Харрис Р. Психология массовых коммуникаций. (Продолжение II).

ГЛАВА 10.

СЕКС: ВОЗБУЖДЕНИЕ, ОТВРАЩЕНИЕ

 

Характер секса, изображаемого в СМИ

Проблемы дефиниции

История секса в средствах массовой информации

Секс в средствах массовой информации сегодня

Эффекты восприятия секса через масс-медиа

Возбуждение

Установки и ценности

Поведенческие эффекты

Модуль 10.1. Порнография в Японии (Abramson & Hayashi, 1984)

Катарсис

Модуль 10.2. Действительно ли порнография является преступлением без жертв?

Преобладающий тон

Сексуальное насилие

Эротика как стимулятор агрессии

Боевики

Модуль 10.3. Изнасилование на продажу, индийский стиль

Эффекты от просмотра фильмов с большим количеством насилия и жестокости

Смягчение негативных эффектов сексуального насилия

Освещение в прессе преступлений, связанных с сексуальным насилием

Модуль 10.4. Комиссии по порнографии, или почему наука и политика не могут найти общий язык

Модуль 10.5. Этика экспериментов на тему сексуального насилия

Заключение

Модуль 10.6. Нормативные теории порнографии

Вопрос. Один из номеров достаточно заурядного иллюстрированного журнала ежегодно вызывает в Соединенных Штатах настоящий ажиотаж и пользуется бешеным спросом. О чем идет речь?

Ответ. Sports Illustrated, номер, посвященный купальным костюмам (Sabo & Jansen, 1992).

Вопрос. Что серийный убийца Тэд Банди назвал причиной своей необузданной жестокости, когда в 1989 году давал интервью перед казнью?

Ответ. Как сообщалось в прессе, он обвинял порнографию. Тем не менее Линц и Доннерштейн (Linz & Donnerstain, 1992) настаивали на том, что из показаний Банди следует иное: причиной было насилие, которое он видел в кинофильмах и по телевизору. На собрании руководства ФБР в 1986 отмечалось, что у преступников при аресте чаще всего находят не порнографию, а журналы с кровавыми детективами.

Вопрос. Когда жестокие люди видят эпизод с изнасилованием, то испытывают сексуальное возбуждение, но нормальные гетеросексуальные мужчины, наблюдая подобные сцены, обычно не возбуждаются. В каких случаях это все же происходит?

Ответ. Если изображается, что женщина, которую насилуют, возбуждается и получает удовольствие, то нормальных мужчин это зрелище тоже возбуждает (Malamuth, 1984; Malamuth &Check, 1983).

Наш основной источник информации о сексе – это средства массовой информации. Представления о том, что такое секс и чего люди ждут от него, мы получаем отовсюду, начиная с малейших намеков в телевизионной комедии и до откровенно порнографических видеофильмов. По данным Time (CNN) на 1998 год, 29% тинэйджеров США считали телевидение главным источником информации о сексе, а еще в 1986 году эта цифра составляла всего 11% (Stodgehill, 1998). Чуть больше (45%) подростков упоминали как основной источник «друзей», лишь 7% назвали родителей и 3% – сексуальное образование. Мы постоянно узнаем о сексе что-то новое и модифицируем свое представление о его природе. То, как мы воспользуемся этой информацией, может иметь серьезные последствия для нашей жизни и жизни окружающих. В этой главе мы рассмотрим, каким образом секс представлен в прессе, а затем обратимся к исследованию эффектов воздействия этого материала. Конец главы будет посвящен одной из самых сомнительных областей секса, представленных в масс-медиа, а именно сексуальному насилию.

ХАРАКТЕР СЕКСА, ИЗОБРАЖАЕМОГО В СМИ

ПРОБЛЕМЫ ДЕФИНИЦИИ

Когда мы говорим о сексе в масс-медиа, то должны четко представлять, что мы под этим подразумеваем. Есть целый тип масс-медиа (по крайней мере, в США), явно называемый «эротическим», «порнографическим» или «сексуально откровенным», куда входят журналы, видеофильмы и некоторые сайты сети Интернет. Эта информация, как правило, распространяется по другим каналам, нежели обычные СМИ, по крайней мере, она не доступна детям. И все же существуют противоречивые мнения на счет того, следует ли ограничивать распространение такого рода информации. Считается, что этот тип СМИ предназначен исключительно для сексуальных целей, не обладает литературными достоинствами, и его материалы не являются произведениями искусства. Среди немногочисленных исключений – относительно «ручной» Playboy,практически единственный из сексуальных журналов, кто имеет высокую литературную репутацию. Существует и серьезная образовательная информация, и информация, предназначенная для повышения сексуальной культуры взрослого здорового населения.

Некоторые ученые считают целесообразным строго разграничить материалы, которые изображают изнасилование и другие примеры причинения физического вреда, и материалы ненасильственного со­держания, вне зависимости от того, изображается ли в них деградация, доминирование, подчинение и унижение. Материалы, не изображающие деградацию и насилие, как правило, показывают гетеросексуальную пару, которая без принуждения одного из партнеров занимается вагинальным или оральным совокуплением. Эксперименты свидетельствуют о более значительных негативных эффектах от наблюдения за сексуальным насилием, чем от просмотра фильмов и видео, не содержащих насилия и деградации. Достаточно широко распространена и так называемая «детская порнография», изображающая маленьких детей. Ее производство запрещено в США и большинстве других стран, однако подобные журналы и видеоматериалы ввозятся контрабандой и передаются из рук в руки. По очевидным этическим соображениям, научные исследования эффектов воздействия «детского порно» никогда не проводились.

Надо сказать, что секс присутствует не только в откровенной порнографии, но и во множестве других материалов, публикуемых СМИ. Например, тема секса широко используется в рекламе, особенно такой продукции, как духи, одеколон, средства для ухода за кожей после бритья, а также в рекламе покрышек, автомобилей и кухонных раковин. Секс в масс-медиа не ограничивается явными изображениями совокупления или наготы, а может включать любую модель, подразумевающую сексуальное поведение, интерес или мотивацию. Тем не менее, основное внимание в этой главе уделяется более откровенным материалам, хотя и не обязательно являющимся«порнографией» в обыденном смысле этого слова. Некоторые из них уже обсуждались в предыдущих главах, особенно четвертой и пятой. Слово «порнография» имеет достаточно широкий спектр значений, в научном смысле оно не точно, поэтому в дальнейшем мы будем использовать вместо него термин сексуально откровенныематериалы.

ИСТОРИЯ СЕКСА В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Темы секса присутствуют в литературе с самого начала ее существования. Античные драматурги часто использовали в своих пьесах сексуальные мотивы, примером чему может служить «Лисистрата» Аристофана – антивоенная комедия о женщинах, которые отказывают своим мужьям в сексе, чтобы принудить их прекратить воевать.

«Кентерберийские рассказы» Чосера и «Укрощение строптивой» Шекспира наполнены сексуальными намеками и открытыми сексуальными темами, многие из которых в наше время уже не воспринимаются, как из-за архаичности языка, так и из-за ауры «классики», окружающей эти произведения. При этом на протяжении всей истории художественной литературы постоянно менялись мнения о том, насколько позволительно изображение секса в литературе и насколько откровенным оно может быть.

Когда появились электронные СМИ, то для них были выработаны гораздо более консервативные стандарты, чем для печати, поскольку печатную продукцию сексуальной направленности легче оградить от детей, чем радио или телевидение. С приходом кабельного телевидения и технологии видеокассет возник своеобразный двойной стандарт: для кассет и первоклассных кабельных каналов, таких, как «Плейбой», «Таксидо» и «Америкен экстази», ограничений было меньше, чем для телесети, на основании того, что кабельное телевидение и ленты напрокат «предлагаются» для просмотра, а телевизионные программы навязываются каждому зрителю, имеющему у себя дома телевизор. Еще более щекотливый вопрос – проблема доступности секса в Интернете и ограничение доступа детей к этой информации.

СЕКС В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ СЕГОДНЯ

Результаты исследований (Greenberg, 1994; Greenberg & Busselle, 1996; Greenberg & D’Alessio, 1985; Greenberg et al., 1993; Lowry & Towles, 1989) показывают, что сексуальные намеки и сексуальное поведение зачастую бывают опасны для общества, даже если представлены в юмористическом контексте. Примеры секса до брака и супружеских измен намного превысили по количеству сексуальные сцены супружеских отношений соотношение партнеров, не состоящих в браке, к супругам в «мыльных операх» 1987 года составляло 24 к 1 (Lowry & Towles, 1989), и это же соотношение в фильмах категории R составляло 32 к 1 (Greenberg et al., 1993). Контент-анализ «мыльных опер» 1995 года показал, что эта тенденция сохранялась, хотя появились и новые темы: негативные последствия секса и отказ от сексуальных предложений. Ни одна из этих тем не оказалась преобладающей по данным исследований 1970-х и 1980-х годов (Greenberg & Busselle, 1996).

Секс в СМИ представляет собой ту область, в которой мы четко принимаем некоторые ограничения свободы речи. Относительно того, где должны быть установлены эти границы, мнения сильно расходятся. Вряд ли кто-нибудь стал бы настаивать на том, что в сериалах «Дома лучше» и «Друзья» следует разрешить показывать голое тело или детей-проституток, несмотря на то, что продюсеров этот вопрос бы волновал меньше всего. Когда мы говорим о допустимых границах свободы, то особенно важен возраст зрителя и читателя. Гораздо больше беспокойств и тревог возникает относительно влияния и эффектов сексуальных эпизодов в СМИ на детей, чем на взрослых. Самый ярый борец за свободу скорее всего не захочет, чтобы его шестилетний ребенок читал Hustler, но даже очень консервативный в моральном плане человек будет меньше беспокоиться за взрослых, которые смотрят фильмы категории X, чем о детях, которые тоже могут посмотреть эти фильмы.

Материалы откровенно сексуального содержания традиционно создавали мужчины и для мужчин. В них присутствует отчетливо гипермаскулинная ориентация, идеализируется мужской тип «мачо». Показываются все возможные виды совокуплений, но уделяется мало внимания эротическим предварительным играм, объятиям, нежности и состояниям после полового акта. Женщины изображаются в масс-медиа полными желания, всегда принимающими участие в сексе, часто в состоянии истерической эйфории. В фильмах мало изображаются последствия секса – матрица человеческих взаимоотношений, имеющая большое значение для многих людей. Лишь недавно возросло количество материалов сексуального содержания, уделяющих внимание взаимоотношениям, до- и посткоитальному поведению, чаще поданных с женской точки зрения и предназначенных главным образом для женщин. Тем не менее, эти материалы охватывают лишь незначительную часть оценивающегося в пять миллиардов долларов мирового рынка (Day & Bloom, 1988; Hebdictch & Aiming, 1988; Weaver, 1991). Хотя мужчины намного активнее потребляют и ищут сексуальные материалы, чем женщины, это еще не предполагает большей мужской заинтересованности в сексе; данный факт может просто отражать крен индустрии порнографии в традиционно мужском направлении.

Очевидно, что масс-медиа – главные источники информации о сексе, информации, которую мы используем, чтобы сконструировать наши представления о сексуальности, сексуальном поведении и связанных с этим ценностях (Dorr & Kunkel, 1990; Fabes & Strouse, 1984, 1987; Strouse & Fabes, 1985; Wartella, Heintz, Aidman &Mazzarella, 1990). Чтобы лучше понимать воспринимаемую нами реальность, давайте рассмотрим некоторые эффекты просмотра секса на экране. Изменяемся ли мы после воздействия материалов подобного содержания?

ЭФФЕКТЫ ВОСПРИЯТИЯ СЕКСА ЧЕРЕЗ МАСС-МЕДИА

Хотя многие люди предпочли бы, чтобы это было не так, секс, даже откровенный секс, хорошо продается. И печатные издания и телепередачи, ориентированные на секс, коммерчески необычайно выгодны, и этот факт имеет последствия для всех масс-медиа. Тем не менее, поскольку экономические вопросы не являются основной темой этой книги, мы обратимся теперь к различным психологическим эффектам (см.: Linz & Malamuth, 1993; Lyons, Anderson & Larson, 1994; и работы Greenberg, Brown &Buerkel-Rothfuss, 1993; Zillmann & Bryant, 1989, в них дается обзор литературы об эффектах восприятия секса через масс-медиа).

ВОЗБУЖДЕНИЕ

Первый непосредственный эффект секса в масс-медиа – сексуальное возбуждение, драйв, который вызывает и усиливает сексуальное поведение. Сексуально ориентированные масс-медиа, в особенности откровенные журналы и видеофильмы, действительно возбуждают людей сексуально, этот эффект измерялся субъективным уровнем возбуждения с помощью теплографии (Abramson, Perry, Seeley, Seeley & Rothblatt, 1981) и с использованием таких физиологических параметров, как эрекция пениса (Eccles, Marshall & Bar-baree, 1988; Malamuth & Check, 1980 a; Schaefe r& Colgan, 1977) и вагинальные изменения (Sintchak & Geer, 1975). Сексуальное насилие особенно возбуждающе действует на сексуальных маньяков и намного слабее на нормальных мужчин, если только не изображается, что жертва испытывает возбуждение от изнасилования.

Сексуальное возбуждение в ответ на стимул, который естественным путем не вызывает эту реакцию, может быть усвоено посредством классического формирования условных рефлексов. Этим объясняются широкие индивидуальные различия специфических стимулов, сексуально возбуждающих разных людей. По мере приобретения индивидуального опыта наше восприятие обусловливается различными стимулами, ассоциирующимися с теми, кого мы любим. Поскольку эти ассоциации связаны с определенным человеком, тот или иной человек возбуждается от запаха определенных духов, типа одежды или специфической манеры поведения.

Вопреки ожиданиям, уровень возбуждения не обязательно строго коррелирует со степенью откровенности масс-медиа. Порой человек больше возбуждается менее откровенной в сексуальном плане историей (Bancroft & Mathews, 1971). Вырезанная из фильма эротическая сцена может сделать фильм даже более возбуждающим, потому что зрители могут сами вообразить ее. Сексуальное возбуждение очень индивидуально. Когда людям предоставляется возможность самим придумать окончание романтического эпизода, они, скорее всего, вообразят ситуацию, гораздо больше возбуждающую их лично, чем если бы они смотрели на чужое видение сексуальной сцены. Есть доля правды в старом трюизме, что самый важный сексуальный орган – это мозг.

УСТАНОВКИ И ЦЕННОСТИ

Секс и ценности.

Большой класс эффектов СМИ связан с воздействием масс-медиа на установки и ценности. Люди испытывают озабоченность чаще всего в связи с десенсибилизацией (снижением чувствительности) к определенным проявлениям сексуальности, которые могут считаться «неприличными». Например, комедии положений, изображающие сексуальную активность тинэйджеров, вероятно, ослабляют ценности, усвоенные в семье, в которой запрещается добрачный секс. Автомобильные журналы, рекламируя амортизаторы, показывают на обложках женщин в бикини, в шутку привязанных к гигантскому амортизатору. Такая реклама может способствовать развитию десенсибилизации читателей к насилию в отношении женщин.

Иногда масс-медиа могут действительно изменить ценности и установки человека, а не просто вызвать десенсибилизацию или подкрепление уже существующих установок. Очень вероятно, что тинэйджеры, которые смотрят «Дома лучше» и видят, что один из мальчиков в сериале решает заняться сексом со своей подружкой, тоже могут усвоить ценности этого телегероя. Более вероятно, что такое произойдет, если подобных взглядов придерживаются положительные, уважаемые персонажи телесериалов или фильмов, с которыми зрители могут идентифицировать самих себя. Сексуальная распущенность проститутки вряд ли повлияет на ценностную ориентацию зрителя, а вот распущенность уважаемой матроны, живущей за городом, может воздействовать на аудиторию достаточно серьезно. Беспокойство такого рода выразил, в частности, бывший вице-президент США Дэн Кейл, когда в 1992 году критиковал героиню комедии положений Мэрфи Браун как недопустимую ролевую модель, потому что у нее родился ребенок (и, по всей вероятности, была любовная связь) вне брака (см. главу 5).

Еще одна проблема, касающаяся влияния на ценности и установки, состоит в том, что сексуально ориентированные масс-медиа побуждают людей не воспринимать сексуальные темы настолько серьезно, насколько они этого заслуживают. Когда сексуальный журнал регулярно выпускал карикатуры «Честер-приставала», изображавшие заигрывание с детьми, публика сочла, что это слишком легкомысленным отношением к серьезной теме. История из Penthouse «Ублажая рядового Райана» рассказывала, как барменша надевала презерватив на член рядового,[1] и это была пародия на серьезный военный фильм «Спасение рядового Райана». Одна из статей в секс-журнале, адресованном мальчикам-тинэйджерам, называлась «Хороший секс с застенчивыми девчонками», это тоже открытая для критики тема. И хотя почти все согласятся, что в сексе есть много комичного, для большинства людей существуют некоторые сексуальные темы, не допускающие легкомысленной трактовки.

Иногда юмористическое отношение к сексу несет серьезное послание. Когда отец из «Женатого мужчины с детьми» ругает дочку, которая получила плохую оценку, он чувствует облегчение, потому что, по крайней мере, это была плохая оценка за сексуальное образование. Смешно, но эта сексуально-либеральная комедия подтверждает очень консервативное, и в данном случае скрытое, убеждение, что знание о сексе и контрацепции ведет к распущенности. Когда в рекламе автомобиля две женщины обсуждают, не для того ли мужчины ездят на больших машинах, чтобы компенсировать размер своих пенисов («Интересно, что у него под капотом»), эти женщины передают послание о том, что именно привлекает женщин в мужчинах (Leo, in: Strasburger, 1995).

Ценности, касающиеся установок в отношении женщин, представляют особый интерес. Самая острая критика в адрес сексуально откровенных материалов говорит об их общей направленности против женщин. Обычно именно женщины, а не мужчины, изобража­ются игрушками или жертвами противоположного пола. Хотя эта озабоченность касается всей палитры сексуальных эпизодов и сцен в масс-медиа, больше всего она затрагивает тему сексуального насилия. Какое представление сложится о том, чего ждут женщины от занятий сексом, у тех мальчиков-тинэйджеров, которые видят фотографию отбойного молотка, засунутого в вагину, в качестве иллюстрации к рассказу под названием «Как лечить фригидность»? Когда журнал Hustler печатает серию фотографий с изображением того, как массовое изнасилование перерастает в оргию, показывая, что женщины возбуждаются, когда на них нападают, то чему учат такие фотографии о женщинах и об их реакции на принудительный секс? Исследование, рассматривающее этот вопрос, мы обсудим далее.

Наконец, люди иногда жалуются, что секс в масс-медиа, в особенности наиболее откровенные вещи, лишает человека ощущения мистики, какой-то ауры в этой таинственной, почти священной сфере. Это мнение трудно сформулировать, еще труднее опровергнуть или тестировать эмпирически, но именно такие аргументы высказываются чаще всего.

Экспериментальные доказательства

Некоторые исследования показали эффекты демонстрации в СМИ сексуальных материалов ненасильственного содержания и их влияние на установки и ценности зрителей. После просмотра слайдов и фильмов, в которых сексом занимались красивые обнаженные женщины, своих собственных партнерш мужчины оценивали как менее привлекательных и одаренных в этом отношении, хотя и сообщали при этом, что их сексуальное удовлетворение не снижалось (Weaver, Masland & Zillmann, 1984). Участники еще одного эксперимента сообщали о том, что меньше любят своих партнерш после просмотра откровенно сексуальных видеофильмов с очень привлекательными моделями (Kenrick, Gutierres & Goldberg, 1989). Мужчины, которые просмотрели видеофильм порнографического содержания, после этого более сексуально реагировали на женщину, бравшую у них интервью, чем мужчины, просмотревшие контрольный видеофильм, хотя этот результат был верен лишь для тех испытуемых, кто придерживался традиционных гендерных схем (McKenzie-Mochr & Zanna, 1990). Все эти эксперименты свидетельствуют о значительных изменениях установок после лишь незначительного просмотра материалов сексуального содержания.

Зиллман и Брайант (Zillmann & Bryant, 1982, 1984) на протяжении недели показывали участникам экспериментов эротические фильмы, а спустя 1–3 недели тестировали их. Психологи обнаружили, что испытуемые, видевшие сексуально откровенные фильмы, переоценивали частоту встречающихся в них сексуальных сцен с фелляцией, куннилингусом, совокуплением, садомазохизмом и сношением с животными, по сравнению с восприятием контрольной группы, смотревшей фильмы несексуального содержания. Это может отражать когнитивную эвристику наличия, когда мы оцениваем частоту различного вида активности по легкости, с которой мы можем вспомнить примеры (S. Taylor, 1982; Twersky & Kahneman, 1973, 1974). Так увиденные яркие примеры из масс-медиа приводят нас к переоценке подобных событий в реальности и воспринимаемая нами реальность начинает существенно отличаться от подлинной.

Применяя ту же самую методологию, использовавшуюся и в исследованиях 1982 и 1984 года, Зиллман и Брайант (Zillmann & Bryant 1988а, 1988b) обнаружили эффекты этой воспринимаемой реальности для установок в отношении реальных людей. Субъекты, видя откровенные фильмы, говорили впоследствии о меньшей сексуальной удовлетворенности от страсти, физической привлекательности, сексуального любопытства и полового акта с партнерами в реальной жизни. В отличие от контрольной группы, для которой этот фактор оставался очень важным, они не включали в секс эмоциональную составляющую. Кроме того, они проявили более сильную заинтересованность в добрачном и внебрачном сексе и хуже оценивали брак и моногамию. Они также проявляли меньше желания иметь детей и большее приятие мужского доминирования и женского подчинения. Результаты, как правило, не различались для мужчин, женщин, студентов колледжа и не-студентов.

Испытуемых в эксперименте Дермера и Пищински (Dermer & Pyszczynski, 1978) просили думать о своих партнерах по сексу перед чтением откровенных отрывков о женских сексуальных фантазиях. Позже они оценивали своего партнера как более сексуально привлекательного. Несоответствие данных этого эксперимента результатам Зиллмана и Брайанта, скорее всего, возникло из-за специфических процедурных аспектов исследования, в частности, используемых материалов или психологических различий в реакциях на печатный и видеоматериал. Словесные описания секса в прессе (например, колонка Советника в Penthouse), вероятно, ведут к большему проявлению фантазий, связанных с имеющимся партнером, тогда как секс на фотографии может поощрить сравнение не в пользу своего партнера.

Чтобы воздействовать на установки, сексуальный материал совсем не обязательно должен быть откровенным или живописным. Брайант и Рокуелл (Bryant & Rockwell, 1994) обнаружили в ходе эксперимента, что те тинэйджеры, которые просто смотрели большое количество вечерних эротических программ, высказывали другие суждения и оценки по сравнению с контрольной группой, когда ученые просили испытуемых оценить степень неприличия фильмов или несправедливость по отношению к жертве в фильме. Надо отметить, что суждения подростков смягчались четкой системой семейных ценностей, активным критическим взглядом и открытыми дискуссиями в семье на эти темы.

ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ

Обучение новому виду поведения.

Второй большой класс эффектов – эффекты, связанные с поведением. С одной стороны, сексуальные масс-медиа могут действительно научить новым манерам поведения. В качестве секс-терапии пара может приобрести руководство, чтобы обучиться новым сексуальным позициям или поведению, которое они не пробовали раньше. С другой стороны, новое поведение не всегда так уж безопасно. Один из номеров Penthouse содержал серию фотографий из Юго-Восточной Азии, на которых изображались женщины, зверски изрубленные, связанные толстой веревкой и свисающие с деревьев. Два месяца спустя 8-летняя китаянка Чепел Хилл из Северной Каролины была похищена, изнасилована и убита. Ее тело было подвешено на дереве (New York Times, 1985, процитировано в Final Report, 1986, p. 208). Конечно, такие истории происходят не часто, и четко определить причинную связь в этих случаях бывает трудно, но все-таки подобное сопоставление очень тревожит.

Некоторые из самых грубых материалов показывают крайние формы сексуального насилия, которые наблюдатель может повторить в своих поступках. Имеются в виду очень жестокие и агрессивные образы, в том числе убийство («убойные» фильмы), различные пытки и такая, например, извращенная форма насилия, как сексуальное проникновение в глазницы свежего трупа (skull-fucking). По очевидным этическим соображениям тема материалов экстремального сексуального содержания трудна для научного изучения.

Растормаживание

Материалы эротического содержания могут также вызвать растормаживание уже знакомого типа поведения, это может происходить, когда по телевидению показывают секс до брака и эти сцены снимают существующие у зрителя запреты по отношению к подобным поступкам. Наблюдение за сценой изнасилования, в которой показывают, что женщина наслаждается, когда ее насилуют, может спровоцировать растормаживание тайного импульса мужчины совершить насилие. Эта проблема особенно настораживает, учитывая некоторые имеющиеся данные о том, что удивительно большое количество молодых мужчин-студентов колледжа признавались, что совершили бы изнасилование, если бы знали наверняка, что их не арестуют (Check, 1985; Malamuth, Haber & Feshbach, 1980).

Сексуальные преступления

Самое тревожное в поведенческих эффектах просмотра эротических материалов заключается в том, что прослеживается непосредственная связь с совершением сексуальных преступлений. Было проведено много исследований, рассматривающих рейтинги таких преступлений, как изнасилование, эксгибиционизм, растление несовершеннолетних, в зависимости от изменения доступности материалов откровенно сексуального характера. В детальном обзоре таких работ Курт доказывал, что существует корреляция между доступностью сексуально откровенных материалов и некоторых сексуальных преступлений (1984; см. также: Court, 1977, 1982; Bachy, 1976). Кроме того, по мнению Курта, более ранние исследования на эту тему не отражают действительности. В первую очередь это относится к работе Кучински (Kutchinsky, 1973), доказывающей снижение сексуальных преступлений в Дании после либерализации ограничения показа порнографии в 60-х годах, так как в ней были объединены данные об актах изнасилования и вуайеризм, неприличное обнажение и гомосексуальный секс.

В большинстве западных стран в конце 20-х годов одновременно с возрастанием доступности сексуально откровенных материалов выросло и число изнасилований. Курт (Court, 1984) представил данные, собранные в двух австралийских штатах, которые показывали резкое увеличение числа изнасилований в Южной Австралии, где в начале 70-х годов были изданы либеральные по отношению к порнографии законы, при том что в Квинсленде, где подобные законы изданы не были, роста насилия не наблюдалось. На Гавайях между 1974 и 1976 годами в период ограничений сексуально откровенных СМИ наблюдался относительный временный спад количества изнасилований. В модуле 10.1 приводится интересный пример, противоречащий этим данным.

Очень трудно установить четкую причинную взаимосвязь между доступностью сексуально откровенных материалов и частотой изнасилований, так как на число преступлений влияют и другие релевантные факторы, такие, как разнообразие сексуальных материалов, изменение отношения в обществе к сообщениям о сексуальных нападениях и изменения норм, санкционирующих такое поведение. Некоторые данные показывают корреляцию между количеством изнасилований и тиражами сексуальных журналов, в особенности журналов, где встречалось изображение или рассказ о сексуальном насилии. Например, Бейрон и Страус обнаружили корреляцию +0,64 уровня изнасилований и уровня тиражей шести сексуальных журналов в 50 американских штатах (1985, процитировано в Final Report, 1986). Несмотря на то, что другие исследователи считают, что здесь не прослеживается отчетливой взаимосвязи, не подтверждаются и объяснения о том, что эротические материалы способствуют высвобождению сексуальных импульсов и снижению уровня сексуальных преступлений.

Хотя никто не считает изнасилование преступлением без жертв и не заявляет, что его следует разрешить официально, законы о порнографии и непристойностях подвергаются регулярным нападкам, потому что они якобы запрещают преступления без жертв, которые не стоят преследования полиции и усилий судей. В модуле 10.2 этот вопрос рассматривается в несколько ином ракурсе.

Модуль 10.1. ПОРНОГРАФИЯ В ЯПОНИИ (ABRAMSON & HAYASHI, 1984)

Япония дает нам интересный и необычный пример для исследования: в этом обществе сексуальные масс-медиа довольно распространены, однако уровень изнасилований очень низкий. Сексуальные темы в японском искусстве возникли много веков назад и восходят к объектам древнего культа плодородия, деревянным гравюрам укье-е. Несмотря на то что в 1868 году после революции Мейдзи были введены некоторые ограничения и цензура, а еще больше ограничений было внесено во время американской оккупации после окончания Второй мировой войны в 1945 году, сексуальность оставалась ведущей темой в японской массовой культуре и не связывалась с чувством стыда или вины. Хотя в Японии и встречаются некоторые специфические ограничения для изображений волос на лобке или рисунков и фотографий с гениталиями, но зато нет особого типа сексуальных СМИ, какие существуют в США. Так, обнаженное тело, связанное веревками, изнасилование регулярно показывают по коммерческим телевизионным программам и в популярных фильмах и журналах, включая рекламные материалы. В фильмах часто изображаются яркие сцены изнасилования или рабского подчинения. В последние годы рынок наводнили журналы с обнаженными школьницами. Японские законы разрешают заниматься сексом с детьми старше 12 лет, и некоторые школьницы зарабатывают деньги проституцией и удовлетворением специфических сексуальных желаний в мужских «клубах фантазий». Некоторые оправдывают увеличившийся интерес мужчин к детской сексуальности растущим ощущением угрозы со стороны женщин, которые стали более современными и более требовательными к равенству (Lolita in Japan, 1977).

Почему тогда уровень зафиксированных случаев изнасилований в Японии намного ниже, чем в других странах (2,4 на сто тысяч человек населения по сравнению с 34,5 в США, 10,1 в Англии и 10,7 в Германии)? Абрамсон и Хайаши (1984) считали, что ответ на этот вопрос надо искать в различиях культур. Японское общество обращает особое внимание на порядок, выполнение обязанностей, кооперацию и добродетель, и тот, кто нарушает социальные нормы, «теряет лицо». Кроме того, секс не является сегментом социальной жизни, как в США. Другие исследователи полагают, что насилие в Японии скорее всего подстрекается группами, его совершают подростки и по большей части жертвы не сообщают в полицию (S. Goldstein & Ibaraki, 1983).

КАТАРСИС

Катарсис – еще один мнимый эффект масс-медиа, то самое эмоциональное высвобождение, имеющее большое значение для психодинамических моделей личности (например, у Фрейда). Применительно к сексу аргументы в пользу катарсиса говорят о том, что потребление секса через СМИ высвобождает сексуальные импульсы, это высвобождение связывают с влиянием журналов и видео (возможно, в виде мастурбации), и оно является своеобразным замещением реальности. Аргументацию в пользу катарсиса часто используют либералы, чтобы поддержать требования снижения ограничений для сексуально откровенных материалов (например, Kutchinsky, 1973). Экспериментальная база обоснования катарсиса как функции просмотра секса в СМИ довольно слаба, если вообще существует (Comstock, 1985; Final Report, 1986).

Модуль 10.2. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ ПОРНОГРАФИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ БЕЗ ЖЕРТВ?

Чаще всего, высказывая аргументы против легального ограничения производства или продажи сексуально откровенных материалов, говорят о том, что раз люди добровольно потребляют такую продукцию и по своей воле выбирают ее, то они никому не приносят этим вреда, и в этом случае нет смысла наказывать преступления без жертв. Некоторые критики настаивают, что на самом деле у порнографии есть много жертв. Рассмотрим показания в некоторых явно экстремальных уголовных делах (Final Report, 1986).

Пятилетняя девочка рассказала своей приемной матери: «У нас дома есть фильмы. Папа показывает их мне, когда мама уходит. В них люди не носят одежды, и папа и я снимаем одежду и делаем, как люди в фильмах» (р. 200).

Мать и отец заставляли своих четырех дочерей в возрасте от 10 до 17 лет заниматься семейным сексом и делали на видео любительские порнофильмы. Эта мать также водила девочек на свидания с мужчинами, она смотрела, как ее дочери занимались сексом, а затем лично собирала деньги – от 30 до 40 долларов (р. 202).

Мужчина, посмотревший фильм, в котором женщина совокуплялась с собаками, решил устроить вечеринку и воплотить увиденное в жизнь. Как рассказывала его гостья: «Он попросил меня положить что-нибудь вкусное в мою вагину, чтобы собака могла лизать там» (р. 204).

Девушка, получившая на конкурсе звание «Подружка года», показала на суде, что мужчина пытался изнасиловать ее после того, как узнал фотографию в журнале (р. 202).

«[Мой отец] часто подвешивал меня вверх ногами в чулане и заталкивал мне во влагалище отвертки, кухонные ножи. Иногда он сначала подогревал их. Одновременно он заставлял меня заниматься с ним оральным сексом. Почти каждый день он смотрел фотографии с порно, с их помощью придумывал, что сделать со мной или с моими сестрами» (р. 206).

«У моего мужа была большая коллекция порнофотографий… [Он] привязывал меня к кровати и занимался со мной содомией… потом я стала отказываться, когда он предлагал связать меня и привязать к кровати, как модель в журнале» (р. 207).

ПРЕОБЛАДАЮЩИЙ ТОН

Воспринимаемая реальность эротики в масс-медиа, реагирование и эффекты на нее не всегда соответствуют самому характеру материала. Они также зависят от контекста материала и контекста, в котором человек его видит. Такие разного рода переменные вместе составляют преобладающий тон (prevailing tone) (Eysenck & Nias, 1978). Характер этого преобладающего тона может различаться в зависимости от переживаний, которые испытывает зритель, когда смотрит сексуальные сцены, фильмы или фотографии.

Одна из релевантных переменных в преобладающем тоне – степень игривости и серьезности материала. Даже очень откровенная и потенциально противоречивая тема, если она представлена серьезно, то обычно не вызывает негодования у зрителя. Например, документальный фильм об изнасиловании или со вкусом поставленная телевизионная драма об инцесте может считаться абсолютно приемлемой, тогда как намного менее откровенная комедия на ту же тему может показаться оскорбительной или «чересчур эротичной». В таких случаях особую тревогу должен вызывать не секс сам по себе, а скорее комедийный подход к этой теме. Откровенные сексуальные видеофильмы, книги и журналы часто используются в секс-терапии, с их помощью лечат сексуальные расстройства и особенно сексуальных маньяков (Quinsey & Marshall, 1983).

Второй фактор, определяющий преобладающий тон, – это ценность с точки зрения искусства и замысла. Мы по-разному реагируем на откровенно сексуальные рисунки Пикассо и рисунки из журнала Hustler. Для нас приемлема эта тема у Шекспира, у Чосера, в ветхозаветной «Песни песней» Соломона и в серьезных руководствах по сексу. При наличии серьезных литературных и дидактических намерений секс считается приемлемым и здоровым. Интересно в этом плане рассмотреть нашу реакцию на литературные произведения, написанные во времена, когда в обществе были другие стандарты. Например, стал бы Ретт Батлер критиковать «Унесенные ветром», упрекая этот роман за изображение насилия, или счел бы безусловно романтическим произведением? Похожая тревога возникает в отношении расизма, когда некоторые люди выступают за то, чтобы изъять «Гекльберри Финна» из школьных библиотек и вообще из обращения, потому что изображение в нем африканского раба Джима по современным меркам может считаться расистским.

Взаимосвязь и интеграция секса в сюжете и в намерении автора также входит в понятие преобладающего тона. Сексуальная сцена, даже в смягченном и завуалированном виде, может показаться оскорбительной, если она «притянута за уши» просто для того, чтобы сделать историю более пикантной, а на самом деле не относится непосредственно к сюжету. Сексуальные сцены в истории о Проститутке могут показаться более обоснованными, чем такие же сцены в сюжете о женщине –исполнительном директоре. Секс, разумеется, не единственный мотив, появляющийся в СМИ «для завлекательности»; например, в современных телесериалах и фильмах часто бывают эпизоды с погоней на автомобилях и катастрофы, лишь отдаленно связанные с основным сюжетом.

Ситуационный контекст просмотра также влияет на переживания и последующие эффекты от сексуальных масс-медиа. Эротический фильм может вызвать различные реакции в зависимости от того, смотрители вы его с родителями, бабушкой и дедушкой, с вашими детьми, сами, в группе близких друзей того же пола или с супругой или супругом. В зависимости от ситуации фильм покажется более или менее эротичным или возбуждающим, приличным или оскорбительным.

Культура тоже играет определенную роль. В некоторых культурах женская грудь не считается особенно эротичной или неприличной для показа на публике. После знакомства с такими культурными различиями, по крайней мере с 14 лет, большинству читателей журнала National Geographic фотография женщины с обнаженной грудью, представительницы какой-нибудь экзотической страны, не покажется чересчур эротичной, сексуальной или неуместной. Даже в западной культуре стандарты изменились. На протяжении почти всего XIX века колени и икры считались эротичными и изображение женщины с обнаженными коленями сочли бы скандальным, может быть, даже сексуально возбуждающим, как в наше время – женщину с голой грудью. В целом Северная Америка намного консервативнее в вопросе допустимого сексуального выражения, чем культуры Северной Европы или Латинской Америки, но в то же время она намного либеральнее многих исламских культур и культур Восточной Азии.

Наконец, наши ожидания также влияют на преобладающую тональность. Секс менее оскорбителен и выглядит не настолько шокирующим, если его ждут, нежели когда сексуальная тема возникает внезапно. Фотография обнаженной женщины, которая ловит открытым ртом вываливающийся из мясорубки кровавый фарш, не произведет шокирующего впечатления в журнале Hustler, а вот аналогичная фотография в Newsweek, мягко скажем, удивит. Стимул может быть один и тот же, однако воспринимаемая реальность, то, как мы ее видим, будет значительно отличаться в этих двух случаях. Далее мы обратимся к взрывоопасному сочетанию секса и насилия в масс-медиа: к сексуальному насилию.

СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ

Хотя ни секс, ни насилие в СМИ не являются чем-то принципиально новым, сочетание этих двух компонентов стало в последние годы преобладающим. Кабельное телевидение, видео и компьютерные технологии дали публике много новых возможностей смотреть фильмы и другие материалы сексуального характера в уютном уединении. Несмотря на то что многие люди не испытывают желания искать такие материалы или посещать кинотеатры ради просмотра эротики, шанс увидеть нечто эротическое в безопасной приватной домашней обстановке усиливает его привлекательность. Сексуальные журналы – не новое изобретение, новыми являются лишь откровенно жестокие издания, и даже такие «признанные» издания, как Penthouse и Playboy, все чаще обращаются к теме сексуального насилия (Dietz & Evans, 1982;Malamuth & Spinner, 1980). Еще один давно известный жанр – фильмы ужасов, которые с недавних пор превратились в шоу с обилием сцен насилия в отношении женщин и сексуальных эпизодов (Palys, 1986; Yang & Linz, 1990). Эти фильмы в основном предназначены для тинэйджеров, хотя и относятся к классу R. Во всех этих СМИ главным является не секс и не насилие, а способ, каким и то и другое подается вместе. Воображаемая реальность, сконструированная в сознании зрителя после просмотра таких материалов, может иметь некоторые очень серьезные последствия. Давайте обратимся теперь к рассмотрению эффектов сексуального насилия.

ЭРОТИКА КАК СТИМУЛЯТОР АГРЕССИИ

Психологи выдвигают множество спекуляций на тему связи секса и агрессии, в особенности когда речь идет о стимулировании жестокого поведения в результате сексуального возбуждения. В этом вопросе, однако, результаты разных исследований противоречат друг другу. Некоторые доказывают, что эротические материалы способствуют агрессии (Baron, 1979; Donnerstein & Hallam, 1978), другие – наоборот, что эротика вызывает торможение агрессивных импульсов (Donnerstein, Donnerstein &Evans, 1975; White, 1979). Разрешение этой проблемы, по-видимому, затрагивает характер самих материалов. Сексуальное насилие и неприятные темы, как правило, способствуют проявлению агрессии, в то время как темы, не связанные с насилием, а относящиеся к теме любви и приятному «мягкому порно», могут тормозить агрессию(Sapolsky, 1984; Zillmann, Bryant, Comisky, & Medoff, 1981).

Маламут (Malamuth, 1984) описывал эксперименты, в которых мужчинам показывали сцены сексуального насилия и вслед за этим измеряли их установки. В отличие от контрольной группы, испытуемые проявляли после просмотра нечуткость к насилию вообще к изнасилованию женщин, в частности, особенно если в фильме изображалось, что женщины-жертвы возбуждаются во время изнасилования. Сексуальное насилие возбуждало испытуемых только в том случае, если изображалось возбуждение жертвы.

Индивидуальные различия мужчин–зрителей

В другие работах исследовались осужденные насильники и было обнаружено, что преступников возбуждали как сцены изнасилования на экране, так и секс с взаимного согласия, хотя нормальных мужчин возбуждал только обоюдный секс (Abel, Barlow, Blanchard & Guild, 1977; Barbaree, Marshall & Lanthier, 1979). Исключение составляли сцены, в которых жертва разыгрывала наслаждение от насилия и испытывала оргазм; в этом случае нормальные мужчины (но не женщины), чувствовали одинаковое с преступниками возбуждение от сцены насилия, и это возбуждение было сильнее, чем от сцены секса по взаимному согласию (Malamuth, Heim & Feshbach, 1980).

При дальнейшем исследовании индивидуальных различий у мужчин Маламут и Чек (Malamuth & Check, 1983) предлагали мужчинам прослушать одну из трех записей с материалом сексуального содержания. В первой секс происходил по взаимному согласию, в двух других имитировалось изнасилование, но женщина показывала возбуждение или выражала отвращение. В том случае, когда женщина выражала отвращение, мужчины, как со склонностью к насилию, так и без нее, возбуждались сильнее от обычного секса, чем от насилия, об этом свидетельствовали их субъективные оценки и набухание пениса. Но если изображалось, что женщина тоже испытывает возбуждение, то мужчины, не склонные к насилию, одинаково возбуждались, просматривая секс по взаимному согласию и изнасилование, хотя мужчины с ориентацией на насилие в действительности проявляли больше возбуждения, просматривая версию изнасилования. Схожие результаты были получены Маламутом (Malamuth, 1981) при использовании стимуляции видеорядом.

Можно ли перенести эти эффекты на другие ситуации? Дон-нерстайн и Берковиц (Donnerstein & Berkowitz, 1981; см. также Donnerstein, 1980) показывали мужчинам фильм с насилием и сексом, в котором на женщину нападали, раздевали ее, связывали и насиловали. В одной из версий фильма изображалось, что женщина получает удовольствие от изнасилования. После этого участникам эксперимента предоставлялась возможность нанести удар электрошоком помощнику экспериментатора, который до этого их разозлил. Мужчины, видевшие фильм с изображением изнасилования, наносили помощнику экспериментатора больше ударов электрошоком, если он был женского пола, а не мужского. Следовательно, можно сделать вывод, что ассоциация секса и насилия в фильме способствует перенесению жестокого поведения на новую ситуацию.

Большинство экспериментов проводилось с мужчинами. Тем не менее некоторые эксперименты, проведенные с женщинами, снова продемонстрировали похожие поведенческие эффекты усиления агрессии по отношению к женщинам (Baron, 1979), эффект десенсибилизации и привыкания к насилию и одобрение мифов об изнасиловании (Malamuth & Briere, 1986; Zillmann & Bryant, 1982).

