лишь предполагать, что относительную протяженность фронта могли поддерживать путем сокращения глубины колонны. Но и такие «усеченные» построения при необходимости сражались достаточно эффективно, тем более, что каждый остающийся в строю солдат стоил десятка новобранцев. В декабре даже полки силой в 100 человек могли вести достаточно самостоятельные действия. Стрелковые цепи на труднопроходимой местности стали играть все большую роль, поддерживая огневое давление и без колебаний переходя в атаку.

Общие успехи тактических действий русской армии имели вполне приемлемое материальное обеспечение. Отечественная военная промышленность в целом справлялась со своими задачами. Качество русского оружия было близко к общемировому уровню. Службы снабжения войск, несмотря на ряд недостатков, обеспечивали функционирование огромной военной машины.

При анализе боевого использования пехоты в 1812 г. нельзя оставить без должного внимания и моральный фактор. Русская армия в целом, и пехота в особенности, получали наилучший, по сравнению с армиями других государств, человеческий материал. Практически однородный по национальности, социальному происхождению и вероисповеданию, он, ко всему прочему, базировался на крестьянском общинном воспитании. Многие особенности взаимоотношений внутри деревенской общины автоматически переносились и в армию, развивая и укрепляя сплоченность и взаимовыручку. Постоянная зависимость крестьян от помещика в условиях военной службы выливалась в практически беспрекословное подчинение приказам офицеров. Нелегкие условия крестьянского быта и северного климата воспитывали в будущих солдатах выносливость и непритязательность. Серьезное воздействие на воинский дух армии оказывало и религиозное воспитание. В целом русским войскам зачастую недоставало инициативности, но прочие боевые качества имелись у них в избытке.

На моральном состоянии войск не мог не сказываться и сам характер боевых действий. Российское государство в 1812 г. вело безусловно справедливую, оборонительную войну, защищая свою целостность и независимость, и большинство граждан прилагали все силы для противодействия инородному вторжению.

* * *

В летописи великой истории России огненными буквами запечатлены события бессмертной эпопеи Отечественной войны 1812 года, и русская пехота сыграла в этой эпопее роль, значение которой трудно переоценить.

 

 

Приложения

Предлагаемые читателю приложения составлены автором для облегчения работы с книгой. Все даты приводятся по старому стилю. В книге также встречаются следующие аббревиатуры:

ВИ Вестник — Военно- исторический Вестник;

ВИСб — Военно-исторический сборник;

ВС — Военный сборник;

ВУА — Военно-ученый архив

ЖИРВИО — Журнал Императорского российского военно-исторического общества;

РА — Русский архив;

РГВИА — Российский государственный военно-исторический архив;

PC — Русская старина.

бар. — барон

ген.-ад. — генерал-адъютант

ген. от инф, — генерал от инфантерии

г.-л. — генерал-лейтенант

г.-м. — генерал-майор

гр. — граф

кн. — князь

полк. — полковник

подполк. — подполковник

 

 

Список упоминаемых единиц измерения

1 линия = 2,54 мм

1 дюйм = 10 линий = 25,4 мм

1 фут = 12 дюймов = 304,8 мм

1 вершок = 44,45 мм

1 аршин = 16 вершков = 28 дюймов «711,2 мм

1 сажень = 7 футов = 3 аршина = 2133,6 мм

1 верста = 500 саженей = 1066,8 м

1 миля = 7 верст = 7467,6 м

1 золотник = 4,27 г

1 лот — 3 золотника — 12,80 г

1 фунт = 32 лота = 96 золотников = 409,51 г

1 пуд = 40 фунтов = 16,38 кг

1 гарнец = 3,28 литра 1 ведро =12,30 литра

1 шаг (военный) = 1 аршин = 711,2 мм

 

 

Алфавитный список пехотных частей и подразделений 1812 г.

Список составлен на основе труда Г.С. Габаева «Роспись Русским полкам 1812 года» (Киев, 1912). Для дополнения и уточнения списка автор использовал архивные материалы, работу АЛ, Подмазо «Шефы и командиры регулярных полков русской армии (1796-1815)» (Москва, 1997) и «Заметки о некоторых полках русской армии», составленные в середине 1811 г. французским офицером Лонгерю (A.M. Валькович, А,А. Васильев, «Агент не ошибся», опубликовано в «Альманахе исторических сенсаций», Москва, 1993, текст Лонгерю помещается в кавычках прописным шрифтом).

Упомянуты награждения полков за отличия, оказанные в 1812 г. Сведения о вооружении полков приводятся в тех случаях, когда они подтверждены архивными материалами.

Фраза «Утеряны зимние панталоны» означает, что данная деталь обмундирования была утеряна вместе с обозами в начале кампании и восстановлена только в Тарутинском лагере.

«Пехотная (белая) амуниция» не была еще заменена в ряде егерских полков, переименованных из существовавших ранее пехотных,

«Гарнизонные шинели» не были еще заменены в ряде полков, сформированных из подразделений гарнизонной пехоты.

ТЯЖЕЛАЯ ПЕХОТА

(4 гвардейских, 14 гренадерских, 98 пехотных и 4 морских полка и 1 морской батальон)

ЛЕЙБ-ГВАРДИИ ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ.

Шеф полка — Государь Император Александр Павлович.

Командир полка — полк. бар. Е.В. Дризен.

Красные погоны.

Красный воротник.

У офицеров на воротнике и клапанах рукавов — золотое шитье особого рисунка; эполеты с золотым полем.

У нижних чинов на воротнике — петлицы из Преображенского басона, на клапанах — петлицы из Измайловского басона.

Имел знамена образца 1800 г., пожалованные в том же году, с тем лишь отличием от общего образца 1800 г., что Царские вензеля в углах полотнища и короны были двойные (короны: Императорская, а под ней Мальтийская). У 1-го знамени крест белый, углы белые с пунцовым пополам (слева верхняя половина пунцовая, справа белая), у прочих 5 — углы белые, крест пунцовый, а по нем белый. Древки в 1-м батальоне — кофейные, в прочих — палевые.

Кроме того, на нагрудных знаках у обер-офицеров имелась надпись; «19 №. 1700».

Ружья образца 1808 г., в 1-м и 2-м б-нах — тульские, в 3-м б-не — сестрорецкие. 25 ружей «за старанiе и искуство».

ЛЕЙБ-ГВАРДИИ СЕМЕНОВСКИЙ,

Шеф полка — Государь Император Александр Павлович.

Командир полка — полк. К.А. Криденер.

аз1529Красные погоны

Светло-синий с красной выпушкой воротник. У офицеров на воротнике и клапанах рукавов — золотое шитье особого рисунка; эполеты с золотым полем.

У нижних чинов на воротнике — петлицы из семеновского басона, на клапанах — петлицы из Измайловского басона.

Имел знамена образца 1800 г., пожалованные в том же году, все 6 совершенно такие, как в Преображенском полку, но древки черные.

Кроме того, имел 2 серебряные трубы за взятие Очакова, пожалованные в 1737 г, 13 апреля 1813 г. пожалованы Георгиевские знамена с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.». Пожаловано 3 знамени нового образца — крест желтый, углы белые.

Ружья образца 1808 г., тульские (?). 25 ружей «за старанiе и искуство».

ЛЕЙБ-ГВАРДИИ ИЗМАЙЛОВСКИЙ.

Шеф полка — Великий кн. Николай Павлович.

Командир полка — полк. М.Е. Храповицкий.

Красные погоны.

Темно-зеленый с красной выпушкой воротник.

У офицеров на воротнике и клапанах рукавов — золотое шитье особого рисунка; эполеты с золотым полем.

У нижних чинов на воротнике и клапанах — петлицы из измайловского басона.

Имел знамена образца 1800 г., пожалованные в том же году, все 6 совершенно такие, как в Преображенском полку, но древки белые.

13 апреля 1813 г. пожалованы Георгиевские знамена с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.» Пожаловано 3 знамени нового образца — крест желтый» углы белые.

Ружья образца 1808 г., тульские (?). 25 ружей «за старанiе и искуство» (?).

ЛЕЙБ-ГВАРДИИ ЛИТОВСКИЙ.

Командир полка — полк. И.Ф. Удом.

Красные лацканы, погоны, воротник.

У офицеров на воротнике и клапанах рукавов — золотые петлицы; эполеты с золотым полем.

У нижних чинов на воротнике — петлицы из Преображенского басона, на клапанах — петлицы из измайловского басона.

Имел знамена образца 1800 г., пожалованные в 1811 г., но с тем отличием, что у белого знамени углы были цветные, как в образцах 1797 и 1800 гг. У белого знамени — крест белый, углы желтые с черными (слева верхние половины желтые, справа черные, у прочих 5 — крест желтый, углы черные с белым слева сверху белое, справа черное). Древки желтые.

13 апреля 1813 г. пожалованы Георгиевские знамена с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи неприятеля изъ Россiи 1812 г.». Пожаловано 3 знамени нового образца, крест желтый, верхние половины углов красные, нижние черные.

Ружья образца 1808 г., тульские (?). 25 ружей «за старанiе и искуство» (?).

АЗОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. М.Л. Трескин.

Командир полка — майор Я.А. фон Карм.

Полк состоял в 6-й пехотной дивизии в Финляндии. Выделил 1 сильный батальон (1000 чел), отправленный с десантным отрядом Штейнгеля.

Красные погоны с цифрой 6.

Имел: а) 2 знамени образца 1797 г., пожалованные в 1798 г., и б) 4 знамени образца 1803 г., пожалованные 8 января 1810 г. за отличие против шведов, взамен считавшихся утраченными в 1805 г. при Аустерлице. Белое знамя было образца 1803 г., а из цветных 3 образца 1803 г. и 2 образца 1797 г. У цветных знамен обоих образцов расцветка была одинаковая: крест розовый, углы темно-коричневые (в 1797 г. назывались пюсовыми). Древки у знамен образца 1803 г. были белые, а 1797 г. палевые.

Английские ружья.

АЛЕКСОПОЛЬСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. К. К. Панцербитер.

Командир полка — подполк. П. А. Петригин.

Желтые погоны с цифрою 12,

В 1812 г. имел знамена обр. 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест белый, углы коричневые с розовым пополам (с левой стороны сверху розовая, а с правой коричневая половина), у пяти цветных: углы розовые, а кресты коричневые со светло-зеленым (по тогдашнему селадоновым) пополам, причем верхняя часть креста — левая половина зеленая, а правая коричневая, нижняя, наоборот: в правой части креста верхняя половина зеленая, нижняя коричневая, в левой, наоборот. Древки черные.

13 апреля 1813 г. пожалованы 2 серебряные трубы с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.»

АПШЕРОНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — генерал от инфантерии гр. М.А. Милорадович.

Командир полка — полк. А. А. Рейхель. Белые погоны с цифрой 9.

Имел знамена образца 1797 года, пожалованные в том же году: у одного крест белый, углы голубые с розовым пополам (слева верхние половины голубые, справа розовые), у прочих 5 крест розовый, углы голубые. У всех древки черные.

Кроме того, имел 2 серебряные трубы за взятие Берлина в 1760 г. и Гренадерский бой за отличие в Италии, пожалованный 16 июля 1799 г.

«Этот полк был 2 раза переукомплектован во время последней кампании против турок. При штурме Рущука он потерял до 700 человек и 27 офицеров. После этого дела он был отправлен в Молдавию для переформирования. Он имел тогда не более 300 человек».

ГРЕНАДЕРСКИЙ ГР. АРАКЧЕЕВА.

Шеф полка — генерал от артиллерии гр. А. А. Аракчеев.

Командир полка — полк. Б.Я. Княжнин 2-й.

аз1530

Красные погоны с литерами «Г. А.». Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного — крест белый» углы черные со светло-зеленым пополам (слева верхняя половина черная, справа светло-зеленая), у прочих крест черный, углы светло-зеленые. Древки кофейные.

13 апреля 1813 г. пожалованы Георгиевские знамена с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.». Знамена Георгиевские образца 1807 г., одно белое, а у 5 крест зеленый, углы белые.

30 ноября 1813 г. пожалован знак на кивера с надписью: «За отличiе». Ружья образца 1808 г. Утеряны зимние панталоны.

АРХАНГЕЛОГОРОДСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. В.Н. Шеншин 2-й.

Командир полка — подполк. П. П. Выходцевский.

Красные погоны с цифрой 8.

Имел знамена за отличие образца 1800 г., с надписью: «За взятiе французского знамя на горахъ Альпiйскихъ», пожалованные 28 февраля 1800 г.: у одного крест белый, углы черные с красным пополам (слева верхние половины красные, справа черные), у прочих 5 крест черный, углы красные. У всех древки черные, венки и вензеля серебряные, короны золотые.

Кроме того, имел Гренадерский бой за отличие в Италии при Требии, пожалованный 16 июля 1799 г., и 2 серебряные трубы с надписью: «За отличную храбрость при штурме и овладенiи непрiятельскимъ редутомъ 13 сентября 1811 г.», пожалованные 1 января 1812 г. за Слободзею.

Английские ружья.

аз1531

АСТРАХАНСКИЙ ГРЕНАДЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-л. наследный принц Мекленбургский Фридрих Людвиг.

Командир полка — полк. И.Ф. Буксгевден.

Красные погоны с литерой «А.».

У офицеров на воротнике и клапанах рукавов — золотые петлицы.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного — крест белый, углы абрикосовые (розовато-оранжевые), у прочих — крест абрикосовый, углы белые. Древки у всех белые.

2 апреля 1814 г. пожалован знак на кивера с надписью: «За отличiе».

«Прекраснейший полк. Мало участвовал в кампании против турок».

Английские ружья.

БЕЛЕВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. С.Д. Мерлиний.

Командир полка — майор И.У. Паш.

Все 3 батальона состояли в 19-й пехотной дивизии на Кавказе.

Желтые погоны с цифрой 19.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест белый, углы розовые с зеленым пополам (слева верхняя половина розовая, справа зеленая), у прочих 5 крест зеленый, углы розовые. Древки коричневые.

БЕЛОЗЕРСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-л. кн. А.И, Горчаков 1-й.

Командир полка — полк. Е.Ф. Керн.

Белые погоны с цифрой 17.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы голубые с палевым (слева верхние половинки палевые, справа голубые), у прочих 5 крест голубой, углы палевые. Древки черные.

Ружья образца 1808 г.

БЕЛОСТОКСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. А.П. Засс.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 10. Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1808 г.: одно белое, а у 5 цветных крест синий, углы красные. Древки черные.

БРЕСТСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. гр. П. И. Ивелич 4-й.

Командир полка — майор П.А. Чертов 1-й.

Желтые погоны с цифрой 17.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1807 г.: одно белое, а у 5 цветной крест дикий (серовато-синий), углы белые. Древки палевые. Ружья образца 1808 г.

БРЯНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. Е.С. Горбунцов

Командир полка — майор А.Б. Юлиус 2-й.

Погоны темно-зеленые с красной выпушкой, с цифрой б.

Имел знамена поступивших в 1811 г. на его сформирование гарнизонных Аландского полка и Гаигудского батальона (т.е. образца 1800 г.): от первого — крест светло-синий, углы черные, от второго — углы белые, крест малиновый, а по нем меньший белый.

Гарнизонные шинели.

БУТЫРСКИЙ ПЕХОТНЫЙ,

Шеф полка — полк. П.В. Денисьев.

Командир полка — майор И.И. Каменщиков.

Белые погоны с цифрой 24.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного — крест белый, углы белые с пунцовым пополам (слева верхние половины пунцовые, справа белые), у прочих 5 крест и углы белые с пунцовым пополам (углы как у белого, у креста верхняя часть слева белая, а справа пунцовая, нижняя, наоборот: у правого конца сверху белая, а снизу пунцовая, а у левого, наоборот, словом, все время чередуются белые и пунцовые клинья). Древки черные.