Выводы

Проведя метаанализ работ, посвященных исследованию взаимосвязи воздействия порнографии и одобрения мифов об изнасиловании, Аллен, Эммере, Гебхардт и Джайери (Alien, Emmers, Gebhardt & Giery, 1995) сделали вывод о том, что экспериментальные исследования последовательно подтверждают такой эффект влияния порнографии, как одобрение и принятие мифов об изнасиловании, хотя в теоретических работах говорится о лишь незначительном эффекте или его отсутствии. Эта взаимосвязь наблюдалась в экспериментах более явно, когда порнография включала также и насилие, чем когда проводились эксперименты только с эротическими материалами, хотя некоторые экспериментальные работы в обоих случаях демонстрировали наличие такого эффекта.

Какие выводы можно извлечь из исследований сексуальной жестокости? Первый: для воспринимаемой зрителем реальности важно, получает ли женщина удовольствие и возбуждается ли от насилия. Гораздо более нежелательные эффекты наблюдаются у нормальных мужчин, если им показывают, что женщина возбуждается, а не пугается. Этот образ женщины, «заводящейся» от насилия, по-видимому, не только безвкусное искажение реальности, но и образ, представляющий потенциальную опасность. Второй важный вывод состоит в том, что масс-медиа, в которых подается изображение секса и насилия, зачастую воздействуют на разных мужчин по-разному, в зависимости от собственной склонности мужчин применять силу в своей жизни. СМИ, содержащие насилие и секс, вероятнее всего возбуждают потенциальных преступников, склонных к изнасилованию, и других ориентированных на силу мужчин или даже подстрекают их к действиям, особенно когда в СМИ изображают, что женщина испытывает от насилия удовольствие.

БОЕВИКИ

Секс + насилие в популярных кинокартинах

Поскольку в рассматриваемых нами исследованиях применялись сексуально откровенные материалы, тот сорт прессы и видео, который считается «махровым порно», многие, пожалуй, сочтут, что эти данные не относятся к тем фильмам или газетам, которые они сами стали бы смотреть или читать. Тем не менее, сексуальное насилие никоим образом не ограничивается эротическими материалами, недоступными детям. Сотни обычных средних фильмов категории R продают и показывают повсюду – в кинотеатрах и в видеомагазинах – без каких-либо запретов. Пользуются большим успехом такие сериалы, как «День всех святых», «Детская игра», «Пятница, тринадцатое», «Крик», «Кошмар на улице Вязов» и множество менее известных фильмов. Многие из них отличаются особой жестокостью и полны сексуальных намеков. Например, в «Чужой жертве» показано, как запятнанный кровью вампир высасывает внутренности мертвой женщины из дыры в ее животе. «Праздник плоти» изображает червяков, пожирающих живых людей, они начинают с лица и переползают вниз. Фильм «Пусть они умирают медленно» обещает «24 сцены варварской пытки», вроде той, когда мужчина разрезает женщину пополам (Child’s Play, 1987, p. 31). «Отпрыск» показывает, как солдат душит девушку, взятую в плен, целуя ее. Даже в фильме категории PG«Золотой глаз» про Джеймса Бонда, выпущенном в 1995 году, была злодейка, завлекавшая мужчин в постель и затем уничтожавшая их. В этом фильме есть также сцены соблазнения с очень живой потасовкой между мужчиной и женщиной как своего рода предвкушением полового акта. В некоторых странах изнасилование и другие акты насилия против женщин – обычное сексуальное удовольствие (см. модуль 10.3).

Хотя многие из этих фильмов в США имеют категорию R, другие фильмы выпускаются вообще без указания категории, чтобы избежать ограничения R: «несовершеннолетним смотреть только с родителями». Поскольку никакие ограничения в видеомагазинах не действуют, рейтинги и классификация не решают проблемы порнографии и насилия. Такие фильмы смотрят многие подростки. Опрос, проведенный в начале 80-х годов среди 4500 подростков Англии и Уэльса, обнаружил, что почти 20% 13–14 летних мальчиков смотрели фильм с сексом и жестокостью «Я плюю на твою могилу». Этот фильм официально был признан непристойным и подлежал запрету в Соединенном Королевстве (Hill, Davis, Holman & Nelson, 1984). Более позднее исследование в США (Oliver, 1993) обнаружило, что пунитивные установки по отношению к сексуальности и традиционные установки относительно женской сексуальности ассоциировались с более сильным удовольствием у учащихся средней школы, когда они предварительно смотрели боевики. Некоторые исследователи отметили тренд в сторону более сильных, менее уязвимых женских персонажей в недавно выпущенных фильмах «Городская легенда», «Я знаю, что ты делала прошлым летом» и «Невеста Чаки».

Тревожнее всего в таких фильмах сопоставление эротики и насилия. Так, одна сцена из «Убийц с ящиками для инструментов» начинается с того, что женщина раздевается и входит в ванну под звуки нежной эстрадной мелодии Pretty Baby. Несколько минут героиня очень эротично ласкает себя и мастурбирует. Внезапно камера переключается на самозванца, вторгающегося в ее квартиру, как фон звучит громкая быстрая напряженная музыка. Камера и саунд-трек несколько раз смещаются от одного персонажа к другому, пока мужчина, в конце концов, не сталкивается с женщиной. Он нападает на нее с электрическими инструментами, охотится за своей жертвой по всей квартире и, наконец, стреляет ей в голову из перфоратора. Эпизод заканчивается тем, что героиня лежит на кровати, истекая потоками крови, и умирает. На заднем плане как фон тихо играет эротическая мелодия Pretty Baby.

Модуль 10.3. ИЗНАСИЛОВАНИЕ НА ПРОДАЖУ, ИНДИЙСКИЙ СТИЛЬ

Индия – это страна, производящая в год самое большое количество фильмов. Многие из них, как и того желает местная публика, изображают сцены изнасилования. Индийские фильмы по мотивам великих национальных эпосов «Махабхарата» и «Рамаяна» изображают стыдливых героинь, которых едва не изнасиловали, но от обидчиков женщин спасает их собственная добродетель. Такой паттерн поведения свойствен и многим другим индийским кинокартинам, в которых присутствуют героини сходного типа. Однако женские характеры, которые предстают более независимыми, испорченными и аморальными или хотя бы двуличными в моральном плане, страдают, порицается их образ жизни, а не тот, кто на них нападает. Реклама фильма 1989 года «Время преступлений» выглядела так: «Впервые смотрите на экране изнасилование под водой». Популярный индийский актер Ранджит за 19 лет своей актерской карьеры сыграл в 350 эпизодах с изнасилованием (Pratap, 1990).

Раздаются призывы в поддержку женщин. Бхаратенду Сингхаль, председатель совета сертификации фильмов, объявил в 1990 году о своем намерении вынудить продюсеров убрать щекотку из сцен с изнасилованием, хотя кинорежиссеры лоббировали его смещение с этого поста. Любопытно, что словесные непристойные намеки чаще порицаются в Индии, чем открытое насилие. Фильм 1993 года «Халнайак» вызвал противоречивые отклики, так как знаменитая киноактриса Мадури Диксит сжимала свою грудь, пока пела «Что под моей блузой?» (Maier, 1994).

Отражает ли такое положение дел ситуацию в обществе или помогает его смягчить? В Индии ежегодно фиксируется свыше восьми тысяч изнасилований в отношении бедных женщин и женщин из низших каст, хотя и это всего лишь малая часть изнасилований, происходящих в стране. Иногда дело об изнасиловании даже доходит до суда. В 1989 году полицейские, обвиняемые в изнасиловании 18 женщин, были признаны невиновными судьей Бихаром, решившим, что женщины были так бедны, что могли за взятку дать ложные показания (Pratap, 1990).

ЭФФЕКТЫ ОТ ПРОСМОТРА ФИЛЬМОВ С БОЛЬШИМ КОЛИЧЕСТВОМ НАСИЛИЯ И ЖЕСТОКОСТИ

Линц, Доннерстайн и Пенрод (1984; см. также: Linz, 1985; Linz, Donnerstein & Adams, 1989) исследовали эффекты подобных фильмов. Участников их экспериментов, юношей-студентов колледжей, сперва опрашивали и исключали тех, у кого раньше проявлялись враждебные наклонности или психологические проблемы. Остальным мужчинам в экспериментальной группе каждый день в течение недели показывали стандартный выпушенный в Голливуде фильм категории R. Все эти фильмы отличались необычайной жестокостью, и в них встречалось множество эпизодов, когда женщин убивали и они умирали медленной, мучительной и болезненной смертью в ситуациях с эротическим контекстом (как, например, в сцене из «Убийц с ящиком для инструментов» описанной выше). Каждый день участники эксперимента заполняли анкеты, оценивая фильм и предоставляя данные о своей личности.

Эти оценки показывают, что реакция мужчин становилась менее депрессивной, менее раздраженной и менее тревожной по мере просмотра все новых фильмов. Фильмы сами по себе оценивались с течением времени как более приятные, юмористичные, имеющие больше социальной значимости, менее жестокие и оскорбительные и менее унизительные для женщин. За неделю жестокие эпизоды в целом и эпизоды с насилием, в частности, оценивались как встречающиеся реже, чем это было в действительности. В похожем исследовании, которое проводил Крафка (Krafka, 1985), он тестировал женщин и не обнаружил подобных эффектов. Хотя эти данные служат хорошим доказательством некоторой десенсибилизации, происходящей у мужчин, остается открытым вопрос, переносятся ли создавшиеся таким образом оценки на другие ситуации.

Чтобы ответить на этот вопрос, Линц, Доннерштейн и Пенрод (1984) предложили тем же самым испытуемым принять участие в еще одном эксперименте, когда они не должны были осознавать никакой связи происходящего с кинофильмами. В этом эксперименте испытуемые наблюдали за судом над насильником, проводимым в юридической школе, и оценивали его несколькими способами. В сравнении с контрольной группой мужчины, которые видели боевики, считали, что жертва насилия меньше пострадала и физически и морально. Эти результаты соответствуют и результатам эксперимента Зиллмана и Брайанта (Zil!mann& Bryant, 1984), которые обнаружили, что постоянный просмотр присяжными откровенно сексуальных материалов приводил к вынесению более мягкого приговора насильнику. Такие данные показывают, что мир, который мы себе представляем после просмотра боевиков и откровенно жестоких фильмов, искажает реальность и эти представления могут иметь губительное влияние, если человек верит в то, что этот мир и есть реальность.

Выводы

Неудивительно, что данное исследование и другие работы в этом направлении (обзор см.: Donnerstein et al., 1987) вызвали в обществе серьезную озабоченность и тревогу. Они встревожили и психологов. Некоторые из основных эффектов не были повторены в более поздних экспериментах (Linz & Donnerstein, 1988), и эти выводы подверглись критике как с точки зрения методологии, так и по существу (Weaver, 1991; Sapolsky & Molitor, 1996).

Подверглись критике и разграничения, которые проводили Доннерстайн и Линц между эффектами порнографии с насилием и без него (Weaver, 1991; Zillmann & Bryant, 1988с). Во всех областях данные экспериментов оказались несколько непоследовательными. Зиллман и Брайант доказывали, что Линц и Доннерстайн слишком поспешно упомянули неудачные результаты, чтобы не выдвигать нулевую гипотезу, поддерживающую безвредность порнографии без насилия, однако они всего лишь игнорировали результаты экспериментов и писали о гибельных эффектах сексуального насилия. Чек и Гулуайен (Check & Guloien, 1989) обнаружили, что мужчины, которые смотрели много фильмов и сцен, включавших сексуальное насилие, показывали более высокую вероятность того, что совершат насилие сами, чем те участники контрольной группы, кто не смотрел этих фильмов, однако тот же результат обнаруживался и в группе, смотревшей порнографию без сцен насилия. Порой в использовании данных исследований такого рода и их интерпретации присутствует очень сильное противоречие, иногда даже носящее политическую окраску (см. модуль 10.4).

СМЯГЧЕНИЕ НЕГАТИВНЫХ ЭФФЕКТОВ СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ

Каков бы ни был явный характер эффектов сексуального насилия, результаты уже рассмотренных нами работ настораживают, особенно если учитывать, что многие дети и подростки смотрят фильмы с жестокостью и насилием, а количество таких фильмов и насилия на экране возрастает. В некоторых исследованиях разрабатываются и оцениваются процедуры тренинга перед просмотром, которые должны снизить эффект десенсибилизации к насилию (Intons-Peterson & Roskos-Ewoldsen, 1989; Intons-Peterson, Roskos-Ewoldsen, Thomas, Shirley & Blut, 1989; Linz, Donnerstein, Bross & Chapin, 1986; Linz, Fuson & Don-nerstein, 1990). Эти работы, как правило, показывают, что смягчающие эффекты сказываются лишь на каких-то одних параметрах, но не на всех. Линц и его коллеги (Linz et al., 1990) обнаружили, что на мужчин особенно сильно влияет информация о том, что женщины не несут ответственности за сексуальные нападения, совершаемые на них. Есть также некоторые доказательства, что десенсибилизацию можно снизить, если давать постоянную информацию о мифах об изнасиловании и неточности изображения людей в масс-медиа после просмотра людьми некоторых фильмов с сексом и насилием. По крайней мере, на некоторых участников экспериментов такая аргументация производила большее впечатление после того, как они возбуждались в результате просмотра фильма и своими глазами видели специфические примеры, иллюстрирующие предоставленную им после просмотра информацию. В контексте увиденного особые аспекты тренинга сенсибилизации имели сильное влияние. В модуле 10.5 приводится дискуссия на этические темы, возникающие при проведении подобного эксперимента.

Воспользовавшись совершенно другим подходом, Б. Дж. Уилсон, Линц, Доннерстайн и Стипп (Wilson, Linz, Donnerstein & Stipp, 1992) измерили эффект просмотра просоциального телефильма об изнасиловании. Они обнаружили, что в сравнении с контрольной группой люди, посмотревшие этот фильм, обычно проявляли повышенное беспокойство и озабоченность проблемами насилия. Тем не менее, не все группы были настолько чувствительны. В отличие от женщин и молодых мужчин, у мужчин старше 50 лет усиливались существующие ранее установки, и после просмотра этого фильма такие испытуемые еще больше обвиняли женщин в том, что те провоцируют насилие. Исходя из этих данных, можно сделать вывод о том, что при вмешательстве нужно тщательно учитывать установки и переживания определенной аудитории.

ОСВЕЩЕНИЕ В ПРЕССЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С СЕКСУАЛЬНЫМ НАСИЛИЕМ

Способ подачи репортажей и обзоров в прессе таких преступлений, как изнасилование, может незаметно поддерживать в читателях и зрителях мифы об изнасиловании. Даже очень жестокое насилие можно иногда описать как проявление «страсти» или «любви». Если мужчина убивает свою бывшую жену и ее любовника, пресса называет это «любовным треугольником». Когда мужчина расстреливает нескольких своих коллег по работе, включая и женщину, которая отказалась с ним встречаться, это называется «трагедией отвергнутой любви». Когда мужчина похищает, насилует и душит жену, с которой давно разошелся, а затем закалывает ее, он изображается в прессе «пылающим от ревности» (Jones, 1994). Имеет ли любовь что-нибудь общее с подобными преступлениями?

Бенедикт (Benedict, 1992) определила несколько проблем обзора сексуальных преступлений в прессе. Прежде всего, при описании таких преступлений на точку зрения влияют гендерные предубеждения авторов, репортеров и редакторов. В два или три раза больше вероятности, что криминальные и полицейские обзоры пишут мужчины, а не женщины. В самом языке также присутствует гендерное предубеждение, говоря о женщинах, чаще описывают их сексуальность и внешнюю привлекательность. Некоторые мифы об изнасилованиях поддерживаются в читателе незаметно, например, изнасилование подается как неудовлетворенная сексуальная потребность. Реже мы сталкиваемся с описанием изнасилования как пытки, несмотря на то, что этот ракурс используется при репортажах об изнасилованиях во время войн. Например, во время массовых изнасилований боснийских женщин в период боснийской гражданской войны в начале 1990-х годов эти факты изображалось как пытки или акты военных действий, не описывалась привлекательность, легкомысленные манеры или одежда жертв.

В своем контент-анализе газетных репортажей о нескольких особенно ярких случаях изнасилования Бенедикт (1992) определила два распространенных типа повествования. Оба они искажают преступление и превращают его в банальность. Самый распространенный тип – это описание женщины-вамп, сексуальной женщины, возбуждающей в мужчине желание, так что мужчина не в состоянии контролировать себя и насилует ее. Второй тип повествования – это «девственница», чистая, невинная женщина, на которую нападает ужасный монстр, часто изображаемый безумным, с цветом кожи темнее, чем у жертвы. Бенедикт определяет несколько факторов, усиливающих вероятность того, что пресса воспользуется повествованием о типе «вамп», то есть будет обвинять жертву. Эти факторы включают следующее: а) жертва была знакома с обидчиком, б) не использовалось никакого оружия, в) она была молода и красива, г) в ее поведении были заметны отклонения от традиционных сексуальных ролей, д) она была того же самого или низшего по сравнению с насильником статуса, класса и этнической группы. Чем больше из этих условий присутствует в деле, тем вероятней, что репортаж будет соответствовать повествованию о типе «вамп». Чем меньше этих условий соблюдается, тем сильнее вероятность того, что о деле будут рассказывать в свете повествования о девственнице.

Почему встречается такое предубеждение? Бенедикт, в частности, обвиняет обычное давление сроков сдачи репортажей, а также наше человеческое любопытство к жертвам преступлений. Несмотря на то, что симпатия к жертве очевидна, сказывается еще и желание репортеров себя и всех нас уверить  в том, что такое не может произойти с нами, потому что мы не ведем себя подобным образом. Из-за этого поведению и атрибуции жертвы придается особое значение. Меньше внимания сосредоточивается на насильнике, в особенности в повествовании о типе «вамп», и мало исследуются социальные факторы, толкающие мужчин на такие поступки. Такие предубеждения могут иметь свои последствия. Когда большое жюри в Техасе в 1993 году отказалось признать мужчину виновным в изнасиловании, потому что жертва убедила его надеть презерватив, то лишь возмущенная общественность вынудила суд пересмотреть дело.

Особенно щекотливая тема – это вопрос о том, публиковать ли имена жертв изнасилований и схожих преступлений. Несмотря на то, что некоторые настаивают на публикации (например, Gartner, 1991), большинство журналистов продолжает уважать личную жизнь жертв. Красноречивая аргументация в пользу сохранения тайны есть у Поллитт (1991).

Модуль 10.4. КОМИССИИ ПО ПОРНОГРАФИИ, ИЛИ ПОЧЕМУ НАУКА И ПОЛИТИКА НЕ МОГУТ НАЙТИ ОБЩИЙ ЯЗЫК

Президент США Линдон Джонсон в 1967 году назначил комиссию, чтобы проанализировать: а) законы, контролирующие порнографию, б) дистрибуцию сексуально откровенных материалов и в) эффекты потребления таких материалов. Президент поручил комиссии разработать рекомендации по принятию необходимых законодательных или административных актов. Комиссия спонсировала более 80 исследований по данной тематике, тем самым дав импульс научному изучению сексуально откровенных материалов. В окончательном отчете три года спустя рекомендовался более строгий контроль за распространением этих материалов, недопущение их продажи детям и отмена всяких ограничений доступа для взрослых. Последняя рекомендация основывалась на выводе большинства, которое считало, что «нет доказательств того, что предоставление или использование откровенно сексуальных материалов играет существенную роль в обусловленности социального или индивидуального ущерба, такого, как преступления, правонарушение, отклонения сексуального и несексуального характера или сильное патологическое эмоциональное расстройство» (U. S. Commission on Obscenity and Pornography, 1970, p. 58). Состав комиссии подвергался критике за то, что в нее входило слишком много либерально настроенных людей, большинство ее заключений отвергла новая администрация Ричарда Никсона, объявившего: «Пока я здесь, в Белом доме, будут неустанно предприниматься попытки контролировать и исключить грязь из жизни нашей нации» (Eysenck & Nias, 1978, p. 94).

Через несколько лет была сформирована вторая комиссия. Генеральный прокурор США Эдвин Мииз в 1985 году призвал эту комиссию оценить характер, распространение и влияние порнографии на американское общество. Комиссия должна была найти более эффективные методы сдерживания распространения порнографии. Этот шаг прокурора был вызван его политической позицией. Одно из важных заключений комиссии касалось эффекта сексуального насилия: «Имеющиеся доказательства неопровержимо подтверждают гипотезу о том, что постоянное предоставление материалов, содержащих секс и насилие… находится в причинной взаимосвязи с антисоциальными актами сексуального насилия и для некоторых подгрупп населения – с преступными актами сексуального насилия (Final Report, 1986, p. 40).

В группах такого типа, как указанные комиссии, как правило, решают не только научные, но и политические задачи (Einsiedel, 1988; Paletz, 1988; Wilcox, 1987). Иногда, даже если существует относительное согласие в научных выводах, находятся серьезные разногласия относительно их политических последствий. Например, Линц, Доннерстайн и Пенрод (1987) возражали против некоторых выводов комиссии 1986 года, сделанных на основании собственных разработок этих психологов, в них были доказаны губительные эффекты сексуального насилия в масс-медиа. Линц и другие (1987) считали, что призыв комиссии к ужесточению законов о непристойности не являлся адекватным изменением политики, внесенным на базе исследований, поскольку этот призыв игнорировал распространение тем сексуального насилия в других СМИ, не охваченных этими законами.

Такие политически-научные гибриды не являются чем-то уникальным, типичным только для США. В тот же период времени комиссии Лонгфорда (1972) и Вильямса в Великобритании (В. Williams, Report of the Committee on Obscenity and Film Censorship, 1979) издали свои доклады, за ними последовала и комиссия Фрезера в Канаде (Report of theSpecial Committee on Pornography and Prostitution, 1985). Основной вывод этих комиссий заключался в том, что современным исследованиям на эту тему недостает убедительности. Принесли ли какую-то пользу такие комиссии?

Модуль 10.5. ЭТИКА ЭКСПЕРИМЕНТОВ НА ТЕМУ СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ

Чем больше потенциальной опасности и вреда несет просмотр сексуально откровенных материалов, в особенности материалов, касающихся сексуального насилия, тем больше вопросов возникает об этичности проведения экспериментов, во время которых испытуемым предоставляются подобные материалы (Malamuth, Feshbach &Heim, 1980). Несмотря на то, что мы, очевидно, получаем некоторую ценную информацию, какова будет цена такого знания, если учесть влияние экспериментов на частную жизнь их участников? Эта проблема была серьезно рассмотрена Маламутом, Хаймом и Фишбахом (1980), а также другими психологами, представившими обширные данные опросов, которые говорили об ужасной реальности насилия и абсолютной нереальности утверждений о том, что жертва насилия получала удовольствие. Маламут и его коллеги даже включили в свою книгу дискуссию о том, почему мифы об удовольствии изнасилования преобладали именно в масс-медиа, затрагивающих темы секса и насилия. Некоторые работы включали и оценку таких сессий опросов. Опросы показали, что по сравнению с контрольной группой люди, не принимавшие участия в экспериментах психологов, реже одобряли и принимали мифы об изнасиловании (Donnerstein & Berkowitz, 1981; Malamuth & Check, 1980b).

Разумеется, неэтично считать контрольную группу идеальной, предоставлять ей материалы с сексом и насилием в ходе эксперимента и не проводить опроса после его проведения!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Какие выводы мы можем сделать на основании исследований воспринимаемой нами реальности СМИ и эффектов просмотра эротических фильмов и журналов? Прежде всего, полезно провести разграничение между СМИ, изображающими только секс или и секс и насилие, хотя это разграничение может быть не настолько важным, как считают Линц и Доннерстайн. Хотя и существуют некоторые негативные эффекты от материалов, не касающихся насилия (эти эффекты относятся прежде всего к установкам по отношению к женщинам, см.: Weaver, 1991; Zillmann & Bryant, 1988 а, 1988 b), результаты исследований становятся куда более захватывающими, когда рассматривается тема сексуального насилия. Сексуальное насилие возбуждает сексуальных маньяков, мужчин, ориентированных на насилие, и иногда даже «нормальных» мужчин, если изображено, что женщина возбуждается в результате нападения. Обзоры и метаанализы результатов многочисленных экспериментальных исследований эффектов просмотра сексуально откровенных материалов есть в работах Аллена, Д’Аллесио, Брезгеля, Эммерса, Гебхардта, Джайе-ри, Лайенса, Андерсона, Ларсона и Страсбургера (Alien, D’Alessio, Brezgel (1995), Alien, Emmers, Gebhardt, Giery (1995), Lyons, Anderson, Larson (1994), Strasburger (1995)).

Постоянный просмотр материалов с сексом и насилием может привести к десенсибилизации к насилию в отношении женщин в целом и большему одобрению мифов об изнасиловании. Это не только доказывает, что сочетание секса и насилия гораздо хуже, чем то и другое по отдельности, но и придает особое значение характеру изображения. Если изображается нападение на женщину, когда ее терроризируют и зверски с нею обращаются, то негативные эффекты у нормальных мужчин будут меньше, чем в том случае, когда в фильме показывают, что женщина возбуждается и/или достигает оргазма, когда на нее нападают. Пожалуй, из всех тем, затрагивавшихся в этой книге, тема секса и насилия в СМИ представляет особую опасность. Создание такого рода реальности в СМИ опасно не только само по себе, изображение секса и жестокостей заставляет нас принимать их как реальность. Когда девушку или женщину насилуют, в этом нет для нее ничего возбуждающего, а послания с противоположным смыслом не оказывают помощи мальчикам-тинэйджерам, когда они пытаются понять, как нужно вести себя с девушками и женщинами.

Не все темы сексуальной агрессии против женщин ограничиваются специфически сексуальным материалом или очень жестокими фильмами. Эти образы обнаруживаются и в обычных телефильмах и сериалах. Например, в контент-анализе, проведенном Лаури, Лав и Кирби (Lowry, Love & Kirby, 1981), обнаружилось, что кроме эротических прикосновений неженатых людей, агрессивный сексуальный контакт является наиболее распространенным видом сексуального взаимодействия в дневных «мыльных операх». Несколько лет назад сюжет сериала «Центральная больница» строился на изнасиловании. Хотя женщина сначала показалась униженной, она позже влюбилась в насильника и вышла за него замуж. Журнал Newsweek («Soap Operas», 1981) писал о том, что продюсеры и актеры мыльных опер считали, что увеличение сексуальной агрессии и эпизодов на эту тему привлечет внимание зрителей-мужчин, которые «начали смотреть нас, потому что мы перестали быть тряпками. Если женщина не права, мы даем ей оплеуху» (р. 65).

Такие образы появляются и в других средствах массовой информации. Контент-анализ детективных журналов свидетельствует, что 76% обложек изображают доминирование мужчин над женщинами и только на 38% они находятся в подчиненном положении (Dietz, Harry & Hazelwood, 1986), а ведь все эти издания никогда не считались сексуальными, а тем более порнографическими! Работы по изучению видеоклипов с рок-музыкой (Hansen & Hansen, 1990; Zillmann & Mundorf, 1987) показывают, что сексуальное содержание клипов кажется зрителям очень привлекательным, а насилие – нет. Несмотря на то, что сексуальное насилие может иметь уже упомянутые нами негативные эффекты, зрелище насилия, вероятно, не очень приятно само по себе. Не совсем ясен эффект предупреждений для родителей о сексуальном содержании, которые делаются на кассетах и CD, но по результатам одной работы (Christenson, 1992), по-видимому, можно сделать вывод о снижении привлекательности для учащихся школ видеозаписей и CD с этими пометками. Тем не менее, темы сексуального насилия широко распространены в СМИ, и никакая «быстрая отладка» суровых в отношении порнографии законов и предупреждающие пометки не помогут полностью убрать из прессы эти материалы.

СМИ создают реальность, в которой мужчины властвуют над женщинами и даже ведут себя с ними по-зверски. Серьезность проблемы не снижается даже, когда женщины «заводятся» во время изнасилований и пыток. Основная масса СМИ именно такое поведение мужчин по отношению к женщинам считает нормальным, но какова цена такого послания для тех зрителей, которые не понимают, что эта картина серьезно искажает реальность? Когда мы обращаемся к темам, несущим такую сильную эмоциональную нагрузку, как порнография, нам нужно особенно четко осознавать собственные предубеждения и идеологию, которую мы неизбежно привносим в ее рассмотрение. Даже научными работами может отчасти руководить идеология исследователей (см. модуль 10.6).

Наконец, люди обычно полагают, что СМИ больше влияют не на них самих, а на других – так называемый эффект третьего человека (third-person effect) (Davidson, 1983; Gunther, 1991). Соответственно, люди верят, что порнография влияет на других больше, чем на них самих (Gunther, 1995). То же самое относится и к распространенным представлениям людей об эффектах рекламы (Gunther & Thorson, 1992) и обзорах новостей (Gunther, 1991; Perloff, 1989).

МОДУЛЬ 10.6. НОРМАТИВНЫЕ ТЕОРИИ ПОРНОГРАФИИ

Двое самых именитых исследователей секса в масс-медиа, Линц и Маламут писали о том, как различные нормативные теории руководят исследованиями и скрываются порой за научными данными (Linz & Malamuth, 1993). Первая теория – консервативно-моралистическая – весьма заметна в англо-американской культуре. В соответствии с этой теорией публичные изображения секса считаются отвратительными и оскорбительными. Тем не менее, эти изображения возбуждают, и они особенно опасны в том случае, когда показывается секс вне моногамных отношений. Существует скрытое убеждение в том, что внимание к удовольствиям секса и вседозволенность ведет к поступкам, подрывающим моральные устои, касающиеся отношений с женщинами и сексуальности, и, в конце концов, способствует упадку института брака и других традиционных социальных структур. Эта позиция, вероятно, побуждает к самим исследованиям, посвященным теме сексуального возбуждения и изучению материалов, его вызывающих, а также вопросу о том, как предоставление сексуальных материалов подрывает традиционные установки и влияет на реакцию зрителей после просмотра.

Вторая нормативная теория – либеральная. Ее сторонники верят, что изображения сексуального характера провоцируют фантазии, но эти фантазии не проявляются в действии, поэтому они никому не причиняют вреда. Они могут даже принести пользу обществу, так как освобождают человека от излишнего ханжества. Либералы считают, что если сексуальное поведение (и наблюдение за ним) – личное дело каждого человека, то правительству не следует ограничивать или регулировать этот рынок идей, который может и сам приспособиться к меняющимся социальным стандартам. Сторонники либеральной теории склонны придавать больше значения изучению физических и бихевиористских эффектов сексуальных масс-медиа в реальном мире, а не лабораторным экспериментам. В соответствии с этой теорией поощряются образовательные задачи масс-медиа и нейтрализация антисоциальных посланий с помощью конкурирующих посланий, а не посредством законодательных ограничений.

Третья нормативная теория, самая современная, – это феминистская теория, рассматривающая порнографию в качестве мощной социальной силы, рекламирующей изнасилование женщин и социальное подчинение женщин как класса. Исследования, вдохновляемые феминистской теорией, сосредоточены на возбуждении или его отсутствию в сценах изнасилования женщин. Сторонники этой теории больше внимания уделяют установкам, а не поведению, различному реагированию мужчин со склонностью к насилию и без.

Линц и Маламут признают, что каждая нормативная теория стимулирует полезное исследование, но ученые вместе с тем подчеркивают, что мы должны осознавать идеологическую позицию исследователей и задачу их научных работ, когда оцениваем выводы и место данной работы в контексте всех исследований эффектов СМИ.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Игра слов: private – рядовой (англ.) и в то же время эвфемистическое название половых органов. (Прим, перев.)

 

 

ГЛАВА 11.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ В СМИ: СМИ ПРИНОСЯТ ПОЛЬЗУ И ПОМОГАЮТ ЛЮДЯМ

Детские социальные телепередачи

Улица Сезам

Другие проекты студии телепрограмм для детей

Изменение установок, связанных с гендерными ролями

Модуль 11.1. Шоу «Наука – это развлечение!»

Вклад коммерческих телекомпаний

Первый канал

Модуль 11.2. Как при помощи телевизионных программ пробуждается интерес к чтению

Общественно-полезные телепередачи для взрослых

Модуль 11.3. Удивительные примеры: СМИ в Африке

Использование СМИ в социальном маркетинге

Препятствия на пути продвижения социального маркетинга

Аудитория

Модуль 11.4. Как пристыдить хозяина собаки и заставить его убрать за ней

Модуль 11.5. Призывы стать донором: эгоистическая и альтруистическая мотивировки

Характеристики эффективности кампаний

Позитивные эффекты социального маркетинга

Кампании по охране здоровья в СМИ

Заключение

Модуль 11.6. Социальная реклама борьбы со СПИДом: когда она срабатывает?

Модуль 11.7. Супермен и Чудесная женщина учат детей Центральной Америки избегать мин

Вопрос. Какие программы на телевидении можно считать «образовательными»?

Ответ. По мнению бывшего председателя Федеральной комиссии по связи (FCC) Николаса Джонсона, вся проблема только в том, чему именно они учат.

Вопрос. Какая образовательная программа популярнее всего в США?

Ответ. Sesame Street («Улица Сезам»). Она постоянно выходит в эфир с 1969 года.

Вопрос. А в Индии, какая программа считается самой популярной из всех, когда-либо создававшихся?

Ответ. Hum Log («Мы – люди»), феминистская семейная драма, ее создавали с явной целью улучшить положение женщины в обществе (W. J. Brown & Cody, 1991).

В этой книге мы в основном рассказываем о тех ложных представлениях, которые появляются у людей в процессе их контакта со СМИ: о мире насилия, обмана, стереотипов, аморальных ценностей и искаженной реальности. Тем не менее, СМИ можно использовать и для позитивных целей, что, как мы увидим, и происходит в действительности. В этой главе мы коснемся нескольких программ такого рода, в которых СМИ явно используются для улучшения жизни отдельного человека и общества в целом. Мы уже касались роли СМИ в благотворительной деятельности (например, использования СМИ в обучении позитивным ценностям или для смягчения эффектов сексуального насилия), а здесь сделаем акцент на обучении, смене установок, новых знаниях, возможном изменении поведении и моральных ценностях. В этой главе будут рассмотрены три сферы деятельности масс-медиа: образовательное телевидение для детей, социальные СМИ для взрослых и темы безопасности и здоровья в социальной рекламе. Все эти проекты предназначены для того, чтобы изменить наши искаженные представления о реальности. Их цель – оказать позитивное воздействие на человека и общество. Масс-медиа обладают огромным потенциалом, который еще до сих пор не раскрыт, и вполне могут способствовать позитивным изменениям в обществе.

ДЕТСКИЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕЛЕПЕРЕДАЧИ

Поскольку любой ребенок проводит достаточно много времени перед экраном телевизора, то невозможно себе представить, чтобы маленькие дети ничему не учились во время просмотра телепередач (G. L. Berry & Asamen, 1993). Для того чтобы понять детские представления и то, что приобретают дети, когда смотрят телевизор, необходимо тщательное исследование как содержания программ, так и когнитивных процессов у детей на разных стадиях развития. Подробный обзор этих тем есть у Хьюстона и Райта (Huston & Wright, 1987). Здесь же мы остановимся на некоторых специфических обучающих телевизионных программах.

Уже в начале 1950-х годов на американских коммерческих телекомпаниях существовало несколько детских образовательных шоу, например, Ding Dong School, RomperRoom и Captain Kangaroo. В середине 60-х возрос интерес к продвижению чисто образовательных программ на некоммерческой основе, таких программ, которые бы обладали высоким техническим качеством и имели бы позитивный социальный смысл. В США в 1967 году была создана корпорация общественного вещания, вслед за ней в 1970 году образована PBS.[1] В этот период времени художественный и технический уровень детских программ значительно повысился, и на улучшение их качества особенно повлияло создание в 1968 году Студии телепрограмм для детей (CTW), которая первоначально существовала на деньги частных спонсоров.

УЛИЦА СЕЗАМ

В 1969 году впервые вышла на экран программа Sesame Street («Улица Сезам»), одно из самых популярных телевизионных шоу всех времен. Став фактически первым американским шоу, предназначенным специально для детей, Sesame Street до сих пор остается самой успешной и популярной детской телепрограммой во всем мире. Она дублирована на многие языки, к тому же для каждой отдельной культуры и страны создается отдельное шоу и адаптируется к традициям того государства, в котором оно идет (Diaz-Guerrero, Reyes-Lagunes, Witzke & Holtzman, 1976). Первоначально целью передачи было расширить и обогатить опыт дошкольников и подготовить их к школе. В программе рассказывалось о городах и разных культурах, и она предназначалась прежде всего для так называемых детей из неблагополучных семей, которые часто приходили в школу менее подготовленными к чтению, чем их сверстники. В действительности же шоу оказалось популярно среди детей из самых разных социальных слоев. Такие постоянные персонажи, как большая Птица, Куки Монстр, Оскар-ворчун, Берт и Энни, стали любимыми детскими героями и знакомы с детства почти каждому.

Что представляет собой это шоу

Технический уровень Sesame Street все эти годы может служить образцом для создателей подобных программ: в шоу используется анимация, действуют кукольные герои и живые актеры, сюжеты отличаются юмором. Поскольку реклама знакома и нравится детям, Sesame Street использует много приемов, характерных для рекламы (например: «Эту программу делали для тебя буква «Н» и число «6″). Музыкальные видеоклипы также повлияли на шоу: в нем встречается и эта форма. Короткие отрывки удерживают внимание детей и не дают оторваться от телевизора даже самым маленьким зрителям. Фактически даже младенцы до года регулярно смотрят Sesame Street.Практически все люди в разных странах мира, теперь уже взрослые, смотрели в детстве Sesame Street, а многие были ее любителями. Во многих странах это шоу показывают 3–4 часа в день по каналам PBS. Бывают периоды, когда 70–80% детей в возрасте от 2 до 5 лет смотрят его почти каждую неделю. Так что Sesame Street стала одной из самых популярных в истории телевидения программ.

В программе много игры слов и сатиры, адресованной взрослым, которые смотрят программу вместе с детьми или слышат отрывки из телепередачи. Например, рок-группа кукол-насекомых поет о питании в песне Hey Food («Эй Еда»), сложенной на мотив песни «Битлз» Неу Jude. В передаче авторы подтрунивают и над взрослыми программами PBS. Так, один из постоянных сюжетов Sesame Street это «Театр ужасов», его главный герой – Куки-Монстр, одетый в смокинг (пародия на программу телекомпании PBS «Добрый вечер. Я – Элистер Куки»). Куки-Монстр знакомит детей с классическими произведениями о числах и буквах, среди которых «Старик и М», «Один полет над гнездом кукушки» и «Почтальон всегда звонит дважды». В пародии «Смертельное ору-жие-3» Мел Гибсон и Дэнни Гловер едва успевают отскочить от падающей на них бетонной цифры 3. Дети знакомятся с оперной музыкой, когда слушают птичий концерт «Нестрополитен опера».[2] Популярные взрослые звезды – частые гости программы: такие знаменитые актеры и журналисты, как Джей Лено, Глен Клоуз, Кендейс Беджен, Барбара Уолтерс, Фил Донахью, Пол Саймон, Робин Уильямс и даже мэр Нью-Йорка Дэвид Динкинс побывали на улице Сезам. Взрослым, смотревшим шоу, еще, когда они были дошкольниками, часто кажется, что в нем есть много деталей, которых они раньше не замечали или на которые не обращали внимания. В этом отличие Sesame Street от шоу типа Barney and Friends («Барни и друзья») или Mister Rogers Neighborhood («Соседи мистера Роджерса»), которые не обладают никакой привлекательностью для взрослой аудитории. Такая особенность входит в задачи авторов, ведь дети узнают из программы гораздо больше, когда родители смотрят ее вместе с ними и обсуждают увиденное.

В передаче специально участвуют представители разных гендеров, рас, классов, этнических групп, что дает детям представление об образцовой социальной модели, причем гораздо более разнообразной и обладающей более высокими позитивными качествами, чем другие модели, предлагаемые коммерческим телевидением. Среди человеческих персонажей в шоу участвует много женщин и членов различных этнических групп, которые говорят о том, что они – люди, а не только члены отдельной социальной группы. Иногда обучающая программа посвящена какой-то одной теме, например, об испанской культуре, причем поются песни на испанском и английском языках, такие, как «Somos Hermanos» («Мы – братья»). А в следующий раз персонажи Sesame Street предпринимают поездку в Воронью резервацию в Монтану, чтобы познакомиться с особенностями коренной американской культуры. Была также подготовлена и выпущена в эфир передача о посещении Луизианы, где герои познакомились с культурой живущих там афро-американцев, их едой и музыкой.

Эффекты просмотра улицы Сезам

Sesame Street смотрели не только все маленькие дети США, ее также чаще всего брали в качестве примера для исследований. Мы здесь рассмотрим лишь некоторые эффекты от просмотра этой передачи (Anderson, 1998; Ball & Bogatz, 1970; Bogatz & Ball, 1972; Т. D. Cook et al., 1975; Huston, Wright, Rice, Kerkman & St. Peters, 1990; Huston &Wright, 1998).

По мнению большинства родителей, их дети проявляют неослабевающий интерес к этой передаче, внимательно ее смотрят; дошкольникам шоу действительно нравится. Если говорить о более значительных эффектах и влиянии Sesame Street на уровень знаний ребенка, то есть данные, свидетельствующие о кратковременных эффектах: увеличивается словарь ребенка, ребенок обучается предварительным навыкам, необходимым для чтения, дети также учатся позитивным социальным умениям и установкам: так, например, после просмотра телепередачи у детей исчезают расистские установки и меняется поведение по отношению к детям другого цвета кожи (Anderson, 1998; Ball & Bogatz, 1970; Huston & Wright, 1998; Rice, Huston, Truglio & Wright, 1990). Более длительные эффекты не так очевидны, а некоторые исследования показали, что преимущества, которые по сравнению с контрольной группой имеют дети, смотревшие Sesame Street, исчезают через несколько месяцев или лет (Bogatz &Ball, 1972). Другие более современные долгосрочные исследования показывают, что постоянный просмотр Sesame Street в дошкольном возрасте позитивно коррелирует с оценками в школе по английскому, математике и естественным наукам, даже когда в ходе эксперимента проверяются ранние способности к языкам и уровень образования родителей (Huston & Wright, 1998).

Относительно просмотра детьми Sesame Street обнаружились некоторые интересные закономерности. Позитивные эффекты кажутся сильнее, если программа обсуждается с родителями или сопровождается обучением (Cook et al.,1975). Это предполагает, что среди прочего программа служит катализатором неформального образования в семье (к этой теме мы еще вернемся в главе 12). Еще один интересный факт: Sesame Street эффективнее помогала детям с более высоким социальным статусом (Ball & Bogatz, 1970). Печальная ирония состоит в том, что шоу в действительности увеличило разрыв в подготовке к чтению детей низкого и высокого социального статуса, хотя оно создавалось специально для того, чтобы этот разрыв сократить. Тем не менее, результат этот не был неожиданным, поскольку любое вмешательство, как правило, помогает тем, кто быстрее может к нему адаптироваться и более способен полностью воспользоваться тем, что оно предлагает.

Есть еще и другие позитивные эффекты. Дети – представители культурных меньшинств после просмотра Sesame Street сильнее гордились своей культурой, были увереннее в себе и выражали готовность к межличностной кооперации (Greenberg, 1982). Также после двух лет просмотра Sesame Street белые дети проявляли более позитивное отношение к детям других рас (Bogatz & Ball, 1972; Christensen & Roberts, 1983).

Сериал Sesame Street, как правило, хвалят, хотя изредка встречается и критика (например, Bowman, 1996; Healy, 1990; Winn, 1977, 1987). Сериал ругают за то, что он поощряет пассивность и рассеянность, из-за визуальной природы телепередачи упускаются из виду языковые навыки. Однако такие критические замечания можно отнести к телевидению в целом, а не к отдельным передачам и их качеству. Д. Р. Андерсон (Anderson, 1998) подробно рассуждает на эту тему и опровергает отдельные замечания.

Со времени выхода Sesame Street в эфир прошло 30 лет, а эта телепередача не теряет своей популярности. Постоянно создаются новые серии, активно используются старые, все они появляются вместе как части единого шоу. Дошкольникам не надоедают повторы; в действительности их привлекает уже знакомое. Несмотря на то, что социальная тематика наиболее важна для Sesame Street, есть области, о которых в этой программе умалчивается. Например, почти не рассказывается о религии и религиозных праздниках и нет персонажей – геев и лесбиянок.

ДРУГИЕ ПРОЕКТЫ СТУДИИ ТЕЛЕПРОГРАММ ДЛЯ ДЕТЕЙ

Осенью 1971 года студия телепрограмм, для детей выпустила новую большую передачу The Electric Company («Веселая компания»), В этой программе использовалась та же художественная форма, что и в Sesame Street, но она предназначалась для улучшения навыков чтения у детей более старшего возраста (примерно второго класса). Дети смотрели The ElectricCompany дома и на уроках в школе. Результаты аналитического исследования свидетельствуют, что просмотр этой передачи улучшал показатели чтения различных текстов у детей, которые смотрели ее в школе, однако у детей, которые смотрели эту программу дома, такого улучшения не наблюдалось (Ball & Bogatz, 1973). Исследование показывает, что это шоу положительно влияло на обучение чтению, но лишь в том случае, когда одновременно проводились упражнения и занятия в классе. Рейтинг этой программы был несравним с невероятной популярностью Sesame Street. Ее несколько раз повторяли и, наконец, прекратили показ в 1986 году.

Третий проект Студии телепрограмм для детей, 3–2–1 Contact, вышел в 1980 году, его целью было дать детям 8–12 лет представление о естественных науках. Эта программа способствовала пробуждению интереса к науке вообще, и в ней делалась попытка передать детям восторг научного открытия, она помогала детям, в особенности девочкам и представителям меньшинств, освоиться с естественными науками (Mielke & Chen, 1983).

Были и другие проекты студии детских телепрограмм, например, Feeling Good («Хорошее самочувствие»), The Lion, the Witch, and the Wardrobe («Лев, Ведьма и Шкаф»), Scuare One TV («ТВ-квадрат один»), а также программы независимых телекомпаний, такие, как Where in the World Is Carmen Sandiego? («Где эта Кармен Сандиего»), Ghostwriter («Призрак»), Barney and Friends («Барни и друзья»), Freestyle («Вольный стиль»), Vegetable Soup («Овощной суп») и Infinity Factory («Бесконечный гвалт»). В модуле 11.1 приводится пример нескольких развлекательных и в то же время обучающих передач, которые предназначены для обучения естественным наукам детей постарше. Телевидение может даже использоваться для обучения детей литературе и поощрения чтения (см. модуль 11.2). Поскольку продюсерам таких телепередач становится все труднее получать деньги на их создание, все чаще раздается критика, вызванная тем, что в детских шоу стало больше развлекательности и меньше элементов педагогики. Это явление возникло из-за давления экономической ситуации, вынуждающей привлекать аудиторию. Обзоры детских телепрограмм и их эффекты описаны в работах Брайанта, Александера и Брауна (Bryant, Alexander & Brown, 1983), Чена (Chen, 1994), Уоткинса, Хьюстона-Штейна и Райта (Watkins, Huston-Stain & Wright, 1980).

ИЗМЕНЕНИЕ УСТАНОВОК, СВЯЗАННЫХ С ГЕНДЕРНЫМИ РОЛЯМИ

Сериал под названием Freestyle («Вольный стиль») создавался для общественного телевидения США, его целью было изменение гендерных установок у 9–12-летних детей. В получасовом шоу были представлены эпизоды, изображающие мальчиков и девочек, которые играли не соответствующие своему гендеру роли (например, мальчики проявляли заботу и отзывчивость, девочки были независимыми и спортивными). Исследование показало, что установки сексуальных ролей изменились после просмотра шоу и стали менее традиционными, в особенности когда шоу смотрели в школе и затем обсуждали и делали упражнения (Greenfield, 1984; Johnston & Ettema, 1982, 1986). Эти результаты свидетельствуют о значительном, до сих пор нераскрытом потенциале телевидения и о его возможном воздействии на изменение социальных норм (Corder-Bolz, 1980).

Модуль 11.1. ШОУ «НАУКА – ЭТО РАЗВЛЕЧЕНИЕ!»

Посвященные естественным наукам шоу – не новость на ТВ, стоит вспомнить хотя бы созданные в 50-х годах Марлоном Перкинсом Wild Kingdom («Несуразное королевство») иMr. Wizard («Г-н Волшебник», а недавно были созданы несколько новых, особенно увлекательных передач. Программа Kratts’ Creatures («Существа Краттов») изображает двух юных братьев-натуралистов Мартина и Криса Кратта, то, как они легко перебираются из одной точки мира в другую в поисках интересных живых существ и рассказывают зрителям о том, как важно сохранить эти виды и их среду обитания. Кратты не только наблюдают, они еще и участвуют: они карабкаются на деревья вместе с обезьянами, барахтаются в пруду и продираются сквозь джунгли вместе со слонами, однако они всегда уважают животных и держатся от них вдалеке. Кратты восхищаются чудесами природы, будь то вторжение морских черепах на побережье Коста Рики, где те откладывают яйца, или привычки живущего во дворе енота, – все это пробуждает у детской аудитории интерес к зоологии и охране природы.

Несколько другой и даже более энергичный подход использован в сериале Bill Nye, the Science Guy («Билл Най, ученый парень»), еще одной программе PBS, которая предлагает большое разнообразие высокотехничных, насыщенных действием научных опытов, в ней много острот, которые нравятся подросткам. Те же приемы использует коммерческое телевидение в программе Beakman («Человек с клювом»). Оба сериала достаточно эффективно борются со стереотипом естественной науки как трудного, скучного и неприятного предмета.

ВКЛАД КОММЕРЧЕСКИХ ТЕЛЕКОМПАНИЙ

Постановление 1990 года о детском телевидении предписывало всем телекомпаниям в США производить определенное количество образовательных программ для детей. В 1996 году Федеральной комиссией по связи это постановление было уточнено: каждая телекомпания должна отводить минимум 3 часа в неделю на образовательные и информационные программы для детей (Kunkel, 1998). С тех пор количество коммерческих образовательных программ для детей значительно возросло.

Самой крупной независимой разработкой является на сегодняшний день проект кабельного телевидения Nickel-odeon, вложившего в создание новых детских программ около 30 миллионов долларов (D. R. Anderson, 1998). Их шоу для дошкольников пользовались большим успехом у маленьких зрителей, и первичные аналитические исследования их воздействия дали некоторые многообещающие результаты. В шоу Allegra’s Window («Окно Аллегры») участвуют куклы и люди. Они на протяжении получаса решают социальные проблемы, возникающие между ними. В сериале Gullah Gullah Island («Остров Гулла-Гулла») изображается обычная семья малоизвестной американской народности гулла с островов Южной Каролины. В шоу Blue’s Clues («Догадки Синего») в анимационном мире действует главный герой-человек и анимационная собачка.

Ведущие коммерческие телекомпании постоянно выпускают обучающие программы для детей, главным образом для школьников. Программа CBS In the News («В новостях») по субботам, в перерыве между мультфильмами, показывает детям короткие сюжеты новостей. Положительные отклики критики заслужили программы новостей Main Street («Главная улица») NBC, After School Specials («Специальный выпуск после школы») ABC и Schoolbreak Specials («Специальный выпуск на перемене») компании CBS, хотя они и не привлекают большой аудитории. В групповых обсуждениях или драматических эпизодах предлагаются сценарии на самые различные темы. Например, Schoolbreak Specials представляет репортажи о старшеклассниках, в том числе и о гомосексуалистах или носителях вируса СПИДа.

ПЕРВЫЙ КАНАЛ

Одной из самых спорных попыток детских общественных программ была программа новостей для учеников средней школы – Channel One («Первый канал»). С 1990 года программа Channel One бесплатно предлагалась для показа в школах, и к 1997 году ее стали показывать в 40% всех средних школ США (Bachen, 1998). С 1994 года компания «K-III Communications» купила эту программу. Показы Channel One с самого начала вызвали множество споров, главным образом из-за включения 2-минутной рекламы, продажи с которых поддерживали 10 минут новостей. Несмотря на то что реклама – едва ли новое явление для тинэйджеров, школьники в классах представлялись критикам несамостоятельной, «захваченной в плен» аудиторией, вынужденной смотреть рекламу, и это не могло не вызывать беспокойства общественности. Аналитическое исследование показывает, что позитивный обучающий эффект новостей довольно незначителен (в работе Bachen, 1998 приводится обзор исследований). По данным некоторых экспериментов, учащиеся, которые смотрели эту программу, проявляют больше желания купить рекламируемые в ней продукты, чем испытуемые контрольной группы (Greenberg & Brand, 1993). Есть еще одно интересное замечание о программе Channel One, которое, правда, редко высказывают вслух: продюсеры в будущем могут воспользоваться этой программой для политической агитации юной и несамостоятельной аудитории или предложить очень предвзятый взгляд на новости.

МОДУЛЬ 11.2. КАК ПРИ ПОМОЩИ ТЕЛЕВИЗИОННЫХ ПРОГРАММ ПРОБУЖДАЕТСЯ ИНТЕРЕС К ЧТЕНИЮ

Как с помощью телевидения поощрить чтение? Может быть, это оксюморон или безнадежное дело? Продюсеры двух популярных шоу на PBS думают иначе. В шоу-обзоре книгReading Rainbow («Радуга чтения») герой «Звездного путешествия» Левар Бертон читает детям рассказы, сопровождая это увлекательными иллюстрациями, оживающими фотографиями и посещением места, описываемого в рассказе. Ближе к концу очередной серии кратко излагается содержание других книг. Какой это имеет эффект? Авторы детских книг, на которых появляется маркировка Reading Rainbow, говорят, что продажи после показа в программе резко возрастают. По мнению директора службы маркетинга детских книг издательства И. П. Даттона, те книги, которые без рекламы были бы распроданы в количестве 5 000 экземпляров, после передачи «уходят» в количестве 25 000 (Chen, 1994, р. 42).

В еще одном шоу PBS Wichbone («Косточка») используется другой подход к литературе. Косточка – это умная собака 12-летнего мальчугана Джо Тэлбота. Каждую неделю Джо и его друзья Дэвид и Саманта переживают новые приключения. При этом приключения Джо переплетаются с кратким изложением шедевров мировой литературы, а живая собака Косточка, облаченная в соответствующий костюм, играет главную роль в шуточной пьесе по мотивам литературного произведения, о котором идет речь. Как правило, авторы передачи соблюдают какую-то тематическую параллель между ситуациями, в которые попадает Джо, и знаменитым литературным сюжетом. Но этого мало: через каждые полчаса в передаче показывают краткий эпизод на тему «как это было сделано», рассказывающий о том, как снимались те или иные отрывки из литературных произведений. Детей это привлекает, передача побуждает их искать изображенные в ней книги в библиотеке или покупать специальные издания Wichbone в бумажной обложке – выдержки из телевизионного шоу с очень сжатым изложением оригинального произведения. Как и в других самых успешных детских шоу, на тему Wichbone делаются компьютерные игры, простые картонные игры и плюшевые игрушки (некоторые из них – это Косточка в костюме Ромео, Одиссея или Робин Гуда!).

Наблюдается ли похожее явление в мире взрослых? Хотя прославленная романистка Тони Моррисон получила в 1993 году нобелевскую премию, это было ничто по сравнению с включением в декабре 1996 года ее романа «Песнь Соломона» вторым номером в список изданий, рекомендуемых телевизионным клубом книголюбов Oprah Book. Тони Моррисон редко смотрит телевизор и никогда не слышала о такой передаче, но быстро поняла ее значение. В течение нескольких месяцев были распроданы миллионы копий отмеченного клубом романа, а продажи от других ее романов в бумажной обложке подскочили на 25% (P. Gray, 1998).

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛЕЗНЫЕ ТЕЛЕПЕРЕДАЧИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

Чтобы достичь позитивных общественных целей, средства массовой информации обращаются не только к детям, но и к взрослой аудитории. Такой вид телевизионной пропаганды особенно характерен для развивающихся стран, программы которых мы здесь и рассмотрим. Обратимся к некоторым примерам.

Во многих развивающихся странах телевидение считается инструментом развития и позитивных социальных перемен, а не только развлечением. Одна из самых первых попыток в этом направлении была предпринята в 1975–1982 годах мексиканской телекомпанией Televisa, выпустившей несколько серий программ. Многие программы были сделаны в очень популярном жанре теленовеллы «мыльной оперы». Эти программы должны были пропагандировать равенство полов, грамотность взрослого населения, сексуальную ответственность и контроль рождаемости (W. J. Brown, Singhal & Rogers, 1989 b). Сериалы такого типа были очень популярны, и зрителям действительно нужна была помощь, которую они предлагали (Lozano, 1992).

Модель передачи социальных посланий в развлекательной программе, которую применила телекомпания Televisa, переняли и телекомпании других стран. В 1987 году в Кении вышла «мыльная опера» «Тушариейн» («Давай поговорим»), у которой была вполне определенная социальная направленность: этот сериал популяризировал идею планирования семьи. «Тушариейн» стало самым популярным шоу в истории кенийского телевидения (W. J. Brown & Singhal, 1990). Нигерийская «мыльная опера» «Крик петуха на рассвете» продвигала приемы современного сельского хозяйства (Ume-Nwagbo, 1986). Теленовелла компании Televisa Sangre Joven («Молодая кровь»), выпущенная в начале 1990 года рассказывала о планировании семьи, СПИДе и злоупотреблении наркотиками. На Ямайке создали «мыльную радиооперу» о планировании семьи, Nuseberry Street («Улица Ней-сбери»). С 1985 по 1989 год ее посмотрело 40% взрослого населения Ямайки (Rogers & Singhal, I990) В модуле 11.3 даются примеры продукции африканских СМИ, которая оказала сильное нравственное воздействие на аудиторию.

Самый впечатляющий коммерческий успех был у индийской телевизионной драмы Hum Log («Мы – люди»), вышедшей на экран в 1984 году. Эта драма стала самой популярной в истории индийского телевидения и оказала заметное влияние на общество (W. J. Brown & Cody, 1991; Singhal & Rogers, 1989 a, 1989 с). В Hum Log совершенно откровенно проповедовалось хорошее отношение к женщине, в нем показывались сюжеты на такие темы, как избиения жен их мужьями, система приданого, разница в политическом и социальном положении мужчин и женщин. В конце каждой серии знаменитый индийский актер в течение 30–50 секунд пересказывал суть эпизода и давал соответствующее руководство к действиям. Hum Log поощрял женщин искать работу, а не оставаться домохозяйками, а также проявлять больше самостоятельности.

Аналитическое исследование показало (W. J. Brown & Cody, 1991), что влияние сериалов неоднозначно и не всегда оказывается таким, как предсказывают. Например, многие индийские телезрительницы идентифицировали себя с «негативной» ролевой моделью Бхагванти, женщиной традиционного типа – матери и хозяйки дома, а не сопоставляли себя с ее более независимыми дочерьми Бэдки и Чатки, отчасти из-за трудностей, связанных с установками на независимость и самостоятельность. Можно провести интересную параллель между влиянием Hum Log и реакцией публики на американскую комедию 70-х годов All in the Family («Вся семья»), когда более традиционно настроенные зрители идентифицировали себя с нетерпимым Арчи Банкером и считали его положительным персонажем, а не отрицательным, каким видели этого персонажа продюсеры (Vidmar & Rokeach, 1974).

Роджерс и Синхэл (Rogers & Singhal, 1990, 1989; см. также: Singhal & Rogers, 1989 а) сделали следующие выводы, касающиеся эффективности развлекательно-образовательных СМИ в развивающихся странах:

1. Размещение образовательного послания в контексте развлечения может привлечь массовую аудиторию и дать большую прибыль, которая таким образом поддержит всю общественно-полезную кампанию.

2. Образовательное послание не должно быть слишком откровенным и навязчивым, иначе аудитория отвергнет его.

3. Эффект послания в СМИ в таких программах усиливается, когда в него включают дополнительные советы по изменению поведения.

4. Повторение социальных тем в теленовеллах имеет более сильный эффект, чем одиночная просоциальная рекламная акция.

5. Просоциальные кампании приносят наибольший успех, если СМИ, правительство, коммерческие спонсоры и организации здравоохранения объединяют свои усилия.

Теперь мы рассмотрим социальный маркетинг в более широком смысле, в частности остановимся на использовании СМИ в проведении всеобъемлющей социальной маркетинговой кампании.

Модуль 11.3. УДИВИТЕЛЬНЫЕ ПРИМЕРЫ: СМИ В АФРИКЕ

12-летняя девочка Сара – героиня популярной книги комиксов и излюбленный персонаж видеофильмов в Замбии и некоторых других африканских странах. Жизнь Сары полна приключений: она обманывает своего жадного дядюшку, пытающегося украсть ее деньги на завтрак, спасает подругу от сексуальных домогательств, убегает от пожилых женщин, пытающихся изуродовать ее гениталии, делает бездымную печь для своей матери. Сериал, созданный ЮНИСЕФ, стал необычайно популярным, так как в нем показана привлекательная ролевая модель для способных девочек-подростков, показывающая им, как вести себя в обществе, в котором женское образование не всегда поощряется (Bald, 1998).

После того как жители бедной деревни Сананкароба в Мали (Западная Африка) увидели в новостях, какой колоссальный ущерб нанесла снежная буря в Восточной Канаде в январе 1998 года, они собрали деньги и послали 66 долларов в свой город-побратим Сент-Элизабет в Квебеке. Хотя доход среднего жителя Сент-Элизабет превышал доход жителя Сананкаробы в 75 раз, малийцы воздали должное пожертвованиям канадцев, которые те сделали после наводнений, случившихся в Мали в 1995–1997 годах, и в сопроводительном письме процитировали свою народную пословицу: «Если ты не можешь поделиться скромными запасами, которые у тебя есть сегодня, то не поймешь, куда потратить хотя бы один сантим из богатства, которое у тебя окажется завтра» (A Friend in Need, 1998).

Еще одна вдохновляющая история из Мали. Малийская певица Уму Сангарэ поет: «Мы живем постоянно в мире, которым правит индивидуализм, в эгоистичном мире» и «Давайте бороться за грамотность женщин. Женщины давайте вместе бороться за нашу свободу, чтобы положить конец этой социальной несправедливости». Творчество Сангарэ объединяет традиционную малийскую музыку и особую форму блюза, это делает его популярным во всем мире. Поэтому земляки певицы серьезно прислушиваются к посланию, к которому раньше были глухи (Rothenberg, 1998).

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СМИ В СОЦИАЛЬНОМ МАРКЕТИНГЕ

Такая область рынка, как социальный маркетинг, раньше традиционно недооценивалась, однако с недавних пор она стала бурно развиваться. В нее входит «продажа» позитивного поведения по отношению к себе и к социуму: например, обеспечение или усиление личной безопасности и укрепление здоровья (Atkin & Arkin, 1990; Backer,Rogers & Sopory, 1992; Bloom & Novelli, 1981; Flay & Burton, 1990; M. E. Goldberg, 1995; Manrai & Gardner, 1992; Wallack, 1990). Многие теоретики и практики давно занимались исследованием маркетинга товаров и услуг и теперь обратили внимание на пропаганду здорового, безопасного и социально-позитивного жизненного стиля. Масс-медиа – это основной, хотя и не единственный компонент кампании по социальному маркетингу. Представление, которое получает потребитель СМИ, должно стать катализатором определенного поведения или способствовать изменению установок.

ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ ПРОДВИЖЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО МАРКЕТИНГА

Несмотря на то, что продажа хорошего здоровья или безопасности во многом похожа на продажу мыла или автомобиля, существуют некоторые трудности, характерные именно для социального маркетинга. Во многих важных аспектах реклама обыкновенной продукции и социальная реклама резко отличаются. Эти отличия создают препятствия для продвижения рекламы здорового образа жизни и других видов рекламы социальной направленности (Fine, 1981; М. Е. Goldberg, 1995; Manrai &Gardner, 1992).

Во-первых, прибыль и обязательства, связанные с социальными идеями, получает не только отдельный человек, но и общество в целом. То есть они разделяются, в отличие от простых продуктов, которые человек приобретает только для себя. Скажем, блага от повторного использования хозяйственных отходов получит общество, а не отдельный человек. Поэтому людям может казаться, что общество несет ответственность за часть проблемы или даже проблему в целом. Таким образом, мотивация («продажа») социального послания затрудняется по сравнению с продажей продуктов, приносящих очевидную пользу отдельному человеку.

Во-вторых, польза и выгода от социального маркетинга откладывается до неопределенного времени и/или недосягаема вообще. Зачастую существует большая физическая или, по крайней мере, психологическая дистанция между «потребителем» и «продуктом». Когда рекламируется новая зубная паста, например, то в рекламном клипе могут быть такие слова: «Сегодня вечером, когда вы придете на свидание, ваше дыхание будет намного более сексуальным». Продажа идеи о том, чтобы бросить курить, не дает такой же быстрой окупаемости. Курильщики-тинэйджеры думают чаще о том, как казаться привлекательнее своим подружкам, и не представляют, что в 30–40 лет могут умереть от рака легких или эмфиземы. Молодые здоровые взрослые люди, как правило, не чувствуют потребности заполнить карту на получение недостающего органа от донора; эта потребность психологически кажется очень отдаленной. Часто потребитель в социальном маркетинге не противопоставляет себя посланию и может даже поддерживать его; однако люди не чувствуют необходимости приобрести полезный для здоровья продукт, отказаться от вредной привычки или пройти обследование и поэтому не расположены действовать в соответствии с посланием рекламы.

В-третьих, провести компанию социального маркетинга по сравнению с обычной рекламной кампанией может быть гораздо сложнее. Вредные привычки и пристрастия, опасные для здоровья, так же как убеждения и установки глубоко укореняются в человеке, они несут эмоциональную нагрузку, и изменить их необычайно трудно. Например, попытка убедить женщин самим проводить осмотр своей груди и проверять, не появилось ли у них каких-либо опухолей, сталкивается со страхом женщин обнаружить, что они больны раком, а это – потенциальная угроза для сексуального образа женщины, которая сразу представляет себе возможность операции. Нелегко убедить людей надеть ремни безопасности, если они 50 лет водили машину без них. Когда реклама призывает людей подписаться на карту донора, человек хотя бы на мгновенье задумывается о своей смертности, и этот призыв тревожит его. Люди особенно сопротивляются переменам, если они связаны с тревогой в контексте нереалистических страхов, как, например, страха перед скоропостижной смертью, когда им предлагают приобрести органы для трансплантации (Harris, Jasper, Lee & Miller, 1991; Hessing & Elffers, 1986; Shanteau & Harris, 1990).

В-четвертых, послания социального маркетинга, в отличие от рекламы продуктов, часто сталкиваются с серьезной оппозицией. Эта оппозиция может быть социальной, как в группе сверстников-подростков, поощряющей и приукрашивающей употребление наркотиков, а может быть организованной и исходить от кампаний или фирм: так бывает, когда табачные кампании угрожают журналам, что уберут свою рекламу, если в данном издании появятся статьи о вреде курения. Как правило, кампании социального маркетинга собирают мало денег в свою поддержку и им приходится противостоять учреждениям и объединениям, обладающим большой экономической и политической властью. Например, Институт табака, нефтяная промышленность, Национальная стрелковая ассоциация – необычайно сильные лобби, противостоящие посланиям в СМИ против курения, посланиям об альтернативных источниках энергии и ограничении продаж огнестрельного оружия. Социальная реклама в печати и на ТВ из-за бюджетных ограничений часто обладает значительно более низким техническим качеством и выходит реже, чем коммерческая. Хотя радио- и телекомпании выпускают некоторое количество бесплатной рекламы общественно-полезного содержания, она появляется в эфире в то время, когда обычная реклама приносит меньше всего прибыли. Мы видим много социальной рекламы, вклинивающейся в фильмы, идущие поздно ночью, зато ее почти нет во время трансляции Олимпиад или, скажем, сериала «Скорая помощь». Таким образом, социальная реклама в отличие от коммерческой не охватывает все группы населения.

В-пятых, рекламисты, создающие клипы социального и общественно-полезного содержания, зачастую задаются максималистской целью, они хотят, например, изменить поведение 50–100% населения. Известно, что коммерческая реклама считается успешной, когда она воздействует на 1 – 10% потребителей, а социальные рекламисты часто не вполне осознают тот факт, что воздействие даже на очень небольшой процент аудитории – это уже успех. Люди, занимающиеся выпуском социальных маркетинговых кампаний, порой имеют меньше опыта в рекламе, чем те, кто ведет рекламные кампании по продвижению товаров и услуг.

Наконец, социальная реклама, как правило, ориентирована на 15% населения и на такие группы людей, которые менее всего способны измениться. Это могут быть наименее образованные, наиболее традиционные и наиболее отсталые сегменты общества, а именно те, кто менее всего склонен бросить курить, приобретать ремни безопасности или проходить медицинское обследование. Так же как создателям политической рекламы, которые обращаются прежде всего к тем немногим избирателям, кто еще не решили, за кого им голосовать, может быть, и создателям социальной рекламы лучше обращаться к тем людям и группам, кто способен изменить свои установки и поведение в указанном направлении, а не к группе людей, менее всего к этому расположенной.

АУДИТОРИЯ

Создателям социальной рекламы необходимо хорошо знать аудиторию и обращаться, насколько это возможно, к конкретной группе зрителей. Имеет смысл также обращаться к здравомыслящим зрителям, а не к тем, кто менее всего склонен измениться. Если рекламист попытается взглянуть на проблему с точки зрения аудитории, то послание в рекламе получится более убедительным. Часто создатели социальной рекламы фанатично верят в правильность своего послания и отказываются видеть, что тот же вопрос можно рассмотреть совершенно с другой точки зрения. Уверенность автора в собственной правоте, как правило, не убеждает других людей. Однако можно усилить действие послания, используя установки, желания, мотивацию и здравый смысл аудитории. Будет целесообразно учесть эффективность тех или иных психологических методов для достижения цели рекламы; в модуле 11.4 приводится пример нового необычного метода: использование стыда как мотивационного фактора в социальной рекламе.

Порой самые очевидные на первый взгляд доводы не обязательно покажутся зрителям убедительными; в модуле 11.5 приводится пример такого противоречащего интуитивным выводам случая.

Часто реклама приносит гораздо больше пользы, если ее создатели обращают внимание на отдельные человеческие поступки и пытаются воздействовать на них, заставляя человека постепенно изменить свое поведение, а не тогда, когда в рекламе призывают полностью сменить установки. Очень часто люди прекрасно осознают, что им пора бросить курить или приобрести ремни безопасности. Больше всего им в этом случае не хватает конкретного примера изменения поведения, отвечающего этой цели. Часто можно изменить уже существующую мотивацию, ограничить ее или направить ее на приобретение ощущения уверенности, которого достигнет человек, если поступит так, как советуют в рекламе. Простые призывы перестать курить вряд ли окажутся действенными. Зато если реклама показывает, как маленький мальчик курит и говорит о том, что он «клево» выглядит, «прямо как папа», – такая реклама будет более эффективно воздействовать на курящих родителей. Рассуждения об отдельных проблемах социального маркетинга см. также у Bloom и Novelli (1981), а также Manrai и Gardner (1992).

Модуль 11.4. КАК ПРИСТЫДИТЬ ХОЗЯИНА СОБАКИ И ЗАСТАВИТЬ ЕГО УБРАТЬ ЗА НЕЙ

Несмотря на то, что самыми распространенными психологическими методами в рекламе являются обращение к позитивным или негативным эмоциям, например страху (см. главу 4), другие виды мотиваций время от времени тоже могут быть эффективными. Шварц (Schwartz, 1981) создал рекламный текст, апеллируя к возникающему у зрителей чувству стыда. Эта реклама призывает хозяев собак не позволять свои подопечным загрязнять тротуары:

Видели ли вы когда-нибудь, как кто-то позволял своей собаке сделать кучу или напустить лужу прямо на тротуар? Например, возле дома, может быть у вашей парадной? И вас это не разозлило? Ну, не сердитесь на беднягу-хозяина. Пожалейте его. Это просто человек, который не может выдрессировать свою собаку. Увы, он не способен на это. В действительности что происходит вскоре после того, как он заводит щенка? Собака дрессирует его самого. Так что в следующий раз, когда вы увидите такого человека на улице, хорошенько присмотритесь к нему и пожалейте его, потому что вы знаете, что он просто ничего не может поделать, хотя, может быть, и хочет этого. Некоторые люди достаточно сильны и умны и воспитывают своих собак. Они учат их отходить немного в сторону от тротуара. А другие – нет. Интересно, кто из них хозяин: тот, кто держит поводок сверху, или тот, кто дергает его снизу? (Schwartz, 1981, р. 100–101).

Порой то, что, на первый взгляд, должно мотивировать аудиторию на самом деле не оказывает такого воздействия. Шварц предложил еще один пример – рекламу, которая была заказана полицией Нью-Йорка и предназначалась для пожилых людей. Реклама призывала их немедленно сообщать о преступлениях, жертвой которых они стали. Метод обращения к предполагаемому чувству страха, который испытывали пожилые люди перед юными хулиганами, готовыми отомстить им, оказался безрезультатным. Наконец кто-то обнаружил, что настоящая причина того, почему старики не сообщали о преступлениях, был страх иного рода: старики опасались, что их собственные взрослые дети будут настаивать на их переезде из тех мест, которые они давно привыкли считать своим домом. Тогда Шварц использовал другой метод и в рекламе призвал сделать свой район безопаснее, таким способом сняв опасение пожилых людей.

Модуль 11.5. ПРИЗЫВЫ СТАТЬ ДОНОРОМ: ЭГОИСТИЧЕСКАЯ И АЛЬТРУИСТИЧЕСКАЯ МОТИВИРОВКИ

Какой метод будет самым эффективным в социальной рекламе, призывающей кого-либо стать донором и отдать свою почку? Барнет, Классен, Мак-Миними и Шварц (Barnett etal.,1987) предположили, что ответ непредсказуем. Участникам эксперимента предложили посмотреть рекламу, якобы сделанную по заказу вымышленной Ассоциации национальной почки. В этой рекламе предлагались две мотивировки для того, чтобы стать донором и отдать свою почку больным людям. Реклама, ориентированная на других, звучала так:

«Мало решений, которые вы принимаете в своей жизни, окажут такое сильное воздействие на жизнь других. Отданная вами почка принесет неоценимую пользу тем, кто получит этот дар. Она поможет другим людям справиться с болезнью, ослабляющей организм и опасной для человеческой жизни. Просто представьте себе, как хорошо будет чувствовать себя этот человек, как он снова вернется к нормальной жизни, к своей семье и друзьям. Пожалуйста, решитесь на это. Сделайте это для них» (Barnett et al.,1987, p. 335–336).

Эгоистично-ориентированная реклама звучала точно так же, за исключением следующих строк:

«Немногие решения в вашей жизни имеют такое значение, как это. Донорство может принести вам большую пользу, вам, кто принял правильное решение стать донором. Это важное личное решение, приняв его, вы будете другим человеком, гораздо лучше, чем раньше, и это решение положительно охарактеризует вас как личность. Люди, узнавшие о вашем решении, без сомнения, сочтут вас хорошим и заботливым человеком. Пожалуйста, подумайте и примите решение стать донором. Сделайте это ради вас самих» (Barnett et al., 1987, p. 335–336).

В анкете, которую затем заполняли студенты-испытуемые, в качестве более понятных доводов они указали аргументы альтруистической рекламы, но эгоистическая реклама показалась им более убедительной, она сильнее влияла на решение пожертвовать своей почкой. Из этого опыта можно сделать вывод, что хотя люди чаще всего стремятся принести добро и пользу окружающим и руководствуются альтруистическими мотивами, на самом деле их убеждает обращение к эгоистическим мотивировкам (Fellner & Marshall, 1981; Messing& Elffers, 1986; Prottas, 1983; Shanteau & Harris, 1990).

ХАРАКТЕРИСТИКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ КАМПАНИЙ

Флей и Бертон (Flay & Burton, I990; см. также: Brown & Einsiedel, 1990) определили семь шагов, которые необходимы для того, чтобы кампания, посвященная здоровью людей, была максимально эффективной:

1. Разработайте яркие послания, продумайте хорошие тексты и тщательно оцените каналы, по которым будет распространяться реклама.

2. Обращайтесь к самой подходящей аудитории.

3. Завоюйте и удерживайте внимание зрителей.

4. Поощряйте в зрителях обсуждение проблемы после показа рекламы по телевидению.

5. Стремитесь к изменению поведения, сознания, понимания и установок людей.

6. Стремитесь к более заметным переменам в обществе.

7. Узнайте, насколько эффективной оказалась кампания, с помощью аналитического исследования.

В этой области не проводилось обширных теоретических исследований, однако Менрей и Гарднер (Manrai & Gardner, 1992) разработали модель, объясняющую, каким образом различия между социальной и обычной рекламой порождали определенную когнитивную, социальную и эмоциональную реакцию аудитории на социальную рекламу.

ПОЗИТИВНЫЕ ЭФФЕКТЫ СОЦИАЛЬНОГО МАРКЕТИНГА

Несмотря на препятствия, с которыми сталкивается социальный маркетинг, социальные рекламные кампании все же оказывают некоторые очевидные позитивные эффекты. Первый эффект – это изменение представлений зрителей, их более пристальное внимание к данной проблеме. Буквально каждый в Северной Америке знает, какую опасность представляет курение, однако 40 лет назад дело обстояло совершенно иначе. А за последние 20 лет люди все чаще и чаще начали осознавать значение доноров и потребность в них, и, несомненно, это произошло в основном благодаря обсуждению темы донорства и трансплантации в СМИ (Shanteau & Harris, 1990). Также кампания в СМИ, посвященная специфической теме, связанной со здоровьем, может порой повысить у аудитории заботу о здоровье в целом.

Второй позитивный эффект социальной рекламы состоит в том, что она не только привлекает внимание к данной проблеме, но и способствует большей восприимчивости аудитории к аналогичным проблемам в дальнейшем. Хотя отдельная социальная реклама, может быть, и не вынудит человека немедленно обратиться к врачу, чтобы проверить, не является ли бородавка на его теле меланомой, но этот человек может серьезнее отнестись к следующей рекламе на ту же тему и не будет проводить целые дни на пляже, подвергаясь опасному воздействию прямых солнечных лучей. Конечное изменение поведения человека может быть следствием кумулятивного эффекта нескольких влияний. Поэтому довольно затруднительно точно определить эффекты отдельной социальной кампании.

Третий эффект – стимуляция обсуждения данной темы в семье, с друзьями или врачом. Привлечение внимания публики к опасным последствиям курения может способствовать тому, что в семье за ужином дети-подростки, которых их сверстники подстрекают курить, и их родители поговорят о вреде курения. Только сам человек может принять решение бросить курить, и чаще всего это решение принимается в ходе общения, а не под воздействием послания рекламы, послание лишь подготавливает почву для обсуждения этой темы. Порой реакция на социальную рекламу в СМИ бывает слишком сильной. К началу 1990-х годов медицинские ассоциации стали рекомендовать врачам не злоупотреблять постановкой диагноза болезни Лайма. Множество публикаций в СМИ, которые были посвящены болезни Лайма в течение предшествующих двух лет, привели к тому, что пациенты начали часто задумываться, не страдают ли они данным заболеванием, говорить об этом врачам, а врачи чаще стали ставить именно этот диагноз.

Четвертый эффект от кампаний по социальному маркетингу – пробуждение интереса к информации на данную тему и поиск этой информации. В следующий свой визит к врачу люди могут попросить его затронуть эту новую для них тему; прочесть статью в газете, которую они пропустили бы раньше.

Наконец, социальные кампании в СМИ могут подкреплять уже существующие позитивные установки и поведение, например они, побуждают бывшего курильщика не поддаваться искушению закурить снова или могут усилить решение человека пойти к доктору и проверить свое физическое состояние. Часто люди знают, что надо делать, но им нужна небольшая поддержка, чтобы действительно сделать это.

Теперь мы обратимся к основной теме кампаний по социальному маркетингу – здравоохранению.

КАМПАНИИ ПО ОХРАНЕ ЗДОРОВЬЯ В СМИ

Бреслоу (Breslow, 1978) определил три типа социальных вмешательств, направленных на снижение факторов риска для здоровья. Первый – эпидемиологическое –заключается в определении показателей, которые коррелируют с распространенностью заболевания, и в осуществлении шагов по их снижению. Например, факторы риска для сердечно-сосудистой системы – курение, переедание, высокий уровень холестерина, отсутствие физической активности, гипертония. Чтобы их определить, измеряется уровень артериального давления и проверяется химический состав крови.

Вмешательство, направленное на изменение окружающей среды, создает обстановку, благоприятную для здоровья. Примеры такого вмешательства: законодательное ограничение курения в общественных местах, сокращение выбросов промышленных отходов в воздух или воду, добавление в питьевую воду фтористых соединений. Также мы делаем обстановку вокруг нас более благоприятной для здоровья, когда покупаем аварийные предохранительные подушки, заменяем кокосовое масло для жарки кукурузным или покупаем в магазине молоко с низким содержанием жира.

Третий вид вмешательства – образовательные программы. СМИ принимают активное участие в их проведении, и этот аспект представляет для нас наибольший интерес. Цель таких программ – изменить представления зрителей за счет изменения уровня знаний о предмете (например, когда предоставляется больше информации о факторах риска) или дать стимул изменить поведение (когда людей убеждают не курить). Часто значительно легче расширить знания людей, чем изменить их поведение. Например, хотя большинство курильщиков хорошо осознает, что курение опасно для их здоровья, сами они, по крайней мере на эмоциональном уровне, не осознают опасности рака легких. Порой самое важное когнитивное послание в таких кампаниях состоит в том, что если болезнь определяется на ранней стадии, то ее можно излечить. Так реклама борется с распространенными иррациональными страхами, связанными с представлениями о том, что постановка диагноза «рак» означает для человека смертный приговор и ее следует избегать любой ценой.

Осуществляя все три типа вмешательств, следует учитывать культурный уровень зрителей, для которых создается реклама (Ilola, 1990). Например, кампания по борьбе со СПИДом может (или, по крайней мере, должна) принимать совершенно различную форму, когда она предназначается для геев Северной Америки, наркоманов, работников сферы здравоохранения или склонных к беспорядочным половым связям африканцев-гетеросексуалов. В модуле 11.6 приводится рассуждение об эффективности социальной рекламы на тему СПИДа, предназначенной для различных групп населения, а в модуле 11.7 дается пример вмешательства по охране здоровья детей. В ней используется форма детских комиксов. У Мейбаха и Пэррота (Maibach & Parrott, 1995) есть список литературы по психологическим и коммуникативным аспектам посланий, направленных на улучшение здоровья, а в работе Брауна и Уолш-Чайлдерса (J. D. Brown & Walsh-Childers, 1994) анализируется влияние посланий в СМИ на здоровье.

Программа Стэнфордского университета по снижению многофакторного риска

Результаты исследований последовательно и отчетливо показывают, что социальные кампании, направленные на улучшение здоровья человека, которые проводятся в СМИ, оказываются наиболее успешными, когда сочетаются с другими видами вмешательства (см.: Solomon & Cardillo, 1985, в их работах рассматриваются отдельные компоненты таких социальных кампаний). Хороший образец подобной кампании – это обширная и относительно хорошо контролируемая программа, разработанная Стэнфордским университетом. Целью программы было снижение риска сердечно-сосудистых заболеваний и других факторов риска (Farquhar et al., 1990; Schooler, Chaffee,Flora & Roser, 1998; Schooler, Flora & Farquhar, 1993). Эта программа охватывала несколько городов с населением от 12 до 15 тысяч жителей в Центральной Калифорнии. В двух из них прошли мультимедийные кампании борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, охватывавшие период в 2 года. В одном из городов осуществлялись вмешательства, направленные на группу риска. Они включали как послания в СМИ, так и акции, проведенные совместно с работниками здравоохранения. Проверялось состояние здоровья людей, проводились программы с целью изменения поведения, при этом учитывались неудачные попытки людей изменить опасное поведение и оценивались характеристики людей.

В контрольном городе, в котором никакой рекламной кампании и вмешательств не проводилось, и в городах, участвующих в эксперименте, проверялись знания и поведение людей. Результаты показывают, что сами по себе кампании увеличивали познания людей в данной области, а поведение и количество людей, ведущих опасный образ жизни, изменялось, но очень ненамного. Только в тех случаях, когда кампании в СМИ сочетались со специфическими вмешательствами, направленными на изменение поведения в целом, и при этом проверялось состояние здоровья аудитории, наблюдалось значительное улучшение здоровья населения и уменьшение числа людей, входящих в группы риска.

Похожие результаты были получены и в других проектах, таких, например, как исследование, охватывавшее 6 городов в Миннесоте (Luepker et al.,1994). Еще более значительного успеха добились авторы программы, проводившейся в Северной Карелии, сельской области на востоке Финляндии, в которой до проведения программы наблюдались самые высокие в стране показатели заболеваний сердечно-сосудистой системы. Одновременно с кампанией в СМИ и медицинской интервенцией проводились интервенции по изменению окружающей среды: так, было ограничено курение в общественных местах, стали продавать молочные продукты с меньшим процентом жиров и грибы в постном соусе местного производства. Через 4,5 года после запуска программы у населения зафиксировали снижение систолического кровяного давления, также сократилось число случаев паралича сердца (McAlister, Puska & Solonen, 1982). Эта программа получила поддержку местного и национального правительства, в ней слились воедино приемы маркетинга, направленного сверху и снизу, как охарактеризовали данное явление Уоллок, Дофман, Джерниган и Темба (Wallack, Dorfman, Jernigan & Themba, 1993). Под попытками внести изменения снизу подразумевается изменение поведения потребителей (отучение от привычки курить, физические упражнения, постоянный медицинский контроль), для внесения этих изменений используются методы, о которых мы уже рассказывали выше, а изменения сверху направлены на изменения условий, провоцирующих или поощряющих нездоровое поведение (ограничивается продажа табака несовершеннолетним, прекращается продажа чересчур жирного мяса, от страховых компаний требуют обязательной оплаты маммограмм). Маркетинг, направленный вниз, методы и приемы которого преобладают в социальном маркетинге и рекламе, часто не достигает тех целей, которые перед собой ставит, из-за ограниченности условий и нехватки изменений сверху(М. Е. Goldberg, 1995).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этой главе, также как и в книге в целом, повторяется мысль о том, что воздействие СМИ на зрителя обусловлено не только их содержанием. Представления, которые складываются у зрителей и слушателей в процессе восприятия СМИ, тоже имеют очень большое значение, и не менее важно взаимодействие аудитории с посланиями СМИ. Программы типа Sesame Street имеют более позитивное влияние, если сопровождаются обсуждениями и упражнениями дома или в школе. Высокое техническое и художественное качество таких программ, как Sesame Street и Hum Log, и увлекательный контекст подкрепляют общественно-полезное послание. Пугающее воздействие телевизионных передач на ребенка можно ослабить, если отзывчивый взрослый обсудит передачу вместе с ним. Призывы СМИ к охране здоровья и ведению более здорового образа жизни станут более эффективны, если они будут сочетаться с советами по изменению жизненного стиля и поддержкой любых усилий, которые предпринимает человек.