Кроме того, имел Гренадерский бой за отличие в Италии, пожалованный 16 июля 1799 г.

Вечный шеф в память 1812 г.: 26 августа 1912 г. полк назван 66-м Бутырским Генерала Дохтурова.

ВЕЛИКОЛУЦКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. В.Д. Головнин.

Командир полка — майор В.М. Шухов.

Красные погоны с цифрой 13.

Имел знамена поступивших на его сформирование в 1811 г. гарнизонных полков и батальонов: Димитриевского, Таганрогского и Керчь-Еникальского (т.е. образца 1800 г., пожал, в 1800 г.), от первых 2 частей углы белые, крест желтый, а по нем меньший белый, от 3-й углы белые, крест малиновый, а по нему меньший белый.

Гарнизонные шинели.

ВИЛЕНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. А.Я. Губерти 1-й.

Белые погоны с цифрой 27.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1811 г.: одно белое, а у 5 цветных крест белый, углы красные. У всех древки черные.

13 апреля 1813 г. пожалован за отличие Гренадерский бой. Утеряны зимние панталоны.

ВИЛЬМАНСТРАНДСКИЙ ПЕХОТНЫЙ,

Шеф полка — г.-м. П.А. Тучков 3-й.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 17. Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1807 г.: одно белое, а у 5 цветных крест дикий (серо-голубоватый), углы белые. Древки белые.

ВИТЕБСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Командир полка — подполк. Ф.И. Ушаков.

Красные погоны с цифрой 15.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест белый, углы розовые с синим (слева верхние половины синие, справа розовые), у прочих крест розовый, углы синие. Древки белые.

«Этот полк превосходно проявил себя в кампании против турок».

ВЛАДИМИРСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. П.Е. Бенардос 2-й.

Командир полка — майор В.В. Боровиков.

Красные погоны с цифрой 17.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы синие с пунцовым (слева верхние половины пунцовые, справа синие), у прочих 5 крест синий, углы белые с пунцовым (слева верхние половины белые, справа пунцовые). Древки белые.

5 января 1815 г. пожалованы 2 Георгиевские трубы с надписью: «За оказанное отличiе въ сраженiяхъ, бывшихъ подъ Городечной, Кенигсвартомъ, Бауценомъ въ Силезiи и подъ Брiеномъ».

25 апреля того же года вторично пожалованы трубы, ввиду чего надпись изменена: «въ сраженiи подъ Городечномъ, въ Силезiи… подъ Брiенъ-Ле-Шато и при селенiи Ла-Ротьеръ».

Английские ружья.

ВОЛОГОДСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. В.И. Пятериков.

Командир полка — подполк. Н.П. Скворцов.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой и с цифрой 19. Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в том же году: одно белое, а у 5 цветных крест синий, углы белые. Древки у всех черные.

аз1532

ВОЛЫНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. И.П. России.

Командир полка — подполк. НА Курносов.

Белые погоны с цифрой 4.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в том же году: одно белое, а у 5 цветных крест зеленый, углы белые. Древки черные.

Английские ружья.

ВОРОНЕЖСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. М.Ф. Наумов.

Красные погоны с цифрой 25.

Имел знамена поступивших на его сформирование в 1811 г. гарнизонных полков и батальонов: Выборгского, Фридрихсгамского и Нейшлотского (т.е. образца 1800 г.) — у всех крест светло-синий, углы черные.

Английские ружья.

Гарнизонные шинели.

ВЫБОРГСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. И.С. Кутузов.

Командир полка — подполк. Н.С. Кузиков.

Красные погоны с цифрой 22.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы желтые с пунцовым пополам (слева верхние половины пунцовые, справа желтые), у прочих 5 крест пунцовый, углы желтые. У всех древки кофейные.

Кроме того, имел 2 серебряные трубы за взятие Берлина в 1760 г.

ВЯТСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. Н.В. Васильчиков 3-й (с 2.07.1812).

Белые погоны с цифрой 22.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы фиолетовые с голубым (слева верхние половины фиолетовые, справа голубые), у прочих 5 крест голубой, углы фиолетовые. Древки кофейные.

Кроме того, имел 2 серебряные трубы за взятие Берлина в 1760 г.

«Этот полк потерял много людей в деле при Рущуке. Один из его капитанов был убит собственными солдатами».

ГАЛИЦКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. Ф.А. Линдфорс.

Командир полка — майор Н.И. Шалашников.

Желтые погоны с цифрой 13.

Имел знамена поступивших на его сформирование в 1811 г. гарнизонных полков и батальонов: Тамбовского, Царицынского, Бакинского и Потийского, т.е. образца 1800 г.; от первых 2 — крест зеленый, углы желтые, от последних 2 — углы белые, крест желтый, а по нему белый.

Гарнизонные шинели.

ГРУЗИНСКИЙ ГРЕНАДЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. П.С. Котляревский.

Красные погоны с литерой «Г.».

Имел Георгиевские знамена образца 1806 г. с надписью: «За отличную храбрость при взятiи штурмомъ Турецкой крепости Ахалкалаки съ 7 на 8 число декабря 1811 г.», пожалованные 25 января 1812 г.: одно белое, а 5 цветных той же расцветки, что и прежние знамена, т. е. крест фиолетовый, углы абрикосовые. Древки белые.

Кроме того, особым отличием полка считались серебряные медали и особое Высочайшее благоволение за штурм Ганжи 3 января 1804 г.

ДНЕПРОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. кн. Н.Н. Хованский.

Командир полка — подполк. Д.М. Благовещенский.

аз1533Желтые погоны с цифрой 18.

Имел: 1) 4 знамени образца 1797 г., пожалованные в 1798 г., и 2) 2 знамени образца 1803 г., пожалованные 13 июня 1810 г. за штурм Базарджика, взамен утраченных в 1799 г. в Голландии. Белое знамя было образца 1797 г., а из 5 цветных: 3 образца 1797 г. и два 1803 г. У белого — крест белый, углы черные с желтым пополам (слева верхние половины черные, справа желтые), у цветных, без различия образцов, крест желтый, углы черные с белым (слева верхние половинки белые, справа черные).

ЕКАТЕРИНБУРГСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. кн. И.С. Гурьялов.

Белые погоны с цифрой 23.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы темно-синие с пунцовым (слева верхняя половина пунцовая, справа темно-синяя); у прочих 5 крест темно-синий, углы пунцовые. Древки кофейные.

Ружья образца 1808 г.

ЕКАТЕРИНОСЛАВСКИЙ ГРЕНАДЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. А.В. Запольский.

Командир полка — полк. Е.К. Криштафович.

Красные погоны с литерой «Е».

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы коричневые с синим (слева верхние половинки коричневые, справа синие), у прочих 5 — крест коричневый, углы белые с синим (слева верхние половинки синие, справа белые). Древки желтые.

30 ноября 1813 г. пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отличiе».

Ружья образца 1808 г.

Утеряны зимние панталоны.

ЕЛЕЦКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-л. А.Я. Сукин 2-й.

Командир полка — подполк. Л.А. Тургенев.

Белые погоны с цифрой 11.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы малиновые со светло-зеленым (слева верхние половинки малиновые, справа зеленые), у прочих 5 углы белые, а крест из горизонтальных полос: 3 малиновых (верхняя, средняя и нижняя) и 2 зеленых (2 промежуточные). Древки черные.

Кроме того, имел Гренадерский бой за маневры в Нарве, пожалованный в 1797 г.

Ружья образца 1808 г.

КАБАРДИНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. С.Л. Тихановский.

Командир полка — подполк. П.П. Степанов 1-й.

Белые погоны с цифрой 20.

Имел знамена за отличие образца 1800 г. с надписью: «За взятiе у Аварскихъ войскъ знамя при реке Iope, 7 ноября 1800 г.», пожалованные 17 декабря 1800 г.: у одного крест белый, углы белые с желтым, у прочих 5 углы белые, крест желтый, а по нем белый. Древки белые.

КАЗАНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. О.Л. Дебу.

Командир полка — подполк. Н.Д. Подпрятов.

Красные погоны с цифрой 19.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест белый, углы белые с фиолетовым (слева верхние половинки белые, справа фиолетовые), у прочих 5 крест и углы палевые с фиолетовым пополам (у углов слева верхние половины фиолетовые, справа палевые; у верхней половины креста левая половина палевая, правая фиолетовая; у нижней, наоборот; в правом конце верхняя половина палевая, в левом конце наоборот). Древки палевые.

Ружья образца 1808 г.

КАЛУЖСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. К.Ф. Казачковский.

Командир полка — майор И.А. Савинич 2-й.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой и цифрой 5.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1805 г.: одно белое, а у 5 цветных крест бирюзовый, углы белые. Древки черные.

13 апреля 1813 г. пожалован за отличие Гренадерский бой. Ружья образца 1808 г.

КАМЧАТСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. С.А.Тучков 2-й.

Командир полка — подполк. О. И. Езерский.

Желтые погоны с цифрой 16.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1807 г.: одно белое, а у 5 цветных крест фиолетовый, углы белые. Древки желтые.

3 мая 1814 г. пожалованы Георгиевские знамена с надписью: «Въ вознагражденiе отличного мужества и храбрости» оказанныхъ въ 1812, 1813 и 1814 гг.» Пожаловано 3 знамени с зеленым крестом и белыми углами Георгиевского образца 1807 г.

Ружья образца 1808 г.

КАСПИЙСКИЙ МОРСКОЙ БАТАЛЬОН,

Командир батальона — полк. М. Баргужинский.

Имел форму Егерского образца, но выпушки, вместо красных, белые. Амуниция и кивера Гренадерские, но без султанов, погоны красные без цифр. Знамя имел образца 1803 г., пожалованное в том же году: крест светло-синий, углы белые, древко черное.

Как сформированный на Гренадерском положении, имел Гренадерский бой.

КЕКСГОЛЬМСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. Н.Ф. Емельянов.

Командир полка — подполк. И.М. Стессель.

Красные погоны с цифрой 11.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году: у одного крест белый, углы розовые, у прочих 5 крест розовый, углы белые. Древки кофейные.

Кроме того, имел 2 серебряные трубы, пожалованные за взятие Берлина в 1760 г.

13 апреля 1813 г. пожаловано звание Гренадерского, и полк стал называться Кексгольмским Гренадерским.

Ружья образца 1808 г.

КИЕВСКИЙ ГРЕНАДЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-л. наследный принц Саксен-Веймарекий Карл Фридрих.

Командир полка — г.-м. И.Н. Инзов.

Командующий полком — полк. Чашников. Красные погоны с литерой «К».

У офицеров на воротнике и клапанах рукавов — золотые петлицы. Имел знамена Георгиевские, образца 1806 г. с надписью: «За подвигъ при Шенграбенъ 4 ноября 1805 г. В сражении 5, т. корпуса съ непрiятелемъ, состоявшимъ изъ 30/т.», пожалованные 13 июля 1806 г., т. е, первые Георгиевские знамена. Одно знамя белое, а у 5 цветных — крест розовый, углы белые. Древки черные.

Кроме того, имел 2 серебряные трубы, пожалованные за взятие Берлина в 1760 г.

2 апреля 1814 г. пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отличiе».

Английские ружья.

КОЗЛОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ,

Шеф полка — г.-м. Ф.Ф. Падейский,

Белые погоны с цифрой 15.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году: у одного крест белый, углы черные с розовым (слева верхние половины черные, справа розовые). У прочих 5 крест розовый, углы черные. Древки белые.

Ружья образца 1808 г.

КОЛЫВАНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. К.Ф. Ольдекоп.

Желтые погоны с цифрой 15.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест белый, углы фиолетовые, у прочих 5 углы белые, крест фиолетовый, а по нем белый. Древки белые.

КОПОРСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. М.Н. Рылеев.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 3.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в том же году: одно белое, а у 5 цветных крест бирюзовый, углы белые. Древки черные.

13 апреля 1813 г. пожалован за отличие «Гренадерский бой».

Английские ружья.

Утеряны зимние панталоны.

Вечный шеф в память 1812 г.: 26 августа 1912 г. полк назван 4-м пехотным Копорским генерала Гр.а Коновницына.

КОСТРОМСКОЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. кн. А.Г Щербатов.

Командир полка — подполк. И. Г. Гейденрейх.

аз1536Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 18.

Имел одно знамя, спасенное во время почти полного уничтожения полка при Гофе в 1807 г.

5 января 1815 г. пожалованы 2 Георгиевские трубы с надписью: «За оказанное отличiе въ сражениях подъ Городечной, Кенигсвартомъ, Бауценомъ въ Силезии и подъ Бренномъ».

25 апреля того же года вторично пожалованы серебряные трубы, ввиду чего надпись изменена: «За сражения подъ Городечномъ въ Силезии, подъ Бриен-Ле-Шато и при селении Ла-Ротьер».

КРЕМЕНЧУГСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. Д.И. Пышницкий

Желтые погоны с цифрой 4.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1807 г.: одно белое, а у 5 цветных крест дикий (серо-синеватый), углы белые. Древки кофейные. Ружья образца 1808 г.

КРЫМСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. гр. Ф.Э. Крюсольд.

Белые погоны с цифрой 10.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в том же году: одно белое, а у 5 цветных крест фиолетовый, углы белые. Древки черные. Ружья образца 1808 г.

КУРИНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. Ф.В, Назимов.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 15. Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в том же году: одно белое, а у 5 цветных крест оранжевый, углы белые. Древки черные.

КУРСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. А.К. Агалин,

Командир полка — подполк. В. А. Пересмыцкий.

Белые погоны с цифрой 10.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы зеленые с пунцовым (слева верхние половины пунцовые, справа зеленые); у прочих 5 крест зеленый, углы пунцовые. Древки черные.

ЛАДОЖСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. Е.Я. Савоини.

Белые погоны с цифрой 26.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы темно-коричневые с селадоновым (светло-зеленым; слева верхние половины селадоновые, справа темно-коричневые); у прочих 5 крест темно-коричневый, углы селадоновые. Древки черные.

ЛЕЙБ-ГРЕНАДЕРСКИЙ.

Шеф полка — Государь Император Александр Павлович.

Командир полка — генерал-адъютант гр. П.А. Строганов (не при полку).

Командующий полком — полк. П.Ф. Желтухин.

аз1537

Красные погоны с литерами «Л.Г.».

У офицеров на воротнике и клапанах рукавов — золотые петлицы; эполеты с золотым полем.

У нижних чинов на воротнике и клапанах — петлицы из белой тесьмы с красным просветом.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году: у одного — крест белый, углы голубые; у прочих 5 — крест голубой, углы белые. У всех древки палевые.

Звание Лейб-гренадерского пожаловано 10 июля 1775 г. за отличия против турок. Имел 2 серебряные трубы за взятие Берлина в 1760 г,

Кроме того, отличием являлись и вышеупомянутые петлицы, данные в 1802 г. взамен аксельбантов, пожалованных в 1775 г., при наименовании полка Лейб-гренадерским, за отличие.

13 апреля 1813 г, причислен к Гвардии (на правах Молодой Гвардии) и назван Лейб-гвардии Гренадерским.

Того же числа пожалованы Георгиевские знамена с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiтеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.». Пожаловано 3 знамени нового образца: крест желтый, верхние половины углов светло-синие, нижние черные.

Ружья образца 1808 г.

Утеряны зимние панталоны.

ЛИБАВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ,

Шеф полка — полк. А.И. Айгустов.

Командир полка — подполк. М.Д. Бестужев-Рюмин.