Эта идея в целом не отличается от результатов исследований, посвященных последствиям травматических переживаний у взрослых и детей (см., например, Leavitt &Fox, 1993). Избавляются от болезненных воспоминаний и выживают те, у кого есть поддержка в трудные времена, кто может рассказать о волнующих их проблемах и травме, компенсировать их позитивным опытом и достичь необходимого баланса с негативными переживаниями.

Это почти трюизм, что телевидение и другие СМИ могут быть силами добра или зла. Многие пишут и исследуют дурное влияние телевидения. Как бы то ни было, телевидение, и другие СМИ останутся с нами; мы не можем изолировать детей от их влияния. Однако мы можем предпринять меры, чтобы сделать это взаимодействие более позитивным, даже вознаграждающим переживанием. Эта тема будет нами продолжена в следующей главе.

Модуль 11.6. СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА БОРЬБЫ СО СПИДОМ: КОГДА ОНА СРАБАТЫВАЕТ?

Кампания по борьбе со СПИДом – одна из самых актуальных тем сегодняшней социальной рекламы. Во всем мире различные страны и организации применяют различные методы воздействия на аудиторию СМИ, чтобы повысить ее сознательность, расширить знания о болезни и изменить опасное для жизни поведение. В первую очередь эта реклама предназначена для гомосексуалистов, наркоманов, вводящих себе наркотики внутривенно, и гетеросексуальных людей, склонных к беспорядочным связям. Контент-анализ данных за 1988 год, проведенный на материале 127 рекламных роликов на тему СПИДа, показывает, что в массе своей эти клипы обращались к обычной аудитории, а не к группам риска. Чаще в них использовались рациональные, а не эмоциональные методы воздействия, их целью было побудить зрителей узнать новую информацию о СПИДе, а не изменить поведение (Freimouth,Hammond, Edgar & Monahan, 1990). Точно такой же контент-анализ 317 рекламных роликов о СПИДе, выпущенных в 33 различных странах с 1991 по 1994 год, также свидетельствовал о тенденции рекламистов делать акцент на общих фактах, а не на поведении, при этом сами клипы были рассчитаны на обычную гетеросексуальную аудиторию (Johnson & Rimal, 1994).

Флора и Мейлбек (Flora & Mailbach, 1990) провели следующий эксперимент: они определили интерес к теме СПИДа у своих испытуемых и показывали им рекламу о борьбе со СПИДом. Эта реклама была двух видов: рационального характера и рассчитанная на эмоции. Результаты эксперимента показывают, что эмоциональные клипы запоминаются лучше, чем рациональные. Особенно сильное воздействие они оказывают на людей, прежде не проявлявших интерес к этой теме. Еще одно исследование показало, что самым успешным посланием в рекламе оказывалось сочетание информации о том, как избежать СПИДа, и показ правильной модели поведения (Mailbach & Flora, 1993). Эмоциональные методы были также более эффективны, когда они вызывали желание узнать больше о СПИДе. В работах Таллоха и его коллег (Tulloch, 1989; Tulloch & Chapman, 1992; Tulloch, Kippax & Crawford, 1993) есть тщательный анализ изменений посланий рекламы о борьбе со СПИДом в австралийских СМИ. А исследование и оценка кампаний по борьбе со СПИДом в американских СМИ, поддерживаемых правительством и Центром контроля над заболеваниями, описаны в работе Рэтцена, Пейна и Мессета (Ratzan, Payne & Massett, 1994).

Иногда некоторые группы риска иначе реагируют на клипы, посвященные борьбе со СПИДом, чем обычные средние люди (Baggaly, 1988). В целом программа по предотвращению СПИДа, рассчитанная на белых мужчин-гомосексуалистов, была наиболее успешной и способствовала изменению поведения этой группы риска (Coates, 1990; Stall, Coates & Hoff, 1988;Witte, 1992), тогда как обращение в рекламе к более широкой аудитории не имело такого успеха. В развивающихся странах есть свои особенности: в них, чтобы приостановить распространение СПИДа, необходимо изменить устоявшиеся социальные обычаи. Так, в некоторых частях Центральной Африки, где СПИД передается в основном от мужчин к женщинам в ходе полового контакта, разрешена полигамия и для мужчин позволительно иметь многочисленных сексуальных партнеров, а женщины не считаются в обществе социально значимыми и не могут противостоять сексуальным предложениям мужчин или настаивать на использовании презервативов. Такое поведение и установки крайне трудно изменить, но тем не менее надо пытаться влиять на них, пока распространение СПИДа еще можно приостановить.

Модуль 11.7. СУПЕРМЕН И ЧУДЕСНАЯ ЖЕНЩИНА УЧАТ ДЕТЕЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АМЕРИКИ ИЗБЕГАТЬ МИН

В странах, на территории которых шли боевые действия, еще долгое время после того, как война закончилась, остаются мины. Как научить детей избегать мин? В программу помощи по разминированию, которую проводила Организация американских государств (OAS), входило также и распространение около 600 000 экземпляров специальных комиксовSuperman у la Mujer Maravilla («Супермен и Чудесная женщина»). Эти комиксы раздавали детям в школах Гондураса, Гватемалы и Никарагуа. В этом совместном проекте ЮНИСЕФ, компании D. С. Comics и командования Южного округа армии США Супермен подхватывает мальчика Диего как раз в тот момент, когда он вот-вот наступит на мину, а Чудесная женщина спасает его маленькую сестренку Габриэлу и вытаскивает ее из речки, в которой девочка стирала белье. Похожая книга комиксов, также предупреждавшая детей об опасности, в 1996 году пользовалась успехом в Югославии (Messmer, Baskind & Lerdau, 1998).

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Сеть некоммерческих телевизионных станций в США.

[2] Пародия на Метрополитен опера, оперный театр в Нью-Йорке, с его дирижером Филом Гармоником и главным тенором Пласидо Доминго.

 

ГЛАВА 12.

КОНСТРУКТИВНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СМИ В НАШЕЙ ЖИЗНИ: ВОЗМОЖНОСТИ НОВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

 

Сравнение различных масс-медиа

Ментальные усилия и социальное взаимодействие

Извлечение информации и память

Масс-медиа и воображение

Модуль 12.1. Препятствует ли телевидение развитию навыков чтения?

Грамотность усвоения материалов СМИ

Модуль 12.2. Читать субтитры или не обращать на них внимания?

Что можно сделать дома

Влияние на масс-медиа

Усилия отдельного человека.

Модуль 12.3. Пример того, как рекламу сняли из-за жалоб зрителей

Усилия группы людей

Изложение исследований о СМИ для широкой публики

Будущее и новые технологии

Радиус действия СМИ

Новые технологии

Что такое массовые коммуникации? (возвращаясь к вопросу)

Модуль 12.4. Как найти друзей on-line

Модуль 12.5. Восстание в мировой WWW-сети

Модуль 12.6. Примеры творческого подхода к новым коммуникационным технологиям

Заключение

Вопрос. Каков объем мировой Web-сети?

Ответ. Газета «Нью-Йорк таймс» в апреле 1998 года опубликовала данные о том, что в сети Интернет и мировой Web-сети по крайней мере 320 миллионов страниц. Их количество растет настолько стремительно, что это значительно замедляет поиск необходимой информации. По некоторым оценкам, при поиске информации на любую тему можно найти всего не более трети всей имеющейся информации (Marginalia, 1998).

Вопрос. Зачем в сентябре 1992 года звезда мексиканских сериалов Вероника Кастро приезжала в Москву?

Ответ. Чтобы нанести визит президенту Борису Ельцину и познакомиться с членами российского парламента. Актриса приехала в Москву, потому что мексиканский сериал «Богатые тоже плачут» пользовался в России огромным успехом. Каждый день он собирал у экранов 200-миллионную аудиторию, 70% населения страны, так что получил самый высокий зрительский рейтинг за всю мировую историю (Kopkind, 1993).

Вопрос. Когда в доме работает телевизор, это значит, его включили, чтобы посмотреть определенную программу?

Ответ. Половину времени, которое мы в среднем проводим перед телевизором, мы смотрим определенную программу, а половину времени – просто включаем и ищем что-нибудь интересное. Наилучший и самый легкий способ контролировать просмотр телевизора в вашем доме – это следовать правилу: «Никогда не включай телевизор, если не собираешься посмотреть именно ту программу, которую собирался посмотреть».

В нашей книге мы исследовали искажения представлений о реальности, которое вносит в нашу жизнь телевидение. Хотя СМИ не единственный источник наших знаний об окружающем мире, но на наши представления о мире масс-медиа влияют намного больше, чем мы можем себе предположить. Телевидение очень серьезно воздействует на наши установки и поведение в том случае, если мы искренне верим в то, что масс-медиа отображают реальность такой, какая она есть на самом деле. В этой последней главе мы рассмотрим возможности нашей активной реакции на СМИ и взаимодействия с ними.

В этой книге мы по большей части говорили о СМИ вообще и уделяли сравнительно мало внимания различиям между телевидением, радио и прессой. Теперь мы опишем основные отличительные черты этих СМИ и определим их соотношение в создании тех или иных представлений у аудитории. Затем мы рассмотрим реакции на масс-медиа, проявляющиеся в поведении, и расскажем об образовательных программах по грамотному использованию СМИ в школе и дома. Затем мы обратимся к вопросу о том, как новости о СМИ в прессе могут повлиять на уже сложившиеся в обществе представления и стереотипы. Наконец мы завершим книгу, обратившись к новым видам СМИ, и посмотрим, как технология стирает различия между тем, что мы традиционно считали масс-медиа, и персональными средствами информации.

СРАВНЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ МАСС-МЕДИА

МЕНТАЛЬНЫЕ УСИЛИЯ И СОЦИАЛЬНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

Хотя мы знаем, что вымысел и художественная форма регулярно встречается и в печатной форме и на телевидении, ребенок с ранних лет воспринимает написанное в книгах как вымысел (Kelly, 1981). Телевидение же с детства воспринимается человеком почти как реальная жизнь. Поэтому представления, основанные на восприятии телепередач и фильмов, гораздо легче перепутать с нашими представлениями о реальности, чем идеи и представления, получаемые из книг. СМИ сами по себе воздействуют на процесс, в ходе которого ребенок получает информацию из СМИ и запечатлевает ее в памяти (Salomon, 1979, 1983, 1987). В целом восприятие телевидения требует меньших умственных усилий, чем печатные СМИ, хотя это зависит от возраста зрителей и вида программ (Bordeaux & Lange, 1991; Salomon, 1984). Дети из семей с низким социально-экономическим статусом, а также относящиеся к расовым и культурным меньшинствам, больше склонны верить в то, что по телевидению показывают правду, чем дети из семей белых среднего класса (Dorr, 1982).

У Гринфилда (Greenfield, 1984) есть тонкое рассуждение об историческом развитии масс-медиа и их взаимосвязи с психологическими процессами, задействованными в восприятии каждого СМИ. Изобретение печати несколько столетий назад позволило сохранять большие объемы информации. Люди, овладевшие грамотой, смогли познакомиться с новой и обширной информацией, прежде недоступной или передававшейся устно. Грамотность имела и большое социальное значение, так как печатные тексты были первым СМИ, которое требовало уединения для того, чтобы им можно было эффективно воспользоваться (Olson, 1994). Опасения критиков, связанные с тем, что с приходом телевидения дети будут изолированы друг от друга и станут избегать общения, напоминали опасения людей того времени, когда появились первые печатные книги; телевидение лишь внесло дополнительное требование физической изоляции человека. Но не оно было его инициатором. Фактически, как показывают исследования, не наблюдается никакой связи между количеством телепередач, которые смотрит человек, и временем, которое он тратит на общение.

Совсем недавно в обществе возникли новые беспокойства и тревоги, связанные с использованием Интернета и Мировой Web-сети. Страхи, что те, кто занимается «Web-серфингом», будут социально изолированы или даже социально беспомощны, удивительно напоминают тревоги и страхи времен изобретения книгопечатания и телевидения. В своей довольно провокационной книге Ривз и Насс (Reeves & Nass, 1996) заметили, что мы взаимодействуем с компьютерами, телевидением и другими СМИ почти так же, как мы общаемся с людьми, просто мы этого не осознаем. Например, мы обращаемся с телевизором вежливо и эмоционально, порой воспринимая его как личность.

ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ И ПАМЯТЬ

С когнитивной точки зрения между радио и газетами больше сходства, чем между каждым из этих СМИ и телевидением. Как радио, так и пресса – это вербальные СМИ, тогда как в телевидении есть еще и изобразительный аспект. Существует позитивная корреляция между восприятием рассказа, прочитанного в книге и услышанного по радио, однако меньше взаимосвязи между прочитанным рассказом и телефильмом (Pezdek & Hartman, 1983; Pezdek, Lehrer & Simon, 1984; Pezdek & Stevens, 1984). Это означает, что навыки, требующиеся для извлечения информации из телевизионной программы, отличаются от тех, которые нужны при усвоении информации по радио или из прессы и книг. Исследования телевидения показывают, что дети получают больше информации из визуальных компонентов СМИ, чем из вербальных, хотя избыток информации в результате наложения этих двух компонентов в целом помогает восприятию (Hayes & Birnbaum, 1980). Экспериментально установлено, что школьники, ученики второго и шестого класса, лучше понимают содержание истории, показанной на экране, чем ту же историю, которую они слышали по радио (Pezdek et al., 1984). Таким образом, телевидение – это очень эффективный способ передачи информации детям, так как этот вид СМИ обладает более значительным потенциалом, но с ним связано и больше беспокойств и тревог родителей, учителей и ученых.

Биглз-Рус и Гэт (Beagles-Roos & Gat, 1983) провели эксперимент: они попросили детей пересказать историю, услышанную по радио или увиденную по телевизору. Стиль детских пересказов варьировался довольно интересным образом. Когда дети пересказывали историю, показанную по телевидению, то в ней было больше неясных ссылок, в частности упоминались местоимения вместо личных имен, использовались определенные артикли[1] («The boy» – тот мальчик) и другие выражения, которые подразумевали, что эта информация уже знакома слушателю. Пересказы историй из радиопередач были более информативны. То же явление мы наблюдаем и когда слушаем или смотрим спортивные репортажи: радиорепортажи о спорте с места событий более насыщенны, чем комментарий к телевизионной трансляции. Уоткинс (Watkins, 1988) попросил детей написать историю из «телевизионной» или «реальной жизни». В этом эксперименте психолог обнаружил, что детали в рассказах и сложный сюжет зависел от того, какое количество телепередач посмотрел ребенок: чем больше он смотрел телевизор, тем сложнее и подробнее у него получался «телевизионный» рассказ. Гринфилд (Greenfield, 1984) предположил, что один из эффектов телевидения – научение особому стилю разговора, для которого характерно отсутствие четких ссылок, стиль, напоминающий разговор двух знакомых людей. В обеих историях дети предполагали, что многое уже известно и поэтому объяснять почти ничего не нужно. Что касается радио и печати, то язык в сообщениях и передачах должен быть более четким, чтобы компенсировать отсутствие изобразительного элемента.

Бэггет (Baggett, 1979) обнаружил, что взрослые одинаково хорошо воспроизводили информацию из немого фильма («Красный воздушный шар») и из вербального сценария, а маленькие дети намного лучше запоминали видеоряд. Это визуальное преимущество – неотъемлемая черта привлекательности телевидения. Хотя с возрастом разница в восприятии слабеет, она является естественной характеристикой нашей когнитивной системы, а не свойством, которое мы приобрели вместе с появлением телевидения. Визуальный аспект тем не менее сохраняет свое преимущество и в жизни взрослых. Бэггет провел тестирование через неделю после своего эксперимента и обнаружил, что у взрослых визуальная память тоже была лучше вербальной.

Психологи Спенсер, Сейдлиц, Ласка и Триче (Spencer, Seydlitz, Laska & Triche, 1992) провели полевое исследование и сравнили передачу информации различными масс-медиа. Ученые сравнили реакцию людей на газетные и телевизионные репортажи о природном катаклизме – вторжении соленых вод Мексиканского залива в низовья реки Миссисипи в 1988 году. Результаты исследований показали, что каждое СМИ лучше передавало какую-то отдельную часть информации и пробуждало у аудитории соответствующую реакцию. Газеты лучше представляли сложную и потенциально двусмысленную информацию о возможных последствиях этого проявления стихии, а по телевидению лучше передавались конкретная информация и советы, касающиеся поведения (например, в телерепортажах советовали покупать воду в бутылках).

МАСС-МЕДИА И ВООБРАЖЕНИЕ

Иногда говорят, что для восприятия радио требуется больше воображения, так как возникает необходимость восполнить визуальный аспект сообщения. В работе Гринфилда (Greenfield, 1984) рассказывается об одном увлекательном эксперименте: в нем детей просили придумать окончание для историй, показанных по телевидению или тех, которые дети слышали по радио. Результаты показали, что когда дети придумывали окончания радиоисторий, в них было больше новых элементов, чем в окончаниях для телевизионных версий тех же сюжетов. В работах Макфарленда (MacFarland, 1990) приводится подробная характеристика эффектов радио.

Дж. Л. Сингер и Д. Г. Сингер (Singer & Singer, 1981) обнаружили, что дошкольники, много смотревшие телевизор, реже играли с воображаемым товарищем по играми и показатель воображения у них был ниже. Тем не менее этот показатель связан еще и с тем, какие программы смотрят дети. Например, Sesame Street («Улица Сезам»), а особенно Mister Rogers’ Neighborhood («Соседи мистера Роджерса»), как показали эксперименты, стимулировали игру воображения (J. L. Singer & D. G. Singer, 1976; Tower,Singer & Singer, 1979), в то время как шоу, связанные с приключениями, совсем не пробуждали фантазию (J. L. Singer & D. G. Singer, 1981). Конечно, телевидение развивает навыки обработки визуальной информации, и в целом это достаточно эффективный путь передачи информации, особенно детям. В работах Мирингоффа и его коллег (Meringoff, 1980; Meringoff et al., 1983) дается сравнительная характеристика усвоения историй из различных типов СМИ.

Мешает ли просмотр телепередач развитию навыков чтения или способности фантазировать? Это, вероятно, зависит от той деятельности, которую заменяет телевидение. В модуле 12.1 приводится несколько гипотез воздействия телевидения на приобретение навыка чтения. При некоторых особых условиях просмотр телевидения сам по себе включает интенсивное чтение (см. модуль 12.2).

Теперь обратимся к практике и поговорим о том, что в целом можно сделать, чтобы помочь детям лучше взаимодействовать со СМИ, с которыми они неизбежно столкнутся.

Модуль 12.1. ПРЕПЯТСТВУЕТ ЛИ ТЕЛЕВИДЕНИЕ РАЗВИТИЮ НАВЫКОВ ЧТЕНИЯ?

Родители часто беспокоятся, что их дети слишком много смотрят телевизор и мало читают. Бинтжис и ван дер Вуурт (Beentjes & van der Voort, 1989) выдвинули несколько гипотез о влиянии телевидения на привычку к чтению и обосновали свои предположения.

Гипотеза стимуляции говорит о том, что просмотр телевидения стимулирует или усиливает тягу к чтению. Этой теории психологи придерживаются достаточно редко, поскольку в ее пользу свидетельствуют всего два факта, а именно: чтение субтитров фильмов зарубежного производства (см. модуль 12.2) и чтение книги, легшей в основу телевизионного сериала, непосредственно после его просмотра (см. модуль 11.2).

Более распространенной в научных кругах стала гипотеза снижения. Подразумевается, что просмотр телевидения негативно влияет на чтение. Есть пять вариантов этой гипотезы. Гипотеза пассивности (см., в частности, Healy, 1990) говорит, что телевидение делает детей более ленивыми, они становятся менее подготовлен­ными к тому, чтобы прилагать ментальные усилия, необходимые для чтения. Действительно, восприятие телевидения требует меньше ментальных усилий, чем чтение, однако зрители вовсе не становятся абсолютно пассивными (Salomon, 1984, 1987). Второй вариант гипотезы снижения – это ухудшение концентрации. Ее последователи утверждают, что телевидение ослабляет способность ребенка концентрироваться. Для этой гипотезы нет очевидных доказательств. Третья, вероятно, самая слабая из всех гипотез, – это гипотеза замедления, которая утверждает, что телевидение вообще нарушает деятельность мозга. Поскольку во время просмотра телевидения требуется активная обработка вербальной и визуальной информации, то эта теория несостоятельна. В гипотезе противодействия школе утверждается, что дети начинают ждать от школы развлечений так же, как и от телевидения в передачах «Улица Сезам» и «Барни и друзья», а когда этого не происходит, то дети утрачивают мотивацию к учебе. Это утверждение трудно изучать эмпирически, а на основании имеющихся свидетельств нельзя сделать никаких определенных выводов. Наконец, гипотеза замещения утверждает, что телевидение действительно вредит процессу чтения и навыку чтения, но только когда оно отбирает у чтения время. Несмотря на то, что исследования не приходят к согласованным выводам, эта гипотеза нашла наибольшую поддержку у ученых (Koostra & van der Voort, 1996;Mutz, Robertz & van Vuuren, 1993; Ritchie, Price & Roberts, 1987). Если дети смотрят телевизор вместо того, чтобы читать, это может ослабить их навыки чтения. Если они смотрят телевизор в дополнение к чтению, то такого вредного воздействия не наблюдается. Что касается фантазии, то просмотр телепрограмм без изображения насилия не мешает игре детских фантазий, однако фильмы и передачи, в которых есть насилие, действительно ослабляют способность ребенка фантазировать (van der Voort & Valkenburg, 1994). В целом телевидение, по-видимому, стимулирует склонность к грезам, но ослабляет творческое мышление (Valkenburg & van der Voort, 1994).

ГРАМОТНОСТЬ УСВОЕНИЯ МАТЕРИАЛОВ СМИ

В современном обществе все очевиднее становится потребность в более грамотном пользовании СМИ. Хотя еще в 1970-е годы возникали движения в поддержку образования в области СМИ, в наши дни интерес к этой проблеме значительно возрос (Alvarado, Gutch & Wollen, 1987; J. A. Brown, 1991, 1998; Manley-Casimir & Luke, 1987;Masterman, 1985; Ploghoff & Anderson, 1982; Potter, 1998; D. G. Singer & J. L. Singer, 1998). Грамотность в области СМИ включает несколько направлений: это вопрос политики, вопрос образования, сюда входят и советы родителям или разнообразные научные исследования (Christ & Potter, 1998).

Мы в нашей работе, также как и многие современные теории и исследования, посвященные массовым коммуникациям, больше делаем акцент на возможности выбора информации, а не на защите от губительного влияния СМИ. По правде говоря, никто не может полностью изолировать себя от влияния масс-медиа; они вездесущи, они – неотъемлемая часть нашей жизни. Наоборот, мы должны научиться жить не только с традиционными печатными и электронными СМИ, но и со всеми новыми технологиями массовой, личной и компьютерной коммуникации (Dorr & Kunkel, 1990; Ganley, 1992; F. Williams, Strover & Grant, 1994) и овладеть тем, что сегодня называют «киберпространством» (Borden & Harvey, 1997; Kiesler, 1997; Noll, 1996).

Существуют различные виды грамотности и образования, относящиеся к СМИ. Так, Мейровиц (Meyrowitz, 1998), например, выделяет три направления. Образование, касающееся содержания СМИ, включает знакомство с героями репортажей и шоу, темами, информацией, поступками людей в той или иной ситуации и так далее. Освоение грамматики СМИ включает изучение характерных особенностей каждого отдельного вида масс-медиа. Например, по мере того как дети взрослеют, и у них накапливается опыт просмотра телепередач, в их представления включаются и знания о том, как делаются телевизионные шоу: они усваивают приемы монтажа, наплывы и ряд других техник. Очень маленькие дети могут неправильно интерпретировать виденное ими по телевизору, поскольку еще не понимают, что это не происходит на самом деле, а сделано с помощью монтажа. Третий тип грамотности, грамотное усвоение СМИ, включает усвоение специфических условностей, модальности и требования определенной обработки информации при использовании каждого отдельного СМИ. Мессарис (Messaris, 1994, 1997, 1998) считал, что следует выделять особый навык «визуальной грамотности», отличающийся от навыка и понимания исключительно вербальных СМИ. Например, телевидению и в особенности некоторым компьютерным коммуникациям, таким, как гипертекст в мировой Web-сети, свойствен нелинейный характер, в отличие от радио и печати.

Модуль 12.2. ЧИТАТЬ СУБТИТРЫ ИЛИ НЕ ОБРАЩАТЬ НА НИХ ВНИМАНИЯ?

Во многих странах мира значительная часть телевизионных программ импортируется из других государств. Таким образом, программа или дублируется полностью, или идет с субтитрами на местном языке. Дублирование дает возможность зрителю услышать родную речь, даже если она не соответствует движениям губ персонажа на экране. Тем не менее, чтение субтитров и одновременно обработка визуального содержания без саундтрека на знакомом языке помогает приобрести ряд полезных когнитивных навыков. Бельгийский психолог Джери Дьюдевал и его коллеги (см., например, D’Ydewalle, Praet, Verfaillie & Van Rensbergen, 1991) провели ряд исследований, в которых измеряли движения зрачков, взяв их в качестве показателей относительного внимания к субтитрам и визуальному содержанию. Ученые обнаружили, что люди постоянно смотрят на субтитры, написанные на их родном языке, и иногда им кажется, что это отвлекает, если они знают оба языка – тот, на котором идет саундтрек, и язык субтитров. Бельгийцы хорошо знакомы с субтитрами: большинство фильмов, которые идут по бельгийскому телевидению, – иностранного производства, поэтому они транслируются с субтитрами, порой на экране появляется две строчки субтитров – на французском и голландском (в стране говорят на двух языках).

Когда зритель владеет несколькими языками, то язык оригинала, субтитры и дубляж могут интересным образом взаимодействовать в его сознании. Например, я помню, однажды в Бразилии смотрел фильм Ингмара Бергмана: герои шевелили губами по-шведски, фильм был дублирован на английском и шел с субтитрами на португальском. В другой раз я смотрел французские фильмы с португальскими субтитрами; поскольку я владел на среднем уровне и тем и другим языком, то я усвоил основное содержание, одновременно слушая французскую речь и прочитывая субтитры на португальском, хотя через два часа я чувствовал себя совершенно изможденным!

В США в отличие от других стран практически не выпускается фильмов или шоу с субтитрами. В основном из-за того, что очень много программ производится в самих США, все они на английском языке, поэтому американским зрителям никогда не приходилось учиться читать субтитры. Иностранные фильмы с субтитрами показываются лишь в разряде «экспериментальных», и их смотрит довольно ограниченный круг людей. Среди производителей и дистрибьютеров кино- и телефильмов распространено мнение, что американские зрители не будут смотреть фильмы, идущие с субтитрами. Это практически никем не проверенное предположение, вероятно, и приводит к тому, что многие высококачественные фильмы с большим потенциалом популярности не попадают на американский экран.

Образовательные программы в школе

Делались и продолжают делаться многочисленные попытки разработать специальные программы для школ, чтобы дети относились к телепередачам более критично. В работах Дж. А. Брауна (Brown, 1991) и Поттер (Potter, 1998) дан подробный обзор и тщательная оценка таких программ в США и в других странах. Такие программы были разработаны в отдельных школьных округах (например в Айдахо-Фолз, Нью-Йорк-Сити, в Юджине), в университетах (Йельском, Бостонском), в разработках принимали участие многие религиозные организации (например, Американская католическая конференция, центр исследований воздействия СМИ), а также частные компании (TheLearning Seed Co., Television Learning, Ltd.), ООН и Юнеско и другие правительственные и общественные комиссии (например, Совет шотландского кино, Министерство образования Западной Австралии, Национальный конгресс родителей и учителей). В работах Букингема (Buckingham, 1993, 1996, 1998) приводится описание программ, которые применяются в Великобритании.

Несмотря на то, что даже поверхностный обзор различных программ по развитию грамотного обращения со СМИ не входит в задачу нашей книги, в качестве примера мы все же коротко коснемся программы, разработанной Дороти и Джеромом Сингером и их коллегами из Йельского университета и введенной в действие в конце 70-х годов. Психологи предложили провести среди школьников третьих, четвертых и пятых классов восемь уроков, по два урока в неделю, вся программа была рассчитана на 4 недели. В программу входили тема фантазии и реальности на телевидении, эффекты съемок, реклама, стереотипы, идентификация с телевизионными персонажами, насилие и агрессия. Аналитические исследования показали значительное увеличение в знаниях у экспериментальной группы, в особенности во время тестирования, проведенного сразу после окончания программы. Затем программа была расширена: ее стали проводить и среди детей, посещающих дошкольные учреждения, а также учеников первого и второго класса; обширное пилотное тестирование показало, что в ходе таких программ детей можно многому научить (D. G. Singer & J. L. Singer, 1983; D.G. Singer, J. L. Sin-ger & Zuckerman, 1981; D. G. Singer, Zuckerman & J. L. Singer, 1980; J. L. Singer & D. G. Singer, 1981).

Второй образец – это программа Дорра, Грейвз и Фелпс (Dorr et al., 1980). В их программу входит просмотр отрывков из телепередач и обсуждения в группе, ролевые игры, просто игры и комментарий учителя. Психологи во время обучения детей рассказывали об экономической базе телевизионной индустрии, например, они говорили о том, что конечная цель телекомпаний – продать рекламное время и получить прибыль. Другой аспект – отличие телевизионной реальности от настоящей. Программа Дорра поощряла детей критически оценивать реальность каждого шоу. В аналитическом исследовании отмечалось, что подобные программы способствуют изменению отношения к телевидению и развивают более скептическое отношение к изображаемой в нем реальности.

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ ДОМА

Все же образование в СМИ не должно ограничиваться только школьным классом. Какой бы негативный эффект ни производило на детей телевидение, этот эффект можно ослабить и даже направить в позитивное русло, если поговорить на эту тему в семье. Такие диалоги развивают то, что мы иногда называем «навыками зрительского восприятия» (Chen, 1994; Cordez-Bolz,-1980; Ploghoff & Anderson, 1982). Хотя очевидна невозможность того, чтобы родители всегда находились рядом со своими отпрысками, когда те смотрят телевизор, но даже если родители сделают над собой усилие и хотя бы немного посидят вместе с детьми у экрана, их терпение будет вознаграждено. Когда семья смотрит телевизор вместе, разговор может идти об обмане в рекламных клипах, о стереотипном изображении отдельных групп, об аморальных ценностях, о переизбытке сцен секса и насилия. Родители могут спросить у ребенка, нравится ли ему передача или нет и почему, – таким образом, они лучше поймут, какие представления складываются у их детей. Будет полезно, если родители сами отреагируют на ту или иную телепередачу и таким образом сбалансируют искаженную реальность телевидения. Например, родители могут высказать свои опасения, увидев сцену насилия, и поделиться с ребенком воспоминаниями о своем детстве, когда они сами чувствовали страх, наблюдая по телевизору что-то подобное. Джонссон-Смарагди (Johnsson-Smaragdi, 1983) нашел подтверждение тому, что просмотр телепередач, в особенности когда он считался важной частью семейной жизни, значительно облегчал общение в семье, и в первую очередь это относится к взаимодействию с детьми в возрасте около 11 лет. Даже если братья или сестры одного возраста, но вместе смотрели телевизор без родителей, это имело положительное влияние, например, у детей возникало меньше ощущений страха во время просмотра увлекательных, но пугающих фильмов (В. J. Wilson & Weiss, 1993).

Семейные обсуждения могут помочь детям освоиться с информацией, которая их тревожит, например с проявлениями секса или насилия или с темой, которая им непонятна без «перевода» родителей. Дискуссии во время просмотра новостей помогают детям узнавать о событиях в мире. Телевидение можно использовать как катализатор дискуссий на различные темы в кругу семьи. Хотя для ребенка и родителей может быть трудно рассуждать о сексе или наркотиках, их дискуссию значительно облегчит программа телевидения на эту же тему. Даже если программа не слишком хорошо сделана и не соответствует ценностям, принятым в семье, она может служить относительно безопасным поводом для начала такой дискуссии.

Телевидение не обязательно должно изолировать членов семьи друг от друга (модель типа «Заткнись, я ничего не слышу»). Это может быть такое занятие, которое объединяет всю семью и дает повод поговорить о содержании телепередач и на другие темы (то есть модель «Эй, посмотри-ка, как тебе это нравится?»). Такой подход может помочь членам семьи узнать реакцию друг друга на те или иные темы и ситуации, а завязавшаяся дискуссия – стать стимулом для когнитивного, эмоционального и личностного роста.

Все эти примеры мы привели вовсе не для того, чтобы сказать, что телевидение всегда оказывает такое позитивное воздействие, – оно может его оказывать. Чем тщательнее отбираются программы, и чем настойчивее отец или мать ребенка стремится обсудить с ним содержание просмотренной передачи, тем лучше будет результат. Остин, Робертс и Нэсс (Austin, Roberts & Nass, 1990; см. также Desmond, Singer & Singer, 1990) разработали и проверили модель того, как общение родителей и детей на тему телевидения может повлиять на формирование детских представлений о реальности. Такие переменные, как социальные и культурные факторы и структура семьи, порой также играют роль в определении воздействия общения в семье на влияние телевидения на детей (Greenberg, Ku & Li, 1992; J. С. Wright, St. Peters & Huston, 1990).

Основная часть этой книги посвящена представлениям, которые формируются в нашем сознании в результате взаимодействия его со стимулами ТВ, радио, журналов или газет. Если мы действительно хотим изменить масс-медиа как таковые, мы и это иногда в состоянии сделать. Хотя эта тема и не является в нашей книге главной, стоит коротко остановиться на ней в качестве дополнения к нашему главному тезису.

ВЛИЯНИЕ НА МАСС-МЕДИА

Очень часто, стоит нам критически взглянуть на масс-медиа, как у нас появляется ощущение того, что они нам не нравятся, причем по непонятной причине, но мы мало что можем сделать, чтобы изменить положение дел, разве что можем не пользоваться данным СМИ (например, не смотреть эту программу и не читать газету). Точно так же, как мы пытаемся понять СМИ, когда взаимодействуем с ними, мы можем взаимодействовать со СМИ и тогда, когда хотим внести изменения в выбранной нами области. Создатели рекламы и политики давно так делают, и именно этот факт вынуждает заинтересованного или обеспокоенного какой-либо проблемой человека учиться поступать таким же образом.

УСИЛИЯ ОТДЕЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА

Жалобы отдельных людей имеют непропорционально сильное влияние на СМИ, так как те, кто получают их, предполагают, что каждая жалоба представляет точку зрения не только конкретного человека, но и многих других людей, которые не писали писем. Некоторые письма оказываются более эффективными, чем другие. Обоснованное, логически выстроенное обращение может иметь больше влияния, чем злобная тирада. Например, одну из марок клубных коктейлей в ведущем феминистском журнале «Миз» рекламировали так: «Ударь меня дубинкой!».[2] В адрес телекомпании, выпустившей эту рекламу, пришло 1000 писем протеста, в которых говорилось, что в этой рекламе есть намек на насилие в отношении женщин. Компания ответила, что никто из создателей рекламы не представлял возможности такой ее интерпретации, и все же письма настолько встревожили телекомпанию, что она сняла эту рекламу с эфира (Will, 1987). Реакция телезрителей действительно имеет значение! Письма от домохозяйки из Мичигана Терри Рэколта и тех, кто поддерживал ее точку зрения, выразили тревогу о том, что Кимберли-Кларк отрицала семейные ценности, и это заставило компанию Макдональдс и других спонсоров убрать свою рекламу из «Семейной пары с детьми».

Джемисон и Кэмпбел (1992) выдвинули три вида аргументации, которая была наиболее эффективной в обращениях в Интернет, на теле- или радиокомпанию или в печатное издание. Во-первых, жалобы на неточность или обман вызывают тревогу в СМИ. Публикация или выпуск в эфир неточной информации редко бывает преднамеренной, и ее нужно быстро исправить или сбалансировать, чтобы избежать возможной потери доверия и вероятных проблем с законом, которые также могут возникнуть у СМИ. Во-вторых, вызывают сильную тревогу жалобы на то, что данный репортаж или передача нарушают общественные стандарты или правила хорошего вкуса. Пресса, например, совсем не желает оскорбить читателя, когда печатает материалы откровенно сексуального характера, материалы, связанные с насилием или содержащие грубые выражения. Если достаточно много людей выскажут такого рода претензии, то это грозит СМИ потерять рекламу, а реклама – это необходимое условие существования всего предприятия. В модуле 12.3 приводится пример рекламы, которая оскорбила аудиторию и была снята с эфира из-за жалоб телезрителей. В-третьих, жалоба на недостаток сбалансированности или честности тоже довольно серьезна. Она подразумевает такие очевидные претензии, как недостаточно честная политическая кампания, использование рекламы, которая вводит зрителей в заблуждение, бесчестное предвзятое мнение о какой-либо группе людей, эксплуатация когнитивной незрелости детей, когда, посмотрев рекламу, дети начинают требовать у своих родителей эту продукцию.

Изредка усилия отдельного человека приводят к изменению политики или к появлению организаций, активно использующих СМИ для продвижения определенных взглядов. Например, Джон Банзхэф III однажды убедил Федеральную комиссию по связи в том, что доктрина о справедливости требовала, чтобы на телевидении поровну показывали рекламу о вреде курения и рекламу сигарет (в 1971 году реклама табака в США была запрещена). Пит Шилдс, у которого убийца застрелил сына, и Сара Брейди, муж которой, Джим, получил повреждение мозга во время покушения на президента Рейгана в 1981 году, оба стали активно использовать СМИ, чтобы лоббировать контроль над огнестрельным оружием, они действовали через агентство «Хэндган контрол инк.», основанное Шилдсом. Жертва инфаркта миллионер Фил Соколоф приобрел патент и выпустил большое количество рекламных объявлений в газетах, призывая большие корпорации пищевой промышленности изменить свою практику изготовления кулинарных изделий на тропических, богатых холестерином маслах. Эта кампания и последующий подробный обзор в СМИ вынудил 12 крупных пищевых корпораций в течение 2 лет перейти на более здоровый вид масла. Затем Соколоф повел кампанию, направленную против корпорации Макдональдс, поощряя их снизить содержание жира в их бургерах (Dagnoli, I990, in: Jamieson & Campbell, 1992).

Прекрасная возможность высказать свое недовольство или тревогу в адрес СМИ – это полоса редактора в местной газете. Многие газеты с удовольствием печатают письма своих читателей.

Модуль 12.3. ПРИМЕР ТОГО, КАК РЕКЛАМУ СНЯЛИ ИЗ-ЗА ЖАЛОБ ЗРИТЕЛЕЙ

В колонке редактора Энн Ландерс (1988, 13 июня) рассказывалось о том, как пробную рекламу сняли с эфира из-за писем и звонков телезрителей в компанию. Реклама начиналась так: два мальчика-тинэйджера стоят на вершине утеса и смотрят на океан. Затем один из них предлагает следующую игру: пусть они вдвоем поедут на машинах к утесу, и тот, кто выпрыгнет первым, будет «цыпленком». Мальчики поехали. Тот мальчик, который предложил сыграть, в какой-то момент выпрыгивает из машины. Второй мальчик волнуется и нервничает, показано, как он в ужасе толкает дверцу машины, но дверь заело. Мы слышим, как подросток вскрикивает, когда его автомобиль съезжает с утеса и разбивается о скалы внизу, в то время как первый мальчик, онемев от страха, наблюдает за этой сценой. Наконец камера показывает безбрежную гладь океана. На волнах качаются джинсовая куртка и джинсы. На экране надпись черным цветом: «Юнион бей Фешн – вот что вечно…»

Директор маркетинговой кампании рассказала Энн Ландерс, что она выбрала этот ролик за его «сильное воздействие» и «драматизм». Директор добавила, что она верит в то, что тинэйджеры не воспримут рекламу буквально, и она покажется им забавной. Тем не менее, после того, как телекомпания получила «несколько» телефонных жалоб и писем, рекламу с эфира сняли.

УСИЛИЯ ГРУППЫ ЛЮДЕЙ

Объединившись, люди часто могут оказывать более сильное воздействие, чем каждый из них в отдельности. Один из таких методов – бойкот, когда люди отказываются покупать какой-нибудь продукт или используют публикации в прессе, на радио и на телевидении, пока фирмы-производители не изменят его. Даже призрачная угроза бойкота вызывает дрожь у рекламистов, у руководителей прессы, радио и телестанций. Газеты отказываются от статей, когда определенные экономические силы пытаются себя рекламировать. Магазинчики, работающие допоздна, перестали продавать секс-журналы после жалоб общественности и угрозы бойкота со стороны религиозно настроенных людей. Фирма «Нестле» изменила рекламу своей детской молочной смеси в ответ на общественное возмущение и бойкот. Страх перед враждебной и организованной общественной реакцией – основная причина того, что американские телевизионные станции так неохотно соглашаются на рекламу презервативов, даже в период всеобщего страха перед СПИДом, когда публика в большинстве своем благосклонно настроена по отношению к такой рекламе.

В некоторых случаях группа людей может преследовать СМИ в рамках существующих законов. Например, когда Федеральная комиссия по связи (FCC) периодически пересматривает ходатайства радио- и телестанций на пролонгацию деятельности, у общественности появляется шанс помешать этой пролонгации. Хотя реальный отказ возобновить договор с FCC в США случается крайне редко, такое давление на теле- или радиокомпанию может привести к существенным переменам в ее политике. Например, группы по защите гражданских прав в 1960-х годах использовали этот метод для того, чтобы заставить радио- и телекомпании прислушаться к проблемам афро-американцев и их общин. Иногда бывает, что одной угрозы юридического или законодательного преследования достаточно, чтобы произвести желаемые перемены. Например, группы потребителей, такие, как ныне уже не существующая организация «За телевидение для детей», осуществляли давление на индустрию радио- и телевещания и Национальную ассоциацию теле- и радиокомпаний, с целью ограничить количество минут рекламы за один час в детских программах. Обращения этой организации в FCC, чтобы узаконить свою просьбу, привели к тому, что Национальная ассоциация радио- и телекомпаний сама ограничила время рекламы, предпочтя сделать этот шаг добровольно, а не под давлением правительственных постановлений.