Желтые погоны с цифрой 7.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1807 г.: одно белое, а у 5 цветных крест сине-фиолетовый, углы белые. Древки белые.

«Была выдана новая униформа горохового цвета, во всем подобная форме французской пехоты. Либавский полк, вероятно, является самым полным по составу и прекрасным в русской армии; на 15 августа 1811 г, в нем было 2075 человек» [Агент…].

Утеряны зимние панталоны.

ЛИТОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. бар. Ф.Ф. Розен 4-й.

Командир полка — майор Б.Л. Сергеев.

Желтые погоны с цифрой 21.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1810 г. Свеаборгскому гарнизонному полку, но не гарнизонного образца: за боевые отличия в 1809 г., а мушкетерского (вензеля в углах, одно белое, а у прочих 5 крест зеленый, углы желтые). Древки кофейные.

Гарнизонные шинели.

МАЛОРОССИЙСКИЙ ГРЕНАДЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк, В.А. Гессе.

Командир полка — подполк. Е.А. Ахте 1-й.

аз1538

Красные погоны с литерами «М.Г.»

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы черные с розовым (слева верхняя половина розовая, справа черная). У прочих 5 крест черный, углы розовые. Древки черные.

Кроме того, имел 2 серебряные трубы за взятие Берлина в 1760 г.

30 мая 1814 г. пожалованы знаки на кивере с надписью: «За отличiе».

«Был переукомплектовап 2 раза с начала войны против турок. Потерял 800 человек при Рущуке; полк, Бремен, который им командовал при штурме этой крепости, был уволен со службы за то, что плохо проявил себя в этом деле».

Английские ружья.

МИНГРЕЛЬСКИЙ ПЕХОТНЫЙ,

Шеф полка — г.-м. Т.И. Збиевский.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 16. Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1807 г.: одно белое, а у 5 цветных крест сине-фиолетовый, углы белые. Древки кофейные. «Цесарские» (австрийские) ружья.

МИНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. А.Ф. Красавин.

Командир полка — подполк. И. П. Стелл их 2-й. Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 4. Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1807 г.: одно белое, а у 5 цветных крест дикий (серо-синеватый), углы белые. Древки черные, Ружья образца 1808 г.

МОГИЛЕВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. кн. А.В. Сибирский.

Командир полка — подполк. А.Н. Малеванов.

Желтые погоны с цифрой 5.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1805 г.: одно белое, а у 5 цветных крест зеленый, углы белые. Древки черные. Одно знамя считалось утраченным в войну со шведами в 1808 г.

13 апреля 1813 г. за отличие в 1812 г. пожалованы 1 белое и 5 цветных (углы белые, крест зеленый) образца 1803 г. простых знамен, взамен считавшегося утраченным в войну со шведами 1808 г.

Ружья образца 1808 г.

1-й МОРСКОЙ ПОЛК.

Шеф полка — полк. А.П. Попов.

Командир полка — подполк. Э.Я. Рашет.

Имел форму егерского образца, но выпушки не красные, а белые, амуницию и кивера гренадерские, но без султанов, погоны красные с цифрой 25.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в том же году: одно белое, а у 5 цветных крест светло-синий, углы белые. Древки черные.

Как сформированный на Гренадерском положении, имел Гренадерский бой.

2-й МОРСКОЙ ПОЛК.

Шеф полка — полк. А.Э. Пейкер. Командир полка — полк. Марин.

Имел форму егерского образца, но выпушки не красные, а белые, амуницию и кивера гренадерские, но без султанов, погоны белые с цифрой

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в том же году: одно белое, а у 5 цветных крест светло-синий, углы белые. Древки черные.

Как сформированный на Гренадерском положении, имел Гренадерский бой.

3-й МОРСКОЙ ПОЛК.

Шеф полка — г.-м. А.Ю. Гамен.

Командир полка — полк. Н.И. Шевнин.

Имел форму егерского образца, но выпушки не красные, а белые, амуницию и кивера гренадерские, но без султанов, погоны желтые с цифрой 25.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в том же году: одно белое, а у 5 цветных крест светло-синий, углы белые. Древки черные.

Как сформированный на Гренадерском положении, имел Гренадерский бой.

4-й МОРСКОЙ ПОЛК.

Шеф полка — г.-м. И.П. Говоров.

Командир полка — полк. П.В. Шевандин.

Полк был причислен к 28-й пехотной дивизии, но фактически состоял при Черноморском флоте и частью был в плавании, частью в портах.

Имел форму егерского образца, но выпушки не красные, а белые, а амуницию и кивера гренадерские, но без султанов, погоны темно-зеленые с красной выпушкой, с цифрой 28.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в том же году: одно белое, а у 5 цветных крест светло-синий, углы белые. Древки черные.

Как сформированный на Гренадерском положении, имел Гренадерский бой.

МОСКОВСКИЙ ГРЕНАДЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. принц Мекленбургский Карл Август Христиан.

Командир полка — полк. И.Я. Шатилов.

Красные погоны с литерой «М.».

У офицеров на воротнике и клапанах рукавов — золотые петлицы.

Имел знамена «за отличiе» образца 1800 г. с надписью: «За взятiе знамя у Французовъ при рекахъ Требiи и Нуре 1799 г.», пожалованные в 1804 г., взамен пришедших в ветхость таких же знамен, пожалованных б марта 1800 г., и такого же образца, а именно: одно белое, а у 5 цветных крест черный, углы красные, вензеля и венки серебряные, короны золотые. Древки черные.

Кроме того, имел 2 Георгиевские трубы с надписью: «За отличiе при взятiи приступомъ Базарджика 22 мая 1810 г.», пожалованные 13 июня 1810 г.

13 декабря 1814 г. пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отличiе».

«Прекраснейший, весьма знаменитый в русской армии. Он получил в Дунайскую кампанию 500 Георгиевских крестов, а каждый солдат — медаль за храбрость, проявленную полком при штурме Базарджика».

Английские ружья.

МОСКОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — генерал от инфантерии Д.С. Дохтуров.

Командир полка — полк. Ф.Ф. Монахтин.

Белые погоны с цифрой 7.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.; у одного крест белый, углы синие с лиловым (верхняя половина слева синяя, справа лиловая); у прочих 5 крест синий, углы лиловые. Древки белые.

Ружья образца 1808 г.

Утеряны зимние панталоны.

МУРОМСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. бар. Ф.В. Дризен.

Командир полка — майор А. К. Фитингоф.

аз1539

Белые погоны с цифрой 3.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году: у одного крест белый, углы синие с розовым (верхние половины слева розовые, справа синие). У прочих 5 крест синий, углы розовые. Древки кофейные.

Кроме того, имел 2 серебряные трубы, пожалованные за взятие Берлина в 1760 г.

13 апреля 1813 г. пожалован за отличие Гренадерский бой.

Английские ружья.

Утеряны зимние панталоны.

НАВАГИНСКИИ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. В.И. Гарпе.

Командир полка — майор Винтер.

Желтые погоны с цифрой 14.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест углы черные с розовым (слева верхние половины черные, справа розовые); у 5 углы розовые, крест черный, а по нем белый. Древки палевые.

Английские ружья.

НАРВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. гр. М.С. Воронцов.

Командир полка — подполк. А.В. Богдановский.

аз1540

Белые погоны с цифрой 12.

Имел: 1) 1 знамя образца 1797 г., пожалованное в том же году; 2)5 простых знамен образца 1803 г., пожалованные 22 мая 1810 г. за штурм Базарджика, взамен считавшихся утраченными в 1805 г. под Аустерлицем.

Белое знамя было образца 1803 г., а из цветных 4 были того же образца и одно образца 1797 г.

У цветных обоих образцов крест мордоре (золотисто-краповый), углы голубые. Древки белые.

«Очень храбрый полк и под хорошим командованием. Каждый солдат получил медаль за штурм Базарджика».

НАШЕБУРГСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. К.М. Полторацкий.

Командир полка — подполк. П. А. Жохов 2-й.

аз1541

Красные погоны с цифрой 9.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году: у одного крест белый, углы серые, у прочих 5 крест серый, углы белые. Древки кофейные.

«Хороший полк, состоящий из старых солдат. Прекрасно организован и всегда находится в комплекте. Мало был в огне».

НЕВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. И.Т. Сазонов.

Командир полка — полк. Г.Х. Шеле 1-й.

аз1542

Красные погоны с цифрой 21.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы пунцовые, у прочих 5 крест пунцовый, углы белые. Древки черные.

Кроме того, имел 2 серебряные трубы, пожалованные за взятие Берлина в 1760 г.

Ружья образца 1808 г.

НЕЙШЛОТСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. А.Ф. Балла.

Красные погоны с цифрой 16.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1807 г.: одно белое, а у 5 цветных крест зеленый, углы белые. Древки палевые.

НИЖЕГОРОДСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. Н.Ф. Ладыженский.

Командир полка — подполк. Н.Г. Кадышев.

Красные погоны с цифрой 26.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы черные с селадоновым (светло-зеленым, слева верхние половины селадоновые, справа черные); у прочих 5 крест черный, углы селадоновые. Древки кофейные.

НИЗОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. B.C. Рахманов,

Командир полка — подполк. Ф.А. Базин.

Желтые погоны с цифрой 6.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы пунцовые с диким (серо-синеватым, слева верхние половинки пунцовые, справа дикие); у прочих 5 крест пунцовый, углы дикие. Древки белые.

Кроме того, имел Гренадерский бой за отличие в Италии в 1799 г.

Ружья образца 1808 г.

НОВОИНГЕРМАНЛАНДСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. А.И. Цвиленев.

Командир полка — майор И.Л. Жуков 1-й.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 12.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы темно-пунцовые с палевым (слева верхние половины углов темно-пунцовые, справа палевые); у прочих 5 углы белые, крест палевый с темно-пунцовым (в верхнем конце левая половина палевая, правая темно-пунцовая, в нижнем наоборот; справа верхняя половина палевая, нижняя темно-пунцовая, в левом наоборот). Древки кофейные.

ОДЕССКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. А.А. Потулов.

Красные погоны с цифрой 27.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1812 г.: одно белое, а у 5 цветных крест желтый, углы черные с белым (слева верхние половины белые, справа черные). Древки черные.

13 апреля 1813 г. пожалован за отличие Гренадерский бой.

Вечный шеф в память 1812 г.: 26 августа 1912 г. полк назван 48-м пехотным Одесским Императора Александра I.

ОЛОНЕЦКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. П.П. Турчанинов 1-й.

Командир полка — полк. О.М. Второв.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 22. Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест белый, углы зеленые, у прочих 5 углы белые, крест зеленый, а по нему белый. Древки белые.

ОРЛОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. И.Ф. Паскевич.

Командир полка — майор П.С. Берников 1-й.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 26.

Имел знамена поступивших на его сформирование в 1811 г. гарнизонных батальонов: Киевского, Очаковского и Херсонского, образца 1800 г., у всех — углы белые, крест желтый, а по нему белый.

13 апреля 1813 г. пожалованы 2 серебряные трубы с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.».

13 сентября 1816 г. «во уваженie оказанного ими отличiя въ минувшую 1812 г. кампанiю въ сраженiяхъ при селенiяхъ Дашковке и Салтановке», вместо гарнизонных знамен даны новые знамена армейские.

«Цесарские» (австрийские) ружья.

Гарнизонные шинели.

ОХОТСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. С.И. Раков.

Белые погоны с цифрой 16.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1807 г.: одно белое» а у 5 цветных крест зеленый, углы белые. Древки кофейные.

3 мая 1814 г. пожалованы Георгиевские знамена с надписью: «Въ вознагражденiе отличного мужества и храбрости, оказанныхъ въ 1812, 1813 и 1814 гг.».

Ружья образца 1808 г.

ПАВЛОВСКИЙ ГРЕНАДЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. Д.П. Неверовский.

Командир полка — полк. Е.Х. Рихтер.

аз1543

Красные погоны с литерой «П».

Вместо гренадерского кивера образца 1812 г. сохранил, за отличие, гренадерские и фузилерные шапки образца 1802 г. Высочайшим приказом 20 января 1808 г. объявлена была Высочайшая воля: «Въ почесть онаго полка ныне состоящие в нем шапки оставить въ немъ въ томъ виде, въ какомъ сошелъ онъ съ места сраженiя, хотя бы некоторые изъ нихъ были повреждены; да пребудутъ они всегдашнимъ памятникомъ отменной его храбрости и Монаршего къ нему благоволенiя», 13 января 1809 г. состоялось Высочайшее повеление выгравировать «на простреленныхъ шапкахъ имена техъ нижнихъ чиновъ, кои вынесли ихъ съ собою съ поля сраженiя».

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году: у одного крест белый, углы оранжевые, у прочих 5 крест оранжевый, углы белые. Древки палевые.

13 апреля 1813 г. полк причислен к Гвардии (на правах Молодой Гвардии) и назван Лейб-гвардии Павловским.

Того же числа пожалованы Георгиевские знамена с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.». Пожаловано 3 знамени нового образца; крест желтый, верхние половины углов белые, нижние черные. Ружья образца 1808 г. Утеряны зимние панталоны.

ПЕНЗЕНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. В. И. де Сен-Лоран.

Командир полка — полк. А. В. Воейков (с 14.06.1812).

аз1544

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 13.

Имел знамена поступивших на его сформирование в 1811 г. гарнизонных полков и батальонов: Киевского, Ахтырского, Смоленского и Екатеринославского — у 3 образца 1800 г. — от первых 2 крест желтый, а по нему белый, от 3-го крест черный, углы красные и от 4-го — гарнизонного образца 1803 г. (углы без вензелей), пожалованные в 1804 г. — крест светло-малиновый, углы белые.

Гарнизонные шинели.

ПЕРМСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. В.П. Мезенцев.

Командир полка — майор И.А. Боумгартен.

Красные погоны с цифрой 5.

Белое и часть цветных знамен считались утраченными под Аустерлицем (впоследствии обнаружено спасение одного белого и 2 цветных). До того имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы светло-коричневые с зеленым (слева верхние половины зеленые, справа светло-коричневые); у прочих крест светло-коричневый, углы зеленые. Древки белые.

13 апреля 1813 г. пожалованы за отличие 1 белое и 5 цветных простых знамен, взамен считавшихся утраченными под Аустерлицем знамена образца 1803 г.: одно белое, а остальные тех же цветов, что в 1797 г.

Ружья образца 1808 г.

ПЕРНОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. П.Н. Чоглоков.

Командир полка — майор А.А. Лачинов.

аз1545

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 11.

Имел знамена Георгиевские образца 1807 г. с надписью: «За взятiе у французовъ 2-хъ знаменъ въ сраженiяхъ при Гейльсберге 29 мая и при Фридланде 21 июня 1807 г.». Пожалованы 20 сентября 1807 г., первоначально с надписью: «За взятiе у французовъ знамени въ сраженiи при Гейльсберге 29 мая 1807 г.», но 19 октября добавлена остальная часть надписи. Одно знамя белое, а у 5 крест зеленый, углы белые. Древки белые.

13 апреля 1813 г. пожаловано звание Гренадерского и полк назван Перновским Гренадерским.

13 января 1816 г. пожалованы за штурм Вязьмы знаки на кивера с надписью: «За отличiе».

Ружья образца 1808 г.

ПЕТРОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. Н.И. Демидов.

Командир полка — полк. А.Я. Кузьмин 2-й (с 13.08.1812).

Белые погоны с цифрой 21.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в том же году: одно белое, а у 5 цветных крест черный, углы красные. Древки черные. Ружья образца 1808 г.

ПОДОЛЬСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. А. Т. Маелов.

Командир полка — подполк. М.А. Менделеев.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 21.

Имел знамена поступивших на его сформирование в 1811 г. гарнизонных Роченсальмского полка и Тверского батальона, образца 1800 г.: от первого — крест светло-синий, углы черные, от второго — малиновый, углы белые.

Гарнизонные шинели.

ПОЛОЦКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. П.А. Филисов.

аз1546

Командир полка — майор Яковлев.

Желтые погоны с цифрой 11.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы темно-коричневые с розовым (слева верхние половины розовые, справа темно-коричневые), у прочих 5 крест темно-коричневый, углы розовые. Древки черные.

Ружья образца 1808 г.

ПОЛТАВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. А.И. Липгарт.

Командир полка — подполк. И.Т. Коншин.

Желтые погоны с цифрой 26.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест белый, углы темно-зеленые с абрикосовым (оранжево-розовым, слева верхние половины абрикосовые, справа темно-зеленые), у прочих 5 углы абрикосовые, крест темно-зеленый, а по нему белый. Древки белые.

ПСКОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — генерал от инфантерии кн. М.И. Голенищев-Кутузов.

Командир полка — полк. Д.П. Ляпунов 4-й.

Красные погоны с цифрой 7.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году: у одного крест белый, углы зеленые с розовым пополам (слева верхние половины розовые, справа зеленые); у прочих крест зеленый, углы розовые с белым (слева верхние половины белые, справа розовые). Древки палевые.

Ружья образца 1808 г.

Утеряны зимние панталоны.

Вечный шеф в память 1812 г.: 17 августа 1826 г. полк назван пехотным Генерал-фельдмаршала Князя Кутузова-Смоленского.

 аз1547

РЕВЕЛЬСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. А.А. Тучков 4-й.

Командир полка — полк. Я.С. Желвинский.

Желтые погоны с цифрой 3.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы зеленые с розовым пополам (слева верхние половины розовые, справа зеленые), у прочих 5 крест зеленый, углы розовые. Древки белые.

13 апреля 1813 г. пожалован за отличие Гренадерский бой.

Английские ружья.

Утеряны зимние панталоны.

Вечный шеф в память 1812 г.: 26 августа 1912 г. полк назван 7-м пехотным Ревельским Генерала Тучкова IV.

РЫЛЬСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. М.М. Окулов.

Командир полка — майор Н.М. Некрасов.

Красные погоны с цифрой 23.

В 1812 г. имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы темно-синие с зеленым (слева верхние половины темно-синие, справа зеленые), у прочих 5 крест зеленый, углы темно-синие. Древки кофейные.

Ружья образца 1808 г.

РЯЖСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. Я.А. Медынцев.

Командир полка — майор К.А. Кильхен.

Желтые погоны с цифрой 9.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы зеленые, у прочих крест зеленый, углы белые. Древки белые. Кроме того, имел Гренадерский бой, пожалованный в 1797 г.

РЯЗАНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. И.С. Алексеев.

Командир полка — подполк. A.M. Opeyc 1-й.

Красные погоны с цифрой 17.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы малиновые, у прочих крест малиновый, углы белые. Древки белые. 2 апреля 1814 г, пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отличiе». Ружья образца 1808 г.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГРЕНАДЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. Б.Б. Фок 1-й.

Командир полка — полк. А.Н. Быков.

Красные погоны с литерами «СП.».

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы пунцовые, у прочих 5 крест и углы белые с пунцовым (у углов слева верхние половины пунцовые, справа белые); у креста верхняя часть — левая сторона белая, правая пунцовая, нижняя наоборот, у правого конца верхняя половина белая, нижняя пунцовая, у левого наоборот. Древки белые.

Ружья образца 1808 г.

Утеряны зимние панталоны.

САРАТОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. П.Г. Языков.

Командир полка — полк. гр. К.Г. Шапт де Ростиньяк.

Белые погоны с цифрой 13.

Имел знамена поступивших на его сформирование в 1811 г. гарнизонных полков и батальонов: Хотинского, Воронежского, Пермского и Бендерского, образца 1800 г.: от 1-го — крест малиновый, углы белые, от 2-го — крест зеленый, углы желтые, от 3-го и 4-го — крест желтый, углы белые.

Гарнизонные шинели.

СЕВАСТОПОЛЬСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. П.С. Кайсаров.

Командир полка — майор П.М. Рябинин.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 19,

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г., у одного крест белый, углы голубые с коричневым (слева верхние половины коричневые, справа голубые), у прочих крест голубой, углы коричневые. Древки черные.

Ружья образца 1808 г.

СЕВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-л. Н.А. Тучков 1-й.Командир полка — полк. Ф.А. Луков.

 аз1548

Белые погоны с цифрой 5.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы селадоновые (светло-зеленые) с фиолетовым (слева верхние половины углов фиолетовые, справа селадоновые), у прочих 5 углы белые, кресты селадоновые с фиолетовым (верхний конец — левая сторона селадоновая, правая фиолетовая, нижний конец наоборот, левый конец — сверху селадоновая, снизу фиолетовая половина, нижний конец наоборот). Древки черные.

Имел еще Гренадерский бой, пожалованный 6 октября 1809 г. за отличие против шведов.

13 апреля 1813 г. пожалованы Георгиевские знамена с надписью; «За отличiе при поражены и изгнанiи неприятеля изъ пределовъ Pocciи 1812 г». Георгиевские знамена образца 1807 г., одно знамя белое, а у 5 крест зеленый, углы белые.

3 мая 1814 г. пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отличiе».

СЕЛЕНГИНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. Д.И. Мещеряков.

Командир полка — подполк. П. И. Лебле.

Желтые погоны с цифрой 23.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы черные с пунцовым (слева верхние половинки черные, справа пунцовые), у прочих крест пунцовый, углы черные. Древки черные.

13 апреля 1813 г. пожалован за отличие Гренадерский бой.

Ружья образца 1808 г.

СИБИРСКИЙ ГРЕНАДЕРСКИЙ,

Шеф полка — полк. Д.А. Левин.

аз1549

Красные погоны с литерой «С».

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г: у одного крест белый, углы черные с зеленым (слева верхние половины черные, справа зеленые), у прочих 5 углы черные, крест зеленый с розовым (у верхнего конца — левая половина зеленая, правая розовая, у нижнего наоборот; у правого конца верхняя половина зеленая, нижняя розовая, у левого наоборот). Древки белые.

2 апреля 1814 г. пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отличiе»,

«С 1808 года этот полк был переукомплектован 3 раза. При Рущуке он потерт более 700 человек и 15 офицеров; капитан Руссо, француз, служивший в этом полку, был убит при штурме Рущука. Великолепный полк с тех пор, как им командует Бахметьев».

Английские ружья,

СИМБИРСКИЙ ПЕХОТНЫЙ,

Шеф полка — полк. П.С. Лошкарев.

Командир полка — подполк. Ф.К. Рындин 1-й (с 13.08.1812).

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 27.

Имел знамена образца 1803 г.. пожалованные в 1811 г.: одно белое, а у 5 цветных крест зеленый, углы красные. Древки желтые. 13 апреля 1813 г. пожалован за отличие Гренадерский бой. 3 мая 1814 г. пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отлитие». Утеряны зимние панталоны.

Вечный шеф в память 1812 г.: 26 августа 1912 г. назван 24-м пехотным Симбирским Генерала Неверовского.

 аз1550

СМОЛЕНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. П.М. Колюбакин.

Командир полка — майор А.А. Рененкампф (с 30.10.1812).

Красные погоны с цифрой 12.

Имел знамена за отличие образца 1800 г. с надписью: «За взятiе французскихъ знаменъ на горахъ Альпийскихъ», пожалованные 17 марта 1800 г.: у одного крест белый, углы желтые с белым (слева верхние половины белые, справа желтые), у прочих углы белые, крест желтый, а по нему белый. Древки белые.

Кроме того, имел Гренадерский бой за отличия в Италии, пожалованный 16 июля 1799 г.

Вечный шеф в память 1812 г.: 26 августа 1912 г. назван 25-м пехотным Смоленским Генерала Раевского.

«Из знаменитых. Он участвовал в деле при Базарджике».

СОФИЙСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк, В.М. Халяпин.

Темно-зеленые погоны с красной опушкой, с цифрой 7.

Имел знамена поступивших на его сформирование в 1811 п гарнизонных полков и батальонов: Виленского, Динабургского (бывш. Митавского), Кюменьгородско-го (бывш. Гродненского) и Бобруйского (бывш. Минского), т.е. образца 1803 г., пожалованные в 1804 г., все гарнизонные (без вензелей); крест зеленый, углы белые.

13 апреля 1814 г. пожалован за отличие Гренадерский бой.

«Цесарские» (австрийские) ружья.

Гарнизонные шинели.

Утеряны зимние панталоны.

СТАРОИНГЕРМАНЛАНДСКИЙ ПЕХОТНЫЙ,

Шеф полка — г.-м. Г.Г. Энгельгардт.

Командир полка — подполк. Н.Н. Ичков.

Желтые погоны с цифрой…

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году; у одного крест белый, углы светло-зеленые с розовым (слева верхние половины светло-зеленые, справа розовые), у прочих 5 углы белые, крест зеленый с розовым (верхний конец — слева розовый, справа зеленая половина, нижний наоборот; правый конец — сверху розовые, снизу зеленые половины, левый наоборот). Древки белые.

Английские ружья.

СТАРООСКОЛЬСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. М.А. Шкапский.

Командир полка — подполк. Воеводский.

Желтые погоны с цифрой 22.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году: у одного крест белый, углы пунцовые со светло-оранжевым (слева верхние половины пунцовые, справа светло-оранжевые), у прочих 5 крест пунцовый, углы светло-оранжевые. Древки белые.

Английские ружья.

СУЗДАЛЬСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. кн. Е.Е. Эристов.

Белые погоны с цифрой 19.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест белый, углы пунцовые; у прочих 5 крест и углы пунцовые с фиолетовым (у углов слева верхние половины фиолетовые, справа пунцовые; у креста верхний конец, левая половина пунцовая, правая фиолетовая, нижний наоборот; правый конец — верхняя половина пунцовая, нижняя фиолетовая, левый конец наоборот). Древки палевые.

ТАВРИЧЕСКИЙ ГРЕНАДЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. принц Вюртембергский Евгений Фридрих Карл.

Командир полка — полк. Н.С. Сулима.

Красные погоны с литерой «Т.».

У офицеров на воротнике и клапанах рукавов — золотые петлицы.

Имел знамена за отличие образца 1800 г. с надписью: «За взятiе знамя въ сраженiи противъ французовъ въ Голландщ подъ г. Бергеномъ 1799 г.». Пожалованы 30 марта 1800 г.: у одного крест белый, углы черные с красным (верхние половины слева черные, справа красные), у прочих 5 крест черный, углы красные. Древки желтые.

19 августа 1815 г. пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отличiе».

Ружья образца 1808 г.

Утеряны зимние панталоны.

ТАМБОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. А.А. Башилов.

Командир полка — подполк. А.Г. Соколов.

 аз1551

Белые погоны с цифрой 18.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году: у одного крест белый, углы темно-синие с пунцовым (слева верхняя половина пунцовая, справа темно-синяя), у прочих 5 углы пунцовые, крест из 5 горизонтальных полос, из которых верхняя, средняя и нижняя белые, а промежуточные две темно-синие. Древки черные.

Кроме того, имел 2 Георгиевские трубы с надписью: «За отличiе при взятiи приступом Базарджика 22 мая 1810 г.», пожалованные 13 июня 1810 г., и Гренадерский бой за отличие в Швейцарском походе, пожалованный 16 июня 1799 г.

ТАРНОПОЛЬСКИЙ ПЕХОТНЫЙ,

Шеф полка — полк. А.А. Титов.

Командир полка — подполк. В.П. Алексеев (с 19.07.1812).

Желтые погоны с цифрой 27.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1811 г.: одно белое, а у 5 цветных крест желтый, углы красные. Древки белые.

13 апреля 1813 г. пожалован за отличие Гренадерский бой.

ТЕНГИНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. Д.В. Лялин.

Командир полка — майор Ф.Х. Беллинсгаузен.

Белые погоны с цифрой 14.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году: у одного крест белый, углы бледно-розовые с зеленым (слева верхние половины бледно-розовые, справа зеленые), у прочих 5 крест бледно-розовый, углы зеленые. Древки кофейные.

Английские ружья.

ТИФЛИССКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. А.Б. Пестель,

Командир полка — подполк. А.А.Токарев (с 20.10.1812).

Белые погоны с цифрой 20.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест белый, углы пунцовые с чижовым (желтовато-зеленым, слева верхняя половина чижовая, справа пунцовая), у прочих 5 крест пунцовый, углы абрикосовые с чижовым (слева верхние половины углов абрикосовые, справа чижовые). Древки черные.

ТОБОЛЬСКИЙ ПЕХОТНЫЙ

Шеф полка — полк. П.П. Шрейдер.

Командир полка — подполк. Ф.Ф. Трефурт.

Красные погоны с цифрой 4.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы голубые с малиновым (слева верхние половинки голубые, справа малиновые), у прочих крест малиновый, углы голубые. Древки белые.

Ружья образца 1808 г.

Вечный шеф в память 1812 г; 26 августа 1912 г. полк назван 38-м пехотным Тобольским Генерала Гр. Милорадовича.

ТОМСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. П. Г. Лихачев 1-й.

 аз1552

Командир полка — подполк. И. И. Попов.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 24.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест белый, углы пунцовые с зеленым (слева верхние половины пунцовые, справа зеленые), у прочих 5 крест пунцовый, углы зеленые. Древки кофейные.

Утеряны зимние панталоны.

ТРОИЦКИЙ ПЕХОТНЫЙ,

Шеф полка — г.-м. Н.М. Хотунцев.

Красные погоны с цифрой 20.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест белый, углы зеленые с фиолетовым (слева верхние половины зеленые, справа фиолетовые), у прочих 5 крест фиолетовый, углы зеленые. Древки палевые.

ТУЛЬСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. А.Я. Паттон.

 аз1553

Красные погоны с цифрой 14.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году: у одного крест белый, углы пунцовые со светло-голубым (слева верхние половины светло-голубые, справа пунцовые), у прочих 5 крест пунцовый, углы белые со светло-голубым (слева верхние половины белые, справа светло-голубые). Древки кофейные.

Кроме того, имел Гренадерский бой за отличие в Италии, пожалованный 16 июля 1799 г.

Английские ружья.

УГЛИЦКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — r.-м. бар. К.М. Герсдорф.

Командир полка — майор Я. А. Андреев.

Белые погоны с цифрой 6.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы синие с пунцовым (слева верхние половины синие, справа пунцовые), у прочих 5 крест белый с синим (сверху левая половина синяя, справа белая, снизу наоборот; справа верхняя половина синяя, нижняя белая, слева наоборот). Древки палевые.

Ружья образца 1808 г.

 аз1554

УКРАИНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. О.М. Второв.

Командир полка — подполк. М.П. Поливанов.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 8.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г., у одного крест белый, углы темно-синие с розовым (слева верхние половины темно-синие, справа розовые), у прочих 5 углы темно-синие, крест розовый, а по нему белый. Древки белые.

«Хороший полк. Участвовал в штурме Рущука, где потерял 600 человек».

УФИМСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-м. И.Д. Цыбульский.

Командир полка — майор Ф.П. Демидов.

Желтые погоны с цифрой 24.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы темно-фиолетовые, у прочих 5 крест фиолетовый, углы белые. Древки белые. Утеряны зимние панталоны. Ружья образца 1808 г.

ФАНАГОРИЙСКИЙ ГРЕНАДЕРСКИЙ.