Некоторые организации сами сделали себя цензорами в определенных областях. Например, Национальная ассоциация родителей и учителей несколько раз проводила мониторинг детской рекламы и материалов, содержащих секс и насилие на телевидении. Возникшее в результате беспокойство в обществе и скрытая угроза бойкота, по всей вероятности, имели какие-то незначительные эффекты. Многочисленные группы граждан, протестовавшие против порнографии, вынудили прекратить продажу секс-журналов во многих местных магазинах. Преподобный Дональд Уалдмон устраивал бойкоты против рекламодателей на телевидении, он боролся с рекламой, которая, по его словам, содержит «безудержный секс, насилие, профанацию и негативные стереотипы христиан» (Winbush, I989, р. 54). Например, бойкот «Пепси» в 1989 году привел к отказу компании выступить спонсорами видеоклипа Мадонны и ее тура.

Иногда требуется дополнительная проверка телепередач и их содержания, чтобы определить, не сумели ли телекомпании «творчески» нарушить какое-либо постановление или правило. Например, Акт о детском телевидении 1990 года предписывал, чтобы телевизионные станции увеличили количество часов «образовательных» программ для детей. В ответ на это некоторые радио- и телестанции переименовали существующие мультфильмы и комедии, повторяющиеся на разных каналах, в «образовательные». Например, одна станция описала, что сериал G. I. Joe («Солдат Джо») представляет «борьбу против зла, которое способно уничтожить общество» («School of Hard Knocks, 1992, p. 32) Подлинные образовательные программы, как, например, новости для детей, показывали в 5:30 утра, а такие «образовательные» передачи, как The Jetsons («Джетсоны») или Leave it to Beaver («Пусть это сделает Бобер»), шли в самое удобное для детей время. К 1996 году общественная неудовлетворенность такими уловками вынудила FCC разъяснить закон 1990 года и определить точное количество часов для образовательных программ, также была внесена более четкая формулировка того, какая программа считалась образовательной.

Иногда социальное исследование само по себе может повлиять на политику. Например, данные лабораторных исследований о том, что люди не воспринимают никаких сообщений, записанных на аудиопленку в обратном направлении и вряд ли подвержены влиянию «сатанинских посланий» (см. модуль 4.8), вынудило некоторые штаты снять проект постановления, требовавший у звукозаписывающих компаний наклеивать предупреждающую маркировку на обложки альбомов (Vokey & Read, 1985). Научные исследования сыграли роль в развитии и в последующей модификации ряда рейтингов, основанных на возрасте зрителей, которые впервые стали использоваться в телевизионных программах в США в 1997 году (Cantor, 1998). Недавнее исследование сексуального насилия (обсуждавшееся в главе 10) имеет огромное потенциальное влияние на вопросы закона, политики, кинопроизводства и даже стиля жизни. Подробный анализ того, как можно использовать исследование о сексуальном насилии для того, чтобы осуществить перемены в законах и политике, есть в работах Penrod & Linz, 1984; а также Turner, Hesse & Penrod, 1984.

Прежде чем такое исследование сможет оказать значительное влияние на общественное мнение или политику, его результаты должны стать известны не только в научном сообществе. Этот акт сам по себе может повлиять и влияет на представления, складывающиеся у всего общества о данной проблеме.

ИЗЛОЖЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ О СМИ ДЛЯ ШИРОКОЙ ПУБЛИКИ

Когда репортер и ученый излагают информацию об одном и том же исследовании, их взгляды будут резко отличаться. Для ученого важна «правда», а репортеру нужны «новости». Например, редактор может посчитать, что отдельная статья об исследовании порнографии не содержит ничего нового, потому что эта газета уже печатала две статьи о порнографии на прошлой неделе. Ученый, взглянув на ту же самую ситуацию, не увидит никакого совпадения, потому что одна статья была о гражданах, стремящихся запретить продажу «Плейбоя» в небольших магазинах, а вторая статья была о женщине, участвовавшей в съемках порнографических фильмов, и ни одна из этих статей не имела никакого отношения к докладу об исследовании поведения, связанного с этой темой.

В своем желании подробно осветить все стороны вопроса журналист может подчеркивать противоречие и таким образом (пожалуй, непреднамеренно) поддерживать и узаконивать радикальную точку зрения, которая не пользуется доверием в научных кругах. Как уже обсуждалось в главе 7, конфликт и противоречие заслуживают внимания журналистов и считаются важными для новостей. Например, реклама, действующая на подсознание, очень интригует и даже тревожит общество, хотя ученые прекрасно осознают, что эффекты от такой рекламы либо сильно преувеличены, либо их не существует вообще (Т. Е. Moore, 1982; Pratkanis, 1992; Saegert, 1987). Эта тема может быть пригодна для хорошей журналистской статьи, но это плохая наука. Представления, которые могут сложиться у читателей в ответ на такие статьи, будут значительно расходиться с научными представлениями.

Журналисты и ученые используют язык для совершенно различных целей. «Академическому ученому слог репортера покажется необычайно небрежным, банальным и упрощенным, если вообще не откровенно неправильным или глупым. Для журналиста академический стиль будет представляться необычайно пассивным, техничным и усложненным, или даже многословным, или торжественным… Академический язык стремится быть точным и информативным… Для репортера же результат кажется пустяком, ради которого не стоит суетиться: результат затрудняет исследование столькими ограничениями и исключениями, что, кажется, не имеет никакого значения» (Tavris, 1986, р. 25).

Неудивительно, что порой сталкиваешься с мнением, что социальная наука стоит намного ниже науки в целом, и как научная дисциплина еще не сформировалась. Этого мнения придерживаются и журналисты, получившие научное образование. Еще более удивляет тот факт, что, и некоторые социальные психологи сами считают, что их работы в чем-то менее важны, чем исследования по физике или биологии. Если многие социальные психологи не считают себя настоящими учеными, разве удивительно, что и другие оценивают их так же? Этот коллективный комплекс неполноценности, вероятно, происходит оттого, что социальная наука по самой своей природе пробабилистская, а не детерминистская дисциплина. Мы никогда не можем предсказать наверняка воздействие, которое окажет на нас жестокий фильм, мы не можем утверждать это с такой же точностью, как когда говорим, что 2 + 2 = 4.

Исследователи, в том числе исследователи социальных дисциплин, не всегда имеют успех у публики или, по крайней мере, не слишком заинтересованы в том, чтобы обнародовать результаты своих экспериментов для широкой аудитории. Иногда ученые, которые все-таки поступают именно так, как, например Карл Саган, заслуживают презрение своих коллег (Ferris, 1997). Их не вознаграждает звание ученого, потому что ученый – это, прежде всего гранты и публикация научных работ в специфических научных журналах. Даже написание учебников ценится не очень высоко, а разговоры с прессой и общественностью часто оказываются никем не оцененными.

И все же у многих читателей и журналистов наблюдения социальных психологов пробуждают сильный интерес. Результаты исследования, проведенного Данвуди (Dunvoody, 1986), показали, что редакторы газет действительно предпочитали материалы на социальные темы, а не естественнонаучные. Однако репортерам свойственно, наоборот, предпочитать естественнонаучные темы. Итак, часто может возникать ситуация, когда редактор выбирает для статьи социальную тему и дает поручение репортеру, которому она не особенно интересна, а репортер может не воспринять эту тему как научную и не отнесется к работе над ней с тем же почтением, как к «настоящей» научной статье. Современные исследования показывают, что ни журналисты, ни ученые не верили в то, что масс-медиа оказывают полезную услугу науке, рассказывая об исследованиях широкой общественности (Chappel & Hartz, 1998). Интересные результаты анализа того, как в СМИ изображаются научные исследования насилия в СМИ, есть в работах J. H. Goldstein (1986).

В этой книге мы по большей части писали о представлениях потребителя СМИ. Однако самое завораживающее явление – это выступление простого человека в СМИ, особенно на телевидении. Поскольку телевидение – очень навязчивое средство массовой информации, то человек, когда попадает в эфир, либо очень волнуется, либо чувствует себя неловко, либо и то и другое. Кажется, что сам факт, что человек попал на экран, важнее того, что он делает в передаче. Люди счастливы, хотя выглядят довольно глупо, например, когда поют песню в ток-шоу или нескромно рассказывают о своей личной жизни. Уже много лет мы наблюдаем шоу «из реальной жизни», в которых люди ведут себя довольно необычно. Таковы, например, Candid Camera («Откровенная камера», в российском прокате идет под названием «Скрытая камера»), программа 50–60-х годов, в которой людей показывали без их ведома в затруднительных ситуациях, часто смешных, снимая их скрытой камерой, Real People («Настоящие люди»), That’s Incredible («Это невероятно»), American Funiest Home Video («Самые смешные домашние видео Америки»). Интересно, лишает ли использование видеокамер и видеомагнитофонов телевидение той Магии, которой оно обладало всегда? Дети, которые теперь уже стали взрослыми, чаще всего имеют возможность в любой момент увидеть на экране свое изображение в детстве.

БУДУЩЕЕ И НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

РАДИУС ДЕЙСТВИЯ СМИ

На нашей планете буквально не осталось места, не охваченного массовыми коммуникациями. По политическим причинам ЮАР до 1976 года оставалась единственной сравнительно большой страной, лишенной телетрансляций (Mutz, Roberts & van Vuuren, 1993). Последними странами, в которых появилось телевидение, были затерянный в горах Непал – в 1985 и острова Кука – в 1989, а к началу 90-х годов лишь маленькое королевство Бутан в Гималаях оставалось страной без телевидения. Спутниковые тарелки и видео, работающие от генераторов, позволяют устанавливать телевизоры и видео в любых местах, даже недоступных для обычного приема передач.

В 1970 году в Канаде было проведено уникальное исследование, которое оценивало эффекты от установки телевизоров. Исследователи изучили три города в Британской Колумбии. Они были очень похожи, только в одном городе («мультител» – много каналов) была возможность принимать несколько канадских и американских телевизионных каналов, жители другого («юнител» – один канал) принимали всего один канал, а третий, поскольку был расположен в долине, не получал никаких телевизионных сигналов («ноутел» – ни одного телевизионного канала). В этом исследовании ученые сравнили детей и взрослых во всех трех городах до и после того, как телевидение пришло на территорию «ноутел». Например, показатели творческих способностей были выше до появления телевидения в области «ноутел», и эти показатели превышали показатели в других городах до появления телевидения и показатели в любом из трех городах после появления ТВ. У Макбет (Macbeth, 1996) есть результаты исследований, а в работе Т. М. Уильямса (Williams, 1986) собраны более подробные данные. Подобное исследование, вероятно, никогда больше нельзя будет провести, потому что мест, не охваченных телевидением, больше уже не существует.

Кросскультурные аспекты в будущем могут стать важной составляющей всех социальных исследований. Буквально любая страна в мире становится теперь мультикультурной, и отчасти это происходит благодаря революции в области коммуникации. Нам всем доступны СМИ из разных национальных и культурных источников, и поэтому важно понимать, насколько неоднозначно в разных культурах может быть воспринято одно и то же послание. Замечательное собрание статей по сравнительным кросскультурным исследованиям есть у Корзенны и Тинг-Туми (Korzenny & Ting-Toomey, 1992), Лалл (Lull, 1988), а также в работе Блумер, Мак-Леод и Розенгрен (Blumer,Mc-Leod & Rosengren, 1992).

НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Изменения в самом телевидении

Изменение технологии привело к более фундаментальным структурным изменениям в телевидении и других СМИ. Медленное, но неуклонное уменьшение процента аудитории программ, предоставляемых телесетью по сравнению с кабельными каналами (с 1978 по 1990 год этот процент упал с 90% до 66%), будет иметь сильное, но еще пока неясное влияние на телевизионные программы, их экономическое положение и привычки зрителей (Zoglin, 1990 а). Распространение кабельных каналов и спутниковой технологии значительно увеличивает число имеющихся предложений. Психологическое воздействие такого богатого выбора менее очевидно; неизвестно, как возможность принимать 100 или даже 500 каналов изменит вкусы отдельного человека. Наличие видеомагнитофонов усилило контроль аудитории над отбором программ и выбором времени их просмотра; сейчас только начинает проясняться общее влияние наличия видеомагнитофонов на качество и количество телепередач, которые смотрит отдельный человек (Gunter & Levy, 1987; Levy, 1987; Lindford & Shatzer, 1990; Mares, 1998). Входят в моду платные каналы, особенно популярны трансляции интересных событий. Например, матчей по боксу, хотя их популярность растет медленнее, чем ожидали их устроители. На горизонте уже видна новая область в телевещании – аппаратура с высокой разрешающей способностью, которая обещает поднять телевидение на совершенно новый уровень. Интерактивные телевизионные проекты позволяют зрителям, например, нажав кнопку, увидеть репортаж, а нажав еще одну – получить дополнительную информацию из новостей или информацию о спорте. Нажав еще одну кнопку, можно увидеть спортсмена крупным планом, а можно включить и повторный показ игрового момента.

Компьютерные коммуникации

Сегодня существует четыре типа компьютерных коммуникаций в Интернете (М. Morris & Ogan, 1996), хотя еще недавно не существовало ни одной подобной возможности получить информацию.

1. Асинхронная коммуникация между двумя людьми в режиме электронной почты e-mail.

2. Неодновременная коммуникация между многими пользователями, включающая листсерверы,[3] Юзнет,[4] электронные доски объявлений (electronic bulletin boards), когда пользователь заказывает услугу или подписывается на программу, чтобы получать послания из отдельной группы, как правило, на определенную тему.

3. Если пользователю надо найти сайт для того, чтобы в асинхронном порядке получить информацию, он может строить отношения с источниками типа один на один, много людей и он сам или он один со многими. Например, это могут быть web-сайты, гоферы (gopher – англ. суслик – система для поиска информации в Интернете) и сайты формата FTP (file transfer protocol – правила переноса файлов в сети).

4. Наконец, существует и синхронная коммуникация: это может быть коммуникация один на один, один с несколькими пользователями, один со многими людьми, в нее входят чаты и сетевые компьютерные игры.

Использование теории и методологии исследований, характерных для СМИ, для изучения компьютерных СМИ только началось. В работе Ф. Уильямса, Стровера и Гранта (Williams, Strover& Grant, 1994) излагаются возможные теоретические перспективы использования таких СМИ. Многообещающим кажется подход, включающий исследование пользы и удовольствия, которые люди получают от Интернета. Для чего они пользуются электронной почтой? Что получают, посещая чаты? Как они пользуются листсерверами? Как они приобретают друзей, общаясь в режиме on-line? В модуле 12.4 дается ответ на последний вопрос.

ЧТО ТАКОЕ МАССОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ?

(ВОЗВРАЩАЯСЬ К ВОПРОСУ)

Так как появилось столько новых возможностей, становится все труднее определить, где кончаются масс-медиа и начинаются персональные средства коммуникации. Приход видеомагнитофонов позволяет нам смотреть фильмы дома, используя технологию массовой коммуникации (телевидение). Компьютерные коммуникации, например электронная почта, мировая Web-сеть, листсерверы и чаты, привели к возникновению коммуникаций совершенно нового типа.

Компьютерные доски объявлений и сети используются для того, чтобы передавать новости во время беспорядков и революций. Правительство города-государства Сингапура начало создавать инфраструктуру национальной информации: в соответствии с правительственной программой, все дома в стране должна объединять сеть, установленная при помощи волоконнооптического кабеля, позволяющего быстро передавать текстовые сообщения, звук, видеосигналы и другую информацию; в стране также предполагается установить телеграфную службу для пользователей мобильными компьютерами («Twenty-First Century Singapore», 1992). Похожие проекты разрабатываются и серьезно обсуждаются и в других странах, в том числе во Франции, Японии, Германии, Канаде и США.

Хотя электронные и в меньшей степени печатные СМИ могут контролироваться авторитарным правительством, гораздо труднее подавить самостоятельность компьютерных СМИ или ограничить выбор владельцев видеомагнитофонов. Такие группы, как палестинские интифада,[5] афганские моджахеды, бирманские повстанцы Карен, используют записи на видео. Они фиксируют действия против них и вербуют своих новых сторонников (Zoglin, 1989). Когда Борис Ельцин и борцы за демократию укрылись в здании российского парламента во время неудачной попытки путча в 1991 году в Москве, они поддерживали связь с внешним миром при помощи факсов и компьютерных линий связи. Сейчас такие группы повстанцев, как сапатисты в Мексике, имеют наравне с арсеналом оружия еще и арсенал web-страниц и списки компьютерных адресов (см. модуль 12.5).

В ответ на резню в 1989 году на площади Тяньаньмын китайские студенты во всем мире организовали революцию факсов, и в течение последующих нескольких недель в Китае была нарушена работа на 10 000 факсах, так как из-за границы постоянно приходили сообщения о том, что в действительности произошло в Пекине (Ganley, 1992). Новости, которые отсняли в Китае журналисты из Гонконга, в Китае посмотрели более 2 миллионов владельцев видеомагнитофонов. Демократическое восстание в Китае было подавлено, однако уже никогда, и никто не сможет лишить общество информации о притеснениях внутри него самого. Электронную информацию во всех ее формах нелегко контролировать, и электронные средства коммуникации можно творчески использовать в жизни (см. модуль 12.6).

Все же грандиозные притязания новых технологий, связанные с изменением жизни всех людей на планете, кажется, сильно преувеличены. В действительности есть основание думать, что новые технологии лишь расширят разрыв между богатыми и бедными. Pеш (Wresch, 1996) приводит пример двух мужчин из Намибии, одного богатого, другого бедного. Бедный мужчина, Негумбо, ничего не умеет, у него нет работы, в его доме нет электричества. Газеты стоят десятую часть его дневных заработков, которые Негумбо получает, когда ему удается найти работу. Мало у кого из его соседей есть ТВ, и все передачи в нем идут на английском языке, который Негумбо не понимает. Его источники новостей в основном ограничиваются одной радиостанцией, которая передает программы на его родном языке. Он никогда никуда не ездил, кроме своей деревни в северной Намибии и ее столицы, Виндхоука.

Богатый человек, Тео, президент своей собственной компьютерной компании, водит BMW, говорит на трех языках и связывается с остальным миром по телефону, электронной почте и многочисленным CD-ромам с информацией, которые он получает каждый день. По крайней мере, каждый год он совершает поездки в Германию и США, у него есть свой закупщик в Калифорнии, который присылает ему партию товара каждую неделю. Он может прийти домой, и посмотреть кино по своему видеомагнитофону (но у него нет ни одного фильма, сделанного в Намибии), он может посмотреть американские комедии или мексиканские сериалы по телевизору. Он может позвонить по телефону в Европу или в США, но с трудом может позвонить кому-то в своей стране за пределами столицы, потому что местная инфраструктура очень слаба. Информационная революция связывает Тео с самыми разными местами, и их количество неуклонно возрастает, Негумбо становится все более и более изолированным. В странах третьего мира, таких, как Намибия, усиливается разделение между богатыми и бедными, увеличивается информационный разрыв, также как и разница в доходах, и вряд ли технология вскоре сможет соединить эти два полюса.

Модуль 12.4. КАК НАЙТИ ДРУЗЕЙ ON-LINE

Какие отношения устанавливаются между людьми, которые общаются при помощи электронной почты, чатов и листсерверов? Являются ли они неглубокими, безличными, враждебными, опасными или помогают освободиться от ощущения ограниченности человека, который живет в определенном месте? Кроме того, такое общение лишает людей возможности видеть друг друга, так что они не могут оценить внешность и статус собеседника. Паркс (Parks, 1996) провел обзорное исследование взаимоотношений людей в Интернете и обнаружил, что 60% респондентов утверждали, что установили личные отношения on-line. Женщины чаще, чем мужчины, заводили электронных друзей, независимо от своего возраста и семейного положения. Почти все они общались со своими друзьями по электронной почте, каждая третья, кроме того, пользовалась телефоном, письмами и общалась лично. Эти взаимоотношения развивались так же, как и традиционная дружба. Так что мы видим, что компьютеры не только не изолируют людей друг от друга, но и помогают установить дружеские связи. У Чинолт (Chenault, 1998) есть интересное рассуждение о том, как приобрести друзей и выразить свои чувства, используя компьютерные коммуникации.

Модуль 12.5. ВОССТАНИЕ В МИРОВОЙ WWW-СЕТИ

Хотя первый кровавый мятеж сапатистских повстанцев в самом южном мексиканском штате Чиапас в 1994 году был довольно коротким и его быстро подавили, сражение продолжается и сейчас не только в жизни, но и в киберпространстве. Сапатистская Армия национального освобождения (САНО) передает революционные послания через Интернет и пользуется электронной почтой и web-сайтами, с помощью которых она связывается с отдельными людьми и с обществом в целом, минуя правительственную цензуру. Групповой web-сайт Ya Basta! собирает деньги для повстанцев и предоставляет последние новости о местной ситуации. Лидер организации субкоманданте Маркос пишет коммюнике на компьютере, встроенном в его грузовик. Эти послания затем переносятся на диски и отправляются на web-сайт. Использование повстанцами новых технологий вынудило ведущие мексиканские телекомпании, такие, как Televisa, говорить в репортажах и о повстанцах, поскольку публика узнавала о них из других источников. Остальные радикальные группы во всем мире, например Ирландская республиканская армия, исламская фундаменталистская организация Хамас и повстанцы из Перу, называющие себя Sendero Luminoso («Светлый путь»), все имеют своиweb-сайты и используют электронную почту (I. Vincent, 1996).

Модуль 12.6. ПРИМЕРЫ ТВОРЧЕСКОГО ПОДХОДА К НОВЫМ КОММУНИКАЦИОННЫМ ТЕХНОЛОГИЯМ

Рассмотрим следующие примеры:

1. В 1994 году профессор Томас Найсли из колледжа Линчбург в Вирджинии обнаружил, что некоторые вычисления на новом микропроцессоре «Пентиум» были ошибочными. Он проверил свои вычисления на нескольких компьютерах и везде последовательно обнаруживал ошибку. Когда он связался с производителем «Пентиумов», «Интелом», ему не ответили. В отчаянии Найсли обратился в сеть Интернет и спросил у других пользователей, нет ли у них таких же проблем. Через шесть дней «Интел» ответил на обращение Найсли. Хотя компания сперва настаивала на том, что проблема эта очень незначительна, растущее беспокойство в обществе и падение акций на бирже уверило их в обратном. Через два месяца после первого звонка Найсли в «Интел» во всех «Пентиумах» стали бесплатно заменять микросхемы (Wresch, 1996).

2. В основном информационная революция не затронула бедное население, хотя есть и некоторые исключения. Несколько Интернет-терминалов были открыты для общественного доступа и установлены в Санта-Монике в Калифорнии. Их цель была дать возможность бездомным людям поговорить о своей жизни и проблемах. Отвечая на вопросы «Почему вы не работаете?», бездомные назвали в числе своих проблем: а) негде принять душ и сменить одежду и б) нет возможности охранять их скудную собственность, пока они находятся на работе. Как только общество осознало их проблемы (о них не знали раньше), городские власти и Армия спасения отвела специальные помещения и установила душевые, стиральные машины и шкафчики (Wresch, 1996).

3. В мае 1998 полиция в Пулмане, штат Вашингтон, обратилась к общественности, попросив опознать студентов, которые принимали участие в беспорядках в Вашингтонском государственном университете. Они открыли web-сайт и поместили в нем 40 фотографий, сделанных офицерами полиции, журналистами и просто прохожими. На этот сайт пришло 12000 отзывов в первые же два дня, и более 100 предполагаемых бунтовщиков были идентифицированы (Notebook, 1998).

4. Роман Майкла Джойса 1987 года «Полдень, Легенда» – это история о рекламисте, который решил, что попавшая в аварию ма­шина, которую он только что увидел, принадлежала его бывшей жене. Этот роман является классикой в жанре художественного гипертекста. Это не книга, а скорее программа, в которой читатель сразу вникает в хитрые взаимосвязи героев. Роман построен явно в нелинейном изложении. Эта программа мешает любым попыткам читателя понять сюжет насколько возможно ясно. Защитники жанра считают, что чтение это напоминает настоящий диалог и переживание. А противники называют весь роман «несмешной цифровой постмодернистской шуткой» (Lillington, 1998).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Все это снова приводит нас к вопросу: «Зачем изучать психологию, в особенности когнитивную психологию СМИ?». В сущности, масс-медиа предлагают нам опыт, который возникает в результате взаимодействия нашего сознания с содержанием СМИ. СМИ воздействуют на наше сознание: они дают нам идеи, изменяют наши установки, рассказывают, что собой представляет окружающий нас мир. Эти построения в нашем сознании (то есть наша воспринимаемая реальность) превращаются в каркас, на основе которого мы создаем интерпретации нашего опыта в целом. Таким образом, чтение газет, просмотр телепередач, прослушивание музыки и радиопередач – все это по большей части когнитивные феномены.

В каком-то смысле продукция СМИ – это искусство, творческая выдумка. Но как когда-то сказал Пикассо: «Искусство – это ложь, сквозь которую мы видим правду». То же самое верно и применительно ко СМИ. Участие в создании передачи – это игра, говорил Оскар Уальд: «Я люблю игру актеров. Она намного реальнее жизни».

То же мы могли бы сказать и о СМИ. Жизнь подражает искусству, искусство подражает жизни. В конце концов, становится трудно отличить одно от другого.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Определенный артикль делает предмет или существо, о котором идет речь, более конкретным, похоже на местоимение «тот» в русском языке. (Прим перев.)

[2] Слоган основывается на игре слов: клубный коктейль «club cocktail» (англ.) и дубинка «club» (англ.). (Прим. перев.)

[3] Listservers – компьютерная программа, организующая списки электронных подписчиков.

[4] Usenet – этот термин появился в 1980 году и обозначает систему on-line, в которой происходят дискуссии групп-участников.

[5] Intifada – арабское слово, обозначающее восстание; имеется в виду начавшаяся в конце 1987 года борьба палестинцев на оккупированных Израилем территориях Западного Берега реки Иордан и в секторе Газа.

Библиография

Abel, E. (1984). Television in international conflict. In: A. Arno W. Dissayanake (Eds.). The news media and national and international conflict (p. 63–70). Boulder , CO : Westview Press.

Abelman, R. (1989). From here to eternity: Children’s acquisition of understanding of projective size on television. Human Communications Research, 15, 463–181.

Aberncthy, A. M. (1992). The information content of newspaper advertising. Journal of Current Issues and Research in Advertising, 14(2):, 63–68.

Abramson. P. R., Hayashi, H. (1984). Pornography in Japan : Cross-cultural and theoretical considerations. In: N. M. Malamuth E. Donnerstein (Eds.). Pornography and sexual aggression (p. 173–183). Orlando . FL: Academic Press.

Abramson. P. R., Perry, L, Seeley, T. Seeley, D., Rothblatt, A. (1981). Thermographie measurement of sexual arousal: A discriminant validity analysis. Archives of Sexual Behavior, 70(2), 175–176.

Ahn, W.-K., Brewer, W. F., Mooney. R. J. (1992). Schema acquisition from a single example. Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition. 18, 391–412.

Alali, A. O., Eke, К . К . (Eds.). (1991). Media coverage of terrorism: Methods of diffusion. Newbury Park , CA : Sage.

Alesandrini. K. L. (1983). Strategies that influence memory for advertising communications. In: R. J. Harris (Ed.). Informationprocessing research in advertising (p. 65–82). Hillsdale , NJ : Lawrence Eribaum Associates.

Alien, M., D’Alcssio, D., Brezgel, K. (1995). A meta-analysis summarizing the effects of pornography II: Aggression after exposure. Human Communication Research, 22, 258–283.

Alien, M., Emmers, Т ., Gebhardt, L., Giery, M.A. (1995). Exposure to pornography and acceptance of rape myths. Journal of Communication, 45(1), 5–26.

Alsop, R. (1988, January 26). Advertisers retreat from making direct pitch to the gay market. Wall Street Journal, p. 33.

Altheide, D. L. (1976). Creating reality: How TV news distorts events. Beverly Hills, CA: Sage. Alvarado. M., Gutch, R., Wollen, T. (1987). Learning the media: An introduction to media teaching. London: Macmillan.

Alwitt, L. R, Deighton, J., Grimm, J. (1991). Reactions to political advertising depend on the nature of the voter-candidate bond. In: F. Biocca (Ed.). Television and political advertising: Vol. I. Psychological processes (p. 329–350). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Amador. O. G. (1988). Latin lovers. Lolita, and La-Bamba. Americas, 40(4), 2–9.

Amaral. R., Guimaraes, C. (1994). Media monopoly in Brazil. Journal of Communication, 44(4). 26–38. Andersen. P. A., Kibler. R. J. (1978). Candidate valence as a predictor of voter preference. Human Communication Research, 5, 4–14.

Anderson, D. R. (1985). On-line cognitive processing of television. In: L. F. Alwitt A. A. Mitchell (Eds.). Psychological processes and advertising effects (p. 177–199). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Anderson, D. R. (1998). Educational television is not an oxymoron. The Annals of the American Academy of Political and Social Science, 557, 24–38.

Anderson, D. R., Burns, J. (1991). Paying attention to television. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Responding to the screen: Reception and reaction processes (p. 3–25). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Anderson. D. R., Field, D. E. (1991). On-line and off-line assessment of the lelevision audience. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Responding to the screen: Reception and reaction processes (p. 199–216). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Andreasen, M. S. (1994). Patterns of family life and television consumption from 1945 to the 1990s. In: D. Zillmann, J. Bryant, A. C. Huston (Eds.). Media, children, and the family: Social scientific, psychodynamic, and clinical perspectives (p. 19–36). Hillsdale NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Apter, M. J. (1982). The experience of motivation: The theory of psychological reversals. San Diego, CA: Academic Press.

Arias, M. B. (1982). Educational television: Impact on the socialization of the Hispanic child. In: G. L. Berry C. Mitchell-Kernan (Eds.). Television and the socialization of the minority child (p. 203–211). New York: Academic Press.

Arms, R. L., Russell, G. W, Sandilands. M. L. (1979). Effects on the hostility of spectators of viewing aggressive sports. Social Psychology Quarterly, 42, 275–279.

Armstrong, G. В ., Neuendorf; K. A., Brentar, J. E. (1992). TV entertainment, news, and racial perceptions of college students. Journal of Communication, 42(3), 153–176.

Assman, H. (1987 a). La iglesia electronica у su impacto en America latina (The electronic church and its impact in Latin America). San Jose, Costa Rica: DEI. Assman, H. (1987 b). Phenomenal growth of sects, electronic church related to continent’s poverty. Latin America Press, 19(16), 5–6.

Atkin, C., Arkin, E. B. (1990). Issues and initiatives in communicating health information. In: C. Atkin L. Wallack (Eds.). Mass communication and public health (p. 13–40). Newbury Park, CA: Sage.

Atkin, C., Greenberg, В ., McDermott, S. (1983). Television and race role socialization. Journalism Quarierly, 60(3), 407–114.

Austin, E. W., Roberts, D. F., Nass, C. I. (1990). Influences of family communication in children’s television-interpretation processes. Communication Research, 17, 545–564.

Bacchetta, V (1987). Brazil’s soap operas: »Huge dramas where the country portrays itself. Latinamerica Press. 19(9), 5–6.

Bachen, С . М . (1998). Channel One and the education of American youths. The Annals of the American Academy of Political and Social Science, 557, 132–147.

Bachy, V. (1976). Danish «permissiveness» revisited. Journal of Communication, 26, 40–43.

Backer, T. E., Rogers, E. M., Sopory, P. (1992). Designing health communication campaigns: What works? Newbury Park, CA: Sage.

Baggaley, J. P. (1988). Perceived effectiveness of interactional AIDS campaigns. Health Education Research: Theory and Practice, 3, 1–17.

Baggett, P. (1979). Structurally equivalent stories in movie and text and the effect of the medium on recall. Journal of Verbal Learning and Verbal Behavior, IS, 333–356.

Bald, M. (1998, May). Africa’s wonderchild. World Press Review, 45, p. 22.

Ball, S., Bogatz., G. A. (1970). The first year of Sesame Street: An evaluation. Princeton, NJ: Educational Testing Service.

Bancroft, J., Mathews, A. (1971). Autonomic correlates of penile erection. Journal of Psychosomatic Research, 15, 159–167.

Bandura, A. (1977). Social learning theory. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall.

Bandura, A., Ross, D., Ross, S. A. (1961). Transmission of aggression through imitation of aggressive models. Journal of Abnormal and Social Psychology, 63, 575–582.

Bandura, A., Ross, D., Ross, S. A. (1963). Imitation of film-mediated aggressive models. Journal of Abnormal and Social Psychology, 66, 3–11 Bandura, A., Walters. R. H. (1963). Social learning and personality development. New York: Holt, Rinehart Winston.

Barbaree, H. E., Marshall, W. L., Lanthier, R. D. (1979). Deviant sexual arousal in rapists. Behavior Research and Therapy, 17, 215–222.

Barcus, F. E. (1980). The nature of television advertising to children. In: E. L. Palmer A. Dorr (Eds.). Children and the faces of television: Teaching, violence, and selling (p. 273–285). New York: Academic Press.

Barcus, F. E. (1983). Images of life on children’s television. New York: Prager.

Barnett, M. A., Klassen, M., McMinimy, V, Schwarz, L. (1987). The role of self- and other-oriented motivation in the organ donation decision. Advances in Consumer Research, 14, 335–337.

Barnhurst, K. G., Mutz, D. (1997). American journalism and the decline in event-centered reporting. Journal of Communication, 47(4), 27–53.

Baron, R. A. (1979). Heightened sexual arousal and physical aggression: An extension to females. Journal of Research in Personality, 13, 91–102.

Basil. M., Schooler, C., Reeves, B. (1991). Positive and negative political advertising: Effectiveness of ads and perceptions of candidates. In: F. Biocca (Ed.). Television and political advertising: Vol. I. Psychological processes (p. 245–262). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Bateman, T. S., Sakano, T, Fujita, M. (1992). Roger, me, and my attitude: Film propaganda and cynicism toward corporate leadership. Journal of Applied Psychology, 77, 768–771.

Beagles-Roos, J., Gat, I. (1983). Specific impact of radio and television on children’s story comprehension. Journal of Educational Psychology, 75, 128–137.

Beeman, W. O. (1984). The cultural role of the media in Iran: The revolution of 1978–1979 and after. In: A. Arno W. Dissayanake (Eds.). The news media and national and international conflict (p. 147–165). Boulder, CO: Westview Press.

Beentjes, J. W. J., van der Voort, Т . Н . A. (1989). Television and young people’s reading behavior: A review of research. European Journal of Communication, 4, 451–477.

Bcllafante, G. (1995, March 27). Playing «Get the Guest». Time. 77.

Benedict, H. (1992). Virgin or vamp: How the press covers sex crimes. New York: Oxford University Press.

Berelson. B. R., Lazarsfeld, P. F, McPhee, W. N. (1954). Voting. Chicago: University of Chicago Press.

Berkowitz, L. (1965). Some aspects of observed aggression. Journal of Personality and Social Psychology, 2, 359–369.

Berkowitz, L. (1984). Some effects of thoughts on anti-and prosocial influences of media events:A cognitive neoassociation analysis. Psychological Bulletin. 95, 410–427.

Berry, G. L. (1980). Television and Afro Americans: Past legacy and present portrayals. In: S. B. Withey R. P. Abeles (Eds.). Television and social behavior (p. 231–247). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Berry, G. L, Asamen, J. K. (Eds.). (1993). Children and television: Images in a changing sociocultural world. Newbury Park, CA: Sage.

Berry, V. T. (1992). From Good Times to The Cosby Show: Perceptions of changing televised images among black fathers and sons. In: S. Craig (Ed.). Men, masculinity. and the media (p. 111–123). Newbury Park, CA: Sage.

Biocca. F. (1990). Semiotics and mass communication: Points of intersection. In: T. Sebeok J. Umiker-Sebeok (Eds.). Semiotic web. The Hague, the Netherlands: Mouton.

Biocca, F. (Ed.). (1991 a). Television and political advertising: Vol. I. Psychological processes. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Bird, S. E. (Ed.) (1996). Dressing in feathers: The construction of the Indian in popular culture. Boulder, CO: Westview Press.

Blatt, J., Spencer, L, Ward, S. (1972). A cognitive developmental study of children’s reactions to television advertising. In: E. A. Rubinstein, G. A. Comstock, J. P. Murray (Eds.). Television and social behavior: Vol. 4. Television in everyday life: Patterns of use (p. 452–467). Washington, DC: U. S. Government Printing Office.

Block, C. (1972). White backlash to Negro ads: Fact or fantasy? Journalism Quarterly, 49(2), 253–262. Bloom. P. N. Novell, W. D. (1981). Problems and challenges in social marketing. Journal of Marketing, 45(2), 79–88.

Blumler, J. G. (1979). The role of theory in uses and gratifications research. Communication Research, 6, 9–36.

Blumler. J. G., Katz, E. (Eds.). (1974). The uses of mass communications: Currentperspectives on gratifications research. Beverly Hills: Sage. Blumler, J. G.. McLeod, J. M., Rosengren, К . Е . (Eds.). (1992), Comparatively speaking: Communication and culture across space and time. Newbury Park, CA: Sage.

Blumler. J. G., McQuail, D. (1969). Television in politics: Its uses and influences. Chicago, 1L: University of Chicago Press.

Bogart. L. (1980). Television news as entertainment. In: R H. Tannenbaum (Ed.). The entertainment functions of television (p. 209–249). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Bogart, L. (1981). Press and public. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Bogatz, G. A., Ball, S. (1972). The second year of Sesame Street: A continuing evaluation. Princeton, NJ: Educational Testing Service.

Bogle, D. (1973). Toms, coons, mulattoes, and bucks: An interpretive history of Blacks in American films. New York: Viking.

Boiney, J., Paletz, D. L. (1991). In search of the model model: Political science versus political advertising perspectives on voter decision making. In: F. Biocca (Ed.). Television and political advertising: Vol. I. Psychological processes (p. 3–25). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Bollen, K. A.. Phillips, D. P. (1982). Imitative suicides: A national study of the effects of television news stories. American Sociological Review, 47, 802–809. Bordeaux. B. R., Lange, G. (1991). Children’s reported investment of mental effort when viewing television. Communication Research, 18, 617–635. Borden. D. L., Harvey, K. (Eds.). (1997). The electronic grapevine: Rumor, reputation, and reporting in the new on-line environment. Mahwah. NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Bower, G. H., Black. J. В .. Turner, T. J. (1979). Scripts in memory for text. Cognitive Psychology, II. 177–220.

Bowman, J. (1996). The dirty little secret of educational. TV The Weekly Standard. /(16–17), 22–26. Brabant, S., Mooney, L. (1986). Sex role stereotyping in the Sunday comics. Sex Roles /4(3/4), 141–148. Brcslow, L. (1978). Risk factor intervention for health maintenance. Science, 200, 908–912. Brewer, W. F., Nakamura, G. V (1984). The nature and functions ofschcmas. In: R. S. Wyer T. K. Srull (Eds.). Handbook of social cognition. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Brosius, H. B. (1993). The effects of emotional pictures in television news. Communication Research, 20, 105–124.

Brosius, H. B., Kepplinger. H. M. (1990). The agenda setting function of television news: Static and dynamic views. Communication Research, 17, 183–211. Brown. D., Bryant, J. (1983). Humor in mass media. In: P. E. McGhee J. H. Goldstein (Eds.). Handbook of humor research (Vol. 2). New York: Springer-Verlag. Brown, D., Bryant, J. (1990). Effects of television on family values and selected attitudes and behaviors. In: J. Bryant (Ed.). Television and the American family (p. 227–251). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Brown, J. A. (1991). Television «critical viewing skills» education: Major media literacy projects in the United States and selected countries. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Brown, J. A. (1998). Media literacy perspectives. Journal of Communication, 4S(I) 44–57.

Brown, J. D., Campbell, K. (1986). Race and gender in music videos: The same beat but a different drummer. Journal of Communication, 36(1), 94–106.

Brown, J. D., Einsiedel, E. F. (1990). Public health campaigns: Mass media strategies. In: E. B. Ray L. Donohew (Eds.). Communication and health: Systems and applications (p. 153–170). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Brown, J. D., Walsh-Childers, K. (1994). Effects of media on personal and public health. In J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Media effects (p. 389–415). Hillsdale NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Brown, N. R., Siegler, R. S. (1992). The role of availability in the estimation of national populations. Memory Cognition, 20, 406–412.

Brown, W. J., Cody, M. J. (1991). Effects of a pro-social television soap opera in promoting women’s status. Human Communication Research, 18, 114–142.

Brown, W. J., Singhal, A. (1990). Ethical dilemmas of prosocial television. Communication Quarterly, 38, 268–280.

Brown, W.I, Singhal, A., Rogers, E. M. (1989). Prodevelopment soap operas: A novel approach to development communication. Media Development, 36(4), 43–47.

Bruce, S. (1990), Pray TV: Televangelism in America. London: Routiedge.

Bruno. K. J., Harris, R. J. (1980). The effect of repetition on the discrimination of asserted and implied claims in advertising. Applied Psycholinguistics, 1, 307–321.

Bryant, J. (Ed.). (1990). Television and the American family. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates. Bryant, J., Alexander, A. R, Brown, D. (1983). Learning from educational television programs. In: M. J. A. Howc (Ed.). Learning from television: Psychological and educational research (p. 1–30). London: Academic Press.

Bryant. J., Rockwell. S. C. (1994). Effects of massive exposure to sexually oriented prime time television programming on adolescents moral judgment. In: D. Zillmann. J. Bryant, A. C. Huston (Eds.). Media, children, and the family: Social scientific, psychodynamic, and clinical perspectives (p. 183–195). Hillsdale NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Buchholz. M., Bynum. J. (1982). Newspaper presentation of America’s aged: A content analysis of image and role. The Gerontologist, 22, 83–88.

Buckingham, D. (1993). Children talking television: The making of television literacy. London: Palmer. Buckingham, D. (1996). Critical pedagogy and media education: A theory in search of a practice. Journal of Curriculum Studies. 28(ff), 627–650.

Buckingham, D. (1998). Media education in the UK: Moving beyond protectionism. Journal of Communication, 48, 33–43.

Buerkel-Rothfuss, N. L., Mayes, S. (1981). Soap opera viewing: The cultivation effect. Journal of Communication, 31, 108–115.

Bullard. S. (1998). Gangstawulf: Examining the allure of violence in lyric form. Teaching Tolerance, 7(1), 16–19.

Burke. R. R., DeSarbo, W. S., Oliver, R. L., Robertson. T. S. (1988). Deception by implication: An experimental investigation. Journal of Consumer Research. 14, 483–494.

Busby, L. J. (1985). The mass media and sex-role so­cialization. In: J. R. Dominick J. E. Fletcher (Eds.). Broadcasting research methods (p. 267–295). Boston: Allyn Bacon.

Calvert, S. L. (1988). Television production feature effects of children’s comprehension oftime. Journal of Applied Developmental Psychology, 9, 263–273.

Cameron. G. T, Frieske, D. A. (1994). The time needed to answer: Measurement of memory response latency. In: A. Lang (Ed.). Measuring psychological responses to media (p. 149–164). Hillsdale NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Canadian case. (1996, June 20). Kansas State Collegian, p. 2.

Cantor, J. (1991). Fright responses to mass media productions. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Responding to the screen: Reception and reaction processes (p. 169–197). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Cantor, J. (1996). Television and children’s fear. In: T. M. Macbeth. Tuning in to young viewers: Social science perspectives on television (p. 87–115). Thousand Oaks, CA: Sage.

Cantor, J. (1998). Ratings for program content: The role of research findings. The Annals of the American Academy of Political and Social Science, 557, 54–69.

Cantor, J., Nathanson. A. I. (1996). Children’s fright reactions to television news. Journal of Communication, 46(4), 139–152.

Cantor, J., Oliver, M. B. (1996). Developmental differences in responses to horror. In: J. B. Weaver R. Tamborini (Eds.). Horror films: Current research on audience preferences and reactions (p. 63–80). Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Cantor, J., Sparks, G. G. (1984). Children’s fear responses to mass media: Testing some Piagctian predictions. Journal of Communication, 34, 90–103.

Cantor, J., Venus, P. (1980). The effect of humor on recall of a radio advertisement. Journal of Broadcasting, 24(1), 13–22.

Cantor. M. G. Cantor, J. M. (1986). American television in the international marketplace. Communication Research, 13, 509–520. Carlson, M. (1990, September 10). A new ball game. Time, 40–41.

Carlson. M. (1996, August 5). The soap opera games. Time, 48.

Can-oil. J. S., Kerr, N. L., Alflni, J. J., Weaver, F. M., MacCount. R. J., Fcldman, V (1986). Free ргеяч and fair trial: The role of behavioral research. Law and Human Behavior, 10, 187–202.

Carveth, R., Alexander. A. (1985). Soap opera viewing motivations and the cultivation process. Journal of Broadcasting Electronic Media, 29, 259–273.

Cassata. M., Inwin, B. J. (1997). Young by day: The older person on daytime serial drama. In: H. S. No-orAI-deen (Ed.). Cross-cultural communication and aging in the United States (p. 215–230). Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Centerwall, B. S. (1989 a). Exposure to television as a cause of violence. In: G. Comstock (Ed.). Public communication and behavior (Vol. 2. p. 1–58). New York: Academic Press.

Centerwall. B. S. (1989 b). Exposure to television as a risk factor for violence. American Journal of Epidemiology. 129, 643–652.

Centerwall, B. S. (1993, Spring). Television and violent crime. The Public Interest, III, 56–71.

Chaffee, S. H., Choe, S. Y. (1980). Times of decision and media use during the Ford-Carter campaign. Public Opinion Quarterly. 44, 53–69.

Chaffee, S. H., Nass, C. I., Yang, S. M. (1990). The bridging role of television in immigrant political socialization. Human Communication Research, 17, 266–288.

Chappell, C. R., Hartz, J. (1998, March 20). The challenge of communicating science to the public. The Chronicle of Higher Education, p. B7.

Check. J. V. P. (1985). The effects of violent and non-violent pornography. Ottawa, ON, Canada: Department of Justice for Canada.

Check. J. V. R, Guloien, Т . Н . (1989). Reported proclivity for coercive sex following repeated exposure to sexually violent pornography, nonviolent pornography, and erotica. In: D. Zillmann J. Bryant (Eds.). Pornography: Research advances and policy considerations (p. 159–184). Hillsdale, NJ: Lawrence Enbaum Associates.

Chen, M. (1994). The smart parent’s guide to kids’ ТУ . San Francisco: KQED Books.

Chenault, B. G. (1998. May). Developing personal and emotional relationships via computer-mediated communication. CMC Magazine, 1–19.

Child’s play: Violent videos lure the young. (1987, June 1). Time, 31.

Christenson, P. G., Roberts, D. F. (1983). The role of television in the formation of children’s social attitudes. In: M. J. A. Howe (Ed.). Learning from television: Psychological and educational research (p. 79–99). London: Academic Press.

Christianson, S., Loflus, E. F. (1987). Memory for traumatic events. Applied Cognitive Psychology, I, 225–239.

Church, G. J. (1996, January 29). Are we better off? Time, 38.

Clark, C. (1969). Television and social controls: Some observation of the portrayal of ethnic minorities. Television Quarterly, 8(2), 18–22.

Clarke, G. (1988. July 4). A reluctance to play gay. Time, 61.

Coakley, J. J. (1986). Sport in society: Issues and controversies. St. Louis, MO: Times Mirror/Mosby. Coates, T. J. (1990). Strategies for modifying sexual behavior for primary and secondary prevention of HIV disease. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 58, 57–69.

Colburn, D. (1997, October 13). Violent TV ads common on post-season baseball. Manhattan Mercury (Washington Post syndication), p. 82.

Colfax, D., Steinberg. S. (1972). The perpetuation of racial stereotypes: Blacks in mass circulation magazine advertisements. Public Opinion Quarterly, 35, 8–18.

Collins, A. M., loftus, E. F. (1975). A spreading activation theory of semantic processing. Psychological Review, 82, 407–428.

Collins, J. (1998, March 30). Talking trash. Time, 63–66.

Comstock, G. (1985). Television and film violence. In: S. J. Apter A. R Goldstein (Eds.). Youth violence: Programs and prospects. New York : Pcrgamon Press.

Comstock, G., Chaffee, S., Katzman. N., McCombs, M., Roberts, D. (1978). Television and human behavior. New York : Columbia University Press.

Comstock, J., Strzyzcwski, K. (1990). Interpersonal attraction on television: Family conflict and jealousy on prime time. Journal of Broadcasting and Electronic Media. 34(3), 263–282.

Condry. J. C. (1989). The psychology of television. Hillsdale , NJ : Lawrence Eribaum Associates. Condry, J. C., Bencc, P., Scheibe. C. (1988). Non-program content of children’s television. Journal of Broadcasting and Electronic Media, 32, 255–270.

Conway, J. C., Rubin. A. M. (1991). Psychological predictors of television viewing motivation. Communication Research, 18, 443–463.

Cook, G. (1992). Discourse of advertising. London : Routledge.

Cook. T. D., Appleton, H.. Conner, R. F, Shaffer, A., Tabkin, G., Weber. J. S. (1975). Sesame Street revisited. New York : Sage.

Coontz, S. (1992). The way we never were: American families and the nostalgia trap. New York : Basic Books. Coontz, S. (1997). The way we really are: Coming to terms with America ‘s changing families. New York : Basic Books.

Corcoran, F. (1986). KAL 007 and the evil empire: Mediated disaster and forms of rationalization. Critical Studies in Mass Communication, 3297–316.

Corder-Bolz, C. R. (1980). Mediation: The role of significant others. Journal of Communication, 30, 106–118.

Court, J. H. (1977). Pornography and sex crimes: A re-evaluation in the light of recent trends around the world. International Journal of Criminology and Penology, 5, 129–157.

Court, J. H. (1982). Rape trends in New South Wales: A discussion of conflicting evidence. Australian Journal of Social issues, 17, 202–206.

Court, J. H. (1984). Sex and violence: A ripple effect. In: N. M. Malamuth E. Donnerstein (Eds.). Pornography and sexual aggression (p. 143–172). Orlando, FL: Academic Press.

Creedon, R J. (Ed.). (1994). Women, media, and sport: Challenging gender values. Thousand Oaks, CA: Sage.

Crimmins. C. (1991. January). Sexism in cartoonland. Working Mother. 37–41.

Croteau. D., Hoynes, W. (1992). Men and the news media: The male presence and its effect. In: S. Craig (Ed.). Men, masculinity, and the media (p. 154–168). Newbury Park. CA: Sage.

Cumberbatch, G., Howitt, D. (1989). A measure of uncertainty: The effects of the mass media. London: John Libbey.

Cumberbatch, G.. Negrine, R. (1991). Images of disability on television. London: Routledge. Cumings, B. (1992). War and television. New York: Verso.

Cuperfain, R., Clarke. T. K. (1985). A new perspective on subliminal perception. Journal of Advertising, J4(\), 36–41.

Dagnoli, J. (1990, April). Sokolof keeps thumping away at food giants. Advertising Age, 3, 63.

Dall, P. W. (1988). Prime time television portrayals of older adults in the context of family life. The Gerontologist, 28, 700–706.

Dan Quayle vs. Murphy Brown. (1992, June 1). Time, 50.

Davidson, R. (1997, August 31). The last stereotype. Scotland on Sunday. Reprinted in: World Press Review, December 1997. p. 26.

Davies, M. M. (1997). Fake, fact, and fantasy: Children’s interpretations of television reality. Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Davis, D. K., Baran, S. J. (1981). Mass communi­cation and everyday life: A perspective on theory and effects. Belmont. CA: Wadsworth.

Davis, M. H., Hull. J. G., Young. R. D., Warren, G. G. (1987). Emotional reactions to dramatic film stimuli: The influence of cognitive and emotional empathy. Journal of Personality and Social Psychology, 52, 126–133.

Davis, R. H. (1983). Television health messages: What are they telling us? Generations, 3(5), 43–45.

Davis, R. H., Davis, J. A. (1985). TV’s image of the elderly. Lexington, MA: Lexington Books/D. C. Heath.

Davison, W. P. (1983). The third-person effect in communication. Public Opinion Quarterly, 47, 1–15.

Day, D. M., Page, S. (1986). Portrayal of mental illness in Canadian newspapers. Canadian Journal of Psychiatry. 31, 813–816.

Day, G., Bloom, C. (Eds.). (1988). Perspectives on pornography: Sexuality in film and literature. London: Macmillan.

Demers, D. Р ., Craff, D., Choi. Y.-H., Pessin, В . М . (1989). Issue obtrusiveness and the agenda-setting effects of national network news. Communication Research, 16, 793–812.

Dermer, M., Pyszczynski. T. A. (1978). Effects of erotica upon men’s loving and liking responses. Journal of Personality and Social Psychology, 36, 1302–1309. Dershowitz, A. (1985, May 25). These cops are all guilty. TV Guide, 4–7.

Desmond, R. J., Singer, J. L., Singer, D. G. (1990). Family mediation: Parental communication patterns and the influences of television on children. In: J. Bryant (Ed.). Television and the American family (p. 293–309). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Dettwyler, K. A. (1995). Beauty and the breast: The cultural context of breast-feeding in the United Slates. In: P. Stuart-Macadam K. A. Dettwyler (Eds.). Breast-feeding: Biocultural perspectives, (p. 167–215). Hawthorne, NY: deGruyter.

Devlin, L. P. (1987). Campaign commercials. In: A. A. Berger (Ed.). Television in society (p. 17–28). New Brunswick, NJ: Transaction Books.

Devlin, L. R (1997). Contrasts in Presidential campaign commercials of 1996. American Behavioral Scientist, 40, 1058–1084.

Diamond, D. (1987, June 13). Is the toy business taking over kids’ TV? TV Guide, 4–8.

Diamond, E., Noglows, P. (1987, June 20). When network news pulls its punches. TV Guide, 2–9.

Diaz-Guerrero, R., Reyes-Lagunes, I., Witzke, D. В ., Holtzman, W. H. (1976). Plaza Sesamo in Mexico: An evaluation. Journal of Communication, 26, 109–123.

Dietz, P. E., Evans, B. (1982). Pornographic imagery and prevalence of paraphilia. American Journal of Psychiatry, 139, 1493–1495.

Dietz, P. E., Harry, В ., Hazelwood, R. R. (1986). Detective magazines: Pornography for the sexual sadist? Journal of Forensic Sciences, 3/(I), 197–211.

DiFranza, J. R., Richards, J. W, Jr., Paulman, P. M., Wolf-Gillespie, N., Fletcher, C., Jaffe, R. D., Murray, D. (1991). RJR Nabisco’s cartoon camel promotes Camel cigarettes to children. Journal of the American Medical Association. 266, 3149–3152.

DiFranza, J. R., Туе . J. B. (1990). Who profits from tobacco sales to children? Journal of the American Medical Association JAMA, 263, 2784–2787.

Dobrow, J. R. (1990). Patterns of viewing and VCR use: Implications for cultivation analysis. In: N. Signorietli

M. Morgan (Eds.). Cultivation analysis: New directions in media effects research (p. 71–84). Newbury Park, CA: Sage.

Dobrow, J. R., Gidney, C. L. (1998). The good, the bad, and the foreign: The use of dialect in children’s animated television. The Annals of the American Academy of Political and Social Science, 557, 105–119.

Donnerstein, E. (1980). Aggressive erotica and violence against women. Journal of Personality and Social Psychology, 39, 269–277.

Donnerstein, E., Berkowitz, L. (1981). Victim reactions in aggressive erotic films as a factor in violence against women. Journal of Personality and Social Psychology, 41, 710–724.

Donnerstein, E., Donnerstein, M., Evans, R. (1975). Erotic stimuli and aggression: Facilitation or inhibition? Journal of Personality and Social Psychology, 32, 237–244.

Donnerstein, E., Hallam, J. (1978). Facilitating effects of erotica on aggression against women. Journal of Personality and Social Psychology, 36, 1270–1277.

Donnerstein, E., Linz, D., Pcnrod, S. (1987). The question of pornography: Research Findings and policy implications. New York: Free Press.

Donnerstein, E., Smith, S. L. (1997). Impact of media violence on children, adolescents, and adults. ln:S. Kirschner D. A. Kirschner (Eds.). Perspectives on psychology and the media (p. 29–68). Washington, DC: American Psychological Association.

Donohew, L., Helm, D., Haas, J. (1989). Drugs and (Len) Bias on the sports page. In: L. A. Wenner (Ed.). Media, sports, and society (p. 225–237). Newbury Park, CA: Sage.

Doob, A. N., Macdonald, G. E. (1979). Television viewing and fear of victimization: Is the relationship causal? Journal of Personality and Social Psychology, 37, 170–179.

Dorr, A. (1980). When I was a child I thought as a child. In: S. B. Withey R. P. Abeles (Eds.). Television and social behavior (p. 191–229). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Dorr, A. (1982). Television and the socialization of the minority child. In: G. L. Berry C. Mitchell-Kernan (Eds.). Television and the socialization of the minority child. New York: Academic Press.

Dorr, A., Graves, S. В ., Phelps, E. (1980). Television literacy for young children. Journal of Communication, 30, 71–83.

Dorr, A., Kovaric, P (1980). Some of the people some of the timebut which people? Televised violence and its effects. In: E. Palmer A. Dorr (Eds.). Children and the faces of television (p. 183–199). New York: Academic Press.

Dorr, A., Kunkel, D. (1990). Children and the media environment: Change and constancy amid change. Communication Research, 17, 5–25.

Dorris, M. (1988, May 28). Why Mister Ed still talks good horse sense. TV Guide, 34–36.

Douglas, S. J. (1994). Where the girls are: Crowing up female with the mass media. New York: Times Books.

Douglas, S. J. (1997, October 25). Mixed signals: The messages TV send to girls. TV Guide, 24–29.

Drabman, R. S., Thomas, M. H. (1974). Does media violence increase children’s toleration of real-life aggression? J>euetopmento/Psyc/io/ogy, 10, 418–421.

Drabman. R. S., Thomas, M. H. (1976). Does watching violence on television cause apathy? Pediatrics, 57,329–331.

Dubow, E. F., Miller. L. S. (1996). Televised violence viewing and aggressive behavior. In: T. M. Macbeth. Tuning in to young viewers: Social science perspectives on television, (p. 117–147). Thousand Oaks, CA: Sage. Duncan, M. C. (1992). Gender bias in televised sports [Special issue]. Extra!, 27.

Duncan. M. C., Mcssner, M. A., Williams, L. (1990). Gender stereotyping in televised sports. Los Angeles: The Amateur Athletic Association of Los Angeles.

Dunwoody, S. (1986). When science writers cover the social sciences. In: J. H. Goldstein (Ed.). Reporting science: The case of aggression (p. 67–81). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Durkin. K. (1985 a). Television and sex-role acquisition

I: Content. British Journal of Social Psychology, 24, 101–113.

Durkin, K. (1985 b). Television and sex-role acquisition

2: Effects. British Journal of Social Psychology, 24, 191–210.

d’Ydewalle, G., Praet, C., Verfaillie. K., Van Rensbergen, J. (1991). Watching subtitled television: Automatic reading behavior. Communication Research, 18, 650–666.

Easterbrook, G. (1989, February 20). Satanic Verses as Muslims see it. Manhattan Mercury, p. A5.

Eastman, H., Liss, M. (1980). Ethnicity and children’s preferences. Journalism Quarterly, 57(2), 277–280.

Eccles, A., Marshall, W. L., Barbaree, H. E. (1988). The vulnerability of erectile measures to repeated assessments. Behavior Research and Therapy, 26, 179–183.

Edelstein, A. S. (1993). Thinking about the criterion variable in agenda-setting research. Journal of Communication, 43(2), 85–99.

Edwards, H. (1987). Race in contemporary American sports. In: A. Yiannakis, T. Mcjntyre, M. Melnick, D. Hart (Eds.). Sport sociology: Contemporary issues (p. 194–197). Dubuque, IA: Kendall/Hunt.

Einsiedel, E. F. (1988). The British. Canadian, and U. S. pornography commissions and their use of social science research. Journal of Communication, 38(2), 108–121.

Englis, B. G. (1994). The role of affect in political advertising: Voter emotional responses to the nonverbal behavior of politicians. In: E. M. Clark, Т . С . Brock, D. W. Stewart (Eds.). Attention, attitude, and affect in response to advertising (p. 223–247). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Entman, R. M. (1991). Framing U. S. coverage of inter­national news: Contrasts in the narratives of the KAL and Iran Air incidents. Journal of Communication, 42(I), 6–27.

Eron. L. D., Huesmann, L. R. (1984). The control of aggressive behavior by changes in attitudes, values, and the conditions of learning, in: Advances in the study of aggression (p. 139–171). Orlando, FL: Academic Press.

Eron, L. D., Huesmann, L. R., Lefkowitz, M. M., Waldcr. L. O. (1972). Does television violence cause aggression? American Psychologist, 27, 253–263.

Espinosa. P. (1997, October 3). The rich tapestry of Hispanic America is virtually invisible on commercial TV. The Chronicle of Higher Education. B7-B8.

Esslin, M. (1982). The age of television. San Francisco: Freeman.

Eysenck, H. J., Nias, D. К . В . (1978). Sey, violence, and the media. New York: Harper.

Faber, R. J. (1992). Advances in political advertising research: A progression from if to when. Journal of Current Issues and Research in Advertising, /4(2). 1–18.

Fabes, R. A., Strouse, J. S. (1984). Youth’s perception of models of sexuality: Implications for sexuality education. Journal of Sex Education and Therapy, 10, 33–37.

Fabes, R. A., Strouse, J. S. (1987). Perceptions of responsible and irresponsible models of sexuality: A correlational study. Journal of Sex Research, 23. 70–84.

Farquhar, J. W, Fortmann, S. P., Flora, J. A., Taylor, В ., Haskell, W. L. Williams, P. T, Maccoby, N., Wood, P. D. (1990). Effects of community wide education on cardiovascular disease risk factors: The Stanford live-city project. Journal of the American Medical Association. 264, 359–365.

The Faustian bargain. (1997, September 6). The Economist. Reprinted in: World Press Review, November, 1997. p. 12–13.

Fayol. M., Monteil. J.-M. (1988). The notion of script: From general to developmental and social psychology. Cahiers de Psychologic Cognitive/European Bulletin of Cognitive Psychology, 8335–361.

Fejes, F. J. (1989). Images of men in media research. Critical Studies in Mass Communication, 6(2), 215–221.

Fejes, F. J. (1992). Masculinity as a fact: A review of empirical mass communication research on masculinity. In: S. Craig (Ed.). Men, masculinity, and the media (p. 9–22). Newbury Park, CA: Sage.

Fellner, C. H., Marshall, J. R. (1981). Kidney donors revisited. In: J. P. Rushton R. M. Sorrentino (Eds.). Altruism and helping behavior (p. 351–365). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Fenigstein, A., Heyduk, R. G. (1985). Thought and action as determinants of media exposure. In: D. Zillmann J. Bryant (Eds.). Selective exposure to communication (p. 113–139). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Ferrante. C. L., Haynes, A. M., Kingsley, S. M. (1988). Image of women in television advertising. Journal of Broadcasting Electronic Media. 32, 231–237.

Ferris, T. (1997, April 4). The risks and rewards of popularizing science. The Chronicle of Higher Education.

Feshbach, N. D. (1988). Television and the development of empathy. In: S. Oskamp (Ed.). Television as a social issue (p. 261–269). Newbury Park. CA: Sage.

Feshbach, N. D., Feshbach, S. (1997). Children’s empathy and the media: Realizing the potential of television. In: S. Kirschncr D. A. Kirschner (Eds.). Perspectives on psychology and the media (p. 3–27). Washington, DC: American Psychological Association. Feshbach, S. (1955). The drive-reducing function of fantasy behavior. Journal of Abnormal and Social Psychology, 50, 3–11.

Feshbach, S. (1976). The role of fantasy in the response to television. Journal of Social Issues, 32, 71–85.

Feshbach, S., Singer, R. (1971). Television and aggression. San Francisco: Jossey-Bass.

Final report of the attorney general’s commission on pornography. (1986). Nashville, TN: Rutledge Hill Press.

Findahl, O., Hoijcr, B. (1981). Media content and human comprehension. In: K. E. Rosengren (Ed.). Advances in content analysis. Beverly Hills, CA: Sage.

Findahl, O., Hoijer, B. (1982). The problem of comprehension and recall of broadcast news. In: J. F. LeNy W. Kintsch (Eds.). Language and comprehension (p. 261–272). Amsterdam: North-Holland.

Fine, S. M. (1981). The marketing of ideas and social issues. New York: Praeger.

Fitch, M., Huston, A. C., Wright, J. C. (1993). From television forms to genre schemata: Children’s perceptions of television reality. In: G. L. Berry J. K. Asamcn (Eds.). Children and television: Images in a changing sociocultural world (p. 38–52). Newbury Park, CA: Sage.

Flay, B. R.. Burton. D. (1990). Effective mass communication strategies for health campaigns. ln:C. Atkin L. Wallack (Eds.). Mass communication and public health (p. 129–146). Newbury Park, CA: Sage.

Flora, J. A., Maibach, E. W. (1990). Cognitive res­ponses to AIDS information: The effects of issue involvement and message appeal. Communication Re­search, 17, 759–774.

Ford, G. Т ., Calfee, J. E. (1986). Recent developments in FTC policy on deception. Journal of Marketing, 50, 82–103.

Fore, W. F. (1987). Television and religion: The shaping of faith, values, and culture. Minneapolis, MN: Augsburg Publishing House.

Freedman, D. H. (1988, February). Why you watch commercials – whether you mean to or not.7VGu/ etc, 4–7

Freedman, J. L. (1984). Effects of television violence on aggressiveness. Psychological Bulletin, 96, 227–246

Freedman, J. L. (1988). Television violence and aggression: What the evidence shows. In: S. Oskamp (Ed.). Television as a social issue (p. 144–162). Newbury Park, CA: Sage

Freimuth, V. S., Hammond, S. L., Edgar, T, Monahan, J. L. (1990). Reaching those at risk: A content-analytic study of AIDS PSAs. Communication Research, 17, 775–791.

Friedrich-Cofer, L., Huston, A. C. (1986). Television violence and aggression: The debate continues. Psychological Bulletin, 100, 364–371.

A friend in need. (1998, May). World Press Review, p. 32.

Fuchs, D. A. (1966). Election-day radio-television and Western voting. Public Opinion Quarterly, 30, 226–236.

Funabiki, J. (1992). «Asian invasion» cliches recall wartime propaganda. Extra!, 5(5), 13–14.

Funk, J. (1993 a). Reevaluating the impact of video games. Clinical Pediatrics. 32, 86–90.

Funk, J. (1993 b). Video games. Adolescent Medicine: Stale of the Art Reviews, 4, 589–598.

Gamson, J. (1995, Fail). Do ask, do tell: Freak talk on TV. The American Prospect.

Ganley. G. D. (1992). The exploding political power of personal media. Norwood, NJ: Ablex.

Gardner, D. M., Leonard, N. H. (1990). Research in deceptive and corrective advertising: Progress to date and impact on public policy. Current Issues and Research in Advertising, 12, 275–309.

Gardner, M. P, Houston, M. J. (1986). The effects of verbal and visual components of retail communications. Journal of Retailing, 62, 64–78.

Garelik, G. (1985, April). The weather peddlers. Discover. 18–29.

Garramone, G. M. (1984). Voter responses to negative political ads. Journalism Quarterly, 61(2), 250–259.

Garramone, G. M. (1985). Effects of negative political advertising: The role of sponsor and rebuttal. Journal of Broadcasting and Electronic Media, 29(2), 147–159.

Garramone, G. M., Atkin, C. K., Pinkleton, B. E., Cole, R. T. (1990). Effects of negative political advertising on the political process. Journal of Broadcasting and Electronic Media, 34, 299–311.

Garramone. G. M., Stcele, M. E., Pinkleton, B. (1991). The role of cognitive schemata in determining candidate characteristic effects. In: F. Biocca (Ed.). Television and political advertising. Vol I: Psychological processes (p. 311–328). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Gartner, M. (1991, July/August). Naming the victim. Columbia Journalism Review, 29.

Geen, R. G. (1994). Television and aggression: Recent developments in research and theory. In: D. Zillmann, J. Bryant, A. C. Huston (Eds.). Media, children, and the family: Social scientific, psychodynamic, and clinical perspectives (p. 151–162). Hillsdale NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Geen, R. G., Quanty, M. B. (1977). The catharsis of aggression: An evaluation of a hypothesis. In: L. Berkowitz (Ed.), Advances in experimental social psychology (Vol. 10, p. 1–37). New York: Academic Press.

Geiger, S., Reeves, B. (1993 a). The effects of scene changes and semantic relatcdness on attention to television. Communication Research, 20, 155–175.

Geiger, S., Reeves, B. (1993 b). We interrupt this program… Attention for television sequences. Human Communication Research, 19, 368–387.

Geiger, S. R, Reeves. B. (1991). The effects of visual structure and content emphasis on the evaluation and memory for political candidates. In: F. Biocca (Ed.). Television and political advertising: Vol. I. Psychological processes (p. 125–143). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Geiogamah, H., Pavel, D. M. (1993). Developing television for American Indian and Alaska native children in the late 20th century. In: G. L. Berry J. K. Asamen (Eds.). Children television (p. 191–204). Newbury Park. CA: Sage.

Geis, R. Brown, V. Jennings. J., Porter, N. (1984). TV commercials as achievement scripts for women. Sex Roles, 10(7/8), 513–525.

Geis, M. L. (1982). The language of television advertising. New York: Academic Press.

Gelb, B, D., Zinkhan, G. M. (1985). The effect of repetition on humor in a radio advertising study. Journal of advertising, 14(4), 13–20.

Gerbner, G. (1997). Gender and age in prime time television. In: S. Kirschner D. A. Kirschner (Eds.). Perspectives on psychology and the media (p. 69–94). Washington, DC: American Psychological Association.

Gerbner, G., Gross, L. (1980). The violent face of television and its lessons. In: E. Palmer A. Dorr (Eds.). Children and the faces of television: Teaching, violence, selling (p. 149–162). New York: Academic Press.

Gerbner, G., Gross, L., Morgan, M., Signorielli, N. (1980). The mainstreaming of America: Violence profile No. 11. Journal of Communication, 30(3), 10–29.

Gerbner, G., Gross, L., Morgan, M., Signorielli, N. (1981 a). Health and medicine on television. New England Journal of Medicine. 305(15), 901–904.

Gerbner, G., Gross, L., Morgan, M., Signorielli, N. (1981 b). Scientists on the TV screen. Society, 18(4), 41–44.

Gerbner, G., Gross, L., Morgan, M., Signorielli, N. (1982). Charting the mainstream: Television’s contributions to political orientations. Journal of Communication, 32(2), 100–127.

Gerbner, G., Gross, L., Morgan, M., Signorielli, N. (1984). Political correlates of television viewing. Public Opinion Quarterly, 48, 283–300.

Gerbner, G., Gross, L., Morgan, M., Signorielli, N. (1986). Living with television: The dynamics of the cultivation process. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Perspectives on media effects (p. 17–40). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Gerbner, G., Gross, L., Morgan, M., Signorielli. N. (1994). Growing up with television: The cultivation perspective. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Media effects: Advances in theory and research (p. 17–41). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Gerbner, G., Gross, L., Signorielli, N., Morgan, M. (1980). Aging with television: Images on television drama and conception of social reality. Journal of Communication, 30(1), 37–47.

Gerbner, G., Gross, L., Signorielli. N., Morgan, M. (1986). Television’s mean world: Violence profile No. 14–15. Philadelphia: Annenberg School of Communication, University of Pennsylvania.

Gerbner, G., Signorielli, N. (1979). Women and minorities in television drama (1969–1978). Philadelphia: Annenberg School of Communication, University of Pennsylvania.

Getino, O. (1990). Impacto del video en el espacio Latinoamericano [Impact of video in Latin America]. Lima, Peru: Institute Para America Latina.

Gibbs, N. (1996, May 20). The screen test. Time, 31–32.

Gibson, R., Zillmann, D. (1994). Exaggerated versus representative exemplification in news reports: Perception of issues and personal consequences. Communication Research, 21, 603–624.

Gilly, M. C. (1988). Sex roles in advertising: A comparison of television advertisements in Australia, Mexico, and the United States. Journal of Marketing, 52, 75–85. Gleick, E. (1996, October 21). Read all about it. Time, 66–69.

Goldberg, M. (1988, February 20). Take two doses for Kildare and Casey and don’t call me in the morning. TV Guide, 12–13.

Goldberg, M. E. (1995). Social marketing: Are we fiddling while Rome burns’ Journal of Consumer Psychology, 4, 347–370.

Goldstein, J. H. (Ed.). (1986). Reporting science: The case of aggression. Hillsdale. NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Goldstein. J. H., Arms, R. L. (1971). Effects of observing athletic contests on hostility. Sociometry, 34, 83–90.

Goldstein, S., Ibaraki, T. (1983). Japan: Aggression and aggression control in Japanese society. In: A.

Goldstein M. Segall (Eds.). Aggression in global perspective. New York: Pergamon Press.

Goldstein, W. (1998, April 10). Bad history is bad for a culture. The Chronicle of Higher Education, p. A64.

Corn, G. I, Goldberg, M. E., Kanungo, R. N. (1976). The role of educational television in changing intergroup attitudes of children. Child Development, 47, 277–280.

Gornstein, L. (1997, April 13). Advertising finding its way into movies. Manhattan Mercury, p. C5.

Graber, D. A. (1988). Processing the news: How people tame the information tide. New York: Longman.

Graber, D. A. (1989). Content and meaning: What’s it all about? American Behavioral Scientist, 33, 144–151.

Graber, D, A. (1990). Seeing is remembering: How visuals contribute to learning from television news. Journal of Communication, 40(3), 134–155.

Graesser, A. C.. Bower, G. H. (Eds.). (1990). Inferences and text comprehension. San Diego, CA: Academic Press.

Graves, S. B. (1980). Psychological effects of Black portrayals on television. In: S. B. Withey R. P. Abelcs (Eds.). Television and social behavior (p. 259–289). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Graves, S. B. (1996). Diversity on television. In: Т . М . Macbeth (Ed.). Tuning in to young viewers: Social science perspectives on television (p. 61–86). Thousand Oaks, CA: Sage.

Gray, H. (1986). Television and the new black man: Black male images in prime time situation comedy. Media, Culture and Society, 8, 223–242.

Gray, P. (1998, January 19). Paradise found. Time, 63–68.

Greeley, A. M. (1988. July 9). In defense of TV evangelism. TV Guide, 4–7.

Greenberg, B. S. (1980). Life on television. Norwood, NJ: Ablex.

Greenberg, B. S. (1982), Television and role socialization. In: D. Pearl, L. Bouthilet, J. Lazar (Eds.). Television and behavior: Ten years of scientific progress and implications for the eighties: Vol. 2. Technical reviews. Rockville, MD: NIMH.

Greenberg, B. S. (1986). Minorities and the mass media. In: J. Bryant D. Zillman (Eds.). Perspectives on media effects (p. 165–188). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Greenberg, B. S. (1988). Some uncommon television images and the Drench Hypothesis. In: S. Oskamp (Ed.). Television as a social issue (p. 88–102). Newbury Park, CA: Sage.

Greenberg, B. S. (1994). Content trends in media sex. In: D. Zillmann, J. Bryant, and A. C. Huston (Eds.). Media, children, and the family: Social scientific, psychodynamic, and clinical perspectives (p. 165–182). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Greenberg, B. S., Atkin, C. (1982). Learning about minorities from television: A research agenda. In: G. Berry C. Mitchell-Kernan (Eds.). Television and the socialization of the minority child (p. 215–243). New York: Academic Press.

Greenberg, B. S., Brand, J. E. (1993). Television news and advertising in schools: The «Channel One» controversy. Journal of Communication, 4,3(1), 143–151. Greenberg, B. S., Brand, J. E. (1994). Minorities and the mass, media: 1970s to 1990s. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Media effects: Advances in theory and research (p. 273–314). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Greenberg, B. S., Brown, J. D., Buerkel-Rothfuss, N. L. (1993). Media, sex, and the adolescent. Cresskill, NJ: Hampton Press.

Greenberg, B. S., Busselle, R. W. (1996). Soap operas and sexual activity: A decade later. Journal of Communication. 46(4), 153–160.

Greenberg, B. S., D’Alessio, D. (1985). Quantity and quality of sex in the soaps. Journal of Broadcasting Electronic Media, 29, 309–321.

Greenberg, B. S., Gantz, W. (Eds.). (1993). Desert Storm and the mass media. Cresskill, NJ: Hampton Press.

Greenberg, B. S., Heeler, C., Graef, D., Doctor, K., Burgoon, J. K., Burgoon, M., Korzcnny, F. (1983). Mass communication and Mexican Americans. In: B. S. Greenberg, M. Burgoon, J. K. Burgoon, E Korzenny (Eds.). Mexican Americans and the mass media (p. 7–34). Norwood, NJ: Ablex.

Greenberg, B. S., Korzenny. F, Atkin, C. (1979). The portrayal of the aging: Trends on commercial television. Research on Aging, I, 319–334.

Greenberg, B. S., Ku, L., Li. H. (1992). Parental mediation of children’s mass media behaviors in China, Japan, Korea, Taiwan, and the United States. In: F. Korzenny, S. Tmg-Toomey (Eds.). Mass media effects across cultures (p. 150–172). Newbury Park, CA: Sage.

Greenfield. R M., Yut, E., Chung, M., Land, D., Kreider, H., Pantoja, M., Horsley, K. (1993). The program-length commercial: A study of the effects of television/toy tic-ins on imaginative play. In: G. L. Berry J. K. Asamen (Eds.). Children and television: Images in a changing sociocultural world (p. 53–72) Newbury Park, CA: Sage.

Gross, L. (1984). The cultivation of intolerance: Television, Blacks, and gays. In: G. Melischek, K. E. Rosengren, J. Stappers (Eds.). Cultural indicators: An international symposium (p. 345–364). Vienna: Austrian Academy of Sciences.

Grossman, D. (1996). On killing: The psychological cost of learning to kill in war and society. New York: Little, Brown.

Gunter. B. (1985). Dimensions of television violence. New York: St. Martin’s Press.

Gunter, B. (1986). Television and sex-role stereotyping. London: John Libbey.

Gunter, B. (1987). Poor reception: Misunderstanding and forgetting broadcast news. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Gunter, B. (1994). The question of media violence. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Media effects: Advances in theory andresearch (p. 163–211). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Gunter, В ., Levy, M. M. (1987). Social contexts of video use. American Behavioral Scientist, 30, 486–494.

Gunter, В ., Svennevig. M. (1987). Behind and in front of the screen: Television’s involvement with family life. London: John Libbey.

Gunther, A. C., Thorson, E. (1992). Perceived persuasive effects of product commercials and public-service announcements: Third-person effects in new domains. Communication Research, 19, 574–596.

Guttman, A. (1986). Sports spectators. New York: Columbia University Press.

Hajjar, W. J. (1997). The image of aging in television commercials: An update for the 1990s. In: H. S. Noor Aldeen (Ed.). Cross-cultural communication and aging in the United States (p. 231–244). Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Harris, R.J. (1981). Inferences in information processing. In: G. H. Bower (Ed.). The psychology of learning and motivation (Vol. 15, p. 82–128). New York: Academic Press.

Harris, R. J., Dubitsky, T. M., Bruno, K. J. (1983). Psycholinguistic studies of misleading advertising. In: R. J. Harris (Ed.). Information processing research in advertising. 241–262). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Harris, R. J., Karafa, J. A. (1999). A cultivation theory perspective of worldwide national impressions of the United Slates. In: Y. Kamalipour (Ed.). U. S. image around the world: A multicultural perspective. Albany, NY: State University of New York Press.

Harris, R. J., Trusty, M. L., Bechtold, J. L, Wasinger, L. (1989). Memory for implied versus directly asserted advertising claims. Psychology Marketing, 6, 87–96.

Hart, R. P. (1994). Seducing America: How television charms the modem voter. New York: Oxford University Press.

Hass, R. G. (1981). Effects of source characteristics on cognitive responses and persuasion. In: R. E. Petty, T. M. Ostrom, T C. Brock (Eds.). Cognitive responses in persuasion (p. 141–172). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Hatfield. E., Cacioppo, J. T. Rapson, R. L. (1992). Primitive emotional contagion. In: M. S. Clark (Ed.). Review of personality and soda/psychology: Vol. 14. Emotions and social behavior. Newbury Park , CA : Sage.

Hawkins, R. P.. Kirn, Y.-H., Pingree, S. (1991). The ups and downs of attention to television. Communication Research, 18, 53–76.

Hawkins, R. P., Pingree, S. (1990). Divergent psychological processes in constructing social reality from mass media content. In: N. Signorielli M. Morgan (Eds.). Cultivation analysis (p. 35–50). Newbury Park , CA : Sage.

Hayes, D., Birnbaum, D. W. (1980). Preschoolers’ retention of televised events: Is a picture worth a thousand words? Developmental Psychology, 16, 410–416.

Healy, J. (1990). Endangered minds: Why our children’s don’t think. New York : Simon Schuster.

Hearold, S. (1986). A synthesis of 1043 effects 6f television on social behavior. In: G. Comstock (Ed.). Public communication and behavior (Vol. I, p. 65–133). Orlando , FL : Academic Press.

Heath, R. L., Bryanl, J. (1992). Human communication theory and research: Concepts, contexts, and challenges. Hillsdalc , NJ : Lawrence Eribaum Associates.

Heath, Т . В ., Mothersbaugh, D. L., McCarthy, M. S. (1993). Spokesperson effects in high involvement markets. Advances in Consumer Research, 20, 704–707.

Hebditch, D., Anning, N. (1988). Porn gold: Inside the pornography business. London : Faber Faber.

Heritage, J. (1985). Analyzing news interviews: Aspects of the production of talk for an overhearing audience. In: T. A. van Dijk (Ed.). Handbook of discourse analysis (Vol. 3. p. 95–117). London : Academic Press.

Herman, E. S., Chomsky. N. (1988). Manufacturing consent: The political economy of the mass media. New York : Pantheon.

Herman, E. S., O’Sullivan, G. (1989). The terrorism industry: The experts and institutions that shape our view of terror. New York: Pantheon.

Hinck, E. A. (1992). Enacting the Presidency: Political argument. Presidential debates, and Presidential character. Westport, CT: Praeger.

Hirschberg, M. S. (1993). Perpetuating patriotic percep­tions: The cognitive function of the Cold War. Westport, CT: Greenwood.

Hoover, S. M. (1988). Mass media religion. Newbury Park, CA: Sage.

Hoover, S. M., Lundby, K. (Eds.) (I 997). Rethinking media, religion, and culture. Thousand Oaks, CA: Sage.

Hopkins, R., Fletcher, J. E. (1994). Electrodermal measurement: Particularly effective for forecasting message influence on sales appeal. In: A. Lang (Ed.). Measuring psychological responses tomedia (p. 113–132). Hillsdale. NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Howitt, D. (1982). Mass media and social problems. Oxford, England: Pergamon Press.

Huesmann, L. R., Eron, L. D. (1986). Television and the aggressive child. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Huston, A. C., Wright. J. C. (1987). The forms of television and the child viewer. In: G. A. Comstock (Ed.). Public communication and behavior (Vol. 2, p. 103–159). New York: Academic Press.

Jiyama, Р ., Kitano, H. H. L. (1982). Asian-Americans and the media. In: G. L. Berry C. Mitchell-Kernan (Eds.). Television and the socialization of the minority child (p. 151–186). New York: Academic Press, Ilola, L. M. (1990). Culture and health. In: R. W. Brislin (Ed.). Applied cross-cultural psychology (p. 278–301). Newbury Park, CA: Sage.

Intons-Peterson, M. J., Roskos-Ewoldsen, B. (1989). Mitigating the effects of violent pornography. In: S. Gubar J. Hoff-Wilson (Eds.). For adult users, only. Bloomington: Indiana University Press.

Jackson, D. Z. (1989, January 22). Calling the plays in black and white. The Boston Globe, p. A30–A33.

Jacoby, J., Hoyer, W. D. (1987). The comprehension and miscomprehension of print communication: A study of mass media magazines. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Jamieson, K. H. (1992). Packaging the Presidency: A history and criticism of Presidential campaign advertising (2nd ed.) New York: Oxford University Press.

Jamieson, K. H., Campbell, К . К . (1992). The interplay of influence: News, advertising, politics, and the mass media (3rd ed.). Belmont, CA: Wadsworth.

Janis, I. L. (1980). The influence of television on personal decision making. In: S. B. Withey R. P. Abeles (Eds.). Television and social behavior (p. 161–189). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Jhally, S., Lewis, J. (1992). Enlightened racism: The Cosby Show, audiences, and the myth of the American dream. Boulder, CO: Westview Press.

Johnson, D., Rimal, R. N. (1994, July). Analysis of HIV/AIDS television public service announcements around the world. Paper presented at International Communication Association meeting, Sydney, Australia.

Johnson-Cartee. K. S., Copeland. G. A. (1991). Negative political advertising: Coming of age. Hillsdalc, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Johnson-Cartee, K. S., Copeland, G. A. (1997). Manipulation of the American voter. Political campaign commercials. New York: Praeger.

Johnston, J., Ettema. J. (1982). Positive images: Breaking stereotypes with children’s television. Beverly Hills, CA: Sage.

Johnston, J., Ettema, J. S. (1986). Using television to best advantage: Research for prosocial television. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Perspectives on media effects (p. 143–164). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Jowett. G. S. (1993). Toward a propaganda analysis of the Gulf War. In: B. S. Greenberg W. Gantz (Eds.). Desert Storm and the mass media (p. 76–98). Cresskill, NJ: Hampton Press.