Шеф полка — генерал от инфантерии гр. С.М. Каменский 1-й,

Командир полка — подполк. Е.А. Головин 2-й.

Красные погоны с литерой «Ф.».

Имел Георгиевские знамена образца 1806 г. с надписью: «За отличiе при взятiи приступом Базарджика 22 мая 1810 г.», пожалованные 18 сентября 1810 г.: одно белое, а прочие 5 прежней расцветки, т. е. крест розовый, углы зеленые.

«Этот полк получил Георгиевские знамена, а каждый солдат — медаль за штурм Базарджика».

Английские ружья.

ХЕРСОНСКИЙ ГРЕНАДЕРСКИЙ,

Шеф полка — г.-м. А.А. Кузнецов.

Командир полка — майор И.И. Бухвостов 1-й.

Красные погоны с литерой «X.».

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы фиолетовые с вердепомовым (светло-зеленым), слева верхние половины фиолетовые, справа верденомовые, у прочих 5 крест фиолетовый, углы вердепомовые. Древки черные.

ЧЕРНИГОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-л. П.П. Коновницын.

Командир полка — подполк. И.М. Ушаков.

Красные погоны с цифрой 3.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1798 г.: у одного крест белый, углы фиолетовые с селадоновым (светло-зеленым), слева верхние половинки фиолетовые, справа селадоновые, у прочих 5 крест фиолетовый, углы селадоновые. Древки черные.

13 апреля 1813 г. пожалованы Георгиевские знамена с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.». Знамена Георгиевского образца 1807 г., одно знамя белое, а у 5 крест зеленый, углы белые.

Того же числа пожалован за отличие Гренадерскiи бой.

Английские ружья.

Утеряны зимние панталоны.

ШИРВАНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. Ф.В. Зварыкин,

Командир полка — майор Н.А. Теплов.

Красные погоны с цифрой 24,

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в 1799 г.: у одного крест белый, углы пунцовые с диким (серо-синеватым), слева верхние половины пунцовые, справа дикие, у прочих 5 крест дикий, углы пунцовые. Древки белые.

Утеряны зимние панталоны.

ШЛИССЕЛЬБУРГСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — г.-л. П.К. Эссен 3-й.

Командир полка — полк. И.Б. Ререн 1-й.

 аз1555

Белые погоны с цифрой 8.

Имел Георгиевские знамена образца 1807 г. с надписью: «За взятiе у французовъ 2 июня 1807 г. подъ городомъ Фридландомъ одного знамя», пожалованные 18 июля 1808 г. Одно знамя белое, а прочие 5 прежней расцветки, т. е. крест розовый, углы светло-зеленые (по-старому «селадоновые»).

Английские ружья.

Ружья образца 1808 г.

ЭСТЛЯНДСКИЙ ПЕХОТНЫЙ

Шеф полка — г.-м. Б.Б. Гельфрейх.

Командир полка — подполк. К. Г. Ульрихсен.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 14.

Имел знамена поступивших на его сформирование в 1811 г. гарнизонных полков и батальонов: Ревельского, Перновского и Нарвского, т. е. образца 1800 г.: от 1-го и 2-го — крест черный, углы красные, а от 3-го — крест малиновый, углы белые.

Английские ружья.

Гарнизонные шинели.

ЯКУТСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. А.М. Селиверстов.

Командир полка — майор П.А. Угрюмов 2-й.

Темно-зеленые погоны с красной выпушкой, с цифрой 9.

Имел знамена образца 1803 г., пожалованные в 1807 г.: одно белое, а у 5 цветных
 крест зеленый, углы белые. Древки белые.

Английские ружья.

ЯРОСЛАВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ.

Шеф полка — полк. O.K. Соколовский.

Красные погоны с цифрой 10.

Имел знамена образца 1797 г., пожалованные в том же году: у одного крест белый, углы черные с малиновым (слева верхние половины черные, справа малиновые), у прочих 5 крест малиновый, углы белые с черным (слева верхние половины
 белые, справа черные). Древки палевые.

* * *

ЛЕГКАЯ ПЕХОТА

(2 Гвардейских полка, Гвардейский экипаж и 50 Егерских полков).

ЛЕЙБ-ГВАРДИИ ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — ген. от инф. кн. П.И. Багратион

Командир полка — полк. К.И. Бистром 3-й.

 аз1556

Оранжевые погоны.

Темно-зеленый с оранжевой выпушкой воротник.

У офицеров на воротнике и клапанах рукавов — золотые петлицы; эполеты с золотым полем.

У нижних чинов на воротнике и клапанах — петлицы из измайловского басона.

13 апреля 1813 г. пожалованы Георгиевские знамена с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи неприятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.». Пожаловано

3 знамени нового образца: крест желтый, верхние половины углов зеленые, нижние белые.

26 августа 1912 г. в списки полка зачислен кн. Багратион и 9-я рота полка названа 9-й генерала князя Багратиона ротой. Кроме того, в память отличий армейских егерей 1812 г. полку присвоен бывший «Егерский походъ» (на валторнах).

Ружья образца 1808 г. 25 ружей «за старанiе и искуство» (?).

ЛЕЙБ-ГВАРДИИ ФИНЛЯНДСКИЙ.

Командир полка — полк. К.М. Крыжановский.

 аз1557

Темно-зеленые воротник, лацканы.

Красные погоны и выпушки на воротнике и лацканах.

У офицеров на воротнике и клапанах рукавов — золотые петлицы; эполеты с золотым полем.

У нижних чинов на воротнике и клапанах — петлицы из измайловского басона.

13 апреля 1813 г. пожалованы Георгиевские знамена с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.». Пожаловано 3 знамени нового образца: крест желтый, верхние половины углов зеленые, нижние черные.

ГВАРДЕЙСКИЙ ЭКИПАЖ.

Командир экипажа — капитан 2-го ранга И.П. Карпов.

Имел обмундирование флотское, с отличиями, присвоенными Гвардии. Строевые нижние чины носили куртку, вроде мундира морских полков (т. е. темно-зеленую, с белыми выпушками по воротнику, обшлагам и обшлажным клапанам), но без фалд, с гвардейскими красными погонами без цифр, с желтыми басонными петлицами на воротнике и обшлажных клапанах и с желтым металлическим прибором. Брюки были широкие навыпуск, без краг, летом белого холста, зимой темно-зеленого сукна.

Кивер — Гвардейский пехотный, но орел особого рисунка, с якорями; репеек темно-зеленый, этишкет белый. Амуниция черная егерская, но на крышке сумы якорь; прочее, как у егерей. Кроме описанной строевой формы, была рабочая форма, состоявшая из матросских (иначе голландских) курток и панталон из белого тика с синими продольными полосками и черных шляп с полями. Покрой курток был такой же, как и у мундиров, но без погон. Нижние чины артиллерийской команды отличались воротником и обшлагами (черными вместо темно-зеленых), киверами (этишкеты и репеек красные, герб с пушками) и вооружением (вместо ружей тесаки). Офицеры имели мундир пехотного образца, тех же цветов, что в морских полках, но с шитьем особого рисунка на воротнике, обшлагах и обшлажных клапанах, общегвардейские золотые эполеты и полусабли особого образца. Кроме мундиров, имели вицмундиры, на которых вместо шитья были прямые золотые петлицы. Вне строя и не при парадной форме вместо полусабли носили кортики и вместо киверов шляпы без султанов. Панталоны были такого же покроя, как у матросов.

1-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-л. принц Август Гольштейн-Ольденбургский.

Командир полка — полк. М.И. Карпенков.

 аз1558

Желтые погоны с цифрой 11.

У офицеров на воротнике и клапанах рукавов — золотые петлицы.

Имел 2 Георгиевские трубы с надписью: «За отличiе въ течете кампанiи 1807 г. противъ французовъ», по жалованные 16 февраля 1808 г.

13 апреля 1813 г. пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отличiе». 3 апреля 1814 г. пожаловано звание Гренадерского, и полк назван 1-м гренадерским егерским (с 30 августа 1815 г. 1-м карабинерным). Ружья образца 1808 г.

Вечный шеф в память 1812 г.: 28 января 1833 г., при присоединении половины упраздненного карабинерного фельдмаршала Барклая полка (бывшего 3-го егерского) полк назван карабинерным генерал-фельдмаршала князя Барклая де Толли.

2-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. Ф.Е. Книппер.

Желтые погоны с цифрой 21.

3-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — ген. от инф. М.Б. Барклай де Толли.

Командир полка — полк. А.П. Турчанинов.

Желтые погоны с цифрой 6.

Имел 2 Георгиевские трубы с надписью: «За отличiе въ теченiи кампанiи 1807 г. противъ французовъ», пожалованные 1 апреля 1808 г.

Кроме того, имел Гренадерский бой, пожалованный 6 октября 1809 г. за отличие против шведов.

13 апреля 1814 г. пожаловано звание Гренадерского, и полк назван 3-м гренадерским егерским (с 30 августа 1815 г. 2-м карабинерным).

Английские ружья.

Вечный шеф в память 1812 г.: 17 августа 1826 г. назван карабинерным генерал-фельдмаршала князя Барклая де Толли,

4-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-л. К.Ф. Багговут.

Командир полка — полк. А. И. Федоров.

Желтые погоны с цифрой 4.

Имел 2 Георгиевские трубы с надписью: «За отличiе въ теченiе кампанiи 1807 г. противъ Французовъ», пожалованные 16 февраля 1808 г.

Кроме того, имел Гренадерский бой, пожалованный 6 октября 1809 г, за отличие против шведов.

Ружья образца 1808 г.

5-й ЕГЕРСКИЙ,

Шеф полка — полк. Ф.Х. Гогель.

Командир полка — подполк. М.А. Каврегин.

аз1559

Желтые погоны с цифрой 26.

Имел 2 Георгиевские трубы с надписью: «За отличiе въ теченiе кампанiи 1807 г. противъ Французовъ», пожалованные 16 февраля 1808 г.

Кроме того, имел Гренадерский бой, пожалованный 6 октября 1809 г. за отличие против шведов.

13 апреля 1813 г. пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отличiе».

Английские ружья.

6-й ЕГЕРСКИЙ.

Командир полка — полк. А.С. Глебов.

 аз1560

Желтые погоны с цифрой 12.

Имел 2 Георгиевские трубы (первые Георгиевские) с надписью: «За подвигъ при Шенграбене 4 ноября 1805 г. въ сраженiи 5/т. корпуса съ непрiятелемъ, состоявшемъ изъ 30/т.», пожалованные 13 июля 1806 г.

Кроме того, имел Гренадерский бой за сражение при Тортоне, пожалованный 16 июня 1799 г. (в бытность егерским г.-м. князя Багратиона полком),

Вечный шеф в память 1799 и 1812 гг.: 25 марта 1891 г. потомок 6-го егерского полка — Устюжский пехотный назван 104-м пехотным Устюжским генерала князя Багратиона.

«Очень храбрый. Был дважды переукомплектован во время Дунайской кампании».

7-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-л. И.В. Сабанеев.

Командир полка — подполк. А. О. Штегеман.

Желтые погоны с цифрой 8.

Имел 2 серебряные трубы с надписью: «За отличiе и храбрость при штурме и овладенiи непрiятельскимъ редутомъ 23 сентября 1811 г.», пожалованные 18 октября 1811 г.

Кроме того, имел Гренадерский бой за отличие в Италии, пожалованный 16 июля 1799 г.

«Хороший полк».

 аз1561

8-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. И.П. Белокопытов.

Командир полка — майор Г.Д. Слюняев.

Желтые погоны с цифрой 10.

3 апреля 1814 г. пожаловано звание Гренадерского, и полк назван 8-м гренадерским егерским (с 30 августа 1815 г. 3-м карабинерным).

9-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. Д.Т. Лисаневич.

Командир полка — майор Реут.

Желтые погоны с цифрой 20.

10-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. И.Д. Иванов.

Командир полка — подполк. М.Ф. Житков.

«Очень хороший полк».

11-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. А.И. Балла.

Командир полка — майор А.Х. Штемпель.

Желтые погоны с цифрой 7. Утеряны зимние панталоны.

12-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. С.Е. Гангеблов.

Командир полка — майор Е.П. Толмачев 2-й.

Желтые погоны с цифрой 13. Утеряны зимние панталоны.

13-й ЕГЕРСКИЙ,

Шеф полка — г.-м. кн. В.В. Вяземский.

Командир полка — полк. И.С. Велисаров.

Светло-синие погоны с цифрой 15.

14-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. А.И. Красовский.

Желтые погоны с цифрой 15.

13 апреля 1813 г. пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отличiе». 3 апреля 1814 г. пожаловано звание Гренадерского, и полк назван 14-м гренадерским егерским (с 30 августа 1815 г. 4-м карабинерным).

15-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. Ф.И. Печерский.

Командир полка — майор И.Ф. Малевинский.

Светло-синие погоны с цифрой 20.

16-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. М.М. Веревкин.

Командир полка — полк. И.Д. Курнатовский.

Желтые погоны с цифрой 19.

17-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. И.П. Живкович.

Светло-синие погоны с цифрой 19.

12 февраля 1816 г. пожаловано звание Карабинерного, и полк назван 7-м карабинерным.

18-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. Ф.П. Алексополь.

Командир полка — подполк. Х.И. Чистяков.

Желтые погоны с цифрой 23. Ружья образца 1808 г. Утеряны зимние панталоны.

19-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. Н.В. Вуич.

Командир полка — с 01.07.1812 майор П.И. Пригара 2-й.

аз1562Желтые погоны с цифрой 24.

19 ноября 1814 г. пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отличiе».

 

20-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. кн. И.Л. Шаховский.

Командир полка — подполк. И.Ф. Капустин.

Желтые погоны с цифрой 3.

Имел 2 серебряные трубы с надписью: «За отличiе въ кампанiи противъ французовъ», пожалованные 16 февраля 1808 г.

13 апреля 1813 г. пожалованы знаки на кивера с надписью: «За отличiе» (первому из всех полков) и того же числа пожалован за отличие Гренадерский бой.

Английские ружья.

Утеряны зимние панталоны.

21-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк, П.П. Платцов.

Командир полка — майор А.С. Степанов.

Светло-синие погоны с цифрой 3.

13 апреля 1813 г. пожалован за отличие Гренадерский бой.

Английские ружья

22-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. А.Я. Рудзевич.

Командир полка — подполк. Я. С. Атрахович.

Светло-синие погоны с цифрой 13.

23-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. Г.Н. Фролов. Командир полка — майор Бражников. Желтые погоны с цифрой 5. Ружья образца 1808 г.

24-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. Е.И. Властов.

Командир полка — подполк. Сомов.

аз1563

Светло-синие погоны с цифрой 5.

13 апреля 1813 г. пожалованы 2 серебряные трубы с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи неприятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.».

Ружья образца 1808 г.

25-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. С.В. Денисьев.

Командир полка — майор М.М. Ветошкин.

Желтые погоны с цифрой 14.

13 апреля 1813 г. пожалованы 2 серебряные трубы с надписью: «За отлитое при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.». Английские ружья.

26-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. Л.О. Рот.

Светло-синие погоны с цифрой 14.

13 апреля 1813 г. пожалованы 2 серебряные трубы с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.».

3 апреля 1814 г. пожаловано звание Гренадерского, и полк назван 26-м гренадерским егерским (с 30 августа 1815 г. 5-м карабинерным).

Английские ружья.

27-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. Ф.И. Пантениус.

Командир полка — полк. И.И. Бакуринский.

Желтые погоны с цифрой 16.

«Храбрый, Был 2 раза переукомплектован во время войны против турок. Офицеры храбры, но известны своим пьянством».

28-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. П.Я. Корнилов 1-й.Командир полка — подполк. Ф.С. Тандельфельд.