Jowett, G. S., Linton, J. M. (1989). Movies as mass communication (2nd ed.). Newbury Park, CA: Sage.

Joy, L. A., Kimball, M. M., Zabrack, M. L. (1986). Television and children’s aggressive behavior. In: Т . М . Williams (Ed.). The impact of television: A natural experiment in three communities (p. 303–360). Orlando, FL: Academic Press.

Kaid, L. L., Gerstle, J., Sanders, K. R. (Eds.). (1991). Mediated politics in two cultures: Presidential campaigning in the United Stales and France. New York: Prager.

Kaid, L. L., Holtz-Bacha, C. (Eds.). (1995). Political advertising in Western democracies: Parties and candidates on television. Thousand Oaks, CA: Sage.

Kardes, F. R. (1992). Consumer inference: Determinants, consequences, and implications for advertising. In: A. A. Mitchell (Ed.). Advertising exposure, memory, and choice. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Kelly, H. (1981). Reasoning about realities: Children’s evaluations of television and books. In: H. Kelly H. Gardner (Eds.). Viewing children through television. San Francisco: Jossey-Bass.

Kern-Foxworth, M. (I994). Aunt Jemima, Uncle Ben, and Rastus: Blacks in advertising, yesterday, today, and tomorrow. Westport, CT: Praeger.

Key, W. B. (1989). The age of manipulation. New York: Holt.

Kiesler, S. (Ed.). (1997). Culture of the Internet. Mah-wah. NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Kimball, M. M. (1986). Television and sex-role attitudes. In: T. M. Williams (Ed.). Theim-pact of television: A natural experiment in three communities (p. 265–302). Orlando, FL: Academic Press.

Kintsch, W. (1977). On comprehending stories. In: P. Carpenter M. Just (Eds.). Cognitive processes in comprehension. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Klatell, D. A., Marcus, N. (1988). Sports for sale: Television, money, and the fans. New York: Oxford University Press.

Knill, B. J., Pesch, M., Pursey, G., Gilpin, P., Perloff, R. M. (1981). Still typecast after all these years? Sex role portrayals in television advertising. International Journal of Women’s Studies. 4, 497–506.

Kopkind, A. (1993, May/June). From Russia with love and squalor Utne Reader, p. 80–89.

Kosicki, G. M. (1993). Problems and opportunities in agenda-setting research. Journal of Communication, 43(2). 100–127.

Kottak, C. P. (1990). Prime time society: An anthropological analysis of television and culture. Belmont, CA: Wadsworth.

Krafka, C. L. (1985). Sexually explicit, sexually violent, and violent media: Effects of multiple naturalistic exposures and debriefing on female viewers. Unpublished doctoral dissertation. University of Wisconsin, Madison. Kraus, S. (Ed.). (1962). The great debates. Bloomington, IN: Indiana University Press.

Kraus, S. (Ed.). (1977). The great debates: 1976, Ford vs. Carter. Bloomington, IN: Indiana University Press. Kraus, S. (1988). Televised presidential debates and public policy. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Kraus, S. (1996). Winners of the first 1960 televised Presidential debate between Kennedy and Nixon. Journal of Communication, 46(4), 78–96.

Kubey, R. (1980). Television and aging: Past, present, and future. Gerontologist, 20, 16–35.

Kubey, R. (1986). Television use in everyday life: Coping with unstructured time. Journal of Communication. 36, 108–123.

Kubey, R. (1992). A critique of No Sense of Place and the homogenization theory of Joshua Meyrowitz. Communication Theory. 2, 259–271.

Kubey. R., Csikszentmihalyi, M. (1990). Television and the quality of life: How viewing shapes everyday experience. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Kuiper, K. (1995). Smooth talkers: The linguistic performance of auctioneers and sports-casters. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Kunkel. D. (1988). Children and host-selling television commercials. Communication Research, 15(1), 71–92.

Kunkel, D. (1998). Policy battles over defining children’s educational television. The Annals of the American Academy of Political and Social Science, 557, 39–53.

Kutchinsky, B. (1973). The effect of easy availability of pornography on the incidence of sex crimes: The Danish experience. Journal of Social Issues, 29(3), 163–181.

Lambert, W. E., Klineberg, 0. (1967). Children’s views of foreign peoples: A cross-national study. New York: Appleton-Century-Crofts.

Lang, A. (1990). Involuntary attention and physiological arousal evoked by structural features and emotional content in TV commercials. Communication Research. 17 275–299.

Lang, A. (1991). Emotion, formal features, and memory for televised political advertisements. In: F. Biocca (Ed.). Television and political advertising: Vol. I. Psychological processes (p. 221–243). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Lang, A. (Ed.). (1994 a). Measuring psychological responses to media. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Lang, A. (1994 b). What can the heart tell us about thinking? In A. Lang (Ed.). Measuring psychological responses to media (p. 99–112). Hillsdale NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Lang, A., Geiger, S., Strickwerda, M., Sumner, J. (1993). The effects of related and unrelated cuts on television viewers’ attention, processing capacity, and memory. Communication Research, 20, 4–29.

Lang, G. E., Lang, K. (1984). Politics and television re-viewed. Beverly Hills, CA: Sage. Lang, K., Lang, G. E. (1968). Politics and television. Chicago: Quadrangle Books.

Lapchick, R., Rodriguez, A. (1990). Professional sports: The 1990 racial report card. Center for the Study of Sport in Society Digest, 2(2), 4–5.

Larsen, S. F. (1983). Text processing and knowledge updating in memory for radio news. Discourse Processes, 6, 21–38.

Larson, J. F. (1984). Television’s window on the world: International affairs coverage on the U. S. networks. Norwood, NJ: Ablex.

Larson, J. F. (1986). Television and U. S. foreign policy: The case of the Iran hostage crisis. Journal of Com­munication. 36(4), 108–130.

Larson, J. F, McAnany, E. G., Storey, J. D. (1986). News of Latin America on network television, 1972–1981: A northern perspective on the southern hemisphere. Critical Studies in Mass Communication, 3, 169–183.

Larson, M. S. (1989). Interaction between siblings in prime time television families. Journal of Broadcasting and Electronic Media, 33(3). 305–315.

Lasisi, M. J., Onyehalu, A. S. (1992). Cultural influences of a reading text on the concept formation of second-language learners of two Nigerian ethnic groups. In: R. J. Harris (Ed.). Cognitive processing in bilinguals (p. 459–471). Amsterdam: EIsevier/North Holland.

Lasswell, H. D. (1927). Propaganda technique in the world war. New York: Knopf.

Lasswell, H. D. (1935). World politics and personal insecurity: A contribution to political psychiatry. New York: McGraw-Hill.

Lau. R. R. (1986). Political schemata, candidate evaluations, and voting behavior. In: R. R. Lau D. O. Sears (Eds.). Political cognition (p. 95–126). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Lawlor, S. D., Sparkcs, A., Wood, J. (1994, July). When Lawrence came out: Taking the funnies seriously. Paper presented at Annual Conference of the International Communication Association, Sydney, Australia.

Lazarsfeld, P. F. (1941). Remarks on administrative and critical communications research. Studies in Philosophy of Social Science, 9, 2–16.

Lazarsfeld, P. F., Berelson, В ., Gaudet, H. (1948). The people’s choice. New York: Columbia University Press.

Leaviit, L. A., Fox, N. A. (Eds.). (1993). The psychological effects of war and violence on children. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Lee. С . С . (1980). Media imperialism reconsidered. Beverly Hills, CA: Sage.

Lee. M. A., Solomon, N. (1991). Unreliable sources: A guide to detecting bias in news media. New York: Carol Publishing Group.

Lefkowitz. M. M., Eron, L. D., Walder, L. D., Hues-man a, L. R. (1977). Growing up to be violent: A longitudinal study of the development of aggression. New York: Pergamon.

Lemar, J. (1977). Women and blacks on prime time television. Journal of Communication, 27, 70–80.

Lever, J., Wheeler, S. (1993). Mass media and the experience of sport. Communication Research, 20, 125–143.

Levin. J. P., Gaeth, G. J. (1988). How consumers are affected by the framing of attribute information before and after consuming the product. Journal of Consumer Research, 15, 374–378.

Levy. M. R. (1980). Program playback preferences in VCR households. Journal of Broadcasting, 24, 327–336.

Levy, M. R. (1982). Watching TV news as para-social interaction. In: G. Gumpert R. Cathcart (Eds.). Inter/media (2nd ed., p 177–187). New York: Oxford University Press.

Levy; M. R. (1987). Some problems of VCR research. American Behavioral Scientist, 30, 461–470.

Levy, M. R., Windahl. S. (1984). Audience activity and gratifications: A conceptual clarification and exploration. Communication Research, II, 51–78.

Lewy, G. (1978, February). Vietnam: New light on the question of American guilt. Commentary, 65, 29–49.

Leyens, J., C’amino, L., Parke, R., Berkowitz, L. (1975). The effects of movie violence on aggression in a field setting as a function of group dominance and cohesion. Journal of Personality and Social Psychology, 32, 346–360.

Liebert, R. M., Sprafkin, J. (1988). The early window: Effects of television on children and youth (3rd ed.). New York: Pergamon.

Liebes, T, Livingstone, S. M. (1992). Mothers and lovers: Managing women’s role conflicts in American and British soap operas. In: J. G. Blumler, J. M. McLeod, К . Е . Rosengren (Eds.). Comparatively speaking: Communication and culture across space and time (p. 94–120). Newbury Park, CA: Sage.

Lillington, K. (1998, March). Breaking the bounds of the page. The Guardian. (Reprinted in: World Press Review. March, 1998, p. 46–47.) Lindlof, T. R., Shatzer, M. J. (1990). VCR usage in the American family. In: J. Bryant (Ed.). Television and the American family (p. 89–109). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Linz. D. (1985). Sexual violence in the mass media: Effects on male viewers and implications for society. Unpublished doctoral dissertation. University of Wisconsin, Madison.

Linz. D., Donnerstein, E. (1988). The methods and merits of pornography research. Journal of Communication. 38(2), 180–184.

Linz, D., Donnerstein, E. (1992, September 30). Research can help us explain violence and pornography. Chronicle of Higher Education, p. B3–B4.

Linz, D., Donnerstein, E., Adams, S. M. (1989). Physiological desensitization and judgments about female victims of violence. Human Communication Research, 15, 509–522.

Linz, D., Donnerstein, E., Bross, M., Chapin, M. (1986). Mitigating the influence of violence on television and sexual violence in the media. In: R. Blanchard (Ed.). Advances in the study of aggression (Vol. 2, p. 165–194). Orlando, FL: Academic Press.

Linz. D., Donnerstein, E., Penrod, S. (1984). The effects of multiple exposures to filmed violence against women. Journal of Communication, 34(3), 130–147.

Linz, D., Donnerstein, E., Penrod, S. (1987). The findings and recommendations of the Attorney General’s Commission on Pornography: Do the psychological «facts» fit the political fury? American Psychologist, 42, 946–953.

Linz, D., Fuson, I. A., Donnerstein, E. (1990). Mitigating the negative effects of sexually violent mass communications through preexposure briefings. Communication Research, 17, 641–674.

Linz, D., Malamuth, N. (1993). Pornography. Newbury Park, CA: Sage.

Linz, D., Turner, C. W, Hesse. B. W, Penrod, S. D. (1984). Bases of liability for injuries produced by media portrayals of violent pornography. In: N. M. Malamuth E. Donnerstein (Eds.). Pornography and sexual aggression (p. 277–304). Orlando, FL: Academic Press.

Loftus, E. F, Burns, Т . Е . (1982). Mental shock can produce retrograde amnesia. Memory Cognition, 10, 318–323.

«Lolita in Japan». (1997, April 6). Manhattan Mercury, p. A7.

Long, D. L., Graesser, A. C. (1988). Wit and humor in discourse processing. Discourse Processes, 11, 35–60.

Longford, L. (Ed.). (1972). Pornography: The Longford Report. London: Coronet.

Longmore, P. K. (1985, Summer). Screening stereotypes: Images of disabled people. Social Policy, p. 31–37.

Lovaas, O. L. (1961). Effect of exposure to symbolic aggression on aggressive behavior. Child Development, 32, 37–44.

Lovdahl, L. T. (1989). Sex role messages in television commercials: An update. Sex Roles. 21, 715–724.

Lowery, S., DeFleur, M. L. (1983). Milestones in mass communication research. New York: Longman. Lowry, D. T, Love, G., Kirby. M. (1981). Sex on the soap operas: Patterns of intimacy. Journal of Communication, 31, 90–96.

Lowry. D. T, Towles. D. E. (1989). Soap opera portrayals of sex, contraception, and sexually transmitted diseases. Journal of Communication, 39(2), 76–83.

Loy, J. W., McPherson, B. D., Kenyon, G. (1978). Sport and social systems: A guide to the analysis, problems, and literature. Reading, MA: Addison-Wesley.

Lozano, E. (1992). The force of myth on popular narratives: The case of melodramatic serials. Communication Theory, 2, 207–220.

Luebke, B. (1989). Out of focus: Images of women and men in newspaper photographs. Sex Roles, 20(3/4), 121–133.

Luepker, R. V, Murray, D. M.. Jacobs, D. R., Jr., Mittelmank, M. В ., Bracht, N., Carlaw, R., Crow, R., Elmer. P., Finnegan, J., Folsom, A. R. (1994). Community education for cardiovascular disease prevention: Risk factor changes in the Minnesota Heart Health Program. American Journal of Public Health, 84, 1383–1393.

Luke, C. (1987). Television discourse and schema theory: Toward a cognitive model of information processing. In: M. E. Manley-Casimir C. Luke (Eds.). Children and television: A challenge for education (p. 76–107). New York: Praeger.

Lull, J. (Ed.). (1988). World families watch television. Newbury Park, CA: Sage.

Lyons, J. S., Anderson, R. L., Larson, D. B. (1994). A systematic review of the effects of aggressive and nonaggressive pornography. In: D. Zillmann, J. Bryant, A. C. Huston (Eds.). Media, family, and children: Social, scientific, psychodynamic, and clinical perspectives (p. 271–310). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Macbeth, T. M. (1996). Indirect effects of television: Creativity, persistence, school achievement, and participation in other activities. In: T. M. Macbeth (Ed.). Tuning in to young viewers: Social science perspectives on television (p. 149–219). Thousand Oaks, CA: Sage.

MacFarland, D. T. (1990). Contemporary radio programming strategies. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Madden, T. J., Weinberger, M. G. (1982). The effects of humor on attention in magazine advertising. Journal of Advertising. 11(3′). 8–14.

Madden. T. J., Weinberger, M. G. (1984). Humor in advertising: A practitioner view. Journal of Advertising Research, 24(4), 23–29.

Maibach, E., Flora, J. A. (1993). Symbolic modeling and cognitive rehearsal: Using video to promote AIDS prevention self-efficacy. Communication Research, 20, 517–545.

Maibach, E., Parrott, R. L. (1995). Designing health messages. Thousand Oaks, CA: Sage. Maier, S. (1994, January). India’s awakening? World Press Review, p. 29.

Malamuth, N. M. (1981). Rape fantasies as a function of exposure to violent sexual stimuli. Archives of Sexual Behavior. 10, 33–47.

Malamuth, N. M. (1984). Aggression against women: Cultural and individual causes. In: N. M. Malamuth E. Donnerstein (Eds.). Pornography and sexual aggression (p. 19–52). Orlando, FL: Academic Press.

Malamuth, N. M., Check, J. V P. (1980 a). Penile tumescence and perceptual responses to rape as a function of victim’s perceived reactions. Journal of Applied Social Psychology. 10 528–547.

Malamuth, N. M., Check, J. V. P. (1980 b). Sexual arousal to rape and consenting depictions: The importance of the woman’s arousal. Journal of Abnormal Psychology, X9, 763–766.

Malamuth, N. M., Check, J. V. P (1983). Sexual arousal to rape depictions: Individual differences. Jour-nut of Abnormal Psychology, 92, 55–67.

Malamuth. N. M., Check. J. V. P., Briere, J. (1986). Sexual arousal in response to aggression: Ideological, aggressive, and sexual correlates. Journal of Personality and Social Psychology, 50, 330–340.

Malamuth. N. M.. Feshbach, S., Heim, M. (1980). Ethical issues and exposure to rape stimuli: A reply to Sherif. Journal of Personality and Social Psychology, 38, 413–415.

Malamuth, N. M., Haber, S.. Feshbach, S. (1980).« Testing hypotheses regarding rape: Exposure to sexual violence, sex differences, and the «normality» of rapists. Journal of Research in Personality, 14, 121–137.

Malamuth, N. M., Heim, M., Feshbach, S. (1980). Sexual responsiveness of college students to rape depictions: Inhibitory and disinhibitory effects. Journal of Personality and Social Psychology. ЗЯ , 399–408.

Malamuth, N. M., Spinner, B. (1980). A longitudinal content analysis of sexual violence in the best selling erotica magazines. Journal of Sex Research, 16, 226–237.

Mankiewicz, F., Swerdlow, J. (1978). Remote control: Television and the manipiilation of American life. New York: Ballantine.

Manley-Casimir, M. E., Luke, C. (Eds.). (1987). Children and television. A challenge for education. New York: Praeger.

Manrai, L. Л ., Gardner, M. P. (1992). Consumer processing of social ideas advertising: A conceptual model. Advances in Consumer Research, 19, 15–20.

Mares, M.-L. (1998). Children’s use of VCRs. The Annals of the American Academy of Political and Social Science. 557, 120–131.

Marginalia. (1998, May 22). The Chronicle of Higher Education. 44 (37). p. A8.

Marquez de Melo, J. (1991. May). The presence of the Brazilian telenovelas in the internationalmarket: Case study of Globo network. Paper presented at meeting of the International Communication Association, Chicago, IL.

Martz, L. (1998, May). Defending the most basic freedom. World Press Review, p. 14–16.

Massing, H. H. (1987). Decoding «Dallas»: Comparing American and German viewers. In: A. A. Berger (Ed.). Television in sociery (p. 96–103). New Brunswick, NJ: Transaction Books.

Masterman, L. (1985). Teaching the media. London: Comedia.

Matabane, P. W. (1988). Television and the black audience: Cultivating moderate perspectives on racial integration. Journal of Communication, 38(4), 21–31.

Matas, M., Guebaly, N , Harper, D., Green, M., Peterkin, A. (1986). Mental illness and the media: Part II. Content analysis of press coverage of mental health topics. Canadian Journal of Psychiatry, 31, 431–433.

Mattussek, M. (1995, April 3). Tuning in hate. Der Spiegel. (Reprinted in: World Press Review, June 1995, p. 26–27.)

McAlistcr, A. L., Puska, P., Salonen, J. T. (1982). Theory and action for health promotion: Illustrations from the North Karelia project. American Journal of Public Health, 72. 43–50.

McAnany, E. G. (1983). Television and crisis: Ten years of network news coverage of Central America, 1972–1981. Media, culture and society, 5(2), 199–212.

McCaulcy, C.. Thangavelu, K., Rozin. P. (1988). Sex stereotyping of occupations in relation to television representations and census facts. Basic and Applied Social Psychology, 9197–212.

McChesney, R. W. (1989). Media made sport: A history of sports coverage in the United States. In: L. A. Wenner (Ed.). Medici, sports, and society (p. 46–69). New-bury Park, CA: Sage.

McCombs, M. E. (1981). The agenda-setting approach. In: D. D. Nimmo K. R. Sanders (Eds.). Handbook ofpolitical communication (p. 121–140). Beverly Hills, CA: Sage.

McCombs, M. E. (1994). News influence on our pictures of the world. In: J. Bryant and D. Zillmann (Eds.). Media effects: Advances in theory and research (p. 1–16). Hillsdate, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

McCombs. M. E., Gilbert, S. (1986). News influence on our pictures of the world. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Perspectives on media effects (p. 1–15). Hillsdale. NJ: Lawrence Eribaum Associates.

McCombs, M. E., Shaw, D. L. (1993). The evolution of agenda-setting research: Twenty-five years in the marketplace of ideas. Journal of Communication, 43(2), 58–67.

McCombs, M. E., Shaw, D. L., Weaver, D. (Eds.). (1997). Communication and democracy: Exploring the intellectual/rentiers in agenda-setting theory. Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

McDermott, S., Greenberg. B. (1985). Parents, peers, and television as determinants of black children’s esteem. In: R. Bostrom (Ed.). Communication yearbook 8. Beverly Hills, CA: Sage.

McGhee, P. (1979). Humor: Its origin and development. San Francisco: Freeman.

McGuire, W. J. (1974). Psychological motives and communication gratification. In: J. G. Blumler E. Katz (Eds.). The uses of mass communications: Current perspectives on gratifications research (p. 167–196). Beverly Hills, CA: Sage.

McGuire, W. J. (1985 a). Attitudes and attitude change. In: G. Lindzey E. Aronson (Eds.). Handbook of social psychology (3rd ed.). Reading, MA: Addison-Wesley.

McGuire, W. J. (1985 b). The myth of massive media impact: Savagings and salvagings. In: G. Comstock (Ed.). Public communication and behavior (Vol. I). New York: Academic Press.

McJntyre, P., Hosch, H. M., Harris, R. J., Norvell, D. W. (1986). Effects of sex and attitudes toward women on the processing of television commercials. Psychology and Marketing. 3, 181–190.

McKenzie-Mohr, D., Zanna, M. R (1990). Treating women as sexual objects: Look to the (gender schematic) male who has viewed pornography. Personality and Social Psychology Bulletin, 16, 296–308.

McNeal, J. U. (1987). Children as consumers: Insights and implications. Lexington MA: Lexington Books. McNeal, J. U. (1990). From savers to spenders: How children became a consumer market. Media Values 52, 4–6.

Meadowcroft, J. M., Reeves, B. (1989). Influence of story schema development on children’s attention to television. Communication Research, 16, 352–374.

Melton, G., Fowler, G. (I987). Female roles in radio advertising. Journalism Quarterly, 64(l), I45–I49.

Mendelsohn, H. A. (1966). Election-day broadcasts and terminal voting decisions. Public Opinion Quarterly, 30, 212–225.

Mendelsohn, H. A., O’Keefe, G. J. (1976). The people choose a President: Influences on voter decision making. New York: Praeger.

Merikle, P. M. (I988). Subliminal auditory messages: An evaluation. Psychology Marketing, 5, 355–372.

Merikle, P. M., Cheesman, J. (I987). Current status of research on subliminal advertising. Advances in Consumer Research, 14 298–302.

Merikle, P. M., Skanes, H. E. (1992). Subliminal self-help audiotapes: A search for placebo effects. Journal of Applied Psychology, 77, 772–776.

Meringoff. L. K. (1980). Influence of the medium on children’s story apprehension. Journal of Educational Psychology. 72, 240–249.

Meringoff. L. K., Vibbert, M. M., Char, C. A., Fernie, D. E., Banker. G. S., Gardner, H. (1983). In: J. Bryant D. R. Anderson (Eds.). Children’s understanding of television (p. 151–179). New York: Academic Press.

Merritt. S. (1984). Negative political advertising: Some empirical findings. Journal of Advertising. 13. 27–38.

Mesmer, T. Baskind, I., Lerdau. E. (1998, October). Reflecting on an alliance. /4mericas, 50(5), 52–55.

Messaris, R (1994). Visual «literacy»: Image, mind, and reality. Boulder. CO: Westview Press.

Messaris. R (I997). Visual persuasion: The role of images in advertising. Thousand Oaks, CA: Sage.

Messaris, P. (1998). Visual aspects of media literacy. Journal of Communication, 4!?(I), 70–80.

Messner, M. A., Duncan, M. C., Jensen, K. (1993). Separating the men from the girls: The gendered language of televised sports. Gender Society, 7, 121–137.

Meyer. P. (1990). News media responsive ness to public health. In: C. Atkin L. Wallack (Eds.). Mass communication and public health: Complexities and conflicts (p. 52–57). Newbury Park, CA: Sage.

Meyrowitz, J. (1985). No sense of plate: The impact of electronic media on social behavior. New York: Oxford University Press.

Meyrowitz. J. (1998). Multiple media literacies. Journal of Communication, 48(1). 96–108.

Mieike, K. W., Chen, M. (1983). Formative research for 3–2–1 Contact: Methods and insights. In: M. J. A. Howe (Ed.). Learning from television: Psychological and educational research (p. 31–55). London: Academic Press.

Milavsky, J. R., Kessler. R., Stipp, H., Rubens, W. (1982). Television and aggression: Results of a panel study. In: D. Pearl, L. Bouthilet, J. Lazar (Eds.). Television and behavior: Ten yean of scientific progress and implications for the eighties (Vol. 2, p. 138–157). Washington, DC: U. S. Government Printing Office.

Moisy. C. (1997, Summer). Myths of the global information village. Foreign Policy, p. 78–87.

Moore, D. L., Hausknecht, D., Thamodaran, K. (1986). Time compression, response opportunity, and persuasion. Journal of Consumer Research, 13, 85–99.

Moore, Т . Е . (1982). What you see is what you get. Journal of Marketing, 46(2), 38–47.

Moore, T. E. (1988). The case against subliminal manipulation. Psychology Marketing, 5, 297–316.

Morgan, M. (1982). Television and adolescents’ sex-role stereotypes: A longitudinal study. Journal of Personality and Social Psychology, 43(5), 947–955.

Morgan, M. (1989). Television and democracy. In: I. Angus S. Jhally (Eds.). Cultural politics in contemporary America (p. 240–253). New York: Routledgc.

Morgan, M. (1990). International cultivation analysis. In: N. Signorielli M. Morgan (Eds.). Cultivation analysis: New directions in media effects research (p. 225–247). Newbury Park, CA: Sage.

Morgan, M., Gerbner, G. (1982). TV professions and adolescent career choices. In: M. Schwarz (Ed.). TV and teens: Experts look at the issues (p. 121–126). Reading, MA: Addison-Wesley.

Morgan, M., Shanahan, J. (1991). Television and the cultivation of political attitudes in Argentina. Journal of Communication, 41(1). 88–103.

Morgan, M., Shanahan, J. (1992). Comparative cul­tivation analysis: Television and adolescents in Argentina and Taiwan. In: F. Korzenny S. Ting-Toomey (Eds.). Mass media effects across cultures (p. 173–197). Newbury Park. CA: Sage.

Morgan, M., Shanahan, J. (1995). Democracy tango: Television, adolescents, and authoritarian tensions in Argentina. Cresskill, NJ: Hampton Press.

Morgan, M., Signorielli, N. (1990). Cultivation analysis: Conceptualization and methodology. In: N. Signorielh M. Morgan (Eds.). Cultivation analysis: New directions in media effects research (p. 13–34). Newbury Park, CA: Sage.

Moritz, M. J. (1995). The gay agenda: Marketing hate speech to the mainstream media. In: R. K. Whillock D. Slayden (Eds.). Hate speech (p. 55–79). Thousand Oaks. CA: Sage.

Morley, D. (1988). Domestic relations: The framework of family viewing in Great Britain. In: J. Lull (Ed.). World families watch television (p. 22–48). Newbury Park, CA: Sage.

Morris, J. S. (1982). Television portrayal and the socialization of the American Indian child. In: G. L. Berry C. Mitchell-Kernan (Eds.). Television and the socialization of the minority child (p. 187–202). New York: Academic Press.

Morris, M., Ogan. C. (1996). The Internet as mass medium. Journal of Communication, 46(1), 39–50. Most Famous Canadian. (1996, February) World Press Review, p. 33.

Mowlana, H. (1984). The role of the media in the U. S.-Iranian conflict. In: A. Arno W. Dissayanake (Eds.). The news media in national and international conflict (p. 71–99). Boulder, CO: Westview Press.

Mowlana, H., Gerbner, G., Schiller, H. (Eds.). (1993). Triumph of the image: The media’s war in the Persian Gulf–A global perspective. Boulder, CO: West-view Press.

Mundorf. N.. Drew, D., Zillmann, D., Weaver, J. (1990). Effects of disturbing news on recall of subsequently presented news. Communication Research, 17, 601–615.

Mundorf, N., Weaver, J., Zillmann, D. (1989). Effects of gender roles and self-perceptions on affective reactions to horror films. Sex Roles, 20, 655–673.

Mutz, D. C., Roberts. D. F, van Vuuren, D. P. (1993). Reconsidering the displacement hypothesis. M Communication Research, 20, 51–75.

Myers, D. G. (1992). Psychology (3rd ed.). New York: Worth Publishers.

Myers, P. N., Jr., Biocca, F. A. (1992). The elastic body image: The effect of television advertising and programming on body image distortions in young women. Journal of Communication, 42(3), 108–133. National Television Violence Study (Vols. 1–2.). (1997). Thousand Oaks, CA: Sage.

Naughton, J. (1998, January 9). Colleges eye restric­tions on promotions by brewing companies. The Chronicle of Higher Education, p. A57.

Nelson, J. P., Gelfand, D. M., Hartmann, D. R (1969). Children’s aggression following competition and exposure to an aggressive model. Child Development, 40, 1085–1097.

Newhagen, J. E., Reeves, B. (1991). Emotion and memory responses for negative political advertising: A study of television commercials used in the 1988 Presidential election. In: F. Biocca (Ed.). Television and political advertising. Vol. J: Psychological processes (p. 197–220). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Newhagen, J. E., Reeves, B. (1992). The evening’s bad news: Effects of compelling negative television news images on memory. Journal of Communication, 42(2), 25–41.

Nimmo, D., Savage, R. L. (1976). Candidates and their images. Pacific Palisades, CA: Goodyear.

Noll, A. M. (1996). Highway of dreams: A critical view along the information superhighway. Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

O’Bryant, S. L, Corder-Bolz, C. R. (1978). The effects of television on children’s stereotyping of women’s work roles. Journal of Vocational Behavior, 12, 233–244.

O’Connor, J. J. (1990, February 20). Cartoons teach children, but is the lesson good? New York Times, p. Bl.

Oliver, M. B. (1993). Adolescents’ enjoyment of graphic horror. Communication Research, 20, 30–50.

Olson, D. R. (1994). The world on paper. New York: Cambridge University Press.

Olweus, D. (1979). The stability of aggressive reaction patterns in human males: A review. Psychological Bulletin, 85, 852–875.

Paik, H., Comstock, G. (1994). The effects of television violence on antisocial behavior: A meta-analysis. Communication Research, 21, 516–546.

Paletz, D. L. (1988). Pornography, politics, and the press: The U. S. attorney general’s commission on pornography. Journal of Communication, 38(2), 122–136.

Paletz, D. L., Schmid, A. P. (Eds.). (1992). Terrorism and the media. Newbury Park, CA: Sage.

Palmgreen, P. (1984). Uses and gratifications: A theoretical perspective. In: R. N. Bostrom (Ed.). Communication yearbook 8 (p. 20–55). Newbury Park , CA : Sage.

Palys, T. S. (1986). Testing the common wisdom: The social content of video pornography. Canadian Psychology, 27, 22–35.

Panitt, M. (1988, June 4). In India , they’ll trash a station… or worship an actor. ТУ Guide, 44–45.

Parke. R., Berkowitz, L., Leyens, J., West, S., Sebastian, R. (1977). Some effects of violent and non-violent movies on the behavior of juvenile delinquents. In: L. Berkowitz (Ed.). Advances in social psychology (Vol. 10). New York : Academic Press.

Parks, M. R. (1996). Making friends in cyberspace. Journal of Communication, 46(1), 80–97.

Pechmann, C., Stewart. D. W. (1988). Advertising repetition: A critical review of wear in and wear out. Current Issues and Research in Advertising, 11, 285–329.

Peck, J. (1992). The gods of televangelism: The crisis of meaning and the appeal of religious television. Cresskill , NJ : Hampton Press.

Pecora. N. O. (1997). The business of children’s entertainment. New York : Guilford .

Penrod, S., Linz , D. (1984). Using psychological research on violent pornography to inform legal change. In: N. M. Malamuth E. Donncrstein (Eds.). Pornography andsexual aggression (p. 247–265). Orlando, FL: Academic Press.

Percy, L., Lautman, M. R. (1994). Advertising, weight loss, and eating disorders. In: E. M. Clark, T. C. Brock, D. W. Stewart (Eds.). Attention, attitude, and affect in response to advertising (p. 301–311). Hil-Isdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Percy, L., Rossiter. J. R. (1983). Mediating effects of visual and verbal elements in print advertising upon belief, attitude, and intention responses. In: L. Percy A. Woodside (Eds.). Advertising and consumer psychology (p. 171–186). Lexington, MA: Lexington Books.

Perkins, K. P. (1997, October). It would take a miracle of sorts to save «Nothing Sacred». Manhattan Mercury, p. A7.

Perloff, R. M. (1989). Ego-involvement and the third person effect of television news coverage. Communication Research, 16, 236–262.

Perman, S. (1998. January 26). Thrown for a loss by the NFL. Time. 52–53.

Perse, E. M. (1986). Soap opera viewing patterns of college students and cultivation. Journal of Broadcasting Electronic Media. 30, 175–193.

Perse, E. M., Rubin, R. B. (1989). Attribution in social and parasocial relationships. Communication Research, 16, 59–77.

Pezdek. K., Hartman, E. F. (1983). Children’s tele­vision viewing: Attention and comprehension of auditory versus visual information. Child Development, 54, 1015–1023.

Pezdek. K., Lehrer, A., Simon. S. (1984). The relationship between reading and cognitive processing of television and radio. Chile/Development, 55, 2072–2082.

Pezdek, K., Stevcns, E. (1984). Children’s memory for auditory and visual information on television. Developmental Psychology, 20, 212–218.

Pfau, M., Mullen, L. J., Deidrich. T, Garrow, K. (1995). Television viewing and the public perception of attorneys. Human Communication Research, 21, 307–330.

Phillips, D. P. (1977). Motor vehicle increase just after publicized suicide stories. Science. 196, 1464–1465.

Phillips, D. P. (1984). Teenage and adult temporal fluctuations in suicide and auto fatalities. In: H. S. Sudak, A. B. Ford, N. B. Rushforth (Eds.). Suicide in the young (p. 69–80). Boston: John Wright.

Phillips, D. P, Curstenscn. L. L. (1986). Clustering of teenage suicides after TV news stories about suicides. New England Journal of Medicine. 315. 685–689.

Phillips, K. (1993, January-February). How Seventeen undermines young women. Extra.’, 6( I). 14.

Picard, R. G. wav). Media portrayals of terrorism: Functions and meaning of news coverage. Ames, IA: Iowa State University Press.

Pierce. M. C., Harris, R. J. (1993). The effect of provocation, race, and injury description on men’s and women’s perception of a wife-battering incident. Journal of Applied Social Psychology, 23. 767–790.

Pingree, S.. Thompson, M. E. (1990). The family in daytime serials. In: J. Bryant (Ed.). Television and the American family (p. 113–127). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Pilkanen-Pulkkinen, L. (1981). Concurrent and pre­dictive validity of self-reported aggressiveness. Aggressive Behavior, 7, 97–110.

Ploghoft. M. E., Anderson, J.A. (1982). Teaching critical television viewing skills: An integrated approach. Springfield, IL: Charles C. Thomas.

Pollitt, K. (1991, June 24). Naming and blaming: Media goes wilding in Palm Beach. The Nation.

Postman, N. (1982). The disappearance uf childhood. New York: Delacortc.

Postman, N. (1985). Amusing ourselves to death. New York: Viking Penguin.

Potter, W. J. (1986). Perceived reality and the cultivation hypothesis. Journal of Broadcasting Electronic Media, 30, 159–174.

Potter, W. J. (1988). Perceived reality in television effects research. Journal of Broadcasting Electronic Media, 32, 23–41.

Potter, W. J. (1989). Three strategies for elaborating the cultivation hypothesis. Journalism Quarterly, 65. 930–939.

Potter, W. J. (1991 a). Examining cultivation from a psychological perspective: Component subprocesses. Commun/co/fon/?eseore/i, 18. 77–102.

Potter, W. J. (1991 b). The relationships between first-and second-order measures of cultivation. Human Communication Research, 18, 92–113.

Potter, W. J. (1993). Cultivation theory and research: A conceptual critique. Human Communication Research, 19,564–601.

Potter, W. J. (1998). Media literacy. Thousand Oaks, CA: Sage.

Powers, R. (1984). Supertube: The rise of television sports. New York: Coward-McCann.

Pratap, A. (1990, August 13). Romance and a little rape. Time, 69.

Pratkanis, A. R. (1992). The cargo-cult science of subliminal persuasion. Skeptical Inquirer, 16, 260–272.

Pratkanis, A. R., Aronson, E. (1992). Age of propaganda: The everyday use and abuse of persuasion. New York: W. H. Freeman.

Pratkanis, A. R., Greenwald, A. G. (1988). Recent perspectives on unconscious processing: Still no marketing applications. Psychology Marketing, 5, 339–355.

Preston, E. H. (1990). Pornography and the construction of gender. In: N. Signorielli M. Morgan (Eds.). Cultivation analysis (p. 107–122). Newbury Park, CA: Sage.

Preston, I. L. (1975). The great American blow-up: Puffery in advertising and selling. Madison: University of Wisconsin Press.

Preston, I. L. (1994). The tangled web they weave: Truth, falsity, advertisers. Madison: University of Wisconsin Press.

Preston, I. L., Richards, J. J. (1986). Consumer miscomprehension as a challenge to FTC prosecutions of deceptive advertising. The John Marshall Law Review, 19, 605–635.

Price, M. E. (Ed.). (1998). The V-chip debate: Content filtering from television to the Internet. Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Price, V, Czilli, E. J. (1996). Modeling patterns of news recognition and recall. Journal of Communication, 46(2), 55–78.

Pritchard, D., Hughes, K. D. (1997). Patterns of deviance in crime news. Journal of Communication, 47(3), 49–67.

Protlas, J. M. (1983). Encouraging altruism: Public attitudes and the marketing of organ donation. Health and Society, 61(2), 278–306.

Provenzo, E. F, Jr. (1991). Video kinds: Making sense of Nintendo. Cambridge, MA: Harvard University Press.

Quinsey, V. L., Marshall, W. (1983). Procedures for reducing inappropriate sexual arousal: An evaluation review. In: J. G. Greer I. Stuart (Eds.). The sexual aggressor: Current perspectives on treatment. New York: Van Nostrand Reinhold.

Rabinovitch, M. S., McLean, M. S., Markham, J. W, Talbott, A. D. (1972). Children’s violence perception as a function of television violence. In: G. A. Comstock, E. A.

Rubinstein, J. P. Murray (Eds.). Television and social behavior: Vol. 5. Television’s effects: Further explorations. Washington, DC: U. S. Government Printing Office.

Rader, B. G. (1984). In its own image: How television has transformed sports. New York: The Free Press.

Rafaeli, S., LaRose, R. J. (1993). Electronic bulletin boards and «public goods» explanations of collaborative mass media. Communication Research, 20, 277–297.

Rainville, R., McCormick, E. (1977). Extent of covert racial prejudice in pro football announcers’ speech. Journalism Quarterly, 54(1), 20–26.

Raju, P. S.. Lonial, S. C. (1990). Advertising to children: Findings and implications. Current Issues and Research in Advertising, 12, 231–274.

Ratzan, S. C., Payne, J. G., Massett, H. A. (1994). Effective health message design: The America Responds to AIDS campaign. American Behavioral Scientist, 38, 294–309.

Read, W. H. (1976). America’s mass media merchants. Baltimore: The Johns Hopkins University Press.

Real, M. R. (1989). Super Bowl football versus World Cup soccer: A cultural-structural comparison. In: L. A. Wenner (Ed.). Media, spans, and society (p. 180–203). Newbury Park, CA: Sage.

Reeve, D. K., Agglcton, J. P. (1998). On the specificity of expert knowledge about a soap opera: An everyday story of farming folk. Applied Cognitive Psychology, 12, 35–42.

Reeves, B. (1989). Theories about news and theories about cognition: Arguments for a more radical separation. American Behavioral Scientist. 33, 191–197.

Reeves. В ., Nass, C. (1996). The media equation: How people treat computer, television, and the new media like real people and places. New York: Cambridge University Press.

Reeves, В ., Thorson, E., Rothschild, M., McDonald, D., Hirsch, J., Goldstcin, R. (1985). Attention to television: Intrastimulus effects of movement and scene changes on alpha variation over time. International Journal of Neuroscience. 25, 241–255.

Reid, R. T. (1979). Racial stereotyping on television: A comparison of the behavior of black and white television characters. Journal of Applied Psychology, 64(5), 465–489.

Report of the Special Committee on Pornography and Prostitution (Vol. I). (1985). Ottawa, ON, Canada: Minister of Supply and Services.

Rice, M. L, Huston, A.C., Truglio. R., Wright, J. C. (1990). Words from Sesame Street: Learning vocabulary skills while viewing. Developmental Psychology, 26, 421–428.

Rice, M. L., Huston. A. C., Wright, J. C. (1986). Replays as repetitions: Young children’s interpretation of television forms. Journal of Applied Developmental Psychology, 7, 61–76.

Rich, F. (1997. December 26). Mental illness still needs a spokesman. Manhattan Mercury, p. A7.

Richards, J. I. (1990). Deceptive advertising. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Riggs, M. (Director). (1992, June 15). Color adjustment. New York: Public Broadcasting Service.

Ritchie, D., Price, V. Roberts. D. F. (1987). Reading and television: A longitudinal investigation of the displacement hypothesis. Communication Research, 14, 292–315.

Roberts. D. R, Maccoby, N. (1985). Effects of mass communication. In: G. Lindzey E. Aronson (Eds.). Handbook of social psychology (3rd ed.). New York: Random House.

Robertson, T. S., Rossiter, J. R. (1974). Children and commercial persuasion: An attribution theory analysis. Journo/o/’Consumer/?escarc/;, /(!), 13–20.

Robertson, T. S., Ward. S., Gatignon, H., Klees, D. M. (1989). Advertising and children: A cross-cultural study. Communication Research. 16, 459–485.

Robinson, J. D. (1989). Mass media and the elderly: A uses and dependency interpretation. In: J. F. Nussbaum (Ed.). Life-span communication (p. 319–337). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Robinson, J. P. (1990). Television’s effects on families’ uses of time. In: J. Bryant (Ed.). Television and the American family (p. 195–209). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Robinson, J. R, Davis, D. K. (1990). Television news and the informed public: An information-processing approach. Journal of Communication, 40(3), 106–119.

Robinson, M. J., Shcehan, M. A, (1983). Over the wire and on TV: CBS and UPI in Campaign ’80. New York: Sage.

Rogers, E. M., Dearing, J. W. (1988). Agenda-setting research: Where has it been, Where is it going? In J. A. Anderson (Ed.). Communication yearbook II (p. 555–594). Beverly Hills, CA: Sage.

Rogers, E. M., Dearing, J. W., Brcgman, D. (1993). The anatomy of agenda-setting research. Journal of Communication, 43(2), 68–84.

Rogers, E. M., Singhal, A. (1989). Estrategias de educacion entretenimiento [Strategics for educating through entertainment]. Chasqul, 31, 9–22.

Rogers, E. M., Singhal, A. (1990). The academic perspective. In: C. Atkin L. Wallack (Eds.). Mass communication and public health (p. 176–181). New-bury Park, CA: Sage.