 аз1564

Желтые погоны с цифрой 18.

5 января 1815 г. пожалованы 2 Георгиевские трубы с надписью: «За оказанное отличiе въ сраженiяхъ бывшихъ подъ Городечном, Кенигсвартом, Бауценом и подъ Брiенномъ».

25 апреля того же года вторично пожалованы трубы, ввиду чего надпись изменена: «За сраженiя подъ Городечномъ, въ Силезiи, подъ Брiеннъ-Ле-Шато и при селенiи Ла-Ротьеръ».

29-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. И.Н. Дурново.

Командир полка — подполк. П.О. Пригара.

Желтые погоны с цифрой 22.

3 апреля 1814 г. пожаловано звание Гренадерского, и полк назван 29-м гренадерским егерским (с 30 августа 1815 г. 6-м карабинерным).

30-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. К.В. Забелин.

Желтые погоны с цифрой 17. Ружья образца 1808 г.

31-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. А.И. Ведемейер 2-й.

Командир полка — майор И.П. Разницын.

Желтые погоны с цифрой 25. Шведские переделанные ружья.

32-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. В.Д. Мещеринов.

Светло-синие погоны с цифрой 18.

5 января 1815 г. пожалованы 2 Георгиевские трубы с надписью: «За оказанное отличiе въ сраженiяхъ подъ Городечномъ, Кенигсвартом, Бауценомъ въ Силезiи и подъ Брiенномъ».

25 апреля того же года вторично пожалованы трубы, ввиду чего надпись изменена: «За сраженiя подъ Городечномъ, въ Силезiи, подъ Брiенъ-Ле-Шато и при селенiи Ла-Ротьеръ».

33-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. А.И. Бистром.Командир полка — майор Х.Л. Бреверн.

 аз1565

Светло-синие погоны с цифрой 11. Ружья образца 1808 г. Пехотная (белая) амуниция.

34-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. Е.М. Пиллар.

Светло-синие погоны с цифрой 4. Ружья образца 1808 г. Пехотная (белая) амуниция.

35-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. П. Б. Нилу с 1-й.

Командир полка — майор П.И. Мельгунов 1-й.

Светло-синие погоны с цифрой 6. Ружья образца 1808 г. Пехотная (белая) амуниция.

36-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. М.И. Левицкий.

Командир полка — полк. П.Я. Алексеев.

Светло-синие погоны с цифрой 7. Английские ружья. Пехотная (белая) амуниция.

37-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. Н.И. Сутов.

Командир полка — подполк. П. И. де Сен-Лоран

Светло-синие погоны с цифрой 8.

Английские ружья.

Пехотная (белая) амуниция.

38-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. Е.Е. Удом

Светло-синие погоны с цифрой 9. Ружья образца 1808 г.

39-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. М.Ф. Ахлестышев.

Командир полка — полк. А.И. Левиз.

Светло-синие погоны с цифрой 10. Ружья образца 1808 г.

40-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк.Ф.В. Сазонов 2-й.Командир полка — подполк. П. С. Букинский 2-й.

 аз1566

 

Светло-синие погоны с цифрой 24. Английские ружья. Пехотная (белая) амуниция.

41-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. И. И. Палицын.

Светло-синие погоны с цифрой 12.

Имел Гренадерский бой за сражение при г. Тортоне, пожалованный 16 июля 1799 г., в бытность мушкетерским полком г.-м. Мансурова 2-го (Орловским). Пехотная (белая) амуниция.

42-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-л. П.П. Пушин.

Командир полка — подполк. Е.И. Синенков. Светло-синие погоны с цифрой 26. Пехотная (белая) амуниция.

43-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. С.Я. Репинский.

Командир полка — полк. В.Н. Ергольский.

Светло-синие погоны с цифрой 16.

«(бывший Новгородский мушкетерский). Этот полк, называвшийся Новгородским во время кампании 1805-го, плохо проявил себя в сражении при Аустерлице, где он потерям свои знамена; два его фузилерных батальона обратились в бегство.

Император отдал приказ по армии, чтобы солдаты этого полка не носили больше сабель, а офицеры — темляков, отметив, что в течение 40 лет полк не будет избавлен от этого наказания и ранее потерянные знамена не будут ему заменены.

После того как он отличился против турок, Император помиловал этот полк и переименовал его в 43-й егерский».

44-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. А.К. Ридингер.

 аз1567

Светло-синие погоны с цифрой 21. 19 ноября 1814 г. пожалован знак на кивера, с надписью: «За отличiе».

Пехотная (белая) амуниция.

45-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — г.-м. С.Ф. Желтухин 1-й.

Командир полка — под полк. И. Л. Велентий.

Светло-синие погоны с цифрой 22. Пехотная (белая) амуниция.

46-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. К.К. фон Краббе.

Командир полка — подполк. В.Г. Згорел

Светло-синие погоны с цифрой 20.

Ружья образца 1808 г.

47-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. Ф.Ф. Экельн.

Командир полка — подполк. И.И. Сутгоф

Светло-синие погоны с цифрой 25.

Гарнизонные шинели.

48-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. Я.А. Потемкин.

Светло-синие погоны с цифрой 17.

13 апреля 1813 г. пожалованы 2 серебряные трубы с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.».

Ружья образца 1808 г.

Гарнизонные шинели.

Пехотная (белая) амуниция.

49-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. А.С. Кологривов.

Желтые погоны с цифрой 27.

13 апреля 1813 г. пожалованы серебряные трубы с надписью: «За отличiе при
 пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.».

25 апреля 1815 г. вторично пожалованы трубы, почему и надпись добавлена: «въ сражешяхъ при Брiеннъ-Ле-Шато и селенiи Ларотьеръ».

3 мая 1814 г. пожалован знак на кивера с надписью: «За отличiе».

50-й ЕГЕРСКИЙ.

Шеф полка — полк. Н.Г. Назимов.

Светло-синие погоны с цифрой 27.

13 апреля 1813 г. пожалованы 2 серебряные трубы с надписью: «За отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи 1812 г.».

РАСПИСАНИЕ ПЕХОТНЫХ ЧАСТЕЙ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ РУССКОЙ АРМИИ, ПРИНЯВШИХ УЧАСТИЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 г.

Июнь 1812 г.

1-я ЗАПАДНАЯ АРМИЯ

генерал от инфантерии М.Б. Барклай де Толли

1-й пехотный корпус, г.-л. гр. П.Х. Витгенштейн

28 батальонов, 16 эскадронов, 3 казачьих полка, 120 орудий

5-я пехотная дивизия, г.-м. Г.М. Берг, 14 батальонов, 36 орудий

 аз1568

1-я бригада, г.-м. К.Ф. Казачковский, 4 батальона

Севский пехотный полк

Калужский пехотный полк

2-я бригада, г.-м. кн. А.В. Сибирский, 4 батальона

Пермский пехотный полк

Могилевский пехотный полк

3-я бригада, полк. П.Н. Фролов, 4 батальона

23-й егерский полк

24-й егерский полк

Сводно-гренадерские батальоны, 2 батальона

5-я полевая артиллерийская бригада, 5-я батарейная рота, 9-я и 10-я легкие роты

14-я пехотная дивизия, г.-м. И.Т. Сазонов, 14 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, полк. В.И. Гарпе, 4 батальона

Тульский пехотный полк

Навагинский пехотный полк

2-я бригада, г.-м. Б.Б. Гельфрейх, 4 батальона

Эстляндский пехотный полк

Тенгинский пехотный полк

3-я бригада, полк. С.В. Денисьев, 4 батальона

25-й егерский полк

26-й егерский полк

Сводно-гренадерские батальоны, 2 батальона

14-я полевая артиллерийская бригада,

14-я батарейная рота

26-я и 27-я легкие роты

2-й пехотный корпус, г.-л. К.Ф. Багговут 24 батальона, 8 эскадронов, 78 орудий

4-я пехотная дивизия, г.-м. принц Евгений Вюртембергский, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, полк. Д. И. Пышницкий, 4 батальона

Кременчугский пехотный полк

Минский пехотный полк

2-я бригада, г.-м. И. П. Росс и, 4 батальона

Тобольский пехотный полк

Волынский пехотный полк

3-я бригада, полк. Е.М. Пиллар, 4 батальона

4-й егерский полк

34-й егерский полк

4-я полевая артиллерийская бригада,

4-я батарейная рота

7-я и 8-я легкие роты

17-я пехотная дивизия, г.-л. З.Д. Олсуфьев 3-й, 12 батальонов, 36 орудий

 аз1569

1-я бригада, г.-м. И.С. Алексеев, 4 батальона

Рязанский пехотный полк

Белозерский пехотный полк

2-я бригада, г.-м. П.А. Тучков 3-й, 4 батальона

Вильманстрандский пехотный полк

Брестский пехотный полк

3-я бригада, полк. Я.А. Потемкин, 4 батальона

30-й егерский полк

48-й егерский полк

17-я полевая артиллерийская бригада

17-я батарейная рота

32-я и 33-я легкие роты

3-й пехотный корпус, г.-л. Н.А. Тучков 1-й, 26 батальонов, 2 казачьих полка, 84 орудия

1-я гренадерская дивизия, г.-м. гр. П.А. Строганов, 14 батальонов, 36 орудий

 аз1570

1-я бригада, полк. П.Ф. Желтухин 2-й, 4 батальона Лейб-гренадерский полк гренадерский Графа Аракчеева полк

2-я бригада, г.-м. А.И. Цвиленев, 4 батальона Павловский гренадерский полк Екатеринославский гренадерский полк

3-я бригада, г.-м. Б.Б. Фок 1-й, 4 батальона С.-Петербургский гренадерский полк Таврический гренадерский полк

Сводно-гренадерские батальоны 3-й пехотной дивизии, 2 батальона

1-я полевая артиллерийская бригада, 1-я батарейная рота 1-я и 2-я легкие роты

3-я пехотная дивизия, г.-л. П.П. Коновницын, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, г.-м. А.А.Тучков 4-й, 4 батальона

Ревельский пехотный полк

Муромский пехотный полк

2-я бригада, под полк. И.М. Ушаков, 4 батальона

Копорский пехотный полк (с 25.07 — Селенгинский пехотный полк)

Черниговский пехотный полк

3-я бригада, г.-м. кн. И.Л. Шаховской, 4 батальона

 аз1571

20-й егерский полк

21-й егерский полк

3-я полевая артиллерийская бригада

3-я батарейная рота

5-я и 6-я легкие роты

4-й пехотный корпус, г.-л. гр. П.А. Шувалов

25 батальонов, 8 эскадронов, 78 орудий

11-я пехотная дивизия, г.-м. Н.Н. Бахметьев 1-й, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, г.-м. П.Н. Чоглоков, 4 батальона

Кексгольмский пехотный полк

Перновский пехотный полк

2-я бригада, г.-м. П.А. Филисов, 4 батальона

Полоцкий пехотный полк

Елецкий пехотный полк

3-я бригада, полк. А.И. Бистром 2-й, 4 батальона

1-й егерский полк

33-й егерский полк

11-я полевая артиллерийская бригада,

2-я батарейная рота

3-я и 4-я легкие роты

23-я пехотная дивизия, г.-м. А.Н. Бахметьев 3-й, 13 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, г.-м. М.М. Окулов, 4 батальона

Рыльский пехотный полк

Екатеринбургский пехотный полк

2-я бригада, г.-м. Ф.П. Алексополь, 4 батальона

Селенгинский пехотный полк (с 25.07 — Копорский пехотный полк)

18-й егерский полк

2-я сводно-гренадерская бригада, полк. А.И. Ефимович, 5 батальонов

сводно-гренадерские батальоны 11-й, 17-й, 23-й пехотных дивизий

23-я полевая артиллерийская бригада

23-я батарейная рота

43-я и 44-я легкие роты

5-й пехотный резервный корпус, цесаревич Константин Павлович

23 батальона, 20 эскадронов, 74 орудия

Гвардейская пехотная дивизия, г.-м, А.П. Ермолов, 19 батальонов, 50 орудий

1-я бригада, г.-м. бар. Г.В. Розен 2-й, 6 батальонов

 аз1572

Лейб-гвардии Преображенский полк

Лейб-гвардии Семеновский полк

2-я бригада, полк. М.Е. Храповицкий, 6 батальонов

Лейб-гвардии Измайловский полк

Лейб-гвардии Литовский полк

3-я бригада, полк. К.И. Бистром 1-й, 7 батальонов

Лейб-гвардии Финляндский полк

Лейб-гвардии Егерский полк

Гвардейский экипаж

1-я сводно-гренадерская бригада, полк, Г.М. Кантакузен, 4 батальона

сводно-гренадерские батальоны 1-й гренадерской и 4-й пехотной дивизий

Лейб-гвардии пешая артиллерийская бригада

1-я и 2-я батарейные роты

1-я и 2-я легкие роты

Артиллерийская команда Гвардейского экипажа

6-й пехотный корпус, ген. от инф. Д.С. Дохтуров

24 батальона, 8 эскадронов, 84 орудия

 аз1573

7-я пехотная дивизия, г.-л. Н.М. Капцевич, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, полк. Д.П. Ляпунов, 4 батальона

Псковский пехотный полк

Московский пехотный полк

2-я бригада, полк. А.И. Айгустов, 4 батальона

Либавский пехотный полк

Софийский пехотный полк

3-я бригада, г.-м. А.И. Балла, 4 батальона

11-й егерский полк

36-й егерский полк

7-я полевая артиллерийская бригада 7-я батарейная рота 12-я и 13-я легкие роты

24-я пехотная дивизия, г.-м. П.Г. Лихачев, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, г.-м. И.Д. Цыбульский, 4 батальона

Уфимский пехотный полк

Ширванский пехотный полк

2-я бригада, полк, П.В. Денисьев, 4 батальона

Бутырский пехотный полк

Томский пехотный полк

3-я бригада, полк. Н.В. Вуич, 4 батальона

19-й егерский полк

40-й егерский полк

24-я полевая артиллерийская бригада

24-я батарейная рота

45-я и 46-я легкие роты

 аз1574

2-Я ЗАПАДНАЯ АРМИЯ

генерал от инфантерии кн. П.И. Багратион

7-й пехотный корпус, г.-л, Н.Н. Раевский 24 батальона, 8 эскадронов, 84 орудия

26-я пехотная дивизия, г.-м. И.Ф. Паскевич, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, полк. А.И. Липгарт, 4 батальона

Ладожский пехотный полк

Полтавский пехотный полк

2-я бригада, полк. Н.Ф. Ладыженский, 4 батальона

Нижегородский пехотный полк

Орловский пехотный полк

3-я бригада, полк. Ф.Г. Гогель, 4 батальона

5-й егерский полк

42-й егерский полк

26-я полевая артиллерийская бригада

26-я батарейная рота

47-я и 48-я легкие роты

12-я пехотная дивизия, г.-м. П.М Колюбакин, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, полк. М.Н. Рылеев 1-й, 4 батальона

Смоленский пехотный полк

Нарвский пехотный полк

2-я бригада, полк. К.К. Панцербитер, 4 батальона

Алексопольский пехотный полк

Новоингерманландский пехотный полк

3-я бригада, г.-м. И.И. Палицын, 4 батальона

6-й егерский полк

41-й егерский полк

12-я полевая артиллерийская бригада

12-я батарейная рота

22-я и 23-я легкие роты

 аз1575

8-й пехотный корпус, г.-л. М.М. Бороздин 1-й

22 батальона, 20 эскадронов, 60 орудий

2-я гренадерская дивизия, г.-м. принц Карл Мекленбургский, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, полк. И.Я. Шатилов, 4 батальона

Киевский гренадерский полк

Московский гренадерский полк

2-я бригада, полк. И.Ф. Буксгевден, 4 батальона

Астраханский гренадерский полк

Фанагорийский гренадерский полк

3-я бригада, полк. В.А. Гессе, 4 батальона

Сибирский гренадерский полк

Малороссийский гренадерский полк

2-я полевая артиллерийская бригада

11-я батарейная рота

20-я и 21 -я легкие роты

2-я сводно-гренадерская дивизия, г.-м, гр. М.С. Воронцов, 10 батальонов, 24 орудия сводно-гренадерские батальоны 2-й гренадерской, 7, 12, 24 и 26-й пехотных дивизий, позднее присоединено 2 батальона 27-й пехотной дивизии

3-я резервная артиллерийская бригада 31-я и 32-я батарейные роты

27-я пехотная дивизия, г.-м. Д.П. Неверовский, 14 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, полк. М.Ф. Ставицкий 2-й, 4 батальона

Одесский пехотный полк

Тарнопольский пехотный полк

2-я бригада, полк. А.Я. Княжнин 1-й, 4 батальона Виленский пехотный полк Симбирский пехотный полк

3-я бригада, полк. А.В. Воейков, 4 батальона 49-й егерский полк 50-й егерский полк

Сводно-гренадерские батальоны, 2 батальона (позднее присоединены к 2-й сводно-гренадерской дивизии)

27-я полевая артиллерийская бригада

49-я батарейная рота

53-я и 54-я легкие роты

 аз1576

3-я ОБСЕРВАЦИОННАЯ РЕЗЕРВНАЯ АРМИЯ

генерал от кавалерии А.Л. Тормасов

Корпус ген. от инф. С.М. Каменского

18 батальонов, 8 эскадронов, 48 орудий

18-я пехотная дивизия, г.-м. кн. А.Г Щербатов, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, г.-м. П.Е. Бенардос 2-й, 4 батальона

Владимирский пехотный полк Тамбовский пехотный полк

2-я бригада, г.-м. кн. Н.Н. Хованский, 4 батальона

Костромской пехотный полк Днепровский пехотный полк

3-я бригада, г.-м. В.Д. Мещеринов, 4 батальона

28-й егерский полк 32-й егерский полк

Сводно-гренадерская бригада, 6 батальонов

сводно-гренадерские батальоны 9, 15 и 18-й пехотных дивизий

18-я полевая артиллерийская бригада

18-я батарейная рота 34-я и 35-я легкие роты

Корпус г.-л. Е.М. Маркова

24 батальона, 8 эскадронов, 84 орудия

15-я пехотная дивизия, r.-м. Ф.В. Назимов, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, г.-м. Ф.Ф. Падейский, 4 батальона

Козловский пехотный полк

Колыванский пехотный полк

2-я бригада, подполк. Ф.И. Ушаков, 4 батальона

Куринский пехотный полк

Витебский пехотный полк

3-я бригада, г.-м. кн. В.В. Вяземский, 4 батальона

13-й егерский полк

14-й егерский полк

15-я полевая артиллерийская бригада

15-я батарейная рота

28-я и 29-я легкие роты

9-я пехотная дивизия, г.-м. Е.Е. Удом 2-й, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, полк. A.M. Селиверстов, 4 батальона

Нашебургский пехотный полк

Якутский пехотный полк

2-я бригада, полк. А.А. Рейхель, 4 батальона

Апшеронский пехотный полк

Ряжский пехотный полк

3-я бригада, полк. И.Д. Иванов, 4 батальона

10-й егерский полк

38-й егерский полк

9-я полевая артиллерийская бригада

9-я батарейная рота

16-я и 17-я легкие роты

Корпус г.-л. бар. Ф.В. Остен-Сакена

18 батальонов, 24 эскадрона, 24 орудия

Пехота г.-м. М.М. Сорокин, 18 батальонов запасные батальоны 9,15 и 18-й пехотных дивизий

ДУНАЙСКАЯ АРМИЯ

адмирал И.З. Чичагов

1-й корпус, ген. от инф. гр. А.Ф. Ланжерон 12 батальонов, 10 эскадронов, 3 казачьих полка

22-я пехотная дивизия, г.-м, С.Л. Тучков 2-й, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, г.-м. МЛ. Шкапский, 5 батальонов

Вятский пехотный полк

Старооскольский пехотный полк

2-я бригада, 2 батальона (Олонецкий пехотный полк — в составе резерва)

Выборгский пехотный полк

3-я бригада, полк. И.Н. Дурново, 5 батальонов

29-й егерский полк

45-й егерский полк

22-я полевая артиллерийская бригада

22-я батарейная рота

41-я и 42-я легкие роты

2-й корпус, г.-л. П.К. Эссен

12 батальонов, 10 эскадронов, 2 казачьих полка

8-я пехотная дивизия, г.-л. П.К. Эссен, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, полк. В.Н. Шеншин 2-й, 4 батальона

Архангелогородский пехотный полк

Украинский пехотный полк

2-я бригада, г.-м. Г.Г. Энгельгардт, 5 батальонов

Шлиссельбургский пехотный полк

Староингерманландский пехотный полк

3-я бригада, 3 батальона (7-й егерский полк — в составе резерва)

37-й егерский полк

8-я полевая артиллерийская бригада

8-я батарейная рота

14-я и 15-я легкие роты

 аз1577

3-й корпус, г.-л. А.Л. Воинов

12 батальонов, 15 эскадронов, 3 казачьих полка

10-я пехотная дивизия, г.-м. гр. И.А. Ливен 3-й, 12 батальонов, 36 орудий

1-я бригада, полк. А.П. Засс 2-й, 6 батальонов

Белостокский пехотный полк Крымский пехотный полк

2-й бригада, 2 батальона (Ярославский пехотный полк — в составе резерва) Курский пехотный полк

3-я бригада, полк. И.П. Белокопытов, 4 батальона

8-й егерский полк

39-й егерский полк

10-я полевая артиллерийская бригада

10-я батарейная рота

18-я и 19-я легкие роты

4-й корпус, г.-л. А.П. Засс

6 батальонов, 25 эскадронов, 2 казачьих полка

16-я пехотная дивизия, г.-м. МЛ, Булатов, б батальонов, 36 орудий (Нейшлотскии пехотный, 27-й и 43-й егерские полки, 30-я легкая рота — в составе отряда г.-м, Н.И Лидерса в Сербии)

1-я бригада, 2 батальона Охотский пехотный полк

2-я бригада, г.-м. Т.И. Збиевский, 4 батальона Камчатский пехотный полк Мингрельский пехотный полк

16-я полевая артиллерийская бригада

16-я батарейная рота 31-я легкая рота

Резерв, г.-л. И.В. Сабанеев

9 батальонов, 10 эскадронов, 1 казачий полк

Олонецкий пехотный полк

Ярославский пехотный полк

7-й егерский полк

Рижский корпус, г.-л. И.Н. Эссен 1-й

42 батальона

30-я пехотная дивизия, 12 батальонов

запасные батальоны полков 4-й и 14-й пехотных дивизий

31-я пехотная дивизия, 12 батальонов

запасные батальоны полков 5-й и 17-й пехотных дивизий

39-я пехотная дивизия, 12 батальонов

резервные батальоны полков 14-й и 25-й пехотных дивизий

40-я пехотная дивизия (часть), 6 батальонов

резервные батальоны полков 5-й пехотной дивизии

Финляндский корпус, г.-л. Ф.Ф. Штейнгель

32 батальона, 8 эскадронов, 3 казачьих полка, 102 орудия

6-я пехотная дивизия (часть), г.-м. В.С. Рахманов, 8 батальонов, 24 орудия

1-я бригада, г.-м. Е.С. Горбунцов, 4 батальона

Брянский пехотный полк

Низовский пехотный полк

3-я бригада, полк. М.Л. Трескин, 4 батальона

Азовский пехотный полк

3-й егерский полк

6-я полевая артиллерийская бригада

6-я батарейная рота

11-я легкая рота

21-я пехотная дивизия, г.-м. Н.И. Демидов, 12 батальонов, 24 орудия

1-я бригада, полк. А.Т. Маелов, 4 батальона

Петровский пехотный полк Подольский пехотный полк

2-я бригада, полк. бар. Ф.Ф. Розен 4-й, 4 батальона

Невский пехотный полк Литовский пехотный полк

3-я бригада, полк, Ф.Е. Книпер, 4 батальона

2-й егерский полк

44-й егерский полк

21-я полевая артиллерийская бригада

21-я батарейная рота

40-я легкая рота

25-я пехотная дивизия, г.-м. П.Я. Башуцкий, 12 батальонов, 30 орудий

1-я бригада, полк. А.Э. Пейкер, 4 батальона

1-й морской полк

2-й морской полк

2-я бригада, полк. М.Ф. Наумов, 4 батальона

3-й морской полк

Воронежский пехотный полк

3-я бригада, полк. А.И. Ведемейер 2-й, 4 батальона

31-й егерский полк

47-й егерский полк

25-я полевая артиллерийская бригада

25-я батарейная рота

3 морские полуроты

Отряд в Сербии, г.-м. Н.И. Лидере

9 батальонов, 10 эскадронов, 2 казачьих полка, 24 орудия

Нейшлотский пехотный полк,

3-я бригада 16-й пехотной дивизии, г.-м. С.Я. Репнинский, 6 батальонов

27-й егерский полк

43-й егерский полк

30-я легкая артиллерийская рота

 аз1578

Резервные корпуса

1-й резервный корпус, ген.-ад. бар. Е.И. Меллер-Закомельский

28 батальонов, 33 эскадрона

32-я пехотная дивизия, г.-м. А.Ю. Гамен, 16 батальонов

запасные батальоны полков 1-й гренадерский, 11-й и 23-й пехотных дивизий

33-я пехотная дивизия, г.-м. И.А. Вельяминов, 12 батальонов

запасные батальоны полков 3-й и 7-й пехотных дивизий

2-й резервный корпус, г.-л. Ф.Ф. Эртель

18 батальонов, 4 эскадрона, 3 казачьих

полка

Пехота, г.-м. А.В. Запольский, 18 батальонов

запасные батальоны полков 2-й гренадерский, 12-й и 27-й пехотных дивизий

Калужский резервный корпус, ген.
от инф. М.А. Милорадович

42 батальона, 18 эскадронов

42-я пехотная дивизия (часть), 6 батальонов

резервные батальоны полков 7-й пехотной дивизии

43-я пехотная дивизия, полк. А.А. Лопухин, 12 батальонов

резервные батальоны полков 18-й и 24-й пехотных дивизий

44-я пехотная дивизия, полк. А.А. Зайцов, 12 батальонов

резервные батальоны полков 12-й и 26-й пехотных дивизий

45-я пехотная дивизия, подполк. Никитин, 12 батальонов

резервные батальоны полков 9-й и 15-й пехотных дивизий

 аз1579

Смоленский резервный корпус, ген.-ад. бар. Ф.Ф. Винцингероде

24 батальона, 12 эскадронов, 96 орудий

40-я пехотная дивизия (часть), 6 батальонов

резервные батальоны полков 4-й пехотной дивизии

41-я пехотная дивизия, полк. А.С. Жемчужников, 12 батальонов

резервные батальоны полков 3-й и 17-й пехотных дивизий

42-я пехотная дивизия (часть), 6 батальонов

резервные батальоны полков 11-й и 23-й пехотных дивизий

РОСПИСЬ ПОЛКАМ ТЯЖЕЛОЙ ПЕХОТЫ ПО СТАРШИНСТВУ ВРЕМЕНИ ИХ СФОРМИРОВАНИЯ.

(печатается по росписи за апрель 1812 г.; РГВИА, Ф.1, Оп.1, Д.2447. Ч.1. ЛЛ. 303-305)

Гренадерские полки

1.Лейб

2. Киевский

3. Сибирский

4. Таврический

5. Екатеринославский

6. Малороссийский

7. Московский

8. Фанагорийский

9. Астраханский

10. Санкт-Петербургский

11. Херсонский

12. Грузинский

13. Павловский

14. Графа Аракчеева

 аз1580

Пехотные полки

1. Черниговский

2. Псковский

3. Казанский

4. Пермский

5. Московский

6. Рязанский

7. Кексгольмский

8. Муромский

9. Архангелогородский

10. Азовский

11. Смоленский

12. Нижегородский

13. Троицкий

14. Шлиссельбургский

15. Выборгский

16. Владимирский

17. Суздальский

18. Вятский

19. Староингерманландский

20. Ярославский

21. Тобольский

22. Нарвский

23. Белозерский

24. Углицкий

25. Невский

26. Ладожский

27. Нашебургский

28. Низовский

29. Апшеронский

30. Тифлисский

31. Кабардинский

32. Ширванский

33. Витебский

34. Алексопольский

35. Елецкий

36. Севский

37. Ряжский

38. Белевский

39. Курский

40. Старооскольский

41. Тамбовский

42. Тульский

43. Полоцкий

44. Днепровский

45. Ревельский

46. Севастопольский

47. Козловский

48. Новоингерманландскии

49. Бутырский

50. Уфимский

51. Рыльский

52. Екатеринбургский

53. Селенгинский

54. Томский

55. Тенгинский

56. Навагинский

57. Олонецкий

58. Колыванский

59. Полтавский

60. Украинский

61. Куринский

62. Петровский

63. Копорский

64. Волынский

65. Крымский

66. Вологодский

67. Могилевский

68. Калужский

69. Костромской

70. Брестский

71. Кременчугский

72. Минский

73. Нейшлотский

74. Якутский

75. Охотский

76. Камчатский

77. Мингрельский

78. Вильманстрандскии

79. Либавский

80. Перновский

81. Белостокский

82. Воронежский

83. Брянский

84. Литовский

85. Подольский

86. Эстляндский

87. Орловский

88. Великолуцкий

89. Саратовский

90. Галицкий

91. Пензенский

92. Софийский

93. Одесский

94. Виленский

95. Тарнопольский

96. Симбирский

 

 

Список использованных источников и литературы

Источники из фондов РГВИА

1. Ф.1. Оп.1. Д.1904.

2. Ф.1. Оп.1. Д.2019.

3. Ф.1. Оп. 1. Д.2382.

4. Ф.1. Оп. 1. Д.2436.

5. Ф.1. Оп. 1. Д.2442.

6. Ф.1. Оп. 1. Д.2731.

7. Ф.12. Оп. 11. Д.4935.

8. Ф.12. Оп.11. Д.5095.

9. Ф.25. Оп.1/110. Д.3712.

10. Ф.31. Оп.3/129. Д.60.

11. Ф.31. Оп. 3/129. Д.72.

12. Ф.103. Оп.3. Д.64.

13. Ф.103. Оп.3. Д.842.

14. Ф.396. Оп. 1. Д.32.

15. Ф.396. Оп. 4. Д.1.

16. Ф.396. Оп. 4. Д.5.

17. Ф.396. Оп. 4. Д.12.

18. Ф.396. Оп. 4. Д.16.

19. Ф.396. Оп. 4. Д.21.

20. Ф.396. Оп. 4. Д.275.

21. Ф.9194. Оп. 7/189а.св.2. Д.6.

22. Ф.14209. Оп.2/163а.св.2. Д.1.

23. Ф.14209. Оп.3/1636.св.37. Д.З.

24. Ф.14209. Оп.6/166.св.25. Д.1Ю.

25. Ф.14209. Оп.2/163а.Св.2. Д.1.

26. Ф.2703. Оп.4/171.св.28. Д.1.

27. Ф.2703. Оп.4/171.Св.28. Д.2.Ч.3.

28. Ф.ВУА. Д.488.

29. Ф.ВУА. Д.16711.