Rojahn, K., Pettigrew, T. F. (1992). Memory for schema-relevant information: A meta-analytic resolution. British Journal of Social Psychology, 31, 81–109.

Rolandelli, D. R., Wright, J. C., Huston. A. C., Eakins, D. (1991). Children’s auditory and visual processing of narrated and nonnarrated television programming. Journal of Experimental Child Psychology, 51, 90–122.

Romer, S. Jamieson, K. H., deCoteau, N. (1998). The treatment of persons of color in local television news. Communication Research, 25. 286–305.

Rosenberg, H. (1993, June II). TV gratuitously puts down another people. Manhattan Mercury, В 12.

Rosencrans, M. A., Hartup, W. W. (1967). Imitative influences of consistent and inconsistent response consequences to a model on aggressive behavior in children. Journal of Personality and Social Psychology, 7, 429–434.

Rosengren, K. E. (1992). The structural invariance of change: Comparative studies of media use (some results from a Swedish research program). In: J. G. Blumler, J. M. McLeod, К . Е . Rosengren (Eds.). Comparatively speaking: Communication and culture across space and time (p. 140–178). Newbury Park, CA: Sage.

Rosengren, K. E., Wenner, L. A., Palmgreen, P. (Eds.). (1985). Media gratifications research: Current perspectives. Newbury Park, CA: Sage.

Ross, J. (1992, August). The cola war’s new front. World Press Review, p. 45.

Rotfeld, H. J. (1988). Fear appeals and persuasion: Assumptions and errors in advertising research. Curren/ fcsues one?/?esearc/!/n Adcerft’s/ng. 11, 21–40.

Rothenberg, D. (1998, June 5). The sounds of global change: Different beats, new ideas. The Chronicle of Higher Education, p. B8.

Rothenbuhler, E. W. (1988). The living room celebration of the Olympic games…/owna/ of Communication, 38(4), 61–81.

Roy, A., Harwood, J. (1997). Underrcpresented, positively portrayed: Older adults in television commercials. Journal of Applied Communication Research, 25, 39–56.

Rubin, A. M. (1981). An examination of television viewing motivations. Communication Research, 8, 141–165.

Rubin, A. M. (1983). Television uses and gratifications: The interactions of viewing patterns and motivations. Journal of Broadcasting, 27, 37–51.

Rubin, A. M. (1984). Ritualized and instrumental television viewing. Journal of Communication, 34(3), 67–77.

Rubin, A. M. (1986). Uses, gratifications, and media effects research. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Perspectives on media effects (p. 281–301). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Rubin, A. M. (1994). Media uses and effects: A uses-and-gratifications perspective. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Media effects: Advances in theory and research (p. 417–437). Hillsdale. NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Rubin, A. M., Perse, E. M. (1987). Audience activity and television news gratifications. Communication Research, 14, 58–84.

Rubin, A. M., Perse, E. M. (1988). Audience activity and soap opera involvement. Human Communication Research, 14, 246–268.

Rubin, A. M., Perse, E. M., Powell, R. A. (1985). Loneliness, parasocial interaction, and local television news viewing. Human Communication Research, 12, 155–180.

Rubin, A. M., Perse. E. M., Taylor, D. S. (1988). A methodological examination of cultivation. Commun-fcorion/?eseorcn, /5, 107–134.

Rubin, A. M., Wmdahl, S. (1986). The uses and dependency model of mass communication. Critical Studies in Mass Communication, 3, 184–199.

Rubin, D. M., Cummings, C. (1989). Nuclear war and its consequences on television. Journal of Communication, 39(1), 39–58.

Rubin, R. В ., McHugh, M. P. (1987). Development of parasocial interaction relationships. Journal of Broadcasting Electronic Media. 31, 279–292.

Rumelhart, D. E. (1980). Schemata: Building blocks of cognition. In: R. J. Spiro, B. C. Bruce. W. F. Brewer (Eds.). Theoretical issues in reading comprehension (p. 33–58). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Russo, J. E., Metcalf, B. L, Stevens, D. (1981). Identifying misleading advertising. Journal of Consumer Research, 8, 119–131.

Russo, V. (1981). The celluloid closet: Homosexuality in the movies. New York: Harper Row.

Sabo. D., Jansen, S. C. (1992). Images of men in sport media. In: S. Craig (Ed.). Men, masculinity, and the media (p. 169–184). Newbury Park, CA: Sage.

Sabo, D., Runfola, R. (Eds.). (1990). Jock: Sports and male identity. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall. Saegert. J. (1987). Why marketing should quit giving subliminal advertising the benefit of the doubt. Psychology Marketing, 4, 107–120.

Salomon, G. (1979). Interaction of media, cognition, and learning. San Francisco: Jossey-Bass.

Salomon, G. (1983). Television watching and mental effort: A social psychological view. In: J. Bryant D. Anderson (Eds.). Children’s understanding of television (p. 181–198). New York: Academic Press.

Salomon, G. (1984). Television is «easy» and print is «tough»: The differential investment of mental effort in learning as a function of perceptions and attributions. Journal of Educational Psychology, 76, 647–658.

Salomon, G. (1987). Television and reading: The roles of orientations and reciprocal relations. In: M. E. Manley-Casimir C. Luke (Eds.). Children and television (p. 15–33). New York: Praeger.

Sapolsky, B. S. (1984). Arousal, affect, and the aggression-moderating effect of erotica. In: N. M. Malamuth E. Donnerstein (Eds.). Pornography and sexual aggression (p. 85–113). Orlando, FL: Academic Press.

Sapolsky, B. S., Molitor, F. (1996). Content trends in contemporary horror films. In: J. B. Weaver and R. Tamborini (Eds.). Horror films: Current research on audience preferences and reactions (p. 33–48). Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Schachter, S., Singer, J. E. (1962). Cognitive, social, and physiological determinants of emotional state. Psychological Review, 69, 379–399.

Schaefer, H. H., Colgan. A. H. (1977). The effect of pornography on penile tumesccnce as a function of reinforcement and novelty. Behavior Therapy. 8. 938–946.

Schank, R., Abelson, R. (1977). Scripts, plans, goals, and understanding. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Schement. J. R., Gonzalez, J. N., Lum, P., Valencia, R. (1984). The international flow of television pro­grams. Communication Research, II, 163–182.

Schlcuder, J., McCombs, M. E., Wanta, W. (1991). Inside the agenda setting process: How political advertising and TV news prime viewers to think about issues and candidates. In: F. Biocca (Ed.). Television and political advertising. Vol. I: Psychological processes (p. 265–309). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Schlinger. M. J., Plummer, J. (1972). Advertising in black and white. Journal of Marketing Research, 9, 149–153.

Schneider, A. (1998, January 9). Advising Spielberg: A career studying the Amistad rebellion. The Chronicle of Higher Education, p. A12.

Schneider, J. A. (1987). Networks hold the line. In: A. A. Berger (Ed.). Television in society (p. 163–172). New Brunswick, NJ: Transaction Books.

Schneider, K. C.. Schneider, S. B. (1979). Trends in sex roles in television commercials. Journal of Marketing, 43(3), 79–84.

Schneider, S. L., Laurion. S. K. (1993). Do we know what we’ve learned from listening to the news? Memory Cognition, 21, 198–209.

Scholfield, J., Pavelchak, M. (1985). The Day After: The impact of a media event. American Psvchologist, 40, 542–548.

School of hard knocks. (1992, October 12). Time, 31–32.

Schooler, C., Chaffee, S. H., Flora, J. A., Roser. C. (1998). Health campaign channels: Tradeoffs among reach, specificity, and impact. Human Communication Research, 24, 410–432.

Schooler, C., Flora, J. A., Farquhar, J. W. (1993). Moving toward synergy: Media supplementation in the Stanford five-city project. Communication Research, 20, 587–610.

Schuman, H., Presser, S. (1981). Questions and answers in attitude surveys: Experiments on question form, wording, and context. New York: Academic Press. Schwartz, T. (1981). Afe: The second god. New York: Random House.

Seefeldt, C. (1977). Young and old together. Children Today, 6(1), 22.

Seggar. J. F., Hafen, J., Hannonen-Gladden. H. (1981). Television’s portrayal of minorities and women in drama and comedy drama, 1971–1980. Journal of Broadcasting. 25(3), 277–288.

Seifart, H. (1984). Sport and economy: The commercialization of Olympic sport by the media. International Review for the Sociology of Sport, 19, 305–315.

Selnow, G. W (1990) Values in prime lime television. Journal of Communication. 40(2), 64–74.

Selnow, G. W. (1997). Electronic whistle-stops: The impact of the Internet on American politics. New York: Praeger.

Shaheen, J. G. (1984). The TV Arab. Bowling Green, OH: Bowling Green State University Popular Press.

Shaheen, J. G. (1992). The Arab stereotype: A villain without a human face. Extra!, 5(5), 26.

Shain, R.. Phillips, J. (1991). The stigma of mental illness: Labeling and stereotyping in the news. In: L. Wilkins P. Patterson (Eds.). Risky business: Communicating issues of science, risk, and public policy (p. 61–74). Westport, CT: Greenwood Press.

Shanteau, J. (1988). Consumer impression formation: The integration of visual and verbal information. In: S. Hecker D. W. Stewart (Eds.). Nonverbal communication in advertising (p. 43–57). Lexington, MA: Lexington.

Shanteau. J., Harris, R. J. (Eds.). (1990). Organ donation and transplantation: Psychological and behavioral factors. Washington, DC: American Psychological Association.

Shapiro, M. A. (1991). Memory and decision processes in the construction of social reality. Communication Research. 18, 3–24.

Sheikh, A. A., Prasad. V K., Rao, T. R. (1974). Children’s TV commercials: A review of research. Journal of Communication, 24(4), 126–136.

Sherman, B. L., Dominick, J. R. (1986). Violence and sex in music videos: TV and rock n roll. Journal of Communication. 36(\), 79–93.

Sherman, В . L., Etiing, L. W. (1991). Perceiving and processing music television. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Responding to the screen: Reception and reaction processes (p. 373–388). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Shimp, T. A., Gresham, I.. G. (1983). An information-processing perspective on recent advertising literature. Current Issues and Research in Advertising, 5, 39–75.

Shoemaker, P. J.. Cliang, Т ., Brendlinger, N. (1987). Deviance as a predictor of news-worthiness: Coverage of international events in U. S. media. Communication Yearbook. 10, 348–365.

Shoemaker, P. J., Danielian, L. H., Brendlinger, N. (1987). Deviant acts, risky business, and U. S. interests: The newsworthiness of world events. Journalism Quarterly, 68, 781–795.

Siegel, A. N. (1956). Film-mediated fantasy aggression and strength of aggressive drive. Child Development, 27. 365–378.

Signorielli, N. (1989). The stigma of mental illness on television. Journal of Broadcasting and Electronic Media, 33. 325–331.

Signorielli, N. (1990). Television’s mean and dangerous world: A continuation of the Cultural indicators perspective. In: N.

Signorielli M. Morgan (Eds.). Cultivation analysis: New directions in media effects research (p. 85–106). Newbury Park, CA: Sage.

Signorielli, N., Morgan, M. (Eds.). (1990). Cultivation analysis: New directions in media effects research. Newbury Park, CA: Sage.

Silk, M. (1995). Unsecular media: Making news of religion in America. Urbana: University of Illinois Press.

Simon, H. A., Stern. F. (1955). The effect of television upon voting behavior in Iowa in the 1952 Presidential election. American Political Science Review, 49, 470–477.

Simon. R. J., Fejes, F. (1987). Real police on television supercops. In: A. A. Berger (Ed.). Television in society (p. 63–69). New Brunswick, NJ: Transaction Books.

Singer, D. G., Singer, J. L. (I9S3). Learning how to be intelligent consumers of television. In: M. J. A. Howe (Ed.). Learning from television: Psychological and educational research (p. 203–222). London: Academic Press.

Singer, D. G., Singer. J. L. (1998). Developing critical viewing skills and media literacy in children. The Annals of the American Academy of Political and Social Science, 557, 164–179.

Singer, D. G., Singer, J. L., Zuckerman, D. M. (1981). Getting the most out of TV. Santa Monica, CA: Goodyear.

Singer, D. G., Zuckerman. D. M., Singer, J. L, (1980). Helping elementary school children learn about TV Journal of Communication, 30(3), 84–93.

Singer, J. L., Singer, D. G. (1976) Can TV stimulate imaginative play. Journal of Communication, 26, 74–80.

Singer, J. L., Singer, D. G. (198i). Television, imagination, and aggression: A study of preschoolers. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Singer, M. (1984). Inferences in reading comprehension. In: M. Daneman P. A. Carpenter (Eds.). Reading research: Advances in theory and practice (Vol. 6). New York: Academic Press.

Singhal, A., Rogers, E. M. (1989 a). Prosocial television for development in India. In: R. E. Rice C. Atkin (Eds.). Public communication campaigns (2nd ed., p. 331–350). Newbury Park. CA: Sage.

Singhal, A., Rogers, E. M. (I989b). Entertainment-education strategies for family planning. Populi, 16(2), 38–47.

Singhal, A., Rogers, E. M. (1989 c). India’s information revolution. New Delhi: Sage.

Sintchak. G., Geer, J. (1975). A vaginal plethysmograph system. Psychophysiology, 12. 113–115.

Skill. T., (1994). Family images and family actions as presented in the media: Where we’ve been and what we’ve found. In: D. Zillmann, J. Bryant. and A. Huston (Eds.). Media, children, and the family: Social scientific, psychodynamic, and clinical perspectives (p. 37–50) Hillsdale. NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Skill. T., Lyons, J. S., Larson, D. (1991, November). Television and religion: Content analysis of the portrayal of spirituality in network prime time fictional programs. Summary report to the American Family Association, Tupelo, MS.

Skill. T., Robinson, J., Wallace, S. (1987). Family life on prime time television: Structure, type, and frequency. Journalism Quarterly. 64(2/3), 360–367, 398.

Skill. Т ., Wallace. S. (1990). Family interactions on prime time television: A descriptive analysis of assertive power interactions. Journal of Broadcasting and Electronic Media, 344(3). 243–262.

Skill. T., Wallace, S., Cassata, M. (1990). Families on prime time television: Patterns of conflict escalation and resolution across intact, no intact, and mixed-family settings. In: J. Bryant (Ed.). Television and the American family (p. 129–163). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Slater. D., Elliott, W. R. (1982). Television’s influence on social reality. Quarterly Journal of Speech, 68, 69–79.

Slater. M. D. (1990). Processing social information in messages: Social group familiarity, fiction versus non-fiction, and subsequent beliefs. Communication Research. 17, 327–343.

Smith. R., Anderson, D. R., Fischer, C. (1985). Young children’s comprehension of montage. Child Development, 56, 962–971.

Snyder, L., Roser. C., Chaffce, S. (1991). Foreign media and the desire to emigrate from Belize. Journal of Communication, 4/(1), 117–132. Soap operas. (1981. September 28). Newsweek, 65.

Soley, L. (1983). The effect of black models on magazine ad readership. Journalism Quarterly, 60(4), 686–690.

Solomon, D. S., Cardillo, B. A. (1985). The elements and process of communication campaigns. In: T. A. van Dijk (Ed.). Discourse and communication (p. 60–68). Berlin: dcGruyter.

Sommers-Flanagan, R., Sommers-Flanagan, J., Davis, B. (1993) What’s happening on Music Television? Sex Roles, 28, 745–753.

Spangler, L. C. (1989). A historical overview of female friendships in prime time television. Journal of Popular Culture, 22(4). 13–23.

Spangler, L. C. (1992). Buddies and pals: A history of male friendships on prime time television. In: S. Craig (Ed.). Men, masculinity, and the media (p. 93–110). Newbury Park, CA: Sage.

Sparks, G. G. (1986). Developmental differences in children’s reports of fear induced by the mass media. Child Study Journal, /6(1), 55–66.

Spencer, J. W., Seydlitz, R., Laska. S., Triche, E. (1992). The different influences of newspaper and television news reports of a natural hazard on response behavior. Communication Research, 19, 299–325.

Sprafkin, J. N., Gadow. K. D., Abelman, R. (1992). Television and the exceptional child: A forgotten audience. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Stall, R. D., Coates, T. J., Hoff, C. (1988). Behavioral risk reduction for H1V infection among gay and bisexual men. American Psychologist, 43, 878–885.

Stayman, D. M., Kardes, F. R. (1992). Spontaneous inference processes in advertising: Effects of need for cognition and self-monitoring on inference generation and utilization. 7ourna/o/Consumer Psyc/ip/ogy, /, 125–142.

Stein, B. (1979). The view from Sunset Boulevard. New York: Basic Books.

Stein, B. (1987). Fantasy and culture on television. In: A. A. Berger (Ed.). Television in society (p. 215–228). New Brunswick, NJ: Transaction Books.

Stein, J. (1997 a, September 22). The God squad. Time.

Stein, J. (1997 b. December 15). Tall men behaving badly. Time. 91–92.

Stein, J. (1998. February 2). And they get held up again. Time, 79.

Stempel, G. (1971). Visibility of blacks in news and news-picture magazines. Journalism Quarterly. 48(2), 337–339.

Stephens, N., Stutts, M. A. (1982). Preschoolers’ ability to distinguish between television programming and commercials. Journal of Advertising, II, 16–26.

Stern, B. L., Harmon, R. R. (1984). Disclaimers in children’s advertising. Journal of Advert/sins. 13, 12–16.

Sternthal, В ., Craig, S. (1973). Humor in advertising. Journal of Marketing, 37(4), 12–18.

Stewart, L. (1988. February 18). For ABC, it’s been all downhill in Winter Olympics. Manhattan Mercury. (LA. Times wire)

Stodghill, R. (1998, June 15). Where’d you learn that? Time, 52–59.

Stone, G. (1987). Examining newspapers: What research reveals about America’s newspapers. Newbury Park, CA: Sage.

Stonehill, B. (1995, Spring). Hearts, smarts, and sparkle. Los Angeles Times. (Reprinted in Connect, 9, p. 4.)

Stout, D. A., Buddenbaum, J. M. (Eds.). (1996). Religion and mass media: Audiences and adaptations. Thousand Oaks, CA: Sage.

Strasburger, V. C. (1995). Adolescents and the media: Medical and psychological impact. Thousand Oaks, CA: Sage.

Strate, L. (1992). Beer commercials: A manual on masculinity. In: S. Craig (Ed.). Men, masculinity, and the media (p. 78—92). Newbury Park, CA: Sage.

Straubhaar, J. D., Heeler, C., Greenberg, B. S., Ferreira, L., Wicks, R. H., Lau, T.-Y. (1992). What makes news: Western, socialist, and Third-world newscasts compared in eight countries. In: F. Korzenny S. Tmg-Toomey (Eds.). Mass media effects across cultures (p. 89–109). Newbury Park. CA: Sage.

Strobel. W. R (1997). Late-breaking foreign policy: The news media’s influence on peace operations. Washington DC: Institute of Peace Press.

Strouse, J. A., Fabes, R. A. (1985). Formal vs. informal sources of sex education: Competing forces in the sexual socialization process. Adolescence, 78, 251–263.

Stutts. M. A., Hunnicutt, G. G. (1987). Can young children understand disclaimers in television commercials Journal of Advertising, /6(I), 41–46.

Stuns. M. A., Vance. D., Hudelson, S. (1981). Program-commercial separators in children’s television: Do they help a child tell the difference between Bugs Bunny and The Quik Rabbit? Journal of Advertising, 10(2), 16–48.

Subervi-Velez, F. A., Colsant, S. (1993). The television worlds of Latino children. In: G. L. Berry J. K. Asamen (Eds.). Children television (p. 215–228). Newbury Park, CA: Sage.

Suleiman, M. W. (1988). The Arabs in the mind of America. Brattleboro, VT: Amana Books.

Suls. J. M. (1983). Cognitive processes in humor appreciation. In: P. E. McGhee J. H. Goldstein (Eds.). Handbook of humor research: Basic issues (Vol. I, p. 39–57). New York: Springer-Verlag.

Surlin. S. H. (1974). Bigotry on air and in life: The Archie Bunker case. Public Telecommunications Review, 212, 34–41.

Sutton, S. R. (1982). Fear-arousing communications: A critical examination of theory and research. In: R. Eiscr (Ed.). Social psychology and behavioral medicine (p. 303–337). London: Wiley.

Tamborini, R. (1991). Responding to horror: Determinants of exposure and appeal. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Responding to the screen: Reception and reaction processes (p. 305–328). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Tamborini, R. (1996). A model,of empathy and emotional reactions to horror. In: J. B. Weaver R.

Tamborini (Eds.). Horror films (p. 103–123). Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Tamborini, R., Choi, J. (1990). The role of cultural diversity in cultivation research. In: N. Signorielli M. Morgan (Eds.). Cultivation analysis: New directions in media effects research (p. 157–180). Newbury Park, CA: Sage.

Tamborini, R., Stiff, J. (1987). Predictors of horror film attendance and appeal: An analysis of the audience for frightening films. Communication Research, 14, 415–436.

Tamborini, R., Stiff, J., Heidel, C, (1990). Reacting to graphic horror: A model of empathy and emotional behavior. Communication Research, 17, 616–640.

Tamborini, R., Stiff. J., Zillmann, D. (1987). Preference for graphic horror featuring male versus female victimization: Individual differences associated with personality characteristics and past film viewing experiences. Human Communication Research, 13. 529–552.

Tan, A. S. (1986). Social learning of aggression from television. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Pers­pectives on media effects (p. 41–55). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Tan, A. S., Li, S., Simpson, C. (1986). American TV and social stereotypes of Americans in Taiwan and Mexico. Journalism Quarterly, 63, 809–814.

Tannen, D. (1990). You just don’t understand: Women and men in conversation. New York: Ballantine Books.

Tannenbaum, P H. (1971). Emotional arousal as a mediator of communication effects (Technical reports of the Commission on Obscenity and Pornography, Vol. 8). Washington, DC: U. S. Government Printing Office.

Tannenbaum, P H. (1980). Entertainment as vicarious emotional experience. In: P. H. Tannenbaum (Ed.). The entertainment functions of television (p. 107–131). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Tapper, J. (1995). The ecology of cultivation: A conceptual model for cultivation research. Communication Theory, 5, 36–57.

Tate, E., Surlin, S. (1976). Agreement with opinionated TV characters across culture. Journalism Quarterly, 5X2), 199–203.

Tavris, C. (1986). How to publicize science: A case study. In: J. H. Goldstein (Ed.). Reporting science: The case of aggression (p. 23—32). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Tavris, C. (1988). Beyond cartoon killings: Comments on two overlooked effects of television. In: S. Oskamp (Ed.). Television as a social issue (p. 189–197). New-bury Park, CA: Sage.

Taylor, C. R., Lee, J. Y, Stern. В . В . (1995). Portrayals of African, Hispanic, and Asian Americans in magazine advertising. American Behavioral Scientist, 38, 608–621.

Taylor, S. (19S2). The availability bias in social perception and interaction. In: D. Kahneman, P Slovic, A. Tversky (Eds.). Judgment under uncertainly: Heuristics and biases (p. 190–200). Cambridge, England: Cambridge University Press.

Teplin, L. A. (1985). The criminality of the mentally ill: A dangerous misconception. American Journal of Psychiatry, 142, 593-599.

Thaler, R (1994). The watchful eye: American justice in the age of the television trial. New York: Praeger. Thomas, S. (1986). Gender and social-class coding in popular photographic erotica. Communication Quarterly, J4(2), 103–114.

Thompson, T. L., Zerbinos, E. (1995). Gender roles in animated cartoons: Has the picture changed in 20 years? Sex Roles, 32, 651–673.

Thorndyke, P. W. (1984). Applications of schema theory in cognitive research. In: J. R. Anderson S. M. Kosslyn (Eds.). Tutorials in learning and memory (p. 167–192). San Francisco: Freeman.

Thorson, E. (1990). Consumer processing of advertising. Current Issues and Research in Advertising. 12, 197–230.

Thorson. E. (1994). Using eyes on screen as a measure of attention to television. In: A. Lang (Ed.). Measuring psychological responses to media (p. 65–84). Hillsdale NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Thorson, E., Christ, W. G., Caywood, C. (1991). Selling candidates like lubes of toothpaste: Is the comparison apt? In F. Biocca (Ed.). Television and political advertising, Vol. I: Psychological processes (p. 145–172). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Tinic, S. (1997). United Colors and untied meanings: Benetton and the commodification of social issues. Journal of Communication, 47(3), 3–25.

Toney, G. T, Weaver, J. B. (1994) Effects of gender and gender role self-perceptions on affective reactions to rock music videos. Sex Roles, 30, 567–583.

Took, K. J., Weiss, D. S. (1994). The relationship between heavy metal and rap music and adolescent turmoil: Real or artifact? Adolescence, 29. 613–621.

Toplin. R. B. (1995). History by Hollywood: The use and abuse of the American past. Urbana: University of Illinois Press.

Tower. R. В ., Singer. D. G., Singer, J. L. (1979). Differential effects of television programming on preschoolers’ cognition, imagination, and social play. American Journal of Orlhopsychiatiy, 49, 265–281.

Trenaman, J., McQuail, D. (1961). Television and the political image: A study of the impact of television on the 1959 general election. London: Methuen.

Trevino, L. K.. Webster, J. (1992). Flow in computer-mediated communication: Electronic mail and voice mail evaluation and impacts. Communication Research, 19, 539–573.

Tuchman, G. (1978). Making news: A study in the construction ofreality. New York: Free Press.

Tuchman, G. (1987). Mass media values. In: A. A. Berger (Ed.). Television in society (p. 195–202). New Brunswick, NJ: Transaction Books.

Tuchman, S., Coffin, Т . Е . (1971). The influence of election nights television broadcasts in a close election. Public Opinion Quarterly, J5, 315–326.

Tulloch, J. (1989). Australian television and the representation of AIDS. Australian Journal of Communication, 16, 101–124.

Tulloch, J., Chapman, S. (1992). Experts in crisis: The framing of radio debate about the risk of AIDS to heterosexuals. Discourse and Society, 3, 437–467.

Tulloch, J., Kippax. S., Crawford. J. (1993). Television, sexuality, and AIDS. Sydney, Australia: Alien Unwin.

Tunstall, J. (1977). The media are American. New York: Columbia University Press.

Tversky, A., Kahneman, D. (1973). Availability: A heuristic for judging frequency and probability. Cognitive Psychology, 5, 207–232.

Tversky, A., Kahneman. D. (1974). Judgment under uncertainty: Heuristics and biases. Science. 185, 1124–1131.

TV vs. reality (1998, June II). Kansas State Collegian. p. 7.

Twenty-first century Singapore. (1992, August). World Press Review, p. 45.

Туе , J. В ., Warner, K. E., Glantz. S. A. (1987, Winter). Tobacco advertising and consumption: Evidence of a causal relationship. Journal of Public Health Policy, p. 492–508.

Ume-Nwagbo, E. N. E. (1986). «Cock Crow at Dawn» A Nigerian experiment with television drama in development communication. Gazette, 37(4\ 155–167).

U. S. Commission on Obscenity and Pornography. (1970). The report of the Commission on Obscenity and Pornography. New York: Bantam.

Valente, J. (1997, March 2). Do you believe what newspeople tell you? Parade, 4–6.

Valkenburg, P. M., van der Voort, T. H. A. (1994). Influence of TV on daydreaming and creative imagination: A review of research. Psychological Bulletin, 116, 316–339.

van der Voort, T. H. A. (1986). Television violence: A child’s eve view. Amsterdam: North-Holland.

van der Voort, T. H. A., Valkenburg, P. M. (1994). Television’s impact on fantasy play: A review of research. Developmental review, 14, 27–51.

van Dijk, T. A. (Ed.). (1985 a). Discourse and communication. Berlin, Germany: deGruyter.

van Dijk, T. A. (1985 b). Introduction: Discourse analysis in (mass) communication research. In: T. A. van Dijk (Ed.). Discourse and communication (p. 1–9). Berlin, Germany: deGruyter.

van Dijk, T. A. (1988). News as discourse. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

van Evra, J. P. (1997). Television and child development (2nd ed.). Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Vidmar, N., Rokeach, M. (1974). Archie Bunker’s bigotry: A study in selective perception and exposure. Journal of Communication, 24(1), 35–47.

Vincent, I. (1996, June II). Rebel dispatches on the Net. World Press Review, 23–24.

Vincent. R. C., Davis, D. K., Boruszkowski, L. A. (1987). Sexism on MTV: The portrayal of women in rock videos. Journalism Quarterly, 64(4), 750–755.

Vokey, J. R., Read, J. D. (1985). Subliminal messages: Between the devil and the media. American Psychologist, 40, 1231–1239.

Volgy, T. J.. Schwarz, J. E. (1980). TV entertainment programming and sociopolitical altitudes. Journalism Quarterly, 57, 150–155.

von Feilitzen, C., Strand, H., Nowak, K., Andren, G. (1989). To be or not to be in the TV world: Ontological and methodological aspects of content analysis. European Journal of Communication, 4, 11–32.

Vorderer, P., Wuiff, H. J., Friedrichsen, M. (Eds.). (1996), Suspense: Conceptualizations, theoretical analyses, and empirical explorations. Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Wallack, L. (1990). Improving health promotion: Media advocacy and social marketing approaches. In: C. Atkin L. Wallack (Eds.). Mass communication and public health (p. 147–163). Newbury Park, CA: Sage.

Wallack, L., Dorfman, L., Jernigan, D., Themba, M. (1993). Media advocacy andpublic health. Newbury Park, CA: Sage.

Walters, R. H., Willows, D. C. (1968). Imitative behavior of disturbed and nondisturbed children following exposure to aggressive and nonaggressive models. Child Development, 39, 79–89.

Wanta, W. (1997). The public and the national agenda: How people learn about important issues. Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Ward, S., Wackman, D., Wartella, E. (1977). How children learn to buy: The development of consumer information-processing skills. Beverly Hills, CA: Sage.

Wartella, E. (1980). Individual differences in children’s responses to television advertising. In: E. L. Palmer A. Dorr (Eds.). Children and the faces of television: Teaching, violence, and selling (p. 307–322). New York: Academic Press.

Wartella, E., Hcintz, K. E., Aidman, A. J., Mazzarella, S. R. (1990). Television and beyond: Children’s video media in one community. Communication Re­search, 17. 45–64.

Waters, H. R, Huck, J. (1988. January 25). TV’s new racial hue. Newsweek, 52–54.

Watkins, B. (1988). Children’s representations of television and real-life stories. Communication Research, 15, 159–184.

Watkins, B. A., Huston-Stein, A., Wright. J. C. (1980). Effects of planned television programming. In: E. L. Palmer A. Dorr (Eds.). Children and the faces of television (p. 49–69), New York: Academic Press.

Watt. J. H., Mazza, M., Snyder. L. (1993). Agenda-setting effects of television news coverage and the effects delay curve. Communication Research, 20, 408–435.

Weaver, J. B. (1991). Responding to erotica: Perceptual processes and dispositional implications. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Responding to the screen (p. 329–354) Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Weaver, J. В ., Masland, J. L., Zillmann, D. (1984). Effects of erotica on young men’s aesthetic perception of their female sexual partners. Perceptual and Motor Skills, 58, 929–930.

Weaver, J., Wakshlag, J. (1986). Perceived vulnerability to crime, criminal victimization experience, and television viewing. Journal of Broadcasting Electronic Media, 30, 141–158.

Webster, J. G., Wakshlag, J. (1985). Measuring exposure to television. In: D. Zillmann J. Bryant (Eds.). Selective exposure to communication (p. 35–62). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Weigel, R. H., Loomis, J., Soja, M. (1980). Race relations on prime time television. Journal of Personality and Social Psychology. 39(5). 884–893.

Weimann, G., Brosius, H. B. (1991). The news-worthiness of international terrorism. Communication Research, 18, 333–354.

Weiss, A. J., Wilson, B. J. (1998). Children’s cognitive and emotional responses to the portrayal of negative emotions in family-formatted situation comedies. Human Communication Research, 24, 584–609.

Wenner, L. A. (1989). The Super Bowl pregame show: Cultural fantasies and political subtext. In: L. A. Wenner (Ed.). Media, sports, society (p. 157–179). Newbury Park, CA:Sage.

Wenner, L. A., Gantz, W. (1989). The audience experience with sports on television. In: L. A, Wenner (Ed.). Media, sports, society (p. 241–269). Newbury Park, CA: Sage.

Wernick, R. (1996, August). Let’s hear it for the lowly sound bite! Smithsonian, 27(5), 62–65.

Weston, M.A. (1996). Native Americans in the news: Images of Indians in the twentieth century press. West-port, CT: Greenwood.

Weymouth, L. (1981, January-February). Walter Cronkit remembers. Washington Journalism Review, p. 23.

Whannel, G. (1992). Fields in vision: Television sport and cultural transformation. London: Routledge. What’s so funny? (1997, December 20). The Economist. (Reprinted in: World Press Review, March 1998, p. 18–19.)

What’s up, doc? (1995, February 5). Manhattan Mercury, p. A7.

Whillock, R. K. (1997). Cyber-politics: The on-line strategies of ’96. American Behavioral Scientist, 40, 1208–1225.

White, L. A. (1979). Erotica and aggression: The in­fluence of sexual arousal, positive affect, and negative affect on aggressive behavior. Journal of Personality and Social Psychology, 37, 591–601.

Wilcox, B. L. (1987). Pornography, social science, and politics: When research and ideology collide. American Psychologist, 42, 941–943.

Wilhoit, G. C., de Bock, H. (1976). «All in the Family» in Holland. Journal of Communication, 26(1), 75–84.

Will, E. (1987). Women in media. The Other Side, 23(4). 44–46.

Williams, B. (1979, November). Report of the Depart­mental Committee on Obscenity and Film Censorship. London: Her Majesty’s Stationery Office. Command 7772

Williams. F., Phillips, A., Lum, P. (1985). Gratifications associated with new communication technologies. In: K. Rosengren, L. Wenner, P. Palmgreen (Eds.). Mediagratifications research: New perspectives. Beverly Hills, CA: Sage.

Williams, F., Strover, S., Grant, A. E. (1994). Social aspects of new media technologies. In: J. Bryant and D. Zillmann (Eds.). Media effects: Advances in theory and research (p. 463–482). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Williams, Т . М . (Ed.). (1986). The impact of television. Orlando, FL: Academic Press. Willwerth. J. (1993, February 15). It hurts like crazy. Time, 53.

Wilson, B. J. (1987). Reducing children’s emotional reactions to mass media through rehearsed explanation and exposure to a replica of a fear object. Human Communication Research, 14, 3–26.

Wilson, B. J. (1989). Desensitizing children’s emotional reactions to the mass media. Communication Research, 16, 723–745.

Wilson, B. J. (1991). Children’s reactions to dreams conveyed in mass media programming. Communication Research, 18. 283–305.

Wilson, B. J., Cantor, J. (1987). Reducing fear reactions to mass media: Effects of visual exposure and verbal explanation. In: M. McLaughlin (Ed.). Communication yearbook 10 (p. 553–573). Newbury Park, CA: Sage.

Wilson, B. J., Hoffner, C., Cantor, J. (1987). Children’s perceptions of the effectiveness of techniques to reduce fear from mass media. Journal of Applied Developmental Psychology, 8, 39–52.

Wilson, B. J., Linz, D., Donnerstein, E., Stipp, H. (1992). The impact of social issue television programming on attitudes toward rape. Human Communication Research, 19, 179–208.

Wilson, B. J., Weiss, A. J. (1993). The effects of sibling coviewing on preschoolers’ reactions to a suspenseful movie sequence. Communication Research, 20, 214–248.

Wilson, C. C. II, Gutierrez, F. (1995). Race, multiculturalism, and the media: From mass to class communication. Thousand Oaks. CA: Sage.

Wilson, J. R., Wilson, S. L. R. (1998). Mass media/ Mass culture (4th ed.). New York: McGraw-Hill.

Winbush, D. (1989, June 19). Bringing Satan to heel. Time, 54–55.

Windahl, S. (1981). Uses and gratifications at the crossroads. In: G. C. Wilhoit H. de Bock (Eds.). Mass communication review yearbook (Vol. 2, p. 174–185). Newbury Park, CA: Sage.

Winn, M. (1977). The plug-in drug: Television, children, and the family. New York: Viking Penguin. Winn, M. (1987). Unplugging the plug-in drug. New York: Penguin Books.

Witte, K. (1992). Preventing AIDS through persuasive communications. In: F. Korzenny S. Tmg-Toomey (Eds.). Mass media effects across cultures (p. 67–86). Newbury Park, CA: Sage.

Wittebols, J. H. (1991). The politics and coverage of terrorism: From media images to public consciousness. Communication Theory, I, 253–266.

Wober, J. M. (1978). Televised violence and paranoid perception: The view from Great Britain. Public Opinion Quarterly, 42, 315–321.

Wober, J. M. (1986). The lens of television and the prism of personality. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Perspectives on media effects (p. 205–231). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Wober, J. M., Gunter, B. (1986). Television audience research at Britain’s Independent Broadcasting Authority, 1974–1984. Journal of Broadcasting Electronic Media, 30, 15-31.

Wood, W, Wong, F. Y, Chachere, J. G. (1991). Effects of media violence on viewers’ aggression in unconstrained social interaction. Psychological Bulletin, 109, 371–383.

Wresch, W. (1996). Disconnected: Haves and have-nots in the information age. New Brunswick, NJ: Rutgers University Press.

Wright, C. R. (1986). Mass communication: A socio­logical perspective (3rd ed.). New York: Random House. Wright, J. C., Kunkel, D., Pinon, M., Huston, A. C. (1989). How children reacted to televised coverage of the space shuttle disaster. Journal of Communication, 39(2), 27–45.

Wright. J. C., St. Peters, M., Huston, A. C. (1990). Family television use and its relation to children’s cognitive skills and social behavior. In: J. Bryant (Ed.). Television and the American family (p. 227–251). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Wroblewski. R., Huston, A. C. (1987). Televised occupational stereotypes and their effects on early adolescence: Are they changing? Journal of Early Adolescence, 7, 283–297

Wulf, S. (1996. July 29). An old sweet song. Time, 67–69.

Wyer, R. S., Collins, J. E. (1992). A theory of humor elicitation. Psychological Review, 99, 663–688.

Yang, N.. Linz, D. (1990). Movie ratings and the content of adult videos: The sex-violence ratio. Journal of Communication, 40(2), 28–32.

Yorke, D., Kitchen, P. (1985). Channel flickers and video speeders. Journal of Advertising Research, 25(2), 21–25.

Young, В . М . (1991). Television advertising and children. New York: Oxford University Press.

Zechmeister, E. В ., Johnson, J. E. (1992). Critical thinking: A functional approach. Pacific Grove, CA: В rooks-Cole.

Zeiizer, B. (1992). CNN, the Gulf War, and journalistic practice. Journal of Communication, 42(1), 66–81.

Zillmann, D. (1978): Attribution and mis-attribution of excitatory reactions. In: J. H. Harvey, W. J. Ickes. R. E Kidd (Eds.). New directions in attribution research (Vol. 2, p. 335–368). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Zillmann, D. (1980). Anatomy of suspense. In: P H. Tannenbaum (Ed.). The entertainment functions of television (p. 133–163). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Zillmann, D. (1983). Transfer of excitation in emotional behavior. In: J. T. Cacioppo R. E. Petty (Eds.). Social psychophysiology (p. 215–240). New York: Guilford Press.

Zillmann, D. (1984). Connections between sex and aggression. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Zillmann, D. (1991 a). Television viewing and physiological arousal. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Responding to the screen: Reception and reaction processes (p. 103–133). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Zillmann, D. (1991 b). Empathy: Affect from bearing witness to the emotions of others. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Responding to the screen: Reception and reaction processes (p. 135—167). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Zillmann, D. (1991 c). The logic of suspense and mystery. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Responding to the screen: Reception and reaction processes (p. 281–303). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Zillmann, D., Bryant, J. (1982). Pornography, sexual callousness, and the trivialization of rape. Journal of Communication, 32(4), 10–21.

Zillmann, D., Bryant. J. (1984). Effects of massive exposure to pornography. In: N. M. Malamuth E. Donnerstein (Eds.). Pornography and sexual aggression (p. 115–141). Orlando, FL: Academic Press.

Zillmann, D., Bryant, J. (1988 a). Pornography’s impact on sexual satisfaction. Journal of Applied Social Psychology, 18, 438–453.

Zillmann. D.. Bryant, J. (1988 b). Effects of proiuiiged consumption of pornography on family values. Journal of Family Issues, 9, 518–544.

Zillmann, D., Bryant, J. (1988 c). A response to Linz and Donnerstein. Journal of Communication, 38(2), 185–192.

Zillmann, D., Bryant, J. (Eds.). (1989). Pornography: Research advances and policy considerations. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Zillmann, D., Bryant, J. (1991). Responding to comedy: The sense and nonsense in humor. In: J. Bryant D. Zillmann (Eds.). Responding to the screen: Reception and reaction processes (p. 261–279). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Zillmann, D., Bryant, J., Comisky, P. W., Medoff, N. J. (1981). Excitation and hedonic valence in the effect of erotica on motivated intermale aggression. European Journal of Social Psychology, II, 233–252.

Zillmann. D., Bryant, J., Huston, A. C. (Eds.). (1994). Media, children, and the family. Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Zillmann, D., Bryant, J.. Sapolsky, B. S. (1979). The enjoyment of watching sport contests. In: J. H. Gold-stein (Ed.). Sports, games, and play: Social and psychological viewpoints (p. 297–355). Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Zillmann, D., Mundorf, N. (1987). Image effects in the appreciation of video rock. Communication Research, 14, 316–334.

Zillmann, D., Weaver, J. B. (1996). Gender-socialization theory of reactions to horror. In: J. B. Weaver R. Tamborini (Eds.). Horror films: Current research on audience preferences and reactions (p. 81–101). Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Zillmann. D., Weaver, J. В ., Mundorf. N.. Aust. C. F. (1986). Effects of opposite-gender companion’s affect to horror on distress, delight, and attraction. Journal of Personality and Social Psychology, 51, 586–594.

Zinkhan, G. M., Quails, W. J., Biswas, A. (1990). The use of Blacks in magazine and television advertising: 1946 to 1986. Journalism Quarterly, 67, 547–553.

Zoglin, R. (1989, September II). Subversion by cassette. Time, 80.

Zoglin, R. (1990 a, November 19). Goodbye to the mass audience. Time, 122–123.

Zoglin, R. (1990 b, March 26). The great TV takeover. Time, 66–68.

Zoglin, R. (1991, March II). It was a public relations rout too. Time, 56–57.

Zoglin, R. (1995, January 30). Talking trash. Time. 77–78.

Zohoori, A. R. (1988). A cross-cultural analysis of children’s TV use. Journal of Broadcasting Electronic Media. 32(1), 105–113.

Zuckerman, M.(I994). Behavioral expressions and psychobiological bases of sensation seeking. New York: Cambridge University Press.

Zuckerman, M. (1996). Sensation seeking and the taste for vicarious horror. In: J. B. Weaver R. Tamborini (Eds.). Horror films: Current research on audience preferences and reactions (p. 147–160). Mahwah, NJ: Lawrence Eribaum Associates.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.