30. Ф.ВУА. Д.16821.

31. Ф.ВУА. Д.17812

Литература

32. 1812 год. Военные дневники. М., 1990.

33. Аглаимов С.П. Отечественная война 1812 г. Исторические материалы Лейб-Гвардии Семеновского полка. Полтава, 1912 г.

34. Афанасьев В. Павловцы на Бородинском поле 26 августа 1812 г. М., 1912.

35. Багратион П.И. Сборник документов. М“ 1945.

36. Богуславский Л.А. История Апшеронского полка. 1700— 1892. Т. 1—2. СПб., 1892.

37. Бой под Красным. Издание Императорской Главной квартиры. СПб., 1912.

38. Бой при редуте Шевардинском 24-го августа 1812 года. СПб., 1839.

39. Бородино. Документальная хроника. М., 2004.

40. Бородино. Документы, письма, воспоминания. М“ 1962.

41. Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 года, собранные и изданные П.И.Щукиным. Ч. 3. М., 1898.

42. Бумага, относящиеся до Отечественной войны 1812 года, собранные и изданные П.И.Щукиным. Ч. 7. М., 1903.

43. Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 года, собранные и изданные П.И.Щукиным. Ч. 9. М., 1905.

44. Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 года, собранные и изданные П.И.Щукиным. Ч. 10. М., 1908.

45. Бургонъ Адриен-Жан-Батист. Мемуары. М., 2003.

46. Бутурлин Д. История нашествия императора Наполеона на Россию в 1812 году: с официальных документов и других достоверных бумаг российского и французского генерал-штабов. Ч. 1. СПб., 1837.

47. Валькович A.M., Васильев А.А. Агент не ошибся. //Альманах исторических сенсаций. М.,1993.

48. Васильев А.А. Сражение при Малоярославце 12/24 октября 1812 года. Малоярославец. 2002.

49. Васильев И.Н. Несколько громких ударов по хвосту тигра. Операция на р. Березине осенью 1812 г. или реабилитация адмирала Чичагова. М., 2001.

50. Взятие Вереи. Издание Императорской Главной квартиры. СПб., 1912.

51. Вильсон Р.-Т. Дневник и письма 1812-1813. СПб., 1995.

52. Виртембергский Е. Воспоминания герцога Евгения Виртембергского о кампании 1812 года в России, служащая объяснительным дополнением ко многим вышедшим об этом предмете сочинениям. // Военный журнал, № 3.

53. Военский К.А. Отечественная война 1812 года в записках современников. // Материалы ВУА. СПб., 1911.

54. Воинский устав о пехотной службе. СПб., 1812.

55. Воинский устав о пехотной службе. СПб., 1816.

56. Воронов П.Н., Бутовский В.Д. История Лейб-гвардии Павловского полка. [1726-1875]. СПб., 1890.

57. Вороновский В.М. Отечественная война 1812 г. В пределах Смоленской губернии. СПб., 1912.

58. Воспоминания генерала Колчаковского о походе 1812 года. Военский К. Исторические очерки и статьи, относящиеся к 1812 году. Спб., 1912.

59. Габаев Г.С. Краткий очерк развития образца русских знамен и штандартов в XIX веке // ЖИРВИО, 1911. Кн. 4.

60. Габаев Г.С. Роспись Русским полкам 1812 года. Киев, 1912.

61. Генерал Багратион. Сборник документов и материалов. М., 1945.

62. Глинка Ф.Н. Письма русского офицера. М., 1990.

63. Глиноецкий Н. Исторический очерк развития офицерских чинов и системы чинопроизводства в русской армии // ВС, 1887, № 4.

64. Годунов В.И. Ревельцы в Отечественной войне 1812 г. Ревель, 1912.

65. Голицын Н.Б. Очерки военных сцен 1812-1814. //РА,

1884.Кн.2. № 3.

66. Гольмдорф М. Материалы для истории бывшего Дворянского полка до переименования его в Константиновское военное училище. 1807—1859. СПб., 1882.

67. Граббе П.Х. Из записок П.Х. Граббе //Бородино в воспоминаниях современников. Спб., 2001.

68. Грачев В.И. Двенадцатый год. Смоленск и его губерния в 1812 году. Смоленск, 1912.

69. Гулевич С.А. История 93-го пехотного Иркутского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Павловича полка с 1785 по 1913 год. СПб., 1914.

70. Гулевич С.А. История Лейб-Гвардии Финляндского полка. 1806-1906 гг. Т. 1. СПб., 1909.

71. Дневник корнета Икскюля // ВИВестник, 39, май 1972 г., Париж.

72. Дубровин Н. Отечественная война в письмах современников (1812-1815 гг.). Спб., 1882.

73. Дурова Н.А. Избранные сочинения кавалерист-девицы. М, 1983.

74. Душенкевич Д.В. Из моих воспоминаний от 1812-го года до 1815-го года. //1812 год в воспоминаниях современников /Под ред. Тартаковского А.Г. М., 1985.

75. Его Императорского Величества воинский устав о полевой пехотной службе. М., 1797.

76. Зайончковский A.M. Лейб-егеря в Отечественную войну

1812 г. СПб., 1912.

77. Замечания И.П. Липранди на «Описание Отечественной войны 1812 г.» Михайловского-Данилевского // В. Харкевич. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях. Вильно, 1903. Вып. 2.

78. Записки А.И. Антоновского // В. Харкевич. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Вильно, 1904. Вып. 3.

79. Записки А.П. Ермолова. 1798-1826 гг. М., 1991.

80. Звегинцов В.В. Знамена и штандарты русской армии. Париж, 1964. 4.2.

81. Звегинцов В.В. Русская армия. Ч. 4. 1801 — 1825. Париж, 1971.

82. Звегинцов В.В. Хронология русской армии. Ч. 1—2. Париж, 1961-1962.

83. Земцов В.Н. Битва при Москве-реке. М., 2001.

84. Знамены царствования Императора Александра I // ЖИРВИО, 1911. Кн.1.

85. Идельсон Е.М. Болезни и врачебная помощь в эпоху войны 1812 года. Казань, 1912.

86. Из воспоминаний графа Орлова-Денисова. // В. Харкевич. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Вильно, 1900. Вып.1.

87. Из воспоминаний Николая Ивановича Андреева // РА, 1879. Кн. 3.

88. Из записок В.И. Тимофеева // В. Харкевич. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях. Вильно, 1900. Вып.1.

89. Из реляции генерала Витгенштейна Александру I о победе при Клястицах. //Из боевого прошлого русской армии. М., 1944.

90. Каргопольцев Н.Н. Майор А.Б. Камаев. Эпизод из жизни сибиряков в 1812 г. // PC, 1883, т. 38, № 6.

91. Карпенко М.И. Письмо старого воина к товарищам, бывшим в бою на Бородинском поле //1812 год. Воспоминания воинов русской армии. М., 1991.

92. Кириллов. История 114-го пехотного Новоторжского полка 1763-1913 гг. Митава, 1913.

93. Краткое Наставление о солдатском ружье/ Под ред. Гогеля, 1809.

94. Крючков В. История 95-го пехотного Красноярского полка. 1797-1897 гг. СПб., 1897.

95. Кулинский А.Н. Русское холодное оружие военных, морских и гражданских чинов 1800—1917 годов. Определитель. СПб., 1994.

96. Кутузов М.И. Сборник документов. Т. 4. М., 1952.

97. Липранди И.П. Замечания Липранди на «Описание Отечественной войны 1812 года» Михайловского-Данилевского // Харкевич В.И. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Вильно, 1900. Вып.1.

98. Любенков Н. Рассказ артиллериста о деле Бородинском. СПб., 1837.

99. Лютинский К. Сведение о сражениях, боях и походах Отечественной войны 1812-го г., в коих принимал участие 70-й пехотный Ряжский полк, и описание отличий, полученных им за эту войну. Седлец, 1911.

100. Маевский С.И. Мой век, или История генерала Маевского//РС, 1873. Т. 8. № 11.

101. Вяземский В.В. «Журнал» 1812 г. // 1812 год. Военные дневники. М., 1990.

102. Максутов В.П. История 25-го пехотного Смоленского полка за два века существования (1700-1900). Спб., 1901.

103. Малышкин С.А. Воспоминания калужского духовенства об Отечественной войне 1812 года (по материалам А.И. Михайловского-Данилевского) // От Тарутино до Малоярославца. К 190-летию Малоярославецкого сражения. Калуга. 2002.

104. Марин А. Краткий очерк истории Лейб-Гвардии Финляндского полка, Или материалы в воспоминаниях и рассказах для полной истории полка. СПб., 1846. Кн. 1.

105. Мартос А.И. Записки инженерного офицера Мартоса о Турецкой войне в царствование Александра Павловича. 1806-1812 // РА, 1893. Кн. 2. № 7, 8.

106. Мержеиовский Э.М. История 13-го пехотного Белозерского полка (1708-1893). С прил. краткой биогр. генерал-фельдмаршала графа Ласси. Варшава, 1894.

107. Михайловский-Данилевский А.И. Описание Отечественной войны 1812 г. // Собрание сочинений. СПб, 1850. Т. 5.

108. Муравьев Н.Н. Из записок Н.Н. Муравьева //Бородино в воспоминаниях современников. Спб., 2001.

109. Муравьев-Апостол М.И. Рус. архив, 1886. Кн. 1.

110. Наполеон в России в воспоминаниях иностранцев. М., 2004.

111. Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года / Под ред. Л.Г. Бескровного. М., 1962.

112. Наставление господам пехотным офицерам в день сражения // ВС, 1902. № 7.

113. Начальные основания вышней тактики. СПб., 1810.

114. Невежин Н.Г. 112-й пехотный Уральский полк. История полка. 1797-1897 гг. Вильно, 1899.

115. Норов А.С. Война и мир (1805—1812). С исторической точки зрения и по воспоминаниям современников // ВС, 1868. № 11.

116. Норов А.С. Из записок А.С.Норова //Бородино в воспоминаниях современников. Спб., 2001.

117. Общий опыт тактики. СПб., 1807. Ч. 1.

118. Описание о покрое и шитье мундиров. СПб., 1802.

119. Орлов Ф.Ф. Очерк истории Санкт-Петербургского гренадерского короля Фридриха-Вильгельма III (1726-1890). СПб., 1881.

120. Отечественная война 1812 г. Материалы Военно-Учетного Архива Главного штаба. СПб., 1900-1914. Т. 1-21.

121. Отечественная война 1812 г. Энциклопедия. М., 2004.

122. Отечественная война в рассказе Генерала Чаплица. 1812//PC. СПб., 1886. №6.

123. Отрощенко Я. О. Записки генерала Отрощенко. М., 2006.

124. Паскевич И.Ф. Походные записки //1812 год в воспоминаниях современников / Под ред. Тартаковского А.Г. М., 1985.

125. Пестриков Н.С. История Лейб-Гвардии Московского полка. СПб., 1903. Т. 1.

126. Петров ММ. Рассказы служившего в 1 -м Егерском полку полковника Михаила Петрова о военной службе и жизни своей и трех родных братьев его, зачавшейся с 1789 года, 1845 г. //1812 год. Воспоминания воинов русской армии. М., 1991.

127. Подмазо А.А. Шефы и командиры регулярных полков русской армии (1796-1815). М., 1997.

128. Поликарпов Н. Честь забытым героям // Тысяча восемьсот двенадцатый год. 1912. № 4.

129. Поликарпов Н.П. Очерк боевой службы и столетней жизни 104-го Устюжского полка. 1797-1897 гг. Вильно, 1897.

130. Попов А.И. Меж двух «вулканов». Боевые действия в центре Бородинского поля. М., 1997.

131. Попов А.И. Налет отряда И.С. Дорохова на Верею // II этап Отечественной войны 1812 года. Проблемы изучения. Источники. Памятники. Малоярославец, 1997.

132. Пущин П.С. Дневник Павла Пущина 1812-1814., 1987.

133. Радожицкий И.Т. Походные записки артиллериста с 1812 по 1816 год. М., 1835. 4.1.

134. Раевский Н.Н. Записки //Давыдов Д.В. Замечания на некрологию Н.Н.Раевского с прибавлением его собственных записок на некоторые события войны 1812 года, в коих он участвовал. М., 1832.

135. Раевский Н.Н. Личные письма генерала Н.Н Раевского //1812-1814. Секретная переписка генерала П.И. Багратиона. Личные письма генерала Н.Н. Раевского. Записки генерала М.С. Воронцова. Дневники русских офицеров. / Сб. док. М., 1992.

136. Рассказ о Бородинском сражении унтер-офицера Тихонова, записанный в 1830 году. // Бородинское сражение. М., 1872.

137. Русские мемуары. Избранные страницы. 1800-1825 гг. М., 1989.

138. Симанский Л.A. Журнал участника войны 1812 года // ВИСб,1913,№1,с.163.

139. Смирнов А.А. «Аракчеевская» артиллерия. М., 1998.

140. Смирнов Я.С. История 65-го пехотного Московского Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича полка. Варшава, 1890.

141. Столетие Военного министерства. Т. 2. Главный штаб. Ч. 1. Кн. 2. Отд. 3. СПб., 1914. Образование (обучение) войск. Уставы и наставления.

142. Столетие Военного министерства. Т. 2. Главный штаб. Ч. 1. Кн. 1. Отд. 2. СПб., 1902. Комплектование войск в царствование императора Александра I.

143. Столетие Военного министерства. Т. 4. Главное интендантское управление. Ч. 1. СПб., 1903.

144. Столетие Военного министерства. Т. 8. Главное Военно-Медицинское управление. Ч. 1. СПб., 1902. Исторический очерк.

145. Столетие Военного Министерства. Т. 8. Главное Военно-Медицинское управление. Ч. 2. СПб., 1908. Исторический очерк развития и деятельности Военно-Медицинского ведомства в царствование Императора Николая I.

146. Столетие Военного Министерства. Т. 12. Главное Военно-судное управление. Исторический очерк. Кн. 1.4.2. СПб., 1902.

147. Столетие Военного Министерства. Т. 13. Управление церквами и православным духовенством военного ведомства. СПб., 1902.

148. Суханин. Из журнала участника войны 1812 года // PC, 1912, т. 149. №3.

149. Труды Московского отдела Императорского Русского Военно-Исторического общества. Т. 2. Материалы по Отечественной войне. Подробный журнал исходящих бумаг Собственной канцелярии Главнокомандующего соединенными армиями генерал-фельдмаршала князя Кутузова-Смоленского в 1812 году. М., 1912.

150. Тучков П.А. Мои воспоминания о 1812 годе // РА, 1873. Кн. 2, № 10.

151. Ф.де Сегюр. Из воспоминаний Ф. де Сегюра. //Бородино в воспоминаниях современников. СПб., 2001.

152. Федоров ВТ. Вооружение русской армии за XIX столетие. СПб, 1911.

153. Французы в России. 1812 год по воспоминаниям современников-иностранцев. // Сборник, сост. A.M. Васютинский, А.К. Дживелегов, СП. Мельгунов. М., 1912.4.3.

154. Харкевич В.И. 1812 г. Березина. СПб., 1893.

155. Целорунго Д.Г. Боевой опыт унтер-офицеров русской армии — участников Бородинского сражения // Материалы XII Всероссийской научной конференции «Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы» (Бородино, 6-8 сентября 2004 г.). М., 2005.

156. Целорунго Д.Г. Офицеры русской армии — участники Бородинского сражения. Историко-социологическое исследование. М., 2002.

157. Чичерин А.В. Дневник Александра Чичерина. 1812-1813. Москва, 1966.

158. Энегольм И. Карманная книга военной гигиены, или Замечания о сохранении здоровья русских солдат. СПб., 1813.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